home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава V

Игры оживших мертвецов

От страшного удара завалилась на землю крепкая металлическая решетка ограды лагеря. По ней и прошел живой мертвец. Прошел и, не останавливаясь, двинулся на кладбище.

Вовка и его друзья бросились вниз под горку, догоняя мертвеца и кричащую Никифорову.

В темноте они спотыкались, падали, обдирая руки о жесткую влажную траву, ссаживая колени. Луна продолжала играть в прятки — в самые нужные моменты она исчезала за тучами, оставляя мальчишек, бегущих к кладбищу, в полной темноте.

Но вот она появилась снова, когда Вовка, Андрюшка и Мишка уже прыгали между могилами. Всего в нескольких сантиметрах от глаз увидел Вовка толстую обломанную ветку — и если бы он сделал еще полшага вперед, то точно напоролся бы на нее и одним глазом у героя было бы меньше.

Громким шепотом благодаря бога, небо, луну — все-все-все, что не позволило ему в этот миг наткнуться на острую ветку, помчался Вовка дальше. Туда, откуда еще доносились крики перепуганной девчонки. Ни Вовка, ни его приятели не представляли себе, как они будут спасать Никифорову, но продолжали бежать на ее голос.

А могилы на всем кладбище шевелились. Падали, крошась и ломаясь, старые деревянные кресты, обваливались памятники, земля раздвигалась — и жуткие истлевшие мертвецы вставали из могил. Протягивая руки и поворачивая туда-сюда оскаленные черепа, покойники выбирались наружу и, не обращая внимания на пораженных мальчишек, двигались вон с кладбища. Луна бледным тревожным светом прокладывала им путь.

И все они, вставшие из своих могил, шатающиеся молчаливые мертвецы, методично двигались в одном направлении. Их путь лежал в детский лагерь «Огонек».

Что они собираются там делать, Вовку, Мишку и Андрея сейчас не интересовало. Потому что преследовали они только одного — того жуткого мертвеца, который утащил Никифорову.

Его силуэт был сейчас хорошо виден в свете луны, которая висела между пышными ветвями высоких деревьев. Оживший покойник подобрался к разверстой могиле и, резко дернув Алину Никифорову за руку, толкнул ее в мрачный провал разрытой земли. Только легкий вскрик бедной девчонки донесся до Вовки и ребят — и дальше тишина. Лишь было слышно, как, скидывая в могилу комья земли и засыпая тем самым Никифорову, сипит оживший покойник:

— Ну, полежи, полежи теперь в могиле вместо меня! А я пойду повеселюсь, потанцую! Вместо тебя, вместо тебя! Вот мы и поменялись местами, вот и пришло время!.. То-то же…

Расправив плечи и явно приободрившись, покойник в последний раз столкнул в разрытую могилу пласт земли и крикнул туда:

— Тебе не выйти из моей могилы! Я буду жить! Жить!

После этих слов он, не разбирая дороги, заковылял прочь. Идти ему было тяжело — взрывая землю, раскрывались другие могилы, его собратья по несчастью, то есть давно и очень давно похороненные покойники, вставали из них. И тоже двигались к лагерю.

— Никифорова! — закричал Вовка, подбегая к могиле, в которой лежала сейчас живая девочка. — Мы сейчас вытащим тебя! Ты меня слышишь?

Тьма и тишина были ему ответом. Сюда не проникал лунный свет, ни звука, ни знака, ни шевеления не удалось мальчишке заметить.

— Надо копать! — Андрюшка и Мишаня принялись выгребать руками могильную землю и бросать ее в стороны.

— Она не должна задохнуться!

Трое мальчишек, забыв обо всем на свете, рыли руками тяжелую влажную землю, отбрасывали ее.

Через некоторое время земля в могиле зашевелилась. Алинка Никифорова подала голос.

— Живая, живая! — обрадовались мальчишки и с еще большей решимостью стали хватать землю руками и выбрасывать ее прочь, чтобы Никифорова как можно скорее была свободна.

Девочка и сама активно старалась выбраться. Она ворочалась под толстым тяжелым слоем могильной земли, пытаясь стряхнуть его, вот уже кисть ее руки стала видна. Но только Вовка схватил Никифорову за эту руку и потянул на себя, чтобы вытащить на поверхность, как земля сама собой вдруг посыпалась обратно в могилу, потекла, словно какая-то сила притягивала ее. Никифорова снова оказалась под землей. А Вовка, который, помогая девочке выбраться, спустился в могилу, просто вылетел оттуда и оказался на поверхности рядом со своими дружками.

— Такого просто быть не может… — прошептал изумленный Андрюшка.

— Тебя просто выкинули из могилы из этой!.. — добавил Мишка.

— Но почему? И почему Никифорову туда прямо как затянуло? — Вовка, заглядывая в могилу, не находил ответов на свои вопросы.

— Жуть…

— Откопаем, — твердо заявил Вовка и по новой принялся выкидывать из развороченной могилы сырую землю с остатками полусгнившего гроба.

Дружки помогали ему, помогала и бедная Никифорова, которая лежала под толщей земли и была все еще жива.

И опять могила затянула ее в свои черные недра. Мальчишки принялись копать снова, уже с остервенением и ужасом — но история повторялась…

— Накрой голову курткой! Прижми под ней руки к лицу и лежи так! — когда в очередной раз Алинка показалась на поверхности и вот-вот должна была снова провалиться под землю, крикнул Вовка и, стянув с себя плотную джинсовую куртку, накинул ее девчонке на голову. — Так ты там дышать сможешь, земля тебя не задушит!

Он не знал, насколько это эффективно. Но ему хотелось верить, что так Никифорова останется жива. А земля тем временем вновь сползла в могилу…

— Что же это такое происходит? — произнес Вовка. Хотел еще что-то добавить — и не договорил: пронзительные детские крики послышались с разных сторон.

Где-то вдали между деревьями и могильными оградами стало заметным слабое движение — какие-то темные фигуры колыхались там. Вовка, Мишаня и Андрей бросились туда.

… — Ложись в могилу, полежи вместо меня! А я по белому свету пойду гулять, отдохну, порезвлюсь… — скрежетала полуразложившаяся скрюченная покойница, закидывая в свою раскрытую могилу маленького мальчишку. И напрасно тот визжал и вырывался — на него полетели комья сырой земли, и скоро смолкли его жалобные крики. Крякнув и сладостно хрустнув косточками, мертвая бабка отправилась восвояси.

В соседнюю могилу полетела малышка того же возраста, что и мальчик. Вовка вспомнил ее — меньше часа назад эту кудрявую девчушку он самолично намазал своей зубной пастой. А она спала себе сладко и даже улыбалась во сне. А столкнувший сейчас ее в могильный провал труп — совершеннейший скелет, даже без каких-либо намеков на одежду — развернулся и, светясь желто-белыми костями под лучами мрачной луны, зашагал бодрым шагом вдоль могил.

— Что же они вытворяют, гады тухлые? — в сердцах воскликнул Андрюшка. — Что делают?!

— Что делают, что делают… — буркнул Вовка. — Себя на живых меняют, вот что! Слышали, что они говорят? «Полежи вместо меня в могиле, а я погуляю вместо тебя…»

— Да…

— А с чего это они вдруг?

— Не знаю…

— Пацаны, надо в лагерь! — решил Вовка.

Одновременно оглянувшись по сторонам, Мишка и Андрюшка согласились с ним.

— Но Никифорова… — вспомнил Андрюшка. — Как же она там?..

— Это как раз для нее.

Как именно возвращение в «Огонек» может пригодиться похороненной заживо девчонке, Андрей и Мишаня не поняли. Но охотно бросились вслед за предводителем. В лагерь.



Глава IV Ночные гримеры | Большая книга ужасов 41 | Глава VI Восставшие из гробов проходят мимо…