home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 2. Глава 7..

Баня хороша тем, что там не парят тебе мозги.

NN

Мы вернулись в дом Каэтары, она показала мне стойло, куда поставить мой новоприобретенный транспорт и похвасталась своим пегасом. Пегас у нее и правда красивый белый, гладенький и ощутимо меньших размеров, чем мой вороной жеребец. Я даже присвистнула мысленно, а не погорячилась ли я. Учитывая мой более чем скромный рост, мне даже на не слишком высокого коня, и то, если только с разбегу. А уж на моегото… Это или к седлу лестницу веревочную привешивать или стремянку подставлять. Вот ведь, всетаки верно говорят, халява это страшная вещь.

Мой коник уловил мои не радостные мысли подошел и снова положил мне голову на плечо.

 Ой, дружочек, ты бы так поаккуратнее, раздавишь меня, мой хороший. Я на полусогнутых ногах выбралась из под его головы и погладила по шее. Как же мне на тебя вскарабкаться то? Я ж даже ногу то так не задеру, чтобы ее в стремя вставить. Я вздохнула.

И тут он лукаво и ласково, взглянув мне в глаза, преклонил передние ноги и опустил голову почти до земли. Огось. Умочка какой.

Я обошла его сбоку и попыталась вскарабкаться. Блин. Ну что за нафиг? Не думала, что я такая неуклюжая, не получается влезть даже на коня, который передо мной на коленях стоит. Както я была лучшего мнения о своей физической форме после нескольких то лет проведенных в фитнессклубе. Неприятно осознавать собственную несостоятельность. Во всех книжках, которые я читала, всякие разные попаданцы очень лихо осваивали верховую езду и даже на мечах сражались весьма успешно. А я? Каэтара стояла в сторонке и наблюдала за мной со скептической улыбкой.

 Алета, ты что, никогда не ездила верхом? На обычной то лошади ты же ездила, а тут разницы никакой.

 Не ездила я ни на какой лошади. Только в специальных повозках. У меня папенька строгий, не позволял мне верхом, боялся, что я расшибусь. Я пыхтела как сердитый ёжик и упорно пыталась залезть на это животное. И так же упорно скатывалась по гладкому боку. Прямо хоть зубами за перья помогай себе.

Альф стоял рядом с Каэтарой и нагло улыбался, глядя на мои потуги. Ну вот, даже мой собственный монимонт хихикает над моей неуклюжестью. Я сердито вздохнула.

Жеребец долго терпел, но, похоже, даже у лошадей, ну точнее пегасорогов, читай метис единорога и пегаса, есть предел терпения. Он мученически закатил глаза, фыркнул и совсем опустился на колени, как верблюд, давая мне возможность покорить свой Эверест. Ох ты ж моя прелесть. Такто лучше.

Я наконецто взгромоздилась в седло и вцепилась в его луку мертвой хваткой. Надеюсь, что он будет вставать и ехать не так, как это делают верблюды. А то я както в Тунисе каталась по Сахаре на верблюде, так меня потом полдня штормило, и ходила в раскоряку.

Жеребец аккуратно встал. Я мертвой хваткой держалась и молилась, чтобы не грохнуться вниз. Так, все, собрались, дышим глубоко. Нет ничего невозможного, все в моих руках. Если уж я смогла выучиться в автошколе, и даже сдала на права экзамен в ГИБДД, пусть и не с первой попытки, то и на лошадке смогу. В конце концов, у меня коняшка умная и добрая, это не то, что та старая раздолбанная девятка без гидроусилителя руля и с таким ручником, что я могла его снять только двумя руками, и чуть не надорвав пупок. И экзамен у меня никто не принимает, нет рядом со мной строгого усатого гаишника. И ничего, что даже Альф надо мной смеется, я всех победю.

 Коничек, ты аккуратненько, ладно? Давай мы сейчас немножко потренируемся, и все будет хорошо, я научусь и мы с тобой еще всех обгоним, перегоним, врагов задавим, а кого не задавим забодаем. Я решилась взять в руки вожжи и сдвинуться с места.

Альф уже не просто улыбался пособачьи, это паразит лежал на земле закрыв лапами морду и нагло ржал в голос по своему, по монимонстки. Каэтара тоже уже не могла сдерживать смех. Ну и ладно. А нам все равно, а нам все равно, пусть боимся мы волка и сову. Дело есть у нас… Вот им и займемся.

Мы немного походили по конюшне, потренировались в поворотах, Каэтара подсказывала, что нужно делать. Но на самомто деле, мне делать особо ничего и не пришлось. Жеребец моментально улавливал мои мысли и сам делал именно то, что я собиралась, не дожидаясь моих действий. Какой же он потрясающий. Нет, всетаки хорошо, что я его заполучила.

И главное, он такой огромный, черный, мощный, прямо Мерседес от лошадиного племени. Нет, не мерседес, круче. Просто таки Hummer. О, а кстати, вот и имечко для жеребца нашлось. И пусть ктонибудь попробует сказать, что не подходит. Помоему так очень!

 Как тебе имя Хаммер? Так называются жутко мощные, красивые и сверхпроходимые транспортные средства у меня на родине. Мне кажется, что тебе очень подходит это имя. Согласен? Я наклонилась и на ушко прошептала это жеребцу.

Тот фыркнул, и я восприняла это как знак согласия. Вот и славненько. Теперь у меня есть свой собственный Хаммер. Черный, гладкий, блестящий, мощный, с феноменальной проходимостью, учитывая крылья, и отличается легкостью управления. Вот!

Закончив на этом урок верховой езды, мы быстро перекусили, я переоделась в чистую одежду, подходящую для езды верхом, и мы отправились к магам. Хаммер опять послушно опустился на землю, давая мне возможность залезть на него, и мы поехала в Школу Магии долины. Именно там должна была проходить встреча с Советом Магов.

Здание Школы было на противоположном конце города, и тоже на окраине. Довольно не привычно, на мой взгляд, я привыкла, что ВУЗы почти всегда находятся как раз в центре города. Но Каэтара объяснила это безопасностью и заботой о сохранности города. Всетаки необученные маги это серьезная сила, с которой надо считаться и по возможности убрать ее подальше от мирного населения. Во избежание, как говорится.

Школа оказалась не очень большая, я както ожидала чегото более величественного и монументального. Но вероятно, в условиях столь небольшой территории долины, большая Школа и не нужна.

Нас уже ждали, и как только мы въехали во двор Школы, пегасов наших забрали и увели кудато в сторону. Вежливая девушка в скромном длинном платье, не прозрачном, кстати, из чего я сделала вывод, что это ученица, проводила нас в здание и довела до актового зала. Ну или как тут называются такие залы то?

Каэтара осталась снаружи, а я с Альфом прошла внутрь. Очень странно для землянки, но никому нигде даже в голову не приходило предложить мне оставить Альфа снаружи. Похоже для местных жителей монимонты это чтото из ряда вон выходящее, но вместе с тем априори присутствующее рядом с хозяином в любом месте, на любой встрече.

Зал был уже полон. Выглядел он как аудитория со столами стоящими полукругом на нескольких ярусах. Все присутствующие маги, были женского пола, как и упоминала в свое время Дана. Ильдери Ксимель, которая приходила за мной утром, сидела за столом, за которым обычно заседает преподаватель, и она же вела все это мероприятие. А для меня выделили большой деревянный стул с мягким сиденьем и подлокотниками, так что мне было вполне комфортно. Альф пристроился у моих ног, и заседание совета началось.

Мне задавали разные вопросы, откуда я, кто я, куда я направлялась, как попала сюда и так далее. На что я выдавала часть информации, по возможности обходясь безо лжи, но и не рассказывая все.

Кто я? Алета Петровна Ольховская

Что есть Ольховская и Петровна? Петровна то, что дочь Петра, Ольховская родовое имя, по нашему фамилия.

Как попала сюда? А потому что бестолочь, и не знала, что нельзя думать во время переноса ни о чем, а я думала о пегасах.

Куда направлялась? В школу магии.

Где она находится? Не знаю, так как меня отправляли телепортом.

Какое образование уже имею? Хорошее 10 классов школы, потом 5 лет в академии. Но не магическое.

Кто родители, какого сословия? Папа ученый, профессор, учит студиозов, мама лекарь. Сословия простого, ибо аристократия у нас отсутствует как вид.

Какой расы? вот тут мне пришлось подумать. Какой же я расы то? Русская вроде, по паспорту так точно, но это ж не раса, а национальность, да и то, намешано то все равно, после татаромонгольского ига и СССР кто уже знает какой он национальности? Европеоид я чтоли? Ну и как я им это объясню, предполагается то, что я местная, ну то есть из этого мира? Да и они тут под расами понимают нечто иное, чем у нас на Земле. У них тут люди, эльфы, аэрлинги, тролли и так далее. А я ж теперь вроде как не человек, как меня все уверяют. Подумав, я выдала, что я славянка, и не соврала ведь. А что? Вполне такая неплохая версия. Будем считать, что это одна из малых рас тут, в этом мире. Все равно не проверят, сидят тут в своей долине и носа не кажут.

Как называется место, где я жила? Россия, город Москва. И пусть докажут, что нет тут такого места.

Вопросы сыпались один за другим. Потом дошли до моих магических способностей. Я опять честно ответила, что мне сказали, что они есть, и отправили учиться. Но лично я ничего не чувствую и не замечаю. И не умею вообще ничего. Просто не привыкла спорить с родителями. Сказали учиться я как послушная дочь поехала учиться. После этого они долго разглядывали мою ауру, о чемто спорили. Но вроде сошлись во мнение, что таки да, способности есть. Но какие понять они не могут. Кажется, есть определенные намеки на магию воздуха и воды, не точно, но предположительно и вроде еще чтото, но что, они понять не смогли.

Почему не явилась сразу к магам? Не успела я. Хотя именно к ним я и собиралась пойти в первую очередь. Потому что дала обещание родителям, что непременно поступлю в магическую школу, в которую меня и направили, и по возможности на каникулы буду приезжать домой. А у нас принято обещания свои держать, ибо нарушение карается строго. А для этого мне очень нужен одноразовый амулет перемещений, так как я не маг, ничего не умею и сама портал открыть не могу. Про то, что я уже знаю, что отсюда портал и невозможно открыть я решила умолчать.

А с чего я вдруг решила, что они мне дадут такой амулет? Ну, я просто очень надеялась на помощь. И взамен готова поделиться какимито своими знаниями и умениями, так сказать с целью обмена опытом.

Тут Ксимель решила уточнить мой возраст. Я честно ответила, что 24 года.

Она скептически хмыкнула, сделала очередную пометку на листе бумаги, на котором она все это время чтото конспектировала. Я заглянула туда краем глаза и увидела, что она написала мой возраст, только почему то не арабскими, привычными мне, цифрами, а какимито очень замысловатыми значками, по виду сильно напоминающими клинопись, а точнее вавилонские цифры. Выглядело это очень забавно и совсем не понятно. Я такие штучки, или сильно похожие, видела только на картинках в интернете.

У меня в мозгу чтото щелкнуло. Может им чтото по математике выдать? Я не то чтобы знаток, прямо скажем, математику я ненавижу всеми фибрами души, но уж в пределах средней школы чтото да помню.

 Ильдери Ксимель. А позвольте у вас спросить, вот то, что вы сейчас написали, это же цифры? Вы числа пишете вот такими значками? я решила прояснить этот момент.

 Разумеется. А какими еще можно писать? Все пишут такими. Она даже фыркнула на мой глупый, с ее точки зрения, вопрос.

 Позвольте с вами не согласиться. На моей родине уже давно отказались от таких цифр, так как с ними очень сложно оперировать и пользуются другими. Вы позволите, я вам покажу? Возможно, вы тоже сочтете их удобными? Я поделюсь своими знаниями, а вы мне предоставите амулет?

 Ну, покажите. Если то, что вы хотите показать по настоящему стоящее, мы вернемся к теме с амулетом. Ксимель выдала мне кусок мела и махнула рукой на большую доску за моей спиной.

Нет, както не правильно она торгуется. Я им сейчас все расскажу, они научатся, а потом скажут, что, мол, фигня, не дадим амулет. И ведь не поспоришь, ссориться с ними нельзя.

Я встала и, пройдя к доске, написала быстро в столбик арабские цифры от 0 до 10.

 Ильдери Ксимель, может вы мне поможете? Я вот сейчас написала цифры от нуля до десяти. Вас не затруднит напротив них написать ваши цифры, я же не смогу изобразить ваши значки?

Она молча встала, забрала у меня мел и напротив каждой цифры, которую я написала, она нарисовала значки.

 Спасибо. Теперь я покажу, по какому принципу пишутся более крупные числа, а вы параллельно пишите, пожалуйста, ваши.

Я писала цифры дальше, объясняя способ их образования, а она рядом рисовала все более и более громоздкие фигуры из их значков. Потом я предложила магам в зале называть мне любое число и стала писать, а она тут же дописывала свой вариант. Когда мы дошли до четырёх и пятизначных цифр, зал загудел. Похоже, их это впечатлило.

Затем, закрепляя свой успех, я предложила показать им, как складывать и вычитать в столбик большие суммы в виде арабских цифр. Тут мне, конечно, пришлось самой поднапрячься, в наше время, когда у всех есть калькулятор, кто станет считать в столбик, когда можно нажать пару кнопок и результат готов? Я и таблицу умножения то не вспоминала с начальных классов школы. А зачем? Калькулятор всегда под рукой. Тут я объяснила им принцип умножения, и стала писать в столбик таблицу умножения, начиная с малых цифр. Думаю, для начала им хватит до 5, а потом я сама вспомню и на бумаге им все это напишу.

Зал гудел. Я заполнила цифрам уже всю доску в пределах досягаемости моего роста и остановилась изза нехватки свободного места. Ильдери Ксимель, как зачарованная, наблюдала за моими записями, руки ее сжимались и разжимались, и было ощущение, что ей очень хочется вскочить и самой все перепроверить.

 Это потрясающе. Наконец выдохнула она. Почему мы сами не додумались до такого? Ведь так намного легче… Спасибо, ильдери Алета. Мы непременно воспользуемся вашим предложением. Вы можете чтото еще нам рассказать по данному вопросу?

 Могу. Но это потребует больше времени и возможности очищать доску. И может мы все таки вернемся к теме с амулетом? Мне действительно очень нужно попасть в школу, в которую меня направляли родители. У нас очень сурово караются нарушения клятв. Я гнула свою линию. Я со своей стороны готова поделиться всем, что вас заинтересует по данному вопросу в пределах моих знаний.

Ксимель задумалась, побарабанила пальцами по столу.

 Хорошо, ильдери Алета. Я, Ксимель, Верховный Маг Долины Аэллера, клянусь, что предоставлю вам одноразовый амулет перемещений в любую точку, которую вы выберете на свое усмотрение, и на любое количество сопровождающих. Она перевела взгляд на Альфа. В ответ, вы в течение месяца ежедневно будете приезжать сюда, и читать нам лекции обо всех своих знаниях в науках, которые вы сможете нам доступно изложить. Времени до начала занятий в магических школах еще более чем достаточно, в середине года вас все равно не примут. А с амулетом вы доберетесь быстро. Устраивает вас такая ситуация? Поверьте, я предлагаю вам хороший обмен, эти амулеты крайне сложны в изготовлении и очень дорогостоящи.

 Месяц? Я, честно говоря, не уверена, что я знаю настолько много, чтобы моих знаний хватило на целый месяц лекций. Протянула я скептически.

 Гм. Ну возможно вы и правы, вы еще очень юная особа. Хорошо, давайте договоримся на две недели, но с оговоркой, что если вдруг останется то, чем вы готовы с нами поделиться, а срок две недели истечет, то вы сами его продлите на нужное количество дней. Так вас устроит?

 Благодарю, да меня все устраивает. Я чуть поклонилась. Только не могли бы вы мне предоставить письменные принадлежности и бумагу, чтобы я заранее делала наметки, о чем следует рассказать на следующий день?

Две недели… Ну хоть не месяц, и то хорошо. Однако крепко я тут застряла, ребята в горах загнутся за это время. Но с другой стороны это хоть какойто шанс выбраться. Ладно, потерпим, климат здесь хороший, а едой я буду их снабжать.

 Разумеется. Если хотите, мы вам даже предоставим кабинет, здесь в стенах Школы, где вы сможете спокойно поработать и готовиться к лекциям.

 Да, я думаю, это будет неплохо. Спасибо. Я прикинула и кивнула соглашаясь. Ильдери Ксимель, может, на сегодня тогда на этом закончим? У вас будет время до завтра осмыслить все то, что я уже рассказала, и подготовить свои вопросы, а мне сегодня еще нужно успеть в Храм и на прием к королеве. Вы не возражаете? Во сколько мне подъехать сюда завтра?

 Хорошо. Ксимель встала. Прошу вас быть в здании Школы к 9 утра, к этому времени вам подготовят кабинет, и вы сможете подготовиться к лекции. В 11 мы будем вас ждать в этом зале.

Я попрощалась, захватила с собой несколько листов бумаги, позвала Альфа и мы ушли. Но, помоему, кроме Ксимель, никто и не заметил моего ухода. Зал бурлил, гудел. Дамы бурно спорили, отчаянно жестикулировали, чтото писали и демонстрировали друг другу листочки. Ух, как я их взбодрила то…

Каэтару я нашла в холле Школы. Она сидела в кресле и расслабленно смотрела в окно. Бедная, это ж сколько она тут сидит.

 Ильдери Каэтара, я освободилась. Мы с магами все обсудили. Только у меня две новости одновременно и хорошая, и плохая. Амулет мне дадут, и я смогу убраться по нужному мне адресу. Но дадут его только через две недели, может чуть дольше. А я все это время должна буду читать им лекциям по тем знаниям, что имею я, но которые пока неизвестны вашим магам.

 Ну, ничего страшного, что такое две недели? Через 20 дней ты будешь свободна. Каэтара ободряюще мне улыбнулась и встала.

 Ну да. Только мне нужно будет гдето жить все это время. Может, вы поможете мне снять домик или квартирку на этот срок? Надо чтото с этим, и правда, решить. Напрягать Каэтару на все это время это уж верх наглости, одно дело пару дней, а другое пару недель. К тому же у меня теперь не только Альф, а еще и Хаммер. Нас троих легче убить, чем прокормить. И кстати, почему 20 дней? В неделе разве 10 дней? Чтото я упустила этот момент, надо бы прояснить, сколько у них длится неделя и месяц.

 Исключено. Ты попрежнему моя гостья и это даже не обсуждается, дорогая. Пойдем. Я провожу тебя в Храм. Она, не оглядываясь, отправилась в сторону выхода из Школы.

 Спасибо, ильдери Каэтара. Я вам очень признательна. Я шла за ней следом, но она даже не оглянулась на мои слова, просто молча поманила меня рукой, поторапливая.

По дороге она немного ввела меня в курс дела, что именно я должна делать в Храме Бога Ветров и как вообще все это проходит. Выяснилось, что сначала нужно посетить купальни в цокольной части Храма. Причем это не просто бассейн, как я думала, а целый банный комплекс. С полным спектром услуг парная, место для прогрева, помывочная часть, бассейн, короче полный набор. Эдакий вариант турецкого хамама по полной программе. Подразумевалось, что таким образом смываются все земные суетные дела и очищенные тело и душа, после полного расслабона, идут здороваться с богом. Для меня это выглядело очень странно, но, как известно в чужой монастырь со своим уставом не лезут, поэтому я выслушала все молча, придержав ехидные замечания при себе. Ну хоть помоюсь и попарюсь, и то дело. А уж за массаж, если они и его сделают, я маму родную продам, страсть как обожаю.

Мы вошли во двор храма и нас сразу же у порога остановили двое жрецов мужчин, одетых в длинные белые хламиды. Они поинтересовались, обе ли мы пойдем на омовение, или же только я. Оказывается, меня уже ждали, поэтому вопрос о моем купании даже не стоял. Каэтара сослалась на занятость, оставила меня и сказала, что заедет за мной часа через два. Но я ее уверила, что сама найду дорогу до ее дома, поблагодарила ее, и мы договорились встретиться уже непосредственно у нее, чтобы собираться на ужин к королеве. Когда она уехала, моего Хаммера увели, вежливо попросили Альфа тоже оставить за стенами храма, уверив, что мне ничего не грозит, и пусть мол, монимонт побудет гдето снаружи. Я согласилась с ними и попросила Альфа посидеть возле Хаммера, покараулить нашего замечательно коника и подождать меня. Потом добавила, что назначаю его старшим, и пусть следит, чтобы нашего Хаммера никто не обижал и, кроме того, назначаю его хранителем моей сумки, а то не хочется мне ее без присмотра оставлять в купальне. Альф подумал, преисполнился собственной значимости и очень гордый ушел, высоко подняв нос, неся на шее мою сумку.

На этом меня пригласили внутрь и провели в залу с целой толпой жрецов. Там мой провожатый вежливо предложил мне выбрать самой жреца, который будет мне помогать в омовении и сделает потом массаж. Я както обалдела от такого, если честно. Не в публичный же дом пришла, чтобы выбирать себе самой банщика, но решила не спорить и просто молча указала на одного жреца, который мне показался внешне самым приятным и спокойным.

После этого мой новый сопровождающий провел меня непосредственно в сами купальни. Показал место, где можно раздеться и оставить вещи, выдал белую простыню и сказал, что будет ждать меня уже внутри. Вот тут я, честно говоря, впала в ступор. Както я не привыкла, знаете ли, купаться в обществе мужчины. Нет, ну я, конечно, бывала в хамаме, и не раз. И вполне адекватно воспринимаю мужчин банщиков и массажистов, но! Тамто ведь я в купальнике была, и не одна, а всегда вокруг целая толпа народу. А тут вроде как предполагается полное неглиже, если не считать этой простынки, и мы будем наедине. Я стояла и мялась в своей простыне, не зная, то ли всетаки надеть обратно на себя это их местное белье в каменьях, то ли идти в этой своей импровизированной тоге. Мои сомнения нарушил жрец, появившись в дверях в своеобразной набедренной повязке и уточнивший, где это я потерялась.

Короче я наплевала на стыд и потопала в простыне. Ладно, какнибудь буду ее перемещать, чтобы не оголяться.

Дальше было довольно приятно, правда сильно мешал своим присутствием и попытками помочь, жрец. Парная, помывочная, снова парная, снова помывочная, жрец потер мне спинку, от всех остальных услуг я сильно отбрыкивалась, что, мол, спасибоспасибо, но я сама. Конечно простыня сильно мешала и прилипала к телу, оказалось, что сдвигать ее тудасюда очень неудобно, но все лучше, чем совсем раздетой в присутствии незнакомого мужика. Эх, знать бы заранее о такой подставе, я бы купальник надела, а так моя сумка у Альфа, и ничего не изменить.

Наконец банные процедуры мы закончили, я аж скрипела от чистоты, и жрец провел меня в комнату для массажа. Выдал сухую простынь, показал куда лечь. Я взгромоздилась на это ложе, скромненько прикрылась и затихла. Не знаю уж, какой из жреца банщик, ибо я почти от всего отбрыкалась, но вот массажист он оказался классный. Я только что не мурлыкала от удовольствия, когда сильные умелые пальцы разминали мне руки. Расслабившись, я пригрелась, и както незаметно умудрилась даже задремать, примерно на стадии массажа ступней. Всетаки денек трудноватый был, а тут такое расслабление. Я спала, тело нежилось, и мне снилось даже чтото приятное, и стыдно признаться, но эротическое. Ну а что? Я живая женщина, и ничто человеческое мне не чуждо.

И вдруг сквозь дрему до меня дошло… Батюшкисветы, да мне же это не снится, а меня, пардоньте, сейчас самым банальным образом изнасилуют пока я тихомирно сплю. Я в панике подскочила, врезалась лбом в подбородок жреца, оттолкнула его и кубарем скатилась с другой стороны массажной кушетки, поддерживая сползающую простынь. От такой вопиющей наглости у меня даже голос пропал, я не то что кричать, я даже возмутиться не могла как следует. Нет, ну что за безобразие, в конце то концов? Я вся такая мирная, пришла на беседу с их богом, моюсь в этой их бане, соблюдаю их обычаи, хотя мне они не уперлись вообще никуда, и вдруг такое надругательство.

 Ты чего? Наконец прорезался мой голос, но вот ничего умнее этого дурацкого вопроса я придумать не смогла.

 Ильдери, вам чтото не понравилось? Я сделал чтото не так? жрец в недоумении на меня смотрел.

Я вытаращилась на него. Он еще у меня спрашивает, что он сделал не так и что мне не понравилось?! Както весь запас приличных слов вдруг резко исчез из головы, а все то, что осталось, относилось к великому и могучему, но исключительно матерному языку. Остатки воспитания не позволяли мне все это произнести вслух, а ничего приличного и главное вразумительного на ум не приходило, поэтому я стояла, пыхтела и представляла в красках, что именно я сейчас сделаю с этим козлом блудливым. Представлялось хорошо, ярко, образно.

Жрец попятился. Наверное, мимика у меня тоже была яркая, и в красках же изобразила все, что я думала.

 Ильдери, но я же сделал все как обычно, что именно вас не устроило? Я вам не понравился? Но вы же сами меня выбрали. Он явно был растерян.

Так, у меня уже ум за разум заходит. Что значит, я его выбрала? Что значит, он мне не понравился? Ох, мне срочно нужно ведро валерьянки, иначе я за себя не отвечаю.

 Так, друже мой. Давайка ты мне прояснишь, что значит, ты сделал все как всегда? Ты что же это, намекаешь, что после всей этой баннопомывочной релаксации, вы тут оргии устраиваете? Голос, наконец, вернулся и я смогла связно излагать свои мысли.

 Почему оргии? Ну что вы, ильдери. Это же таинство. Все всегда происходит наедине со жрецом храма.

Я помолчала, осмысливая его слова.

 Ох ты ж ёпрст! То есть ты хочешь сказать, что у вас после мытья и массажа у вас положен секс?! С вами, жрецами?!

 Ну да, разумеется. Именно для этих целей мы и служим в Храме. Жрец чуть расслабился, увидев, что я больше не собираюсь выцарапывать ему глаза.

 Твою ж мать! Что ж вы, сволочи, не предупреждаете то? Меня ж чуть Кондратий не обнял, когда ты тут поползновения свои проявлять начал. Я потерла лицо руками.

Нет, ну это надо так попасть? Кому ж рассказать, не поверят. Я, конечно, читала, что подобное существовало и в религиях на Земле. Эротические танцы и ритуальные совокупления жриц со священнослужителями и паломниками практиковались в храмах Иштар в Вавилоне, Осириса в Египте, Афродиты в Греции, Танит в Карфагене и так далее. Те же самые, всем известные баядерки, а точнее девадаси. Но в настоящеето время институт девадаси официально запрещен законом и сохранился, кажется, только в ряде храмов Южной Индии. Память услужливо подкидывала, все, что я когдато встречала по этому вопросе в свободном доступе. Но както я не готова была сама оказаться в такой ситуации.

 Ильдери, но это все знают. Проблеял парень.

 Не все! Я не знала!

Тут до жреца дошел смысл моей предыдущей фразы, и он недоуменно заозирался, Ильдери, а про какого Кондратия вы говорили? Я здесь был один. Вы такая хрупкая, я старался быть очень ласковым и аккуратным. И никого больше не было.

 Да ни про какого, это просто выражение такое. Так, ладно, будем считать, что ты сделал все, что положено. Пойдем, я оденусь, а то у меня сейчас просто инфаркт случится от всех этих событий. Слишком уж както, даже для меня.

 Но, ильдери… А как же таинство? Вам ведь нужно расслабиться и отрешиться?

 Я сейчас так отрешусь и расслаблюсь, если ты еще хоть слово об этом скажешь, что тебе никакие лекари не помогут. Меня просто распирало от злости. Уж прости, но я другой веры. И хотя я и согласна на некие уступки, в дань вашим обычаям, но это перебор.

 Ильдери, простите меня, что я не оправдал ваши ожидания. Жрец понурился.

 Ты мне вот еще что скажи, у вас я так поняла женщин не так много, а когда приходят к Богу ваши мужчины, с ними кто таинство проводит? Меня както вдруг заинтересовал этот вопрос.

 Так мы и проводим. Это наша служба. Не все ли равно, мужчина или женщина пришли поклониться богу? Перед его лицом все равны. Жрец недоуменно пожал плечами.

Вот тут остатки мыслительной деятельности, речевых навыков и умение владеть собой меня окончательно покинули. Это ж получается, что эти, с позволения сказать жрецы, имеют всех, кто приходят помолиться в храм? Причем делают это не ради удовольствия, а по долгу службы, так сказать? Мать моя женщина!!! Сразу же вспомнился Илмар, который чтото говорил, что лучше он умрет, чем пойдет жрецом в храм и, как же он там сказал, "чем будет ублажать всех, приходящих помолиться". Бог ты мой! Бедный мальчик.

Осознав все это, я както поновому взглянула на жреца. Этот ведь тоже, значит, не от хорошей жизни сюда попал.

 Давно ты здесь? я с сочувствием взглянула на него.

 Пятьдесят лет, помявшись, ответил жрец.

 Это много? Я не местная, второй день в вашей долине, не знаю, как у вас тут все устроено.

 Это ничтожно мало. Мы живем практически вечно, поэтому пятьдесят лет, это ничто. Он вздохнул.

 Понятно. Ладно, пойдем отсюда. Будем считать, что мы все сделали, уж расслабилась я, так расслабилась, все мысли вышибло из головы, я чуть улыбнулась ему.

 Хорошо, ильдери. Как скажете. Он поклонился и пошел вперед к выходу. Потом притормозил, оглянулся и, помявшись, спросил, Ильдери, простите за дерзость, но как ваше имя? И… Сколько вам лет?

 Меня зовут Алета. И мне 24 года. Я хмыкнула. Какие мы стеснительные, кто б подумал.

Жрец проводил меня до раздевалки и покинул. Я успела высушить волосы, одеться, немного осмыслить эту бредовую ситуацию и успокоиться, когда он снова за мной пришел и предложил проводить непосредственно в сам храм. По дороге он молчал, за что я была ему благодарна.

Уже на пороге зала он поклонился и собрался уходить, а я, поразмыслив, остановила его вопросом.

 Любезный, а тебято как зовут? Я както не поинтересовалась, уж извини, несколько выбило меня из колеи наше общение.

 Мертон. Он чуть поклонился мне.

 Очень приятно, Мертон. Знаешь, я думаю, мы еще увидимся и не раз. Так уж сложилось, что я здесь пробуду еще энное количество времени, и предстоят мне не самые легкие дни. Ты не очень сильно расстроишься, если я буду заезжать сюда вечером и посещать ваши купальни, а ты мне будешь делать массаж? Только массаж, все остальное прибереги для ваших прочих прихожан. Я и от массажа расслаблюсь более чем достаточно, для беседы с вашим богом. Я улыбнулась ему. С тобой мы вроде как все уже выяснили, недоразумений больше быть не должно, а массаж ты делаешь хорошо, мне понравилось.

 Ну что вы, ильдери, как я могу возражать. Он рассмеялся. Я не против. Буду рад вас видеть здесь в любой день.

 Ну вот и славно. Значит, завтра я снова приеду на сеанс массажа. А сейчас пойдем, показывай мне куда идти и, что мне там еще предстоит делать.


Часть 2. Глава 6. | Алета | Глава 8.