home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. УГЛУБЛЕНИЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДРУГИМИ СИЛАМИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ. План и технология захвата власти в России


Итак, поезд с Лениным и группой «захвата» двигается из Германии в сторону России. У. Черчилль по этому поводу саркастически ёрничал: «Немцы испытывали благоговейный трепет, когда обратили против России самый ужасный вид оружия. Они завезли Ленина из Швейцарии в Россию, как бациллы чумы, в закрытом вагоне». Немцы отправили Ленина не с пустыми руками - документ из политического архива МИД Германии:

«Берлин, март 1917 г. Секретно!

.В Имперское Министерство иностранных дел. Для политической пропаганды в России подлежит выделить 5 миллионов марок согласно положению, глава 6, абзац 2, был бы благодарен за возможно более быстрое исполнение. Государственный секретарь».

И если дела у Ленина пойдут хорошо, то немцы обещали добавить. А это уже очень серьёзные суммы, «революционные» деньги английских фабианцев, подаренные Ленину в 1905 году, в сравнении с немецкими кажутся скромными. Можно ещё раз вспомнить признание в своих мемуарах начальника штаба немецкой армии Восточного фронта генерала М. Гофмана: «перевозка Ленина через Германию в Петербург нужна была для того, чтобы ещё скорее уничтожить мораль русской армии и отравить её ядом». Похожую истину можно встретить в откровениях других германских генералов. У немцев была одна, вышеуказанная цель, а у Ленина-Бланка две, причем помощь немцам была явно вторичной; Германия использовала в своих целях Ленина-Бланка и его террористов, а Ленин-Бланк использовал в своих целях Германию, и, в конце концов, обе стороны остались довольны.

Кто ехал вместе с Лениным? Вспоминает его жена Н. К. Крупская: «Ехали мы, Зиновьевы, Усиевичи, Инесса Арманд (Ленин без неё никак не мог. - Р. К.), Сафаровы, Ольга Равич, Абрамович из Шо-де Фон. (и т.п.) Под видом россиянина ехал Радек.». Солженицын указывает, что по данным В. Бурцева с Лениным ехало 29 человек, и 160 человек в бундовском - натансон-цедербаумовском поезде. Среди ленинской группы было несколько и неевреев, а в Бунд принимали только одной национальности. Поэтому состав группы «захвата» по национальности понятен.

Интересно, - как Бурцев умудрился разделить евреев на бундовцев и ленинцев в этот период? Хотя сама Крупская также делила - «Всего ехало 30 человек, если не считать 4-летнего сынишки бундовки, ехавшей с нами, - кудрявого Роберта.».

Итак, в пломбированном вагоне ехало 31 человек, из них двое неизвестных «русских» «революционеров», представленные как - «финские товарищи» по фамилии Рубаков и Егоров, хотя в своих мемуарах Н. Крупская почти раскрывает этих немецких офицеров-шпионов: «около Берлина в особое купе сели какие-то немецкие социал-демократы, никто из наших с ними не говорил».

А. Арутюнов в своём двухтомном исследовательском труде документально убеждает, что в вагоне в этой «вирусной» группе ехали два немецких профессиональных разведчика: Майор Андерс под фамилией Рубаков и майор Эрих под фамилией Егоров. Выделив такие деньги Ленину, немцы ему полностью не доверяли и хотели контролировать использование денег и ситуацию своими «глазами», и к тому же - их «специалисты» могли и что-то подсказать-помочь Ленину-Бланку.

«31 марта мы уже въехали в Швецию, - вспоминает Крупская. - В Стокгольме нас встретили шведские социал-демократические депутаты - Линдхаген, Карльсон, Штрем, Туре Нерман и др. В зале было вывешено красное знамя, устроено собрание». Кстати - интересно: почему Карльсон не провёл марксистский эксперимент в Швеции, почему именно Россию решил наказать Бог? Карльсон не был совсем дурак, но не знал, как идею Маркса осуществить, ибо Маркс ничего об этом конкретно не написал, а Ленин уже в первых числах марта прикинул кое-что и попробовал изъян интеллекта Маркса устранить в своих «Письмах из далека».

Ленин поставил перед собой сложнейшую задачу - захватить власть в России, но понятно, что легитимным, законным путём ему этого не сделать - кто такой для россиян это Ленин? И силой не взять, - силы этой не то что не хватало, - её не было. При таких амбициозных наполеоновских планах оставалось только одно - хитрость. И по этому поводу стоит вспомнить опять Шопенгауэра: «Что касается несправедливости вообще, то она осуществляется либо насилием, либо хитростью: по своему нравственному значению это одно и то же. На пути насилия я достигаю этого с помощью физической причинности; на пути же хитрости - посредством мотиваций, то есть причинности, прошедшей через познание; иначе говоря, я достигаю этого тем, что подставляю воле другого человека обманные мотивы, в силу которых он, думает, что следует своей воле, а следует моей». В результате обманных мотивов Ленина русский крестьянин и русских солдат - недавний крестьянин, думали, что они в результате свержения монархии получат в собственность много земли и разбогатеют, а русский рабочий думал - что при его диктатуре в стране и на его заводе он скоро окажется в неком сказочном благостном Коммунизме, в котором будет царить достаток, справедливость и бесконечное счастье. В результате все перечисленные «Буратины», совершенно неведая истинных целей, добывали своей кровью власть Ленину-Бланку и Бронштейну-Троцкому. Над этими обманными мотивами Ленин вместе с Усиевичами, Абрамовичем и др. долго думал в этом поезде. Поезд приближался к России, а в нём шла коллективная шальная мозговая атака-ответ на вопрос: Что делать (?) - когда приедут в Россию?

По этому поводу клянут здорово Маркса - недоработчика, как и самих себя, ибо многие годы «валяли дурака» и этот момент не предусмотрели, и огромную прореху Маркса не доработали. Позже Ленин напишет в мягкой форме: «О таких ничего не написано в большевистских и меньшевикских учебниках», или - «Чем заменить разбитую государственную машину? На этот вопрос в 1847 году в "Коммунистическом Манифесте" Маркс давал ответ ещё совершенно абстрактный.».

Да, Ленину было не легко. А поезд приближался к России. Ещё в Швейцарии застигнутый врасплох историей Ленин в своих «Письма из далёка» с задачей не справился, - о чем умалчивают коммунисты разных времен, как впрочем и о крупных прорехах и ошибках К. Маркса.

Еврейский теоретик-разрушитель Маркс на основе масонской концепции выдвинул теорию разрушения государства и предложил технологию достижения этой цели - путём одурманивания через прессу низших, необразованных слоёв любого общества-государства с целью повернуть их против своей национальной управляющей элиты и свергнуть её. А Ленин-Бланк эту технологию решил реализовать в России. Маркс, призвал к разрушению государства, но ничего не сказал - что будет после этого потом, что создавать на месте развалин? В связи с этим нам интересно выяснить - как работал с ошибками и недоработками Маркса Ленин? Что исправил? Как выходил из затруднительных положений, обусловленных ошибками Маркса? Как построил своё государство вопреки теории и убеждениям Маркса? С какими проблемами при этом столкнулся? Что добавил в довольно новое направление философии - в философию общества-государства?

Возьмём имеющееся в каждой библиотеке знаменитое многотомное собрание сочинений В. И. Ленина и посмотрим вкратце на взгляды Владимира Ульянова по поводу разрушения государства:

«В этом замечательном рассуждении марксизм делает громадный шаг вперёд по сравнению с "Коммунистическим манифестом"». А после разрушения государства Ленину пока понятно только одно: «Диктатура пролетариата является высшим типом демократии, подлинной народной демократией». И понятно, что это рекламно-лозунговый блеф, ибо хитро предусмотрено, что от лица пролетариата и с помощью пролетариата будет установлена диктатура террористов.

А чтобы пролетариат поднять на бунт и использовать как дубинку против своего национального руководства есть уже технология одурачивания придуманная еврейским журналистом К. Марксом, которая в устах Ленина звучит знаменитой фразой: «Газета - не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор». И тогда произойдёт слияние пролетариата и террористов и их террора, вернее террора пролетариата под руководством террористов, что и указал Ленин-Бланк:

«Необходимо слияние на деле террора с восстанием массы», «Социал-демократия должна признать и принять в свою тактику этот массовый террор».

В третьей книге этой серии мы подробно изучали «достижения» К. Маркса, и теперь видим, что большой демократ Ленин является «духовным», идейным приемником демократа Маркса, - он полностью поддерживает разрушение государства, кровавый террор и установление диктатуры. И, как его кумир-журналист Маркс, Ленин уделяет особое внимание средствам массовой информации чтобы благодаря своим печатным изданиям (листовки, газета «Искра», журнал «Заря» и др.) воздействовать на пролетариат: поднять его на борьбу, организовать и толкнуть на свержение существующей власти.

Ленин прекрасно понимал недоработки Маркса, хотя публично заявлял: «У Маркса нет ни капельки утопизма в том, чтобы он сочинял, сфантазировал "новое общество"». Он много над этим думал, - чему и являются подтверждением «Письма из далёка». Но в этот период мы не сможем найти у Ленина ответы на несколько самых важных и загадочных вопросов - зачем Ленину всё это: Разрушать Россию? Стремиться к власти? Что он хочет? Какое он хочет построить общество и государство? - Ведь бесспорно, - он сам этого не знает. Эти вопросы почему-то исследователи не задают, - все привыкли, что Ленин революционер и гений - и этим всё сказано априори. Самый вероятный ответ - Ленин хотел разрушить отсталое, по его мнению, государство, монархическое, которое казнило его родного брата и вообще, плохо относилось к евреям, и захватить в нём власть. Как мы уже наблюдали ранее - несмотря на всю подготовку к революции, Ленин со своими соратниками проморгали бурные события 1901-1906 гг. и опоздали. Борьбу на баррикадах и в терроре тогда возглавляли другие еврейские организации.

За этот большой период с 1905 по 1917 год Ленин не устранил теоретические ошибки и недоработки Маркса и свои собственные. Не был создан даже общий, примерный образ-схема нового общества-государства, не был составлен даже примерный элементарнейший план простейших первичных действий на случай, если фортуна истории опять следующий раз улыбнётся, и возникнет очередная революционная ситуация. Поэтому теперь, весной 1917 года, в поезде на Восток, на Петроград шел мощный интеллектуальный штурм Ленина и его компаньонов. И через несколько дней сумасшедшей по своему напряжению и объёму интеллектуальной работы стали вырисовываться некоторые основные контуры будущего плана-построения в России, который вошел в историю под названием «Апрельские тезисы». Под этим общим названием скрывались две небольшие, но очень важные программные работы - «Письма о тактике» и «Задачи пролетариата в нашей революции».

В эти две работы мы вынуждены заглянуть, так как там есть что-то впервые в истории человечества, совершенно новое в философии общества-государства. Итак, во-первых, - там ставится в самом начале задача перевода существующей революционной ситуации в России во вторую фазу, то есть отбор власти у Временного правительства пролетариатом в лице и под руководством партии Ленина. В данном случае Ленин, как и Маркс, а вернее как известный в это время доктор магии Папюс, решил использовать тёмную необразованную силу пролетариата для захвата власти. Не случайно Бронштейн-Троцкий (!) в 1912 году назвал с возмущением Ленина: «Профессиональный эксплуататор отсталости рабочего класса.».

На этот раз используется опыт 1905 года - должны создаваться на местах Советы, которые, конечно, возглавляются членами партии Ленина. Ленин в этот период ошибочно думал, что существующий в Петрограде Совет Нахамкеса - уже его, Ленина. И Ленин решил резко усилить один из существующих уже центров власти - Советы, чтобы потеснить Временное правительство и в итоге полностью захватить власть в России.

По замыслу Ленина местные Советы должны взять на местах под свой жёсткий контроль банки, синдикаты и всё, что представляет интерес. Для наведения и удержания общественного порядка создаётся народная милиция. То есть частично создаются новые государственные органы управления, а часть старых просто меняет название и сотрудников. То есть создаётся новое государство. А как же фундаментальное утверждение Маркса - ликвидация вообще государства как такового? Да, это создание нового государства, которое необходимо на переходный период к социализму и коммунизму - находил оправдание перед Марксом себе Ленин.

Причем государство на переходный период необходимо Ленину именно как аппарат подавления - этот вывод, это опыт Парижской коммуны пятидесятилетней давности - тогда из-за расхлябанности, разгильдяйства, частичной анархии и благодаря паникёрам, диверсантам, провокаторам - всё рухнуло. И Ленин под этот отход от марксизма, вернее - исправление его ошибки, подводит фундамент под свою грядущую диктатуру: «Государство в собственном смысле есть командование над массами со стороны отрядов вооружённых людей, отделённых от народа. Наше рождающееся, новое государство есть тоже государство, ибо нам необходимы отряды вооружённых людей, необходим строжайший порядок, необходимо беспощадное подавление насилием всяких попыток контрреволюции.». Вот вам и пресловутая демократия, - знаменем которой многие годы размахивали все марксисты вплоть до Бунда и Ленина, и из-за обманного рекламного масонско-демократического транспаранта «Свобода, равенство, братство!» - должна выскочить кровавая военная диктатура ленинцев. Странны и загадочны эти повторы истории и демократии - теперь, в 21 веке, ровно таким же образом поступают США.

Хорошо, власть в Петербурге можно захватить и удерживать долгое время, может что-то подобное получится и в некоторых других городах, но как быть с захватом власти и её удержанием на всей огромной территории России, где и пролетариата нет, в сельской местности, в национальных регионах? Какие здесь обманные мотивы предложит Ленин?

И Ленин принимает два верных и важных обманных решения: первое - обманный лозунг: «Земля - крестьянам!» Это должно привлечь на сторону партии Ленина всё многомиллионное крестьянство всех национальностей. Второе - это провозглашение права наций, входящих в Россию, на самоопределение, на отделение от России. Благодаря этим лозунгам Ленин запланировал подключить и возглавить эти две огромные силы. Ленин, бесспорно, как показали его последующие действия, не хотел распада Российской империи, которую сам собирался возглавить. Это был его тактический обманный ход. Ленин провозглашал эти лозунги, чтобы не просто иметь сторонников и союзников - просто симпатизирующих, пассивных, не мешающих захватить власть и удерживать её, но этим он хотел пробудить интерес, иметь активных сторонников-союзников, он пробуждал и задействовал борющуюся на его стороне довольно агрессивную и большую силу. Пополнив свою армию миллионами крестьян и пробуждающимися к этому времени разрушительными национал-освободительными движениями, Ленин в сумме получал существенное, решающее превосходство над существующей властью.

Фактически Ленин планировал осуществить заоблачную мечту Маркса, исходящую от Гегеля, - оседлать и использовать действующие в обществе объективные законы и закономерности, стоящие над простым человеком, где отдельный человек является только пылинкой или листком, гонимым этими рукотворными ветрами-закономерностями-процессами. Когда-то Генрих Гейне язвил по поводу намерений Маркса: «Так и знайте, горделивые люди действия. Вы не что иное, как бессознательные чернорабочие на службе у людей мысли, которые не раз в смиреннейшей тиши точнейшим образом предсказывали все ваши деяния». Мечту Маркса - научиться управлять этими процессами, и решил осуществить в своих целях Ленин, которого в полной мере можно назвать - великий кровавый политтехнолог.

С появлением единого информационного пространства во второй половине XX века технологи от социальной инженерии по призыву духовного ученика Маркса - Карла Поппера благодаря телевидению довели науку управления общественным сознанием, сознанием больших масс людей до совершенства. Хотя и до него в истории человечества эффективно использовали знания и сознательно управляли некоторыми процессами короли, цари, императоры и т. д.

А в наше время, изучив опыт Ленина и применив последние научные достижения, многие западные учёные-психологи и специалисты Голливуда превратили это в технологию, и стали руководить многими общественными законами-процессами, даже стали определять наши вкусы в одежде и кулинарии и наш выбор: что нам кушать и что нам пить, и во что нам одеваться - в этот момент «демократия» достигла апогея своего развития.

Советские идеологи пытались делать тоже самое примитивным способом пропаганды и дозированием информации. А Сорос постиг науку управления мировыми финансовыми процессами и через них и посредством их достиг возможности влиять на политические общественные процессы.

Возвращаясь к Ленину, стоит заметить, что с лозунгом о земле всё ясно - при первом же эксперименте, когда массово появились несимпатичные для коммунистов кулаки, всё закончилось сплошной репрессией и коллективизацией. Когда уже у власти, то не надо оправдываться и отвечать на глупые вопросы. А для настырных, задающих неприятные вопросы - есть много работы в лагерях.

А вот с национальностями немного сложнее. Ленин довольно сильно рисковал - пробуждая и разыгрывая национальный вопрос. Кто-то мог принять это за чистую монету или самостоятельно сознательно сыграть в этой ленинской игре. Чтобы окончательно уяснить национальный вопрос - послушаем самого Ленина в написанной им в начале 1915 года небольшой работе «Социалистическая революция и право наций на самоопределение»:

«Таким образом, это требование вовсе не равносильно требованию отделения, дробления, образования мелких государств. Оно означает лишь последовательно выражение борьбы против всякого национального гнёта». Для особо непонятливых Ленин объяснял уже в 1917 году:

«Вопрос о праве наций на освобождение непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделения той или иной нации. Этот последний вопрос партия пролетариата должна решать с точки зрения. интересов всего общественного развития и интересов классовой борьбы пролетариата за социализм». Немного вычурно и мутновато, но понятно - трюк с национальным самоопределением не цель, а метод для достижения других целей Ленина.

Ленин понимал преимущества крупных (не делимых на мелкие) государств и писал ещё в 1915 году: «Выгоды крупных государств и с точки зрения экономического прогресса и с точки зрения интересов массы несомненны». Вот с таким теоретическим багажом - интеллектуальным оружием группа безработных «прогрессивных» интеллигентов-террористов во главе с Лениным, назвавшая себя партией пролетариата, и «кудрявый Роджер» с оптимизмом приближались к российской столице.

«На финских вейках переехали мы из Швеции в Финляндию. Было уже всё своё, милое - плохонькие вагоны третьего класса. - вспоминала Крупская. - Наши прильнули к окнам. На перронах станции, мимо которых проезжали, стояли толпой солдаты. Усиевич высунулся в окно. "Да здравствует мировая революция!" - крикнул он. Недоуменно посмотрели на него солдаты. Мимо нас прошёл несколько раз бледный поручик.». Неграмотные русские солдаты ничего не знали о старой идее гегемонии на нашей планете, модернизированной Марксом, для которой нужна была мировая революция. А поручик был умнее, вероятно, догадывался или читал «Протоколы.» и предчувствовал, что ему и его солдатам жить оставалось уже немного.

К столице «захватчики» подъезжали осторожно, по всем правилам военной науки. Перед Петроградом сделали остановку, чтобы узнать в подробностях ситуацию в столице и детально проработать план действий. Их предусмотрительно встретили - «В Белоострове нас встретили Мария Ильинична, Шляпников, Сталь и другие товарищи», - вспоминала Крупская.

Что они могли рассказать о ситуации в городе? «Временное правительство не было безвольным - оно было безвластным. И когда Временное правительство призвало народ к порядку и защите государства, то возникли сомнения - за кого, за что и зачем», - отмечал в своих воспоминаниях Вырубов. Керенский жаловался: «Даже слово "полиция" стало так ненавистно народу, что его пришлось подменить словом "милиция". И даже эту милицию население не хотело отдавать в руки правительства; милиция должна была оставаться в полном распоряжении местных самоуправлений. Конечно, положение государства без органов управления ужасно».

Смешно выглядят эти жалобы на собственную политическую импотенцию руководителя правительства. Во всём виноват народ - оправдывался Керенский:

«"Власть, как все - нет, это, пожалуй, и не власть", - размышлял про себя средний русский обыватель», «Но слишком резок оказался переход от всех декораций самодержавия к простому, может быть слишком простому облику новой власти, власти Революции!»

Керенский ещё не вырос из революционного пафоса того времени, когда он умолял Азефа дать ему бомбу, чтобы бросить в кого-нибудь из российских чиновников.

Ленин отчётливо понял ситуацию в столице и решил ею воспользоваться в полной мере.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Антипогромные мероприятия и лицо первых постфевральских комиссаров | Первая мировая. Корни современного финансового кризиса | ГЛАВА ВТОРАЯ. Провал молниеносного броска