home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XVII

Меч и секира

К счастью, мама ничего не узнала о моем суточном отсутствии, так как вернулась с работы позже меня. Зато уже все соседи знали, что пропали несколько ребят из нашей школы. Это произвело в районе переполох, и была мобилизована вся полиция на поиски серийного преступника. Правда, пришлось сказать маме о пропущенном учебном дне, и она написала для учительницы записку, что я отсутствовала в школе, так как в эту школу ходить опасно. Впрочем, родители многих школьников были теперь такого мнения.


Два дня прошли в тревожном ожидании. Я ждала Вилора, я ждала страшной катастрофы. Неужели сумасшедший фанатик действительно решится уничтожить наш город? По словам Вилора, он это мог, а если верить самому Вальдемару — этим бы не ограничилось…

По ночам мне снились тревожные сны. Я видела бледные лица неподвижных ребят, бегала по каким-то коридорам и тоннелям, не в состоянии найти выход, бродила по базару, заставленному телегами с мешками, а потом вдруг посреди этого базара открывалась бездонная яма, куда падали люди… И за всем этим наблюдала темная, мрачная тень, в которой я признавала готского короля.

Мою тревогу не могла не заметить мама, но она все объясняла переживаниями из-за исчезновения друзей и молча страдала вместе со мной. А я не решалась ничего ей рассказать.

Эти два дня не прекращался сильный ветер с дождем, иногда падал мокрый снег и тут же таял. А на третий день неожиданно воцарилось затишье, словно ветер кто-то выключил. Но мне почему-то стало еще тревожнее, вспоминалась поговорка о затишье перед бурей. С утра я металась по квартире из угла в угол, не находя себе места. Мама должна была вернуться вечером, и я ждала этого с нетерпением, как маленькая девочка — все-таки рядом с ней всегда спокойнее. А предчувствие усиливалось, казалось — вот-вот случится что-то страшное…

Вконец измучившись, я села в кресло и попыталась расслабиться. Как ни странно, это у меня получилось: едва я откинулась на спинку, как глаза сами собой закрылись. То, что за этим последовало, могло в равной степени называться и сном, и видением. Словно наяву, перед моими глазами возникла степь, какой она бывает весной — холмистая, зеленая, покрытая мягким ковром из трав. Земля неожиданно стала прозрачной, и я увидела под зеленым ковром подземные глубины, скалы и катакомбы. И вдруг черная точка, возникшая в самой глубине, стала стремительно подниматься вверх, увеличиваясь в размерах и угрожающе набирая скорость. Еще немного, и это страшное нечто достигнет поверхности, пробьет мягкий покров травы! Вот оно уже совсем рядом…

Земля содрогнулась. Этот толчок не просто разбудил меня, но и сбросил с кресла. Я вскочила и огляделась по сторонам. Нет, мне это не приснилось — я четко слышала, как задребезжали стекла и посуда в шкафу, а люстра все еще качалась. Клотильда носилась по квартире и мяукала.

Я вышла из комнаты и увидела, что в прихожей стоят мамины сапоги. Из ванной доносился шум воды.

— Мама! Ты слышала?!

— Что? — донеслось из ванной.

— Что это ухнуло?

— Не знаю, — отозвалась мама. — Может быть, авария где-нибудь, а может, отзвук далекого землетрясения. Но ты не бойся — в нашем равнинном краю подземных катаклизмов не бывает.

Не бывает… Сторожевой знак не нагрелся и не заледенел, он начал вибрировать, как будто трубил тревогу! Я быстро обулась и, как была, без куртки, в свитере, выбежала из квартиры и понеслась вниз по лестнице.

В окружающем меня мире что-то явно было не так. Тучи рассеялись, звезды мерцали, обещая мороз, ярко светила висящая над горизонтом молодая луна, но с небом творилось что-то неладное. Я добежала до открытого места между домами и увидела. С юга, из-за окраины города, вырастала угольно-черная туча, закрывающая звезды. Внезапный порыв ветра едва не сбил меня с ног. За ним последовал другой и третий, они нагибали деревья, срывая последние уцелевшие листья и ломая ветки. Я видела, как прохожие указывали пальцами на страшную черноту на юге и что-то испуганно кричали. Но большинство жителей города сейчас отдыхали в своих домах с ярко освещенными окнами, знать не зная об опасности. Может, так и лучше — погибнуть в неведении, быстро и без мучений…

— Никандра!

Высокая фигура Вилора возникла из темноты. Я бросилась ему навстречу:

— Вилор, что это? Та самая сила?..

— Да, Никандра. На самом деле это родоначальник иггов. К сожалению, я ничего не смог предпринять. Иди домой, забирай свою маму, и бегите отсюда!

— А ты?

— Я подожду вас здесь.


— Где ты была? — спросила мама, когда я влетела в квартиру. Она стояла перед зеркалом в махровом халате и сушила феном волосы.

— Мама, быстро одевайся, и бежим! — выпалила я.

— Зачем бежим, куда бежим? — иронично спросила она.

— Это серьезно! Я тебе по дороге объясню, наш город могут уничтожить!

— Кто? — мама и не думала пугаться. Как же тяжело бывает убедить в чем-то взрослых!

— Мама! — в отчаянии закричала я. — Поднимается древняя темная сила, вызванная сумасшедшим фанатиком! Ее ничем нельзя остановить!

Тут лицо мамы стало серьезным. Она отложила фен.

— Поднимается темная сила, говоришь? Ну что же, иди-ка сюда, — мама добродушно улыбнулась и пошла в кухню, шаркая своими растоптанными тапочками. — Да не разувайся, иди прямо в ботинках.

Недоумевая, я пошла за ней. Мама подошла к полкам, уставленным разными разностями, и взобралась на табуретку. С самой верхней полки она бережно сняла несколько банок с вареньем и переставила на стол.

— Что ты делаешь? — спросила я.

— Сейчас, подожди, — мама переставила на стол статуэтку и керамическую вазочку, а потом взяла у самой стенки что-то длинное, завернутое в старое запыленное покрывало.

— Ну, держи, — сказала мама, спрыгивая с табуретки. Покрывало медленно сползло на пол, а в маминых руках сверкнула длинная полоска стали, покрытая густой вязью…

— Откуда?! — мне показалось, что я сплю или схожу с ума.

— У хорошей хозяйки все должно быть под рукой! — хихикнула мама. Повинуясь непонятному порыву, я взяла меч из маминых рук и сделала взмах. Никогда в жизни я не держала в руках такого оружия, но тут вдруг ощутила себя с ним единым целым, словно он был продолжением моей руки. Теплая волна прошла по телу, наполняя его неведомой прежде силой и восторгом…

Мама смотрела и улыбалась.

— На каждую темную силу всегда найдется сила светлая, — сказала она, провожая меня до двери.

Надевать теплую куртку я не стала, чувствуя себя так же легко и счастливо, как после купания в подземном водопаде. Я ограничилась легким плащиком, и то только для того, чтобы спрятать под ним меч, и, вихрем слетев по ступенькам, выскочила из подъезда.

Вилор, шагнувший было мне навстречу, резко отшатнулся.

— Откуда у тебя это?! — ошарашенно прошептал он.

— На каждую темную силу всегда найдется сила светлая, — пояснила я. — Это меня мама снарядила.

— Как Вальдемар его искал! — говорил Вилор, пока мы шагали к трассе. — Чуть ли не носом землю рыл, а потом пришел к выводу, что оружие это навсегда утеряно. А может, и вовсе не существовало…

— Я сама чуть в обморок не упала, когда увидела, — призналась я.

— Тяжело тебе придется, — беспокоился Вилор. — А я, увы, ничем не смогу помочь, мне нельзя даже прикоснуться к этому оружию.

— Ничего, справлюсь сама!

Мы перешли дорогу и двинулись к окраине, мимо остановки, в степь. Вилор был мрачен и молчалив, меня же охватил веселый азарт. А черная туча поднималась перед нами, закрыв уже полнеба, и это была вовсе никакая не туча, а зловещая бесплотная фигура, отдаленно напоминающая человека…

Степь раскинулась вокруг нас, прямо как в моем сне. Сильные порывы ветра едва не вырывали с корнем сухие травы и кустарник. Чернота впереди росла медленно и неуклонно, мало-помалу закрывая небо. Но теперь я ее не боялась, как не боялась и приближающихся красных точек, в которых узнала глаза иггов. Да сколько их! Десятка два, нет, больше. Я выхватила из-под плаща меч, и он засиял в темноте, казалось, рассыпая в воздухе искры. Удивительно, но, держа его в руке, я осознала, что умею с ним обращаться, и умею хорошо, как если бы всю жизнь только этим и занималась.

Игги попятились.

— Ну что, голубчики, подходи по одному! — весело крикнула я.

— Не проливай их крови! — осадил меня Вилор, широким шагом направляясь в сторону иггов. — Запомни, этого ни в коем случае нельзя делать. Ты должна поразить их хозяина, тогда они и сами разбегутся.

— Какого хозяина? — не поняла я.

— Вальдемара! Главная твоя цель — Вальдемар, от этого зависит все! Иди вперед, я их задержу.

Я видела, как он вклинился в толпу иггов, и началась потасовка. Это было невероятное зрелище. Маленькие длиннорукие существа поодиночке и скопом кидались на высокую человеческую фигуру и тут же летели от нее прочь, словно мячики. Конечно, они были очень сильны для своего роста, но тяжелее от этого не стали, а уж Вилору в силе явно уступали. Он с невероятной ловкостью отражал атаки и в то же время ухитрялся останавливать тех иггов, которые намеревались броситься в мою сторону.

— Иди же! — закричал он, видя, что я остановилась.

И я пошла. Держа меч перед собой, я не чувствовала страха, удивительное оружие наполняло меня необычной силой, и ожидание боя не пугало, а радовало.

Где же Вальдемар? По идее, он должен быть где-то здесь. Луна ярко светила, еще не скрытая черной тенью, и внезапно я увидела его.

Он стоял вдали, высокий и дородный, и на нем были надеты внушительного вида доспехи, словно взятые из какого-то произведения в стиле фэнтези. В руках он держал секиру — огромную, черную, устрашающего вида. И, похоже, собирался ударить ею в землю.

Если я все правильно поняла, нельзя допустить этого удара, открывающего проход в глубины и выпускающего на поверхность их страшных обитателей. Подняв меч перед собой, я направилась к своему врагу.

Неожиданно вокруг воцарилась странная, мертвая тишина, я подумала было, что оглохла, но спустя пару мгновений в этой тишине раздался вкрадчивый, зловещий шепот. Он, казалось, не имел источника, а звучал сразу везде, вползая в уши и звуча в голове:

— Неужели ты, деточка, возомнила себя настолько сильной, чтобы иметь дело со мной? Никакое оружие не сделает воином слабую, неподготовленную девчонку! Но я готов отдать должное твоей смелости и все еще помню о нашем родстве. К чему тебе гибнуть во цвете лет? У тебя впереди блестящее будущее, подумай, сколько всего ты сможешь сделать, придя к власти!

Вкрадчивый голос гипнотизировал, завораживал, мне стоило немалых усилий отогнать наваждение. Озарила догадка: да ведь он боится меня, вот и юлит! А раз так, значит, я могу его одолеть! Ни слова не отвечая, я продолжала двигаться вперед.

Вальдемар взмахнул своим оружием, и земля снова дрогнула. Я оглянулась по сторонам, ожидая увидеть бездонную яму, но произошло нечто иное. Почва в тот же миг покрылась сетью широких трещин, и я увидела ужасное зрелище: из трещин высовывались тощие, костистые руки, черепа в ржавых шлемах злобно зияли пустыми глазницами, мертвецы в остатках старых доспехов выбирались из земли и, размахивая ржавым оружием, приближались ко мне. Я взмахнула мечом вокруг себя, очертив круг, но он не причинил мертвецам никакого вреда. Еще несколько взмахов — меч проходил через них, словно через воздух…

Неожиданно до меня дошло: сторожевой знак-то холодный! Точнее, еле теплый, учитывая оставшихся позади иггов, но при близкой опасности он должен обжечь! А значит, это иллюзии, фантомы, которыми решили напугать маленькую глупую девочку.

И я просто пошла им навстречу, держа, правда, меч перед собой. Дошла до первых и… прошла через них насквозь! Точно, иллюзия!

— Эй, где вы там! — закричала я весело. — Бейтесь сами со своими шутами гороховыми!

Мои слова возымели действие, только не то, какое хотелось бы. Вокруг меня завязался призрачный бой — мелькало оружие, двигались человеческие фигуры в доспехах, вставали на дыбы кони… Казалось, будто я вижу какое-то кино о древних временах, только здесь, в отличие от кинематографа, все было действительно таким, как когда-то в древности. Я даже засмотрелась на происходящее, пытаясь запомнить копии древних событий.

Тут сторожевой знак стал чуть-чуть теплее. Совсем немного, но я правильно поняла предупреждение: нельзя отвлекаться на постороннее, нужно искать своего врага! Где же он? В мелькании многочисленных фигур трудно было что-то разглядеть. Может быть, на это и был сделан расчет — отвлечь мое внимание?

Это было наитие. Держа правой рукой меч, я левой вынула из-под одежды серебряный крестик и подняла на уровень лица… И все сразу исчезло.

Неожиданно земля так содрогнулась, что я еле устояла на ногах.

Я увидела черную разверзшуюся яму, край которой был совсем близко от меня. Туман выползал из нее, и в нем маячила фигура Вальдемара. А за туманом из ямы поднимались черные, жуткие тени, медленно двигавшиеся в мою сторону…

Вальдемар поднял над головой свою громадную секиру, а я направила на него меч. Медленно и уверенно мы пошли навстречу друг другу. Я взмахнула мечом над стелющимся по земле белесым веществом, и оно растаяло, как самый обычный туман. Вальдемар размахнулся…

Вот это был удар! Меч и секира столкнулись в воздухе, и я вопреки собственным ожиданиям выстояла. Мало того, поняла, что мой противник не сильнее меня, несмотря на свои вампирские возможности. Наверное, дело было в мече, которым когда-то сразили готского короля. Интересно, кому он принадлежал и кем был изготовлен? Ладно, потом у Вилора спрошу, а сейчас — получи!

Меч свистел в воздухе, с лязгом сталкиваясь с секирой. Создавалось впечатление, что он действует сам, по ходу обучая меня сложному искусству боя. Между тем я заметила, как черная тень, разросшаяся на полнеба, опускается ниже, и это определенно не сулило ничего хорошего. Мне стало жутко, и я в отчаянии, изловчившись, чиркнула кончиком меча Вальдемара по горлу. Он дернулся и выронил секиру, схватившись за шею. Черная кровь бежала между его пальцами, он скорчился и упал на землю. Тени за его спиной замерли, словно в нерешительности, а потом медленно отступили и словно нехотя исчезли в яме. И лишь одна тень — высокая, кряжистая, стоявшая чуть поодаль, словно случайный прохожий, неспешно отошла в сторону и растворилась во мраке ночи.

Я подошла к Вальдемару и увидела, что кровь из раны уже не текла, а сам он на моих глазах превращался в дряхлого старика. От неожиданности я отскочила, запоздало припоминая подробности гибели готского короля. Король… Не его ли тень я сейчас видела? Схватив секиру, я с трудом дотащила ее до ямы и бросила в нее.

Тело Вальдемара тем временем обратилось в скелет и рассыпалось прахом. Чернота сверху опускалась все ниже, и надо было уходить. Я оглянулась в поисках Вилора и увидела, что он спешит ко мне.

— Никандра! — Он встал передо мной, устремив мрачный взгляд на меч. — А теперь ударь меня, пожалуйста.

— Ты что, с ума сошел? — опешила я. — Жить надоело?

— Нет, жить-то как раз хочется… Но выслушай меня, — быстро заговорил Вилор, глядя вверх. — Пойми, это нужно. Видишь сама, древнее оружие способно избавить от вампирского проклятия, освободить душу…

— Да, чтобы ты тоже состарился и умер?! — закричала я, дурацким девчоночьим жестом пряча меч за спину.

— Это будет лучше того, что мне предстоит. Вальдемара больше нет, игги получили свободу и разбежались, а сейчас уйдет и их родоначальник, — Вилор указал взглядом наверх. — Но уйдет он не просто так. Вальдемар магическим путем заполучил над ним власть. Для этого он инициировался кровью десяти иггов. Предок никому не прощает убийства своих потомков, он утащит убийцу с собой в страшный нижний мир, откуда вернуться невозможно. Тебе ничего не грозит, ты иггов не трогала, а вот мне…

— При чем здесь ты?

— При том, что меня тоже инициировали кровью игга. Одного, но он был убит моей рукой, хоть ее и держали силой…

— Так ты же не виноват!

— Боюсь, ему, — Вилор указал вверх, — это без разницы. Он склоняется именно за мной! Там, в нижнем мире, смертный человек просто умрет от голода, тоски, безысходности, но вампиру такое счастье не светит. Мы ведь не умираем сами, нас только убить можно, и то определенным способом, который в нижнем мире недоступен! Я не смогу ни умереть, ни выбраться, оттуда не возвращаются! Пожалуйста, Никандра, убей меня, пока не поздно!

Он взял меня за плечи и с отчаянием посмотрел в глаза. Я почувствовала, что сейчас хлопнусь в обморок, как кисейная барышня. Своими руками убить Вилора?! Или обречь его на то, что хуже смерти? Никому никогда не пожелаю стоять перед таким выбором!

Я занесла меч, крепко зажмурилась…

И опоздала. Что-то адски холодное упало сверху, сделав ледяным весь воздух, и я несколько секунд не могла ни открыть глаза, ни шевельнуться. А когда открыла — мир вокруг был обычным реальным миром, и не было больше ни черноты на небе, ни зловещей ямы. Только меч светился у меня в руке.

— Вилор!!!

Его нигде не было.

Я не плакала. Слезы приносят облегчение, а мое горе запеклось в груди болезненным сгустком, и я знала, что он останется там навсегда.

— Вилор, прости! — орала я пустой равнодушной степи. — Я найду тебя, Вилор! Обязательно найду и выручу, где бы ты ни был!!!

«Спасибо, Никандра, за доброту твою, — прозвучал вдруг в голове голос, его голос! — Это, конечно, безумие, но один раз ты уже спускалась за мной в подземные глубины, и я вопреки разуму осмелюсь надеяться… Если, конечно, ты не забудешь обо мне в ближайшем будущем. Я же буду помнить о тебе всегда. А сейчас спасай своих друзей, разбей полусферу, освободи заточенные души…»

Голос звучал все тише, последние слова я вообще едва разобрала. Я не удивилась. Если он мог читать мысли, то что удивительного в умении их передавать?

Огромным усилием воли я снова взяла себя в руки. Нужно действительно идти спасать ребят. Хотя бы их… Куда идти — вопросов не возникало, Вилор не зря советовал мне запомнить дорогу до подземного зала с полусферой. Единственным входом, как он говорил, является барак. И теперь, когда Вальдемара нет, в него, наверное, можно зайти свободно?

Барак стоял на пустыре и казался обычной деревянной постройкой, которую забыли снести еще полвека назад. Остатков выбитой нами двери на траве уже не было. Я вошла внутрь. Теперь у меня не имелось с собой фонарика, но меч продолжал светиться в темноте, и я почти без труда отыскала дорогу. Вперед и вниз, никуда не сворачивая. Войдя в подземный зал, посреди которого возвышалась полусфера, я замерла: красные глазки иггов сверкали в темноте, они были здесь, похоже, в полном составе. Когда я вошла, они испуганно попятились.

Ни слова не говоря, я прошла к полусфере и изо всех сил ударила по ней мечом. Я думала, мое оружие отскочит от камня, а вместо этого услышала грохот — камень, из которого была сделана полусфера, треснул, как яичная скорлупа, только осколки посыпались. Полусферы больше не существовало, и я заглянула в пролом. Оттуда исходил бледный, тусклый свет, и я сразу узнала подземелье, виденное в кошмарах.

— Эй, там! — крикнула я. — Выбирайтесь, выход есть!

Конечно, никого я там не увидела. Но уж услышала! Словно легкий теплый ветерок устремился снизу, касаясь моего лица, и в нем были слышны тихие вздохи, тоненький смех, обрывки слов… Теперь, думаю, все, кто находится в бараке, очнутся, а души тех, кто в нем умер, обретут покой. Что ж, я рада за них. Только мне от этого не легче…

Повернувшись, чтобы уйти, я столкнулась с одним из иггов, подкравшимся ко мне сзади.

— Что, жить надоело?! — я замахнулась мечом. Игг с достоинством отступил и сказал:

— Тебе спасибо, конечно, но больше ты сюда не ходи! Это наши владения.

— Нужны они мне! — сквозь зубы процедила я.

— Вот и хорошо, — закивали они все. А первый продолжал:

— Прощай. Мы перекроем сюда путь, чтоб люди больше не приходили.

Я не стала больше ничего говорить, а просто направилась к выходу.

Добравшись до барака, я услышала шум и голоса. Мои приятели и остальные жертвы вампира пришли в себя и пытались выяснить, где они находятся, попутно срывая с себя остатки проводов-жил. Мое появление с сияющим мечом в руках заставило всех замолкнуть. Недолго думая, я в общих чертах обрисовала им ситуацию. Многие отнеслись к моему рассказу недоверчиво, а Колька с Егором тут же пошли посмотреть на вход в подземные чертоги. Напрасно — хода в подземелье больше не было, игги сдержали свое обещание.


Глава XVI На свободу | Большая книга ужасов 41 | Эпилог