home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Плановые проблемы


«Уже осенью 1914 г. во всех воюющих государствах проявилась общая "болезнь". Расход вооружения и боеприпасов оказался гораздо выше, чем было предусмотрено. Сама же война приняла не скоротечный, как планировалось, и затяжной характер. Заготовленные запасы таяли. Кризис с боеприпасами разразился и во Франции, и в Германии, и в Австрии, и в России», - отметил в своём исследовании В. Шамбаров, который или ошибся или не уточнил - для какой из сторон эта ситуация дефицита боеприпасов была неплановой, а для кого - совершенно плановой. Вот как раз это - момент начала планового бизнеса на этой войне, который и был запланирован организаторами войны «без аннексий». А если «без аннексий», то какой смысл этой войны? Ведь перед тем как начать эту войну, разведки многих стран несколько лет подряд скрупулезно выведывали - сколько есть оружия и военных запасов у той или другой потенциально участвующей в войне стране, и на сколько его хватит, и каков потенциал промышленности.

Это уже после трагической войны «задним числом» многие оказались «умниками»:

«Наши союзники, предвидя, что война продолжится, заранее озаботились созданием в большом размере военной промышленности. Что же было у нас? Главное артиллерийское управление, возглавляемое великим князем Сергеем Михайловичем, не имело никаких средств восстановить русское вооружение. Оно принуждено было обратиться с заказами к тем же союзникам (Англии). Обращение к частным комиссионерам вызвало слухи о злоупотреблениях, взятках, высоких комиссионных.», - констатировал знаменитый русский недоумок Милюков, который был сторонником участия России в войне.

«Военное министерство во главе с В. А. Сухомлиновым вместо того, чтобы развивать отечественное производство вооружения и боеприпасов, предпочитало заказывать их за рубежом. Причем и собственные мощности имелись - тульские, уральские, питерские заводы. Но дело не обошлось без крупных взяток "заинтересованных лиц». - отмечает в своём исследовании В. Шамбаров.

Русское военное министерство опять пошло по накатанному пути - купить за границей. Для чего требовалась валюта. Вот тут-то англичане и французы отыгрались!… Ах мол, так вы оказались не готовы к войне? О чем вы раньше думали? Союзники ломались, увязывая в обсуждениях, на какие русские заказы стоило бы выделить кредиты, а на какие нет. В результате нескольких раундов переговоров российскому министру финансов Барку удалось достичь соглашения с британцами. Но на чудовищных условиях! Из запрашиваемых 100 миллионов рублей Англия согласилась выделить 40 миллионов под 6% годовых. При этом банкиры Сити и британский министр финансов Ллойд Джордж потребовали обеспечить кредит русским золотом, которое требовалось доставить в Англию. Даже соображения, что золото перевозить по морю опасно, и не лучше ли отложить расчеты до конца войны, были отметены. То есть, фактически получились не займы, а сногсшибательная спекулятивная сделка! Россия покупала вооружение за собственное золото (по заниженному, навязанному ей курсу), с неё ещё сдирали годовые проценты, и ещё наворачивали ряд дополнительных условий!».

Кто-то может воскликнуть: «Вот это союзники!» - Какие, к чертям, могут быть союзники в запланированной бизнес-войне, когда в самом разгаре шла плановая «стрижка» - заготовка богатств, одних планово обдирали и подставляли под снаряды и пули, а другие в это же время планово баснословно богатели. Для России в этот момент было самым разумным решением - не вывозить отечественное золото, а выйти из этой военной игры на деньги, подписав с Германией мирный договор. Но российское руководство было неспособно ни умом, ни волей пойти на это, чтобы не только сохранить несколько миллионов жизней русских солдат и офицеров и сэкономить огромные деньги, но в конечном итоге - спасти свою власть, себя, страну и народ.

Как неопытный постоянно проигрывающий деньги карточный игрок, российское руководство в лице Николая II и его ближайшего окружения всё вынимало из пустеющего кармана новые деньги в надежде, что когда-то будет всё-таки победа и всё потерянное вернется, и чем больше денег терялось - тем больше была обида, надежда и страсть отыграться. Но наивный Николай II не понимал, что цель Англии и её настоящих союзников была не только финансово ослабить Россию и на ней заработать, но и в других отношениях также необходимо было сильно ослабить Россию, - уничтожив в бессмысленных сражениях русскую армию, миллионы лучших русских воинов. Поэтому когда российское залоговое золото было переправлено в Англию, то российское руководство, надеявшееся получить новое вооружение, с глупым недоумением наблюдало следующую картину, описанную исследователем истории Валерием Шамбаровым:

«В британской компании «Армстронг и Виккерс» российское военное ведомство разместило заказ на 5 млн. снарядов, были подписаны контракты на поставку 1 тыс. аэропланов и моторов, 250 тяжелых орудий, 27 тыс. пулеметов, 1 млн. винтовок, 8 млн. гранат, 200 тыс. тонн взрывчатки. Этого должно было хватить на летние сражения 1915 года. Но на самом-то деле Россия ничего не получила!..

Катастрофическое для России решение было принято правительством Великобритании, которое распорядилось - всё, что было изготовлено компанией "Армстронг и Виккерс" для русских, передать Английской армии. Ведь необходимость вооружения английской армии было очевидной ещё осенью 1914 года - однако британские производители приняли русский заказ! И в течение зимы военное ведомство России не получало никаких предупреждений, пребывало в полной уверенности, что все будет в порядке». Как видим - это было давно запланированное англичанами и их союзниками крупномасштабное «кидалово», стоившее сотни тысяч жизней русских людей, ибо прекрасно известно, как наши армии, в начале войны победоносно дошедшие до Галиции, во второй половине 1915 года были вынуждены фактически безоружные, неся огромные потери, драпать со всех фронтов до Пскова.

Интересно, что англичане, как «порядочные», дали подзаработать на русских своим родным американцам. «Британский военный министр лорд Китчер развел руками и порекомендовал передать заказ фирме "Канадиен кар энд фаундри К". С ней были перезаключены контракты. Ждали-ждали.

Лишь в ноябре 1915 года генерал В. А. Сапожников, посланный в Америку проверить, что же творится с заказом, доложил, что фирма, выбранная по совету англичан, не в состоянии выполнить ничего, поскольку "находится накануне банкротства". По сути историю с невыполненным русским заказом можно расценить только как крупнейшую диверсию ("союзников"), подорвавшую боеспособность нашей армии. А Германия и Австрия (их разведка была в курсе. - Р. К.) как раз весной и летом 1915 года решили перенести главный удар на Восток. У наших войск не было снарядов, не хватало винтовок, патронов. Началось "великое отступление". Были оставлены Галиция, Польша, Литва, часть Латвии и Белоруссии».

В «союзной» США большой ненавистник России Яков Шифф развернул антироссийскую кампанию и призвал бойкотировать российские ценные бумаги, которые после этого сильно упали в цене и были скуплены за бесценок помощниками Шиффа. В своём исследовании А. К. Крыленко отметил: «В письме Ллойду Джорджу Бернард Парес (позже Сэр Бернард) писал: "ружья и амуниция, обещанные Российскому Имперскому Правительству, были преднамеренно задержаны для создания условий, благоприятных условий для революции", планировавшейся тогда в Женеве и Нью-Йорке международными банкирами. На международном уровне революцию финансировали и направляли Заговорщики в соответствии с долгосрочной программой иллюминатов. Задолго до войны в Америке существовал разветвленный синдикат еврейских банкиров. снабжающий средствами для революционной пропаганды в России».

Интересно отметить, что организаторов Первой войны, «союзничков» России никто не судил ни в Гаагском трибунале, ни в Нюрнбергском и ни в каком другом.

В этой ситуации, конечно, возникал и другой вопрос - неужели в руководстве России были одни дебилы и взяточники-предатели? В предыдущей книге этой серии мы рассматривали мрачный позорный период российской элиты, включая верховную, и к великому сожалению, ситуация к 1915-1916 годам не стала лучше. Несмотря на огромные трудности на фронте и с «союзниками» в жизни столичной российской элиты многое осталось по-прежнему: интриги, кутежи, вонь коррупции, тайные посиделки и планы - операции масонов. Как и предсказывал П. Н. Дурново, - при первых же крупных неудачах российской армии на фронте демократы, либералы и все «прогрессивные» подняли огромный вой в прессе и в Думе, обвиняя во всех поражениях и проблемах правительство и императора, грубо «намекая» на то, что пораженческую власть необходимо срочно менять, ибо она не способна побеждать.

И 25 августа 1915 года большинство «прогрессивных» депутатов Думы объединились в «Прогрессивный блок» для борьбы с царицей и Распутиным, выразили недоверие правительству и потребовали создание нового правительства, без Распутина, - «правительства доверия».

В связи с вышеизложенным, императрица пришла к выводу, что министр внутренних дел не справляется с ситуацией, и решила его сменить, начались смотрины и лоббирование нового кандидата.

«29 августа. Любимый мой, Аня только что видела Андроникова и Хвостова. Последний произвёл на неё прекрасное впечатление», - писала императрица императору. Таким образом, Хвостов занял министерский пост. Но вскоре «неблагодарный» развернулся на 180 градусов, вспоминал Милюков: «Началось с того, что А. И. Хвостов, почувствовал своё положение достаточно упрочившимся, и решил, что наступило время обойтись без помощи кружка Распутин-Вырубова, который привёл его к власти, и задался целью "ликвидировать" Распутина. В свои пособники он решил взять Белецкого, который, однако, всячески оттягивал совершение преступления».

В этой операции участвовали, кроме Белецкого, другие полицейские чины - полковник Комиссаров и генерал Беляев. Как потом оказалось - все они предали Хвостова, а «подключённый» к этому замыслу алчный журналист Ржевский предал всё гласности. Случился большой публичный скандал. Хвостову приписали ещё и антисемитизм, и он лишился должности. Как это происходило - вспоминал Арон Симанович:

«В 1915 году я вручил члену Государственной думы князю Геловани документы, из которых усматривалось, что Хвостов занимался организацией еврейских погромов. Эти документы я получил от Белецкого за обещание устроить его министром внутренних дел. Геловани передал полученные от меня документы члену Государственной Думы Керенскому, который озаботился о их распубликовании. Эти документы вызвали большой шум. Когда Хвостов вернулся домой, он нашёл уже там его ожидающий запечатанный пакет с распоряжением царя об его отставке. Дома его ожидала новая неприятность. Его вызвал к себе председатель Совета Министров Штюрмер. Хвостов направился немедленно к нему. Здесь он узнал, что царь велел отнять все его ордена и сослать на шесть месяцев в его имение. В тот же вечер Хвостов оставил Петербург. Ещё до его отъезда на его квартире был проведён обыск, при котором по желанию Штюрмера (!) присутствовал также я (Арон Симанович). Мы нашли много документов, важных бумаг и переписки. Среди них находились также письма царя, царицы и Распутина. Они были все сожжены.».

Как видим - ситуация трагически-абсурдная, ибо - кто такой Арон Симанович, чтобы участвовать в обыске на квартире министра внутренних дел? А компромат по «еврейскому вопросу» в это военное время собирал теперь специальный думский орган. «В 1915 году при Думе была создана "Коллегия еврейских общественных деятелей", позже получившая неофициальное название "Политбюро", - отметил в своём исследовании В. Шамбаров. - Ключевой фигурой в этих структурах был А. И. Браудо. В "Коллегию" входили также Л. П. Брамсон, М. М. Вина- вер, Я. Г. Фрумкин, О. О. Грузенберг и др.».

Стоит обратить внимание на мрачный повтор истории - сегодня, в 21 веке, «Общественную палату», в которой заправляют еврейские идеологи: В. Соловьёв, В. Познер, Н. Сванидзе, врач Рошаль и т.д., с учетом «немых» русских можно также назвать - «Коллегия еврейских общественных деятелей», и та же борьба в «варварской» России за права человека. Вернемся к той «Коллегии.»

«При "Коллегии" было организовано "информационное бюро". Собранные им "Документы о преследовании евреев в России" были впоследствии опубликованы И. В. Гессеном, с ними может познакомиться любой желающий. И любой желающий может убедиться - несмотря на то, что "информбюро" ухитрялось доставать даже секретные военные приказы, там нет ни одного упоминания о фактах действительных расправ, погромов, репрессий. Фигурируют такие документы о «преследованиях», как, скажем, приказ командира пехотной дружины - не покупать для солдат карамель местечкового еврейского производства, сделанную из суррогатов и вредную для здоровья. Ну, конечно, это был махровый антисемитизм!» - отмечает в своей книге В. Шамбаров.

А в это время Арон Симанович через свой рычаг под названием «Распутин» и через своего соплеменника Штюрмера очередной раз менял чиновников. А. Симанович:

«По совету Распутина Штюрмер был назначен (Николаем II) также министром внутренних дел. Распутин потребовал от Штюрмера новой должности для полковника Комиссарова. Его назначили градоначальником в Ростове-на-Дону. Белецкий надеялся получить должность генерал-губернатора в Иркутске, но Распутин уговорил его остаться в Петербурге, обещав ему устроить специальное министерство полиции. Пока Белецкий был назначен сенатором. Что же касается генерала Беляева, то в исполнении данного ему Распутиным обещания он был назначен военным министром.

По моему совету Распутин уговорил царя прекратить выдачу сумм для поддержки известного реакционного деятеля Пуришкевича. Впрочем, Пуришкевич имел ещё другую причину ненавидеть меня и Распутина. В руководимом им «Союзе Михаила Архангела» играл большую роль дружественный мне прокурор Розен. Все поступающие в Союз жалобы на евреев поручались ему для проверки. Я добился того, что эти жалобы Розеном передавались сперва мне. Могущие иметь для евреев неприятные последствия жалобы мною сжигались и только самые безобидные передавались обратно в Союз. Пуришкевич начал подозревать Розена. С большим портфелем, набитым жалобами на евреев, его проследили около моей квартиры. После этого он был смещён с должности секретаря "Союза Михаила Архангела". Для него это была потеря небольшая, так он от меня получал в месяц две тысячи рублей и имел ещё другие доходы».

«Почему-то» вспоминаются стихи великого немецкого поэта и философа И.Гете:

Клянусь отвергнутой любовью, бездной ада!

Ругался б хуже я, да нечем - вот досада.

Конечно, противно всё это читать, но это была российская реальность, действительность, закономерно приведшая к национальной Катастрофе 1917 года. И, уверен, что некоторые читатели этой книги обнаружили для себя до боли знакомую современную картину… Кого за деньги не готовы продать сегодня в России?… Вернемся к истории 1915 года. В это время недремлющие «союзнички» вспомнили один завалявшийся в комфорте и без дела где-то в Швейцарии ресурс, и решили подключить его на пользу большого проекта. Это подключение мы рассмотрим в отдельной главе.



ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Война, Россия и евреи | Первая мировая. Корни современного финансового кризиса | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Подключение подрывного террористического резерва