home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ШЕСТАЯ. Срочные меры по удержанию захваченной в России власти


Вот так из шалаша и в президенты, императоры, главные председатели - эту самую высокую вершину власти можно назвать как угодно. А что делать Ленину дальше? Что делать в первую очередь? Как закрепить успех, упрочить захват и расширить его по всей территории России? А если кто-то в России спохватится и вздумает сопротивляться, защищаться, то как и какими силами побороть это «гнусное контрреволюционное отродье»?

Ещё в ночь на 27 октября захватчики срочно приняли «Декрет о земле», чтобы сразу обнадёжить крестьян и солдат, окончательно их пристегнуть на свою сторону и поднять миллионы остальных колеблющихся против сторонников исконной национальной власти, ибо в Петрограде и Москве ситуация уже ясна, а вот там - на просторах многомиллионной крестьянской России. Наблюдая «маневры» этих плутов, невольно вспоминается великий В. Шекспир:

Ужели человек прямой не может Спокойно жить чтоб простотой его Не пользовались плуты и пройдохи.

Захватчики и их заграничные помощники приятно ошиблись - не ожидали, что так быстро получится захватить власть в России, поэтому пришлось для «Декрета о земле» почти полностью одолжить давний эсеровский (кадетский) вариант землеустройства в России, хотя за двадцать лет безделья Ленин и его «интеллигенты-террористы» - могли бы хоть что-то придумать на эту тему. Но они только думали о разрушительной террористической составляющей. Но не оставлять же славу кадетам и выставлять себя дураком. Средство известно надёжное - Ложь: скажем всем и потомкам, что эту идею придумали сами неграмотные крестьяне - засыпали Ленина своими пожеланиями, наказами со всех уголков России. И Ленин, как всегда, - только выполнил волю народа. Вот как красиво получается. Правда тут неувязочка получилась - Ленин обещал раздать землю крестьянам, и те, естественно, поняли - в частную собственность, Ленин вначале их ни в чём разубеждать не стал. А кадеты в своём варианте предусмотрели национализацию земли и полное отсутствие всякой собственности, что, соответственно, предполагает исключение всякой собственности, и, соответственно, запрет на распоряжение землёй как собственностью - продавать, арендовать, в залог.

Логику большевиков понять можно, - пока крестьяне разберутся: что и к чему. - начнем ломать их старые стереотипы, а можно им «предложить», например, опыт евреев в Палестине, которые в 1904 г. придумали новую форму коллективного ведения сельского хозяйства - «кибуцы», то есть - «коллективные хозяйства» на их языке, а по-русски - колхозы.

Вот опять неувязка - все мысли о захвате власти не позволили даже доработать эсеровский вариант Марка Натансона и его сородичей - совершенно не был предусмотрен механизм распределения, раздачи российских земель, не определены принципы и правила, не было четких инструкций. Понятно, что в этой ситуации происходит в деревнях на всей огромной территории России, традиционно нищие по известной причине крестьяне западных губерний, а также самые отъявленные бездельники, лодыри и пьяницы центральных и южных губерний как последние варвары несутся на телегах в помещичьи владения - грабить. Почесав головы, за ними поехали и обеспеченные. И всё грабят, жгут, бьют в «морду» хозяевам, выносят посуду и всё, что можно унести, утащить, увезти, и до смерти разбивают друг другу носы за скот, лошадей, красивую упряжь и делёж земли, - анархия и первобытное варварство в XX веке (!).

Только те из бедных, кто на самом деле хотел работать на земле и жить в достатке - уже давно поехали на Дон (современные территории Ростовской области, Волгоградской и Краснодарского края), на свободные плодородные земли, присоединились к казакам или воспользовались программой П. А. Столыпина и жили себе на счастье. В казачьих регионах с ноября 1917 г. никакого хаоса и варварства не было, мирная жизнь текла по-прежнему. Поэтому казаки ничего и не хотели менять, они были довольны и даже были готовы защищать своё счастье и соответственно - старую власть, да и новую - если бы их не трогала.

Понимал ли это Ленин? - Конечно. Легко можно предположить рассуждения Ленина - «ничего. не всё сразу, постепенно разберёмся - организуем в каждом районе Комитеты и Советы, которые и займутся этой рутинной работой, регулировкой деления и надела земли, и вообще всей жизнью в деревне. Может этот хаос - и неплохо. - Освободили тёмную варварскую, разрушительную силу этого так называемого «народа», который теперь сделает за нас определённую работу - уничтожит старые классы собственников в деревне, лишит их всякой силы и способности сопротивляться. Нам остаётся только прийти на это расчищенное место (на всякий случай с оружием) и разобраться с самим этим «народом», «построив» его надлежащим образом. Всё складывается даже очень хорошо.

А казаки?.. С этими русскими умниками также со временем разберёмся, по-другому.. За ними ещё старые грешки есть.». А пока с казаками надо было договариваться, ибо бежавший из столицы Керенский в Гатчине пытался собрать воинские части и двинуться обратно за властью.

Как это вышло у Керенского можно наблюдать по интересным свидетельским воспоминаниям Всеволода Иванова (1888-1971 гг.):

«Утром 26 октября ко мне прибежал офицер из Штарма с телефонограммой от комкора генерала Краснова - выступить в Гатчину. О событиях 25 октября нам ничего ещё не было известно. Утром 27 октября мы в Гатчине, штакор в Павловском дворце.. Во втором этаже расположился Керенский с небольшим окружением и личным конвоем из юнкеров.

- Здравствуйте, - приветствовал меня генерал Храцатицкий, - мы опять под Петроградом, и опять положение прескверное. Керенский сбежал из Петербурга. Большевики и совдепы, очевидно, прихлопнули Временное Правительство. В Пскове Керенскому пришлось обратиться к нашему корпусу за помощью. - Каково решение генерала Краснова?

- Петр Николаевич отлично понимает обстановку. Даже с такими силами можно ворваться в Петроград. Но для этого нужен определённый настрой казаков. Нужна ненависть к большевикам! Уверенность в том, что они с Лениным ведут Россию к гибели. Но этого фактически нет. Скажу больше - я, да и вы также, - не имеем твёрдого убеждения в том, что возврат расхлябанной керенщины спасителен. О монархе и говорить не приходится - дело совсем безнадёжное. Кстати, и великий князь Михаил Александрович здесь в Гатчине. А вы Керенского видели? Нет? Собирайтесь, пойдём в столовую!

Столовая была в нижнем этаже Павловского дворца. Там сидело до ста человек, приходили, уходили. Быстрой своей походкой вошёл Керенский, большинство поднялось для поклона, но далеко не все. Керенский, проходя по рядам, протягивал руку для пожатия, с иными разговаривал. Он подошёл к молоденькому юнкеру Павловского военного училища:

- Здравствуйте, юнкер! - и протянул ему руку.

- Я не желаю вам подавать руки! - резко ответил юнкер, не вставая со стула. Раздался громкий смешок. Керенский растерялся и скрылся в другой комнате, где для него был накрыт стол.

28 октября корпус выступил по шоссе на Царское Село, шли по- мирному, без походного охранения, без разведки. Солдаты (дезертиры, перебежчики) большими толпами уходили по шоссе на Петроград. Город Царское село был занят. Оставалось всего 25 вёрст. Гвардейская сотня занимает Кузьмино без выстрела, продвигается на север. Бой начался утром в 11 часов. Первой очередью шрапнели у наступающих убит оренбургский подъесаул, несколько казаков ранены. Сотня залегла в 700-800 шагах от окопов. Генерал Краснов спешил все полки в цепи. Окопы нечем было строить - лопат не было.. Пошёл дождь.

Около 1 часа со стороны деревни Сузи показались несколько длинных цепей в чёрных бушлатах. Раздался залп трёх батарей, и две тысячи матросов (большевиков) повернули назад, неся потери. Это было единственное наступление петроградцев. Около 8 часов вечера двинулись через Царское Село на Гатчину - назад. Никакого преследования не было. Ни единого выстрела.. В 4 утра мы вернулись в Гатчину.». Стоит отметить, что 28 октября в Гатчину к Керенскому приехал его военспец Борис Савинков, они здорово разругались, а затем, тайком покинув войска, оба уехали на юго-запад.

Всеволод Иванов: «В полдень (29 октября) в кирасирских казармах собрание корпусного и дивизионного комитетов постановило:

- Отказаться вести борьбу против советской власти.

- Распустить по домам корпус.

- Арестовать Керенского, как государственного преступника.

- Передать его в руки советской власти для суда над ним.

Чтобы арестовать Керенского было постановлено - юнкерский

караул заменить казачьим. А когда сотник, начальник караула, зашёл в комнату Керенского, то того не обнаружил - Керенский исчез!

. Из коридора крик: пехота идёт. Подходила длинная колонна по отделениям, без погон.. Из неё двое: видимо, парламентёры явились к генералу Краснову: «Господин генерал! Гвардейский Финляндский резервный полк по приказу Реввоенсовета прибыл в Гатчину!»

Генерал Краснов спрашивает: «Какая у вас задача?» - «Нам приказано занять Гатчину! Но этого делать не пришлось - мы прошли беспрепятственно. Других заданий нет.».

Около 5 часов появилась длинная колонна машин из Петрограда - красногвардейцы, матросы в пулемётных лентах. Крики: «золотопогонники». Угрозы. Но, в общем - благополучно. Через час появился матрос Дыбенко, атлет с бородой. Разговор: Дыбенко, другой матрос, генерал Краснов, Солнышкин и я. Дыбенко сказал: "Мы прибыли по поручению товарища Ленина договориться о прекращении борьбы и вашего сопротивления. Город нами занят". А ночью казаки, напоив матросов и красногвардейцев, выбрались из Гатчины, и ушли в Лугу».

Вышеописанная картина даёт ответы на многие вопросы о «странностях» периода после захвата власти, и почти отсутствия сопротивления.

То, что Россию срочно необходимо было выводить из войны, спасать - это было бесспорно, ведь уже погибло по вине Николая II более 7 миллионов российских мужчин. Но у Ленина была другая логика, своя. Речь даже не идёт о том, что он должен показать своим благодетелям в Германии свою порядочность, джентельменство - что полученные деньги он отработал честно. Реальных возможностей к этому не было - фронтовые армии, генералы и Ставка 27 октября ещё не подчинялись Ленину. Ставку ещё предстояло захватить. Из опыта 4 июля - армия и генералы были самой опасной противодействующей силой. Чтобы нейтрализовать армию, необходимо было оставшиеся ещё в живых несколько миллионов солдат вывести из подчинения генералов, и переподчинить их себе. Вот этим и диктовалась вся срочность этого ночного декрета, а не той чепухой, которой кормили миллионы россиян до конца XX века советские идеологи-ленинцы, эти специалисты от Лжи.

Поэтому, когда по приказу Бронштейна и Ленина-Бланка специалист по психологии Семён Рошаль и команда ему подобных поехали в Ставку, чтобы «развести» там всех, уничтожить Ставку, арестовать генералов и забрать себе армии, то ни Корнилов, ни десятки других генералов не смогли оказать сколь достойного сопротивления. Они так до сих пор и не поумнели, как не были они политиками - так и остались тупыми солдафонами, проигравшими Родину.

А у 20-летнего талантливого и наглого еврейского студента Семёна Рошаля всё получилось, - Ставка перестала существовать 20 ноября. Корнилов и другие ему подобные. уже сидели в глубокой прострации в тюрьме города Быхова и пытались о чём-то думать. А Ленин с Бронштейном и другими подобными - могли ударить друг друга по рукам и крикнуть - Ес! Получилось! Что они и сделали, и стали по-хозяйски командовать в армиях, наводить свой порядок и уже прикидывать - в какой район России их направить и против кого, когда будет подписано перемирие с немцами. Перемирие с немцами, после ликвидации Ставки, было необходимо, чтобы освободившиеся армии направить внутрь России, против врагов новой власти. Вот суть и смысл срочных ночных декретов о земле и мире в первые же часы после захвата власти в России Лениным и его подельниками.

И если оспаривать старую «версию» советских и еврейских идеологов - то кто из них вразумительно ответит на элементарный вопрос - неужели принятие этих совершенно не подготовленных «декретов» не могло подождать несколько дней или несколько недель, а необходимо был срочно объявить в ночь сразу после захвата Зимнего дворца?

Что касается великой Лжи советских и современных еврейских идеологов, то следует отметить, что по признанию самого Лейбы Бронштейна (Троцкого) в эту ночь, 27 октября, был принят и третий срочный декрет-резолюция по опыту 660 народных погромов в революцию 1905 года с целью - «не допустить еврейских погромов со стороны темных сил» (С). А поскольку в органы новой власти - Советы входили захватчики не только еврейской национальности, то Бронштейн, страхуясь и «разводя» своих интернациональных помощников, подчёркивал, что выполнение этой задачи - борьба с антисемитами является «делом чести местных Советов».

По поводу захвата власти демократами (РСДРП) можно вспомнить точное крылатое высказывание президента Всемирного еврейского конгресса Эдгара Бронфмана: «Я не устаю повторять: суть демократии не во власти большинства, а в защите евреев от большинства».

Кроме наблюдаемых в этой главе событий других попыток в 1917 году отбить у Ленина и его группировки власть не было. А с недовольными в информационном поле Ленин разобрался быстро и категорично, чем привел в крайнее возмущение многих искренних - то есть «неправильных» демократов и либералов, в том числе и Максима Горького, который в статье «К демократии» писал:

«Ленин, Троцкий и сопутствующие уже отравились гнилым ядом власти, о чем свидетельствует их позорное отношение к свободе слова, личности и ко всей сумме тех прав, за торжество которых боролась демократия».

Итак, Первая мировая война развязана, Россия в неё вовлечена, в результате чего не только сильно ослаблена во всех отношениях, но и захвачена приехавшей в Россию террористической командой во главе с Лениным и с помощью привлеченных на свою сторону с помощью обманных мотиваций солдат и рабочих, и первая попытка вернуть власть была легко отбита Лениным.

В следующей главе можно более детально подвести итоги этого периода, сделать выводы и зафиксировать некоторые истины.



ГЛАВА ПЯТАЯ. Четвёртая попытка Ленина захвата власти | Первая мировая. Корни современного финансового кризиса | ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ИТОГИ И ВЫВОДЫ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, МАСОНСКОЙ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЕЁ «УГЛУБЛЕНИЯ» ГРУППИРОВКОЙ ЛЕНИНА