home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Трагическая ошибка Николая II


Повторюсь - в 1912 году прозвучала знаменитая речь бывшего министра внутренних дел России, которого террористы в 1906 году приговорили к смерти, но так и не смогли убить, члена Государственного Совета П. Н. Дурново (1845-1915 г.), в которой он заявил, что идёт интенсивная подготовка к войне различных стран, что война нужна Англии и точно описал последствия этой войны. Перед началом войны в феврале 1914 года 69-летний Петр Николаевич Дурново написал российскому императору Николаю II записку, вернее - обширный аналитический трактат на тему современного геополитического противостояния на планете, в котором с помощью аналитики и логики предупреждал: «Всеобщая европейская война смертельно опасна для России и Германии независимо от того, кто её выигрывает».

Этот геополитический анализ старого патриота-«черносотенца» потрясает своей верностью и прозорливостью даже его идеологических врагов и сегодня. Даже названия подзаголовков этого трактата читаются как аксиомы: «Будущая англо-германская война превратится в вооруженное столкновение между двумя группами держав», «Главная тяжесть войны выпадет на долю России», «Даже победа над Германией сулит России крайне неблагоприятные перспективы», «В области экономических интересов русские пользы и нужды не противоречат Германии», «Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой трудно предвидеть», «Германии, в случае поражения, предстоит пережить не меньше социальных потрясений, чем Россия» и т.п.

Петр Николаевич подробнейшим образом объяснил-«разжевал» Николаю II многие реалии, - что России нет никакой выгоды в союзе с Англией и Францией, что России политически и экономически полезен и необходим на западе союз с Германией, а на востоке с Японией, поэтому необходимо избежать войны с Германией; что Россия по своим производственным мощностям ещё не готова к затяжной войне, а если перекроют импорт вооружения через Балтику и Черное море, то Россия окажется во время войны в тяжелейшем положении.

Но главное, Петр Николаевич Дурново убедительно просчитал последствия подготовляемой войны для России и императору перед войной объяснил: «Роль тарана, пробивающего толщу немецкой обороны, достанется нам. Война эта чревата для нас огромными трудностями и не может оказаться триумфальным шествием на Берлин. Неизбежны и военные неудачи, .неизбежными окажутся и те или другие недочеты в нашем снабжении. При исключительной нервности нашего общества, этим обстоятельством будет придано преувеличенное значение. Начнется с того, что все неудачи будут приписывать правительству. В законодательном учреждении (Думе) начнется яростная компания против него. В стране начнутся революционные выступления.

Армия, лишившаяся наиболее надежного кадрового состава, охваченная в большей части стихийным общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованной, чтобы служить оплотом законности и порядка.» и т.п.

Когда читаешь потрясающий аналитический трактат П. Н. Дурново Николаю II и сравниваешь его аналитические выкладки, выводы, советы и прогнозы с тем, что произошло в течение следующих 4 лет, то, во-первых, охватывает даже оторопь перед предвиденной трагической истиной. А во-вторых, приходит гордая мысль, что были в тот период истории и среди русского народа глобально мыслящие и адекватно считывающие сложную действительность мудрецы, которые не уступали в силе своего ума мудреным английским, американским, еврейским или «жидо-масонским»; и что в этом плане серенькому интеллектуалу Николаю II здорово повезло - оставалось только прислушаться и поступать по здравому уму.

Какие силы стояли за Англией и США, и зачем нужна была эта «плановая» война, мы рассматривали ранее, и одно можно абсолютно, точно утверждать - эта война России была абсолютно не нужна, к тому же Россия не была готова к большой войне. И это ярко показало позорное поражение в малой войне с Японией. А за десять лет ничего существенного в российской армии не изменилось.

Но, несмотря на аналитику, советы и предостережения П. Н. Дурново и на отчаянный призыв регента Александра и издалека Распутина не вступать в войну, Николай II ответил: «Ни в коем случае Россия не останется равнодушной к участи Сербии». Как видим, - Николай II попался на сербский крючок-провокацию, рассчитанную на патриотическую солидарность и слабый интеллект русского царя.

Но с противоположной от П. Н. Дурново стороны Николаю II «помогали» думать и принять «правильное» решение «союзнички» - англичане в неожиданном коварном союзе с нашими православными иерархами(!), с РПЦ… - Эти «владыки морей» искушали Николая II обещанием, что в случае участия и успеха в грядущей войне против Германии, союзником которой была Турция, России в виде трофея при дележе побежденных, добычи получит возвращение для православных старой Византийской православной столицы - Константинополя, «Второго Рима», и открывался красивый путь из России в Палестину на Святую землю. Вот это да-а-а-а! - аж дух захватывает от прекрасных перспектив.

В этом случае мы видим второй предвоенный «стимулирующий» патриотическо-религиозный крючок-приманку англичан и их союзников для Николая II, - «подстраховочный» крючок для надежности. Было затронуто также и тщеславие Николая II, ибо после позорного проигрыша в японской войне Николай страстно желал восстановить своё имя, реабилитироваться красивыми победами, а тут выдался случай «блеснуть», да ещё как!.. И Николай II, пренебрегши все предупреждения и советы мудреца П. Н. Дурново, так глубоко «заглотнул» этот «крючок», что до войны в его слабоумном окружении вполне серьёзно обсуждали планы строительства железной дороги из России в Святую землю, в Иерусалим через «свой» Константинополь.

Этот второй прелестный крючок был ещё тем хорош, что гарантировал Николаю в его решении участвовать в войне поддержку руководства Православной Церкви и православной части народа, то есть - почти всего народа. Этот крючок был очень удачным-коварным, ибо получалось, что двое последних чистосердечно в розовых надеждах помогали Николаю II обмануться, принять очень ошибочное и трагическое для страны и для их же самих решение.

Розовые мечты о Российской империи до Святой земли развеялись довольно быстро, - сразу после того как стали видны и понятны действия главного игрока и дирижёра в этой кровавой международной авантюре - Англии. Когда в самом начале Первой мировой войны русские войска разгромили турецкие на Кавказе, то Англия, которая на правах главного руководила действиями союзников, тут же потребовала остановить успешное продвижение дальше и потребовала, чтобы русский флот не предпринимал никаких действий на море, в проливах против Турции. Затем «владычица морей» намеренно пропустила в пролив немецкие крейсеры - чтобы осложнить занятие проливов русским десантом.

«А ведь именно закрытие этих проливов пресекло снабжение русской армии.» - обратил внимание на этот исторический случай в своём исследовании М. Назаров («Вождю Третьего Рима»). Но английские умники немного недооценили силу турецкой армии, ибо, когда решили единолично, без союзников занять важные проливы, то получили от турок серьёзную взбучку и «внепланово» потеряли около 100 тысяч своих солдат и матросов.

А когда к концу войны англичане захватили проливы, победили Турцию, и хотели вести переговоры с Россией о Константинополе с позиции «собственника», то Российской империи к этому моменту уже не было, и Россия была уже не русской и не православной, а большевистской. без императора Николая. Второй этап глобального плана сработал быстрее, чем ожидали в Лондоне.

Раздумывая о причинах, толкнувших Николая II к участию в войне, стоит обратить внимание ещё на одну, - Николай надеялся, как и перед войной с Японией, что победоносная война ему позволит отвлечься от неприятной дворцовой путаницы, при этом оздоровит страну, отвлечёт всех от постоянного внимания к проблемам его семьи и от революционных настроений.

«Из разговора с Ним (Николаем II) я увидела, что Он считает войну неизбежной. Он утешал себя, говоря, что война укрепит национальные чувства, что Россия после войны станет ещё более могучей.» - вспоминала Анна Вырубова. А что война будет победоносной - это царь решил априори, что при этом может погибнуть огромное количество русских людей - многие миллионы (!) - ну это Николаю не впервой, по-моему, - в четвертый или в пятый раз при его правлении. А пятый раз перешёл в шестой - кровавая война спровоцировала кровавую революцию, унесшую опять миллионы русских жизней, с которой Николай II не справился, и даже не пытался справиться, не попытался побороться.

В связи с этим в очередной раз приходится удивляться современным российским иерархам православной церкви, которые решили объявить Николая-кровавого святым. Да, в этом случае должно быть место христианскому милосердию и состраданию мученичеству, но и место адекватной оценке и справедливости также должно быть. Но как можно опасную для народа и страны нерадивость, тупость и никчемность, приведшие к миллионам смертей русских людей, объявлять святой? Никакой логике непостижимо. Ведь Николай II никоим образом не может быть примером для подражания сотням миллионов, многим поколениям русских парней.

А русских жертв могло быть и намного больше 7 миллионов, если бы сработал «по нотам» план затяжной войны. Ведь примечательно поведение «друзей» России в самом начале войны - Франция не вступила сразу в войну на стороне России, как это ожидалось, и было предусмотрено договором. Не вступила также сразу в войну и Англия. Они сделали мудрую паузу. Главы и «мудрецы» этих стран надеялись, что Германия и Россия будут уничтожать друг друга, а «друзья» будут наблюдать, потирая от удовольствия руки, и вмешаются только в самый решающий момент, - когда России будет тяжело, или к шапочному разбору, - если Россия быстро выиграет. Но «халява не прошла», отсидеться в стороне не получилось, ибо неожиданно, «непланово» сюрприз преподнесла Германия, 3 августа 1914 года объявившая войну Франции, после чего её войска решительно вторглись в Бельгию. В этой ситуации пришлось активно «зашевелиться» Франции и Англии.

Глубокому заблуждению, трагической ошибке Николая II «помогло» и ловко сформированное различными силами «общественное мнение». Перед войной и в самом начале войны наблюдался ничем не обоснованный, кроме пути в Святую землю, огромный восторженный психоз по поводу войны, поднятый прессой в обществе. Левые действовали осознанно планово, а правые планово «повелись» на крючки Англии - и рвались, глупые, в бой.

«У Государя все основания не принять войну, но затронута честь страны - войны требует общество и Европа, и Он подчиняется неизбежному, уверенный в силе армии», - несло глупого монархиста Кобылина. Ему коварно поддакивал и подзадоривал работающий на Англию уже высокопоставленный масон А. Керенский: «Мы верим, что на полях бранных, в великих страданиях укрепится братство всех народов России.».

«Это было то время, когда. Пуришкевич, видя русский патриотизм евреев, целовался с раввинами», - вспоминал с иронией еврейский историк Д. С. Пасманник (С). Как смешна, горька и трагична эта глупость. Представляю, каково пришлось пережить видевшему это без-умство мудрому П. Н. Дурново. Вероятнее всего, от мрачных мыслей и трагических переживаний за Россию и русский народ и случился апокалипсический удар у этого выдающегося человека, умершего в 1915 году.

Кто мог остановить это безумие? Столыпин? Но его уже не было, ситуация была уже подготовлена. Очередной раз мог остановить царское решение о вступление в войну Распутин, но его не было в столице - он путешествовал с нежными «бабами» по святым местам. Он даже не мог срочно вернуться в столицу, ибо в это время одна из критически настроенных верующих пырнула его ножом в живот, в результате чего Распутин несколько дней боролся со смертью, а затем долго выздоравливал.

«Он (Распутин) лежал, тяжело раненый в эти дни одной из своих поклонниц, Гусевой, но он утверждал, что, если бы не его болезнь, войны бы не было», - вспоминал Милюков. Дочь Распутина Матрёна вспоминала слова Распутина: «Если бы та потаскушка не пырнула меня ножом, никакой войны не было бы и в помине.» (Э. Радзинский.). Кстати, историки не обратили внимания, - сама надумала ножом пырнуть или кто-то «очень» попросил её убить Распутина.

А как к этой Большой войне отнеслось еврейское сообщество, так же восторженно? Ответ на это вопрос рассмотрим подробнее в следующей главе.



ГЛАВА ШЕСТАЯ. Повод к началу Большой войны. Специалисты «грязных дел»: Парвус, Бронштейн, Ленин-Бланк и пр. | Первая мировая. Корни современного финансового кризиса | ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Война, Россия и евреи