home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1.

 Куда мне отсюда идти?

 А куда ты хочешь попасть?

 А мне все равно, только бы попасть куданибудь.

 Тогда все равно куда идти. Куданибудь ты обязательно попадешь.

М/ф "Алиса в стране чудес"

Я уже несколько часов спускалась с горы. После первого же часа этого спуска я переобулась в кроссовки, а пуховик сменила на легкую куртку. Нет, не то чтобы было сильно жарко, всетаки какаяникакая, а гора. Но солнце припекало.

Долина у подножия манила своей мнимой близостью, а по факту я уже еле переставляла ноги. Ох. Я никогда не любила турпоходы, лазанья по горам, скитания по лесам и ночевки на природе. Ну не мое это, не мое. И мне при этом ни капельки не стыдно. Ну да, я изнеженное, рафинированное и абсолютно урбанизированное существо. Гуляла я по парку недалеко от дома, и исключительно на роликах, летом. А зимой там делать нечего. И в лес хожу, ну может, раза три за лето, когда родители меня за шкирку вытаскивают за грибами. Ну и что?

В горах я бывала всего пару раз, из них один был в Египте, когда мы с подругой отдыхали в Шарм Эль Шейхе. Меня тогда приперло съездить на экскурсию на гору Моисея. Умные люди меня отговаривали и предупреждали, что Алет, не стоит оно того, не надо, опомнись. Но какже, я же упрямая. Подруга, будучи умнее меня, категорически отказалась ехать и осталась в отеле, тогда я сагитировала на эту авантюру себе в компанию одного молодого человека из компании ребят, с которыми мы познакомились в отеле. Вечером туристов загрузили в автобус и долгодолго везли к горам. Выгрузив у подножия горы посреди ночи, нас пересчитали по головам, показали путь и стройной шеренгой мы поперли вверх в гору.

Сначала было ничего, довольно весело. Где то к середине пути, правда, ноги уже начали гудеть. Отдохнув на специально отведенной для этого площадке, мы полезли дальше. Ноги уже идти отказывались, я задыхалась. Стреляло не только в боку, а везде в спине, в ногах, в плечах, а мышцы противно дрожали. Мой спутник, выказывая себя настоящим мужчиной, практически тащил меня на буксире. К рассвету сильно похолодало, да и поднялись мы высоко, поэтому я натянула сверху своего свитерка еще один свитер, который заранее реквизировала у подруги. Голову и шею обмотала платком арафаткой, но все равно было очень холодно.

Самые тяжелые минуты пути были уже у самой вершины, когда, пологие и вполне нормальные до этого момента, ступени сменились огромными высоченными уступами. Я со своим ростом не могла просто взять и шагнуть на такую ступеньку, так что когда сама с трудом забиралась, а когда меня мой спутник заволакивал. И вот, наконец, вершина. Мы словно мухи расползлись по склонам горы, приготовили фотоаппараты и стали ждать восхода солнца.

Да, зрелище неописуемо прекрасное. Восход в горах это нечто. Безусловно, та красота, которую мы увидели, стоила этого пути. Ну и, кроме того, по легенде, вроде как тем, кто поднялся на эту гору, происходит отпущение грехов. Ха, еще бы. Совершить такой путь это определенно стоит отпущения грехов. Солнце взошло, мы отдохнули сидя на каменистых боках скал, а дальше…

Ооооооо, дальше был спуск с горы. Наверх мы елееле, но шли. А вот обратно я готова была добираться ползком, а ноги мелко тряслись в коленках. Каждый шаг это был героический поступок. Каждая ступенька подвиг. Никогда в жизни я так не уставала. Я чувствовала себя древней, заросшей мхом и разбитой параличом черепахой. Мы, разумеется, спустились, и немалая заслуга того, что я не свернула себе шею, принадлежит моему спутнику. Если бы не он, я даже не знаю, справилась ли бы я?

А потом, еще несколько дней уже в отеле, я передвигалась как старая каракатица, кряхтя на каждом шагу, постанывая при поднятиях и спусках по лестницам, и держась при ходьбе за стены или поручни, чтобы не заносило. Именно после этой поездки я начала активно заниматься спортом, и пошла на танцы.

Вот сейчас я монотонно переставляла ноги и вспоминала свое незабываемое путешествие в Синай. Время этого мира не совпадало с Землей, и, выйдя с Шером из дома на Земле в полночь, тут я оказалась ранним утром. Очень хотелось есть, пить и спать. Но я понимала, что если я сейчас сяду, то просто уже не заставлю себя идти дальше. А перспектива встретить ночь в горах меня не сильно вдохновляла. Поэтому я шла, делая только небольшие остановки, чтобы передохнуть и глотнуть сладкого кофе с молоком из термоса. А вот права я была, что не поддалась на провокации и смешки Шера. Пригодится или нет вопрос другой, нехай буде.

Наступил вечер, стало темнеть, а долина ощутимо приблизилась, но уже стало очевидно, что сегодня совершенно точно подножия горы я не достигну. Вопрос о ночевке объявлялся открытым и требовал срочного решения. Пройдя еще немного, я увидела на склоне горы вход в другую пещеру. Вход не такой большой, как в ту, в которую занесло меня, но войти в нее я смогу. Вздохнув, я полезла искать себе пристанище на ночь.

У входа я какоето время постояла, прислушиваясь, нет ли там кого. А то влезть в логово какогонибудь горного медведя радости мало. Но вроде было тихо и я, включив фонарик, пробралась по стеночке внутрь. Пещера была не слишком большая, но довольно чистая. Только в глубине была навалена какаято гора не то веток, не то травы. Но я решила, что я не настолько смелая, чтобы лезть вглубь пещеры, а лучше гденибудь неподалеку от входа у стены расположусь.

С невероятным облегчением растянувшись на расстеленном спальном мешке, я просто тупо отдыхала. Сил не было даже на то, чтобы достать из сумки хоть какуюто еду. Да и не особото у меня эта еда и есть. Сумка с припасами осталась у Шера, а в моей сумке были только всякие вкусняшки, печеньки, бутылка воды. Ну и через плечо еще висел походный термос с кофе. Я вздохнула. Нда. Не радостно както началось мое путешествие в другой мир. Ну, вот почему у всех людей как у людей, а у меня все вечно через одно место?!

На улице совсем стемнело, у меня уже тоже глаза слипались от усталости и недосыпа, но всетаки следовало хоть чтото поесть. Я начала рыться в сумке, когда вдруг вытащила какойто пакет. Ооо! Спасибо тебе, Господи, я тебя люблю. Это был пакет с запеченной в духовке курицей, которую я приготовила в дорогу, но уже не успевала запаковать в сумку с припасами и практически на пороге квартиры сунула в свою сумку. Ура! Сейчас меня покооормят, сейчас я буду кууушать!

Трясущимися от жадности руками, я вскрыла пакет и с наслаждением вгрызлась в куриную ногу. Вот оно счастье! А пахнет то как, ммммм. Правда я так устала, что даже чувство голода спасовало и притупилось, и неожиданно оказалось, что даже одна куриная лапа это очень много еды. Доев, я легла, закутавшись в спальный мешок, и уже стала засыпать, как сквозь дрему услышала детский плач. Какойто малыш тихонько жалостливо плакал. Не рыдал, а както печально хныкал, срываясь периодически на всхлипы. Брр. Както жутковато, откуда в горах плачущий ребенок? Это только ненормальные вроде меня шляются тут, ноги корежат.

Я села и прислушалась. Спать резко расхотелось, но и идти проверять было страшно. Плач продолжался и вроде даже усилился. Кряхтя, я встала и повертела головой, пытаясь понять, откуда идет звук. Звук, как ни странно, шел откудато из глубины пещеры. И вроде даже из той кучи чегото, что была навалена у дальней стены. Я на цыпочках пошла вдоль стены, прислушиваясь и аккуратно подкрадываясь к этому нагромождению.

Не то чтобы я такая уж отчаянная трусиха, скорее очень осторожная и прагматичная. Но и героем я бы себя не назвала. Вот как в мультфильме про Алису "Вообщето, я очень храбрый, только сегодня у меня голова болит". Я самая обычная девчонка, со своими страхами и фобиями, как любой нормальный человек. И вот убейте меня, но мне не кажется нормальным для городской девушки шляться по ночам в одиночестве неизвестно в какой пещере, на неизвестно какой горе, в, черт побери, неизвестно каком мире.

Плач определенно раздавался отсюда. Подойдя ближе, при свете фонарика я разглядела, наконец, что это такое. Это было какоето не то гнездо, не то лежбище из веток и травы. И вдруг оттуда на меня выглянули огромные глаза, а у меня чуть сердце не оборвалось с перепугу. На меня смотрел детеныш какогото животного. Опознать, что это за зверушка я не смогла бы при всем желании. Нечто очень пушистое, на толстеньких недлинных лапах, с большими треугольными ушами и с лохматым хвостом.

Больше всего оно напоминало помесь толстого и косолапого щенка чаучау и инопланетного зверька Стича, из мультфильма "Лило и Стич". Шерсть была очень густая, лохматая нежноперсикового цвета и с затемнениями вокруг глаз и на ушах, как у сиамских кошек. Только глаза, в отличие от чаучау, у этой животинки были огромные и очень светлого голубого цвета, как у хаски. И вот эти огромные светлые глазищи, не моргая, смотрели на меня с выражением кота из мультфильма "Шрек".

Черт! Ну за что мне все это? Раз есть детеныш, значит гдето не подалеку и его мама. Кажется, пора делать ноги.

 Привет, дитё. Ты чего тут один? я собралась дать задний ход, как это существо снова заверещало плача, глядя на меня и сделало попытку выбраться из своего гнезда. При этом оно облизывалось и хныкало.

Похоже, что мама малыша гдето заплутала и задержалась, и малыш просто хотел есть. Ну, я его понимаю, тут хочешь, не хочешь, а слюной захлебнешься, так пахло жареной курицей. Ладно, не обеднею, Бог велел делиться.

 Подожди, я сейчас.

Я сходила к своим вещам и принесла пакет с курицей. Малыш и вправду был очень голодный, и очень зубастый. Куски курицы, которые я вкладывала ему в пасть, исчезали с невероятной скоростью, только хруст костей стоял. Я отломила для себя вторую лапу, и спрятала ее в сумку про запас, мне еще и завтра надо както день пережить. А все остальное скормила этому существу, и чтото мне подсказывало, что он не отказался бы еще несколько раз по столько же.

Поняв, что больше ему ничего не дадут, он попытался выбраться и стал скулить. Но вот это извините, я не самоубийца, чтобы брать чужого детеныша из его логова. Ага, придет потом такая же зубастая мама и накостыляет мне, что я без спросу ее малыша трогаю. Нет уж.

Поговорив с ним и поутешав, я дождалась, пока его глазенки осоловели, и он задремал, и пошла на свое место. Ладно, будем надеяться на русское "авось", надеюсь, зверская мама придет не скоро, и я успею поспать. Заснула я мгновенно.

Проснулась я полностью отдохнувшая, выспавшаяся, только тело затекло от сна на жесткой земле, мешок давал только тепло, но не мягкость. Под боком чтото приятно грело и сопело. Сопело?! Я подскочила в ужасе и увидела, что какимто непостижимым образом, накормленный мною малыш, не только выбралсятаки из своего гнезда, но умудрился преодолеть всю пещерку и притулился у меня под боком. Очень интересно. И давно он тут?

 Просыпайся, плюндель. Я погладила его по мягкой шерстке. Тебе пора в свой домик, а мне пора топать дальше.

Малыш завозился и недвусмысленно выразил мне свое мнение на этот счет, показав, что я как хочу, а лично он из этой мягкой и теплой тряпочки никуда идти не собирается. И закопался еще глубже, полностью игнорируя мои попытки его вынуть и отнести обратно. При этом он сопел, похрюкивал, подставлял мне бока и пузико для ласки, и вел себя как обычный щенок или котенок.

Повозившись и поиграв с ним, я всетаки встала, потому, как время идет, пора спускаться с этой горы и пытаться идти к людям. Ну, или кто тут живет. Собрав вещи, и одевшись, я взяла его на руки, и повернулась, чтобы отнести его в его гнездо. И… и замерла, уже подняв ногу для шага. Напротив нас сидела большая зверюга и внимательно смотрела мне в глаза. Что называется картина маслом "Не ждали!" Я не понимаю, почему я не увидела ее раньше, ведь судя по ее позе, сидела она тут давно и все это время за нами наблюдала. Но вот клянусь, буквально пару секунд назад ее здесь не было. Выглядела она собственно так же, как и ее сыночек, только размером с хорошего такого пони.

Я сглотнула. Представляю, приходит вот эта мама с охоты, а ее сыночку неизвестная девица щупает и не известно, что собирается с ним делать. И вот думает она теперь, наверное, а не закусить ли мне этой наглой особой?

 Ээээ, уважаемая, а мы тут… играли… Я медленно и аккуратно поставила малыша на землю, и, стараясь не делать резких движений, подтолкнула его в сторону его мамы. Я его не обижала, честно. Даже покормила.

Малыш к маме идти не торопился, а катался на спине у моих ног и всячески изображал, что его надо почесать по пузику. Я сделала шаг назад и бочкомбочком стала потихонечку двигаться в сторону выхода из пещеры. Ну, ведь цел же малыш, и даже вон доволен, как ни знаю кто, значит все в порядке же? Да?

Огромные как плошки глаза, пугающе прозрачной голубизны, внимательно следили за моими жалкими попытками смыться по хорошему. Мне осталось сделать всего пару шагов, и я уже смотрела на такую манящую свободу, как эта зверюга вдруг возникла практически перед моим носом за пределами пещеры. Блин, как это она так? Только что же сидела вон там, у стеночки… Я оглянулась. Малыш, смешно переваливаясь на коротких лапах за это время дотопал до меня, и встав на задние лапы, попытался вскарабкаться ко мне на руки по моей ноге.

Я аккуратно потрясла ногой, чтобы его стряхнуть, затем наклонилась и отставила в сторонку, и снова попыталась просочиться мимо его мамаши. Она не шевелилась и не делала никаких движений, только также внимательно наблюдала за нами.

 Я хорошая, правда. Не надо меня есть. Чувствуя себя очень глупо, я попыталась убедить животное, что меня надо отпустить. Честночестно. Я вот даже последней курицей с малышом твоим поделилась. А он сам ко мне пришел, я его не вытаскивала.

Она перевела наконецто немигающий взгляд с меня на своего малыша. И неуловимо быстрым движением проскочив мимо меня, оказалась возле него. Фух! Я вздохнула с облегчением и почти бегом бросилась прочь. Вот ничему меня жизнь не учит, не надо было оставаться даже в пещере, когда обнаружила там логово.

Я пробежала уже метров двести, как впереди меня опять возникла эта мамазверь и перегородила мне дорогу. Ничего не понимаю. Ну как она так делает? Телепортируется чтоли? Ведь не пробегала она мимо меня, точно. В зубах она за шкирку держала своего малыша. Мы стояли и смотрели друг на друга. Потом она вдруг скользнула ко мне, я даже дыхание затаила, а она вдруг ткнула мне в руки своего сынка, который болтался у нее в зубах, смешно дрыгая лапами. Я от неожиданности зверушку подхватила и стояла теперь с ним в руках, не зная, что делать дальше.

 Гм. Спасибо конечно, но что мне с ним делать? У меня еды больше не осталось, мне нечем его сейчас угостить. Может не надо мне его давать?

Мама малыша стояла и опять не мигая смотрела мне в глаза. Я на секунду перевела взгляд на трепыхающуюся живность у себя в руках, а когда снова подняла глаза мы уже были вдвоем. Класс! Это что, она мне своего дитятку на усыновление чтоли отдала? Офигеть. А так вообще разве бывает в природе?

 Дааа, мальчик. Круто мы с тобой попали. Значит, вместе теперь будем жить поживать, да добра наживать?

Ходил малыш плохо, поэтому нести его пришлось на руках. Когда руки уже отваливались от тяжести, я закрутила его в свою куртку и закрепила на себе в подобии слинга, в которых мамы носят детишек. Так мы и добрались наконецто до низины. Добравшись до реки, я выпутала из своей куртки детеныша, положила его на землю, бросила рядом свою сумку и обессиленно упала на спину. Какие же тяжелые эти два дня были. Да еще и питомцем вот опять обзавелась. А ведь зарекалась уже, что больше никаких животных я не заведу. Хватило мне Шера с избытком впечатлений на всю жизнь хватит. Так нет же, опять меня моя жалостливость подвела.

Надо бы еще имя малышу придумать, и попытаться у людей потом узнать, кто это хоть вообще. А то, как у Пушкина получается "Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка".

 Ну что, плюндель? Давай имя тебе придумывать? Мы с тобой теперь вроде как одна команда. Я села и поискала глазами зверька.

Но пока я отдыхала, он спрятался гдето в траве, и возле меня только сиротливо лежала моя сумка. А рядом еще одна сумка, и тоже моя. Я в обалдении поморгала глазами на эту вторую сумку. А она поморгала мне в ответ.

Шер.

Что имеем не храним;

потерявши плачем.

Козьма Прутков

Наконецто приготовления Алеты закончились. Какая ж она смешная, паковала столько вещей, как будто собирается в пустыню. Я сначала пытался намекать ей на это, а потом решил, что пусть. Лишь бы она быстрее все это сделала.

Слава богам, наконецто. Домовой Петрусь меня не обманул, портал действительно открывался без всяких проблем. Даже странно, как я сам не додумался до такого простого способа. Не иначе отсутствие магии повлияло и на мои умственные способности. Дрожь марева вокруг нас показала, что наступила последняя стадия, осталось одно мгновение, и я окажусь дома, в Альзерате. Я мысленно представил место, куда планировал перенестись. Портал открылся, и нас завертело, как вдруг Алету от меня резко дернуло. Я, ругаясь, попытался ее удержать, но чтото пошло не так и ее оторвало, а меня выкинуло из портала.

Ох, приземление оказалось не таким приятным, как могло было бы быть. Меня протащило по траве и впечатало в дерево. Я молниеносно вскочил, озираясь вокруг, но… Я был один. Алеты нигде не было. Граххен тош!!! Что случилось? Ведь все сработало как надо, я стоял именно в том месте, которое мысленно вообразил при построении портала… Обширный парк в окрестностях дворца. Вон и крыши дворца видно, пешком я за пару часов буду на месте.

Я быстрым шагом отправился во дворец прямиком к придворному магу. Отец подождет, а мне срочно нужен ктото, кто сможет отследить портал, пока остались следы магического вмешательства. То, что моатти была гдето здесь, в Альзерате, не вызывало сомнения. Лунный камень в моей сережке светился таким же ровным светом, и я попрежнему ощущал, что с ней все в порядке, наша связь попрежнему на месте. Вопрос только в том, куда ее выкинуло. И вот это нужно было выяснить как можно скорее.

Добравшись до дворца, я ворвался в лабораторию мэтра Линкенкаля, нашего придворного мага. И, разумеется, сразу же на него наткнулся. Вкратце объяснив ситуацию, я попросил его проследовать со мной и помочь отследить портал. На месте мы оказались быстро, верхом это совсем не далеко. Но… Мэтр Линкенкаль ничем не смог мне помочь. Подтвердил, что выброс второго канала произошел здесь, на Альзерате. Но где именно он отследить не смог.

Граххен тош!!! Да что же это такое. Как найти ее, пока она не попала в беду? Надо любым способом пробраться в закрытую библиотеку отца и добраться до записей в запретной книге заклинаний. Наверняка в разделе с описанием обряда 'Шанет моатти' должна быть какаято информация о возможности контакта между двумя моатти в подобных случаях. Ведь я чувствую, что с ней пока все в порядке, она жива, не ранена.

Да, так и сделаю. Анрениэль прикроет меня, я все ему расскажу. Вдвоем мы чтонибудь придумаем.


Часть 1. Глава 10. | Алета | Глава 2.