home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 2. Глава 11.

Как быть нам, султанам,

Ясность тут нужна:

Сколько жён в самый раз?

Три или одна?

На вопрос, на такой,

Есть ответ простой

Если был бы я султан

Был бы холостой!

К/ф 'Кавказская пленница'

Сказать, что мое заявление о том, что я беру Илмара вторым мужем произвело эффект взорвавшейся бомбы это не сказать ничего. Сначала последовал немая сцена с выпучиванием глаз у толпы. Далее зал начал гудеть, а я как будто со стороны наблюдала все это в замедленном режиме. Вот чуть улыбнулась уголками губ королева и быстро переглянулась с сестрой, вот довольно кивнула какимто своим мыслям Верховная Жрица. Вот Илмар с изумлением и какимто не верящим радостным выражением в глазах смотрит на меня. Вот очнувшаяся Каэтара, которая пытается меня обнять и расцеловать, и чтото радостно лепечет. Вот шушукаются и переговариваются эльфы, рабы королевы, а тот, что постарше както иронично смотрит на Шера. И наконец, Шер выражение его глаз я понять не смогла. Это был настолько туго замешанный коктейль эмоций, что расчленить это на отдельные части я не смогла бы при всем желании. Это и какаято радость, не очень понятная мне, которая была сначала, после того, как я сказала, что буду его женой. Вот эта радость переплелась с мрачным сочувствием к Илмару, когда мы ждали решения его судьбы, а после моего последнего заявление эти радость и сочувствие начали смешиваться с непониманием, изумлением, обидой, шоком, и наконец, почемуто появилось выражение, как будто он ревнует. Его лицо вроде бы оставалось бесстрастным, но в глазах полыхало столько чувств, что думаю ни для кого не осталось секретом, что же испытывает сейчас этот ушастый брюнет.

Я наблюдала за всем этим, а у самой в голове суматошно метались мысли. Боже, что я творю?! Что я уже натворила?! Какой ужас! Даже в самом кошмарном сне мне не могло привидеться, что я добровольно, сама, выберу себе мужа, вот просто так, не по любви, а на суде, спасая чужую жизнь. Но и этого мало, я умудрилась выбрать себе сразу двух мужей. Вдуматься только в смысл два мужа. И оба не люди. Это уже даже не жесть. Это… это… это тот пушистый зверь, который подкрадывается незаметно и производит фурор своим появлением. Что бы сказала на это мама? Про то, что мне скажет папа, когда узнает об этом, я даже думать не хотела.

Наконец гам и шум улеглись, и снова заговорила королева.

 Уважаемые, на этом суд я объявляю закрытым. Сегодня же оба эти юноши проследуют в дом графини Каэтары вас КортаХонер для приготовлений к свадьбе. Графиня, я надеюсь, вы не возражаете, что у вас остановится до свадьбы не только ваш сын, но и этот молодой дроу? Она быстро глянула на Каэтару, которая только молча счастливо кивала, как китайский болванчик. Вам же надлежит обеспечить их подобающим облачением для свадебной церемонии. Она состоится завтра в полдень в Храме Владыки Ветров. Празднование по этому поводу будут проходить во дворце, приглашения будут разосланы вечером. Что касается невесты, то вы, дитя мое, останетесь до завтра здесь, во дворце. Придворные портные займутся вашим платьем. Все прочие приготовления к свадьбе королевская семья берет на себя.

Величественно кивнув, королева, не дожидаясь моего ответа, встала и удалилась, прихватив Ирлиту. А я молча чуть поклонилась ей в спину, и начала сквозь толпу пробираться к своим неожиданным женихам. Благо это было не очень сложно, учитывая, что дорогу мне как бульдозер прокладывали Версалант и Айлонтар, за ними дочищала путь Каэтара, а я с Альфом эту процессию завершала. Подойдя к ним поближе, я глазами попросила Катару дать мне пару минут перекинуться с ними словечком. Меня както запоздало посетила мысль, что ведь я могу взять в мужья только Илмара. Ведь Шер както смог портануться ко мне, не зная где я, и что со мной. Так может, мы с Илмаром быстро удерем с моим амулетом, а Шер потом на меня настроится и перенесется ко мне? Надо бы прояснить этот момент.

Подойдя к ним, я их обоих поманила, чтобы они наклонились ко мне и быстро зашептала.

 Шер, ты ведь можешь настроиться на меня? Давай я не буду выходить за тебя замуж? Мы сыграем свадьбу с Илмаром, я сразу же активирую амулет, и мы сбежим. А ты тут же настраивайся на меня и тоже переносись? Хотя бы ты тогда сможешь сохранить свободу, ну а мы с Илмаром уж какнибудь. Я вопросительно заглянула ему в глаза и даже отшатнулась от того, как яростно они полыхнули.

 Ну уж нет. Прошипел он. Даже не мечтай, что ты будешь с ним вдвоем. Если уж этой свадьбе быть, то со мной в первую очередь. Не надейся от меня так просто избавиться.

 Шер, ты не понял, я… залепетала я в растерянности, я хотела…

 Не важно, что ты хотела. Сначала ты будешь МОЕЙ женой, перебил меня Шер, в конце концов, меня ты первым назвала своим женихом. Он сердито глянул на Илмара, который наблюдал за нами с загадочной улыбкой, а поймав мой взгляд, спрятал глаза.

Нет, вы на них посмотрите, спелись молодчики, пока в горах сидели. Уже и секреты какието общие у них. Хотела б я знать, чего так бесится Шер и чему так загадочно улыбается Илмар. Ох уж эти мужчины… Мда, будет у нас шведская семья. Ужас… В голове назойливо крутилась песенка из фильма 'Кавказская пленница': 'Если б я был султан, я б имел трёх жён, и тройной красотой, был бы окружён'. Только, если эти двое надеются, что это и вправду будет настоящая семья, то их ждет глубокое разочарование. Фиктивные браки никто не отменял, и я все силы потом приложу, чтобы выяснить, как такие браки расторгаются, в случае неисполнения супружеских обязанностей. А уж я их исполнять точно не намерена, Боливар не вынесет двоих.

 Ну и черт с вами, не хотите, как хотите. Только, вот что, дорогие мои, если хоть один из вас попробует превратить этот брак в настоящий, то я рискую очень быстро стать вдовой. Имейте ввиду. Я разозлилась. И вообще, надо узнать, когда можно расторгнуть такой брак, как не состоявшийся. Сколько нам терпеть то придется?

Тут меня оттеснили от ребят, и Илмара начала тискать Каэтара, заодно зацепив в охапку и Шера, ну тоже ж теперь типа родственник будет. А я быстро оглянулась и пробежалась глазами по залу, так как чувствовала на себе чейто тяжелый оценивающий взгляд. И встретилась глазами с одним из эльфов. Ага, кстати, надо бы и с ними перекинуться парой слов, пока меня не утащили, да и их не увели. Вряд ли я еще гдето с ними столкнусь. Я бочком, бочком подобралась к ним поближе, и стоя вполоборота, заговорила, почти не разжимая губ, чтобы не привлекать внимания.

 День добрый. У нас очень мало времени, поэтому прошу вас, быстро ответьте мне. Кроме вас в гареме еще есть чужеземцы?

 Нет. Кто мне ответил, я не увидела, так как старалась на них не смотреть.

 Отлично. Тогда следующее. В ближайшее время после свадьбы я собираюсь из долины уходить, амулет переноса у меня уже есть. Я хочу попробовать выкупить вас у королевы. Не знаю согласится она или нет, но попробовать я могу, очень надеюсь, что средств на это у меня хватит. Только вопрос к вам, вы этого хотите? Мне говорить о вас всех, или ктото хочет остаться в долине?

 Маленькой принцессе мало двух мужей, она решила завести и собственный гарем? А не слишком ли высоко замахиваетесь, Ваше Высочество? Презрительно протянул чей голос.

Я, удивленно приподняв брови, быстро взглянула на них, это кто ж тут такой язвительный? На меня прищурившись, и презрительно кривя губы, смотрел один из эльфов.

 Лично мне много даже одного. И мне казалось, что только слепой идиот не увидит по какой причине я сегодня обзавелась двумя женихами сразу. Но как видно, разум на планете величина постоянная, а население все растет. Или это какойто обычай вашей расы оскорблять тех, кто пытается вам помочь, чтобы уж гарантированно отбить охоту вмешиваться у разных доброжелателей?

Эльф пошел красными пятнами, как только до него дошел смысл моей фразы и собрался мне ответить какуюто гадость, но его молча остановил жестом другой эльф, который выглядел старше остальных и все это время разглядывал Шера.

 Уважаемые, время идет. Ваш ответ?

 Мы с радостью примем вашу помощь, если вам удастся. Мы все заинтересованы в том, чтобы долину покинуть, прогудел низкий грассирующий голос откудато снизу. Ага, это, кажется гном, так как голос идет примерно с уровня моего плеча.

 Отлично, я… тут меня оттянули от этой группы, и закончить предложение я не сумела. Но думаю тут и так все ясно. Надо будет после свадьбы снова попроситься на прием к королеве.

Остаток дня для меня прошел в какомто хаотичном броуновском движении. Меня кудато гоняли, ктото снимал мерки для платья и туфель. На мои робкие попытки высказать пожелания о том, какое бы платье и туфли я хотела, мне вежливо было сказано заткнуться и не лезть со своими советами к великим мастерам. И они, мол, лучше знают какое платье и туфли должны быть у принцессы. Потом меня долго вертел и щупал мои руки ювелир. Вероятно для обручальных колец. Кстати интересно, а мне надо будет два кольца на один палец надеть, или на каждую руку по кольцу?

Альф к этому времени уже так озверел от всего этого хаоса, что пару раз попытался куснуть за зад особенно надоедливых слуг. Я пожалела его и отправила со слугой на кухню, заверив, что справлюсь сама, и пусть он лучше подкрепится за нас обоих. Альф радостно ускакал, благодарно лизнув меня на прощание в нос. Потом прибежал взмыленный и ощутимо потоптанный конюх, и слезно умолял меня проследовать на конюшню для 'поговорить' с моим пегасом. Конюх просил меня объяснить моему черному демону, что никто не собирается его обижать, а всего лишь хотят почистить, помыть и привести в порядок, чтобы мне на нем завтра ехать в Храм. Кроме того, нужно сменить обычное седло на подобающее мне по положению, украшенное и богатое. В конюшне я успокоила Хаммера, объяснила ему ситуацию, что у нас завтра свадьба, чтоб ее, и не только ему мучиться и прихорашиваться, что мне еще хуже, да и Альфу достанется. Хаммер выслушал, пофыркал и разрешил конюхам заняться собой.

А меня снова утянули во дворец и засунули в купальни. Там две тетки меня мыли, скоблили, мяли, мазали какимито вонючими горячими масками и маслами, смывали, снова скоблили, снова мазали, творили чтото невообразимое с моими волосами, промыли их наверно раз двадцать, каждый раз обмазывая новой вонючей дрянью. Короче это был мой персональный горячий ад. Потом прибежал Альф, заметив его, тетки переглянулись, и наступил персональный ад для бедного монимонта. Он, правда, попытался сбежать, но мне пришлось попросить его остаться. И бедолагу тоже намывали разными шампунями и бальзамами.

К вечеру я уже на ногах не стояла от усталости и наконец, нас отпустили и проводили в выделенную мне комнату, в которой нам и предстояло ночевать. Туда же нам с Альфом принесли ужин. Я так умаялась за этот бесконечный сумасшедший день, что думала, что усну сразу же, как коснусь головой подушки. Но сон не шел, я ворочалась в своей чудовищных размеров постели, больше похожей на полигон для… гм… для всякого интересного, а в моей голове ворочались мысли.

Я в сотый раз перегоняла перед глазами все, что сегодня произошло. Мое внезапное изменение в социальном положении. Ломала голову, зачем бы это вдруг понадобилось королеве? Ведь у нее есть уже дочь, и зачем ей сдалась я, в качестве пусть ненаследной, но принцессы, мне было не ясно. Я допускала мысль, что она решила помочь Каэтаре и мне спасти Илмара, ведь приняв меня названной дочерью в расу аэрлингов, она дала мне возможность взять в мужья Илмара. На это наводил пойманный мной намекающий взгляд королевы. Но мне казалось, что для этого достаточно было просто сделать меня какойнибудь почетной жительницей долины, ну или как там это называется, или названной дочерью народа. Аля дочь полка… Зачем было делать меня принцессой, я все равно не понимала.

Потом перед глазами встал Шер и его эмоции. Тоже не ясно, он ведь откровенно обрадовался, когда я сказала, что беру его в мужья. Что тут такого радостногото? У него вообще невеста есть, да и помню я, что он говорил, что его ожидает брак по расчету, который ему обеспечит его семья. Кстати, а какой у него вообще титул? До меня с запозданием дошло, что я за все эти дни, что мы жили на Земле с момента его превращения из кота в эльфа, ни разу не спросила его, а кто он такой, и знаю только его имя и род. Какая у него семья, кто его родители? Я уныло покорила себя, что надо было быть полюбопытнее и понастойчивее, а то я както все проявляла тактичность и не давила на него, а он сам не торопился рассказывать. А потом нас закрутили праздничная суета и последующие сборы в этот мир, и мне уже было не до расспросов. Всплыла в памяти фраза про какойто дворец, который вродебы упоминал Шер. Только вот я никак не могла вспомнить, что именно он про него говорил, и говорил ли вообще. Или это мне привиделось?

Потом закралась предательская мысль, что дура я вообщето, так долго пробыла рядом с таким классным парнем, и за все это время ни разу не затащила его в постель и не попыталась охмурить. Точнее в постели то мы были вместе, но просто спали, без всяких переносных смыслов. А ведь после свадьбы тоже нельзя будет иметь с ним никаких лямурных отношений, ведь нам же нужно, чтобы брак был фиктивным, иначе мы не сможем его расторгнуть. Да и с Илмаром та же история. Мда, как же затянулся то мой целибат.

Ох, и Илмар еще. Подползла подленькая грязная мыслишка, что зачем мне надо было Илмара то брать в мужья? Я ведь его совсем не знаю, мы едва знакомы. Мало ли, что один вечер пропьянствовали вместе. Ну, жалко конечно парня, но ведь я же не могу спасти всех несчастных в этом мире. Тут мне стало стыдно, и я быстро отогнала от себя эти гнусные дезертирские мысли.

Не выдержав, я встала и начала наматывать круги по комнате. Слишком взвинчены нервы, не могу я лежать спокойно. Альф укоризненно провожал меня взглядом, устав от моего мельтешения, и даже прикрыл лапами глаза, когда я в очередной раз прошагала мимо него. Мне бы сейчас поговорить с кемто, выплеснуть все то, что на душе, а рядом никого родного и близкого. Очень не хватало мамы, и хоть бы одной подруги. Я бы была рада поговорить с кем угодно, хотя бы с Мертоном. О! Мертон! Вот к немуто я сейчас и отправлюсь, не могу я так. Я просто свихнусь сейчас, если хоть с кемто не пообщаюсь. У меня, в конце концов, завтра свадьба, а никаким девичником и не пахнет, сижу тут как арестантка в компании собаки, которая даже и не собака. А так хоть какаято живая душа, которая сможет меня выслушать и успокоить. Надеюсь, меня не выгонят из храма в такой поздний час, а уж Мертон меня простит. Скоро я перестану ему докучать, пусть потерпит еще пару деньков.

Я быстро оделась, поманила Альфа и выскользнула за дверь. Снаружи у двери стояли мои телохранители и о чемто вяло разговаривали. Увидев меня, они подобрались, а я, поняв, что от них мне не отделаться велела вести меня в храм. Они както обреченно переглянулись, похоже, тащиться кудато на ночь глядя им не хотелось, но спорить со мной они не решились, так что мы пошли. Хаммера я решила не брать, лучше прогуляться по свежему воздуху пешочком и немного проветрить мысли, благо от дворца до Храма идти всегото минут десятьпятнадцать, что для жителя огромного мегаполиса вообще не расстояние.

Храм стоял тихий и сонный, похоже, в такой поздний час туда ходят только ненормальные вроде меня. Ну и ладно, мне плевать, я вообще завтрапослезавтра отсюда исчезну, главное найти сейчас Мертона. Помог мне в этом один из жрецов, которого я отловила у дверей Храма. Если он и удивился моему столь позднему визиту, то никак не прокомментировал, а просто пригласил следовать за ним. Провел в жилую часть храма, и оставил у дверей комнаты, сказав, что Мертона я найду здесь, а дальше уж пусть он сам меня сопровождает. Вот и славненько. Мне как раз поговорить нужно, в комнате это сподручнее, чем в купальнях или зале Храма.

Я тихо поскреблась в дверь, чтобы не шуметь и, приоткрыв ее, заглянула внутрь. Комната оказалась совсем небольшой, обстановка в ней тоже очень скромная у окна стол и стул, с наваленными на него вещами, в углу умывальник, у одной стены кровать, на которой я и увидела Мертона. Он сидел, сгорбившись, опираясь локтями на колени, и уткнувшись лицом в ладони. Похоже, моего поскребывания в дверь он не слышал, поэтому я тихонько проскользнула внутрь, оставив Альфа снаружи за сторожа, и шепотом позвала Мертона.

 Мертон, я так рада, что ты не спишь. Можно мне войти?

Он поднял голову и, не узнавая, уставился на меня. А когда узнал, то весь както вскинулся, просиял и порывисто встал мне навстречу.

 Алета! Я думал, что уже не увижу тебя больше, ты не приходила сегодня. Он почти подбежал ко мне и схватил за руки, смущенно улыбаясь.

 Привет, дружочек. Я тоже рада тебя видеть. Я улыбнулась. Ты не представляешь, какой у меня сегодня был безумный день и сколько всего случилось. Можно я посижу у тебя, мне очень нужно с кемто поговорить? Я не сильно тебя напрягла своим приходом, неприятностей у тебя не будет?

 Ну что ты, какие неприятности у меня могут быть. Хуже того, чем является моя жизнь сейчас, уже быть не может. Проходи. Он заозирался, не зная, куда меня посадить, так как стул был занят.

А я не обращая внимания на его поиски, просто сама подошла и села на его кровать полубоком, и приглашающе похлопала напротив, приглашая его. Он послушно присел напротив меня. И я стала ему по порядку рассказывать все, что со мной произошло. О том, как я вчера ходила к королеве, о ее разрешении участвовать в торгах, о словах относительно сына Каэтары. О приглашении сегодня на королевский прием и на последующий суд. О том, как внезапно изменилось мой статус, и что я теперь названная дочь королевы и принцесса. Тут лицо Мертона дрогнуло, похоже, его проняло. Потом подробно рассказала про суд, про торги над Шером, и о том, что я выхожу за него замуж, так как выкупить его мне не удалось. И закончила историей с Илмаром. Я заново переживала весь этот безумный день, подробно все рассказывая, жестикулируя и ругаясь об особенно задевших меня вещах.

 Вот. Представляешь, с меня уже даже сняли все мерки для наряда, и завтра в полдень будет свадьба, причем здесь, у вас в храме. А я в шоке от всего этого, потому что замуж я вообще не хочу, и уж тем более, сразу за двух мужчин. Но изменить и исправить уже ничего не могу, потому что это оказался единственный способ их спасти. Посетовала я, заканчивая свой долгий эмоциональный рассказ.

Мертон слушал меня внимательно, не перебив ни разу, и я видела, как меняется его лицо. Сначала оно было счастливым от того, что я пришла, а к концу рассказа он совсем помрачнел.

 Мертон, ну не молчи. Скажи же чтонибудь? Успокой меня хоть както, а? Ты не представляешь как мне погано, и как я хочу, чтобы все это оказалось лишь страшным сном. Я взяла его за руку. Меня утешает только то, что как только весь этот фарс со свадьбой закончится, я активирую амулет и исчезну отсюда навсегда. Я даже не знаю, смогу ли я еще прийти к тебе и попрощаться.

Тут лицо Мертона исказила какаято страдальческая гримаса, он неожиданно скользнул ко мне и, упав на колени, уткнулся лицом мне в живот, крепко обнимая. Гм, не поняла? Както не на такое я рассчитывала, когда просила меня успокоить, а у него такой вид, что его самого сейчас утешать надо. Я погладила его по блестящему черному крылу. В свете свечи перья выглядели маслянистобархатными, если такое возможно. Сидеть было неудобно, руки Мертона сильно меня сжимали, а я начала понимать, что наверно это была не самая хорошая идея, прийти в такое время в комнату к одинокому молодому мужчине. Но я так привыкла воспринимать его как свою персональную жилетку для 'поплакаться', как хорошего собеседника и жреца, что почемуто и мысли не допустила, что тут жрецы какбы совсем не монахи, а вовсе даже наоборот.

Осознав все это, меня бросило в жар, и я сделала попытку встать. Мертон нехотя разжал объятия и тоже встал, нависая надо мной и глядя мне в глаза с какимто странным отчаяньем, а на шее у него бешено пульсировала жилка. Я невольно засмотрелась на эти, бьющиеся через край и пытающиеся вырваться на волю, эмоции. А он тяжело сглотнул под моим взглядом.

 Мертон, я пойду, пожалуй. Спасибо, что ты выслушал меня, мне ведь совсем не с кем здесь поговорить кроме тебя. Я буду скучать по тебе, когда выберусь из долины. Я чуть улыбнулась, и погладила его по щеке.

Он дернулся от этого прикосновения, перехватил мою руку и прижался горячими губами к ладони. Ойой, как нехорошото получилось, почему же я была так слепа все это время и ничего не замечала? Смущение накатило волной, стало ужасно душно и неловко, а тело невольно отозвалось дрожью на эту нежную ласку. Я попыталась аккуратно вынуть свою ладонь и бочком просочиться мимо него к двери. А он резко наклонился к моему уху и горячо выдохнул: 'Останови меня'. И его губы, прокладывая обжигающий путь поцелуями, скользнули по шее и дальше, чуть замерев на ключицах.

Утром меня довольно рано растолкали служанки. Я натянула на голову подушку, зарылась в одеяло и сказала, что не встану, пусть идут все к демонам, а я спать хочу. Но тут меня начал топтать Альф, и схватив зубами одеяло, стащил с меня его.

 Альф, предатель. Ууу, ненавижу вставать по утрам. Ну чего так раното? Простонала я, садясь и спуская ноги с кровати.

 Ваше Высочество, поднимайтесь. Пора готовиться к свадьбе, пройдёмте в купальни. Одна из служанок настойчиво нависала надо мной.

Ох ты ж ёшкин тузик… Я и забыла, что я теперь высочество, и что сегодня свадьба. Значит, не приснилось, какая досада.

 Ладно. Мне нужно выпить чегото горячего, чтобы проснуться и я сдаюсь, делайте все что хотите. Я снова упала лицом в подушку.

Мне быстро принесли чашку лумы с какойто плюшкой, и как только я все это осилила, чуть ли ни волоком потащили в купальни. Альфа тоже, кстати, хотя он наивно пытался избежать, но пришлось смириться. И наш с ним вчерашний ад повторился, но в более укороченном варианте.

Затем мои волосы высушили, заплели в сумасшедшее количество косичек и соорудили из них какуюто невероятно сложную прическу. А я с ужасом наблюдала за этим, и думала о том, как же я потом все это буду расплетать? Это же просто нереально. Закончив мучить мои волосы, служанки взялись за макияж и одевание. С макияжем я встала на дыбы и заявила, что наносить мне боевой раскрас индейцев я не позволю, и плевать мне, что меня должно быть видно издалека всей толпе. Только аккуратный естественный макияж. Поругавшись на эту тему, я пригрозила, что сейчас вообще откажусь его делать, если они будут настаивать дальше. Смирившись, они таки сделали мне нормальный естественный и не броский макияж. А над Альфом все это время измывался с грумингом какойто серьезный мужчина. Моего монимонта причесывали, приглаживали, кажется, немножко надушили, и в конце нацепили ошейник из позолоченной кожи, инкрустированной драгоценными камнями. У меня тем временем дошла очередь до платья и туфель. Потом я отбивалась от их местных духов, так как это удушающее сладкое благовоние я просто физически не могла выносить, это ж не духи, а газовая атака. Пришлось спрятаться и, достав из сумки свою любимую водичку Аква Аллегория Гроселлина, пшикнуться ею, раз уж им так важно, чтобы невеста благоухала. Легкий ненавязчивый запах красной смородины самое то, хоть пахнет вкусно.

Закончив приготовления, мы переместились в конюшни, где меня посадили в седло. В прямом смысле этого слова, так как сама я ни за что не смогла бы взгромоздиться наверх в этом наряде. Седло было невероятно богатое, покрытое позолотой, а из самого Хаммера сделали некое лошадиное божество, не иначе. Его вычистили и, наверное, отшлифовали, потому что шкура у него аж сияла, а в гриву и в хвост вплели драгоценные камушки. У меня такое ощущение, что если бы он дался, так ему бы еще и копыта и рог покрыли позолотой. Они с Альфом переглянулись, оценили друг друга и, закатив глаза, синхронно фыркнули, на что я погрозила им кулаком, ведь менято разрядили еще похлеще. Они снова переглянулись, устыдились и больше не показывали, как сильно им не нравится все это нарядное великолепие.

А у Храма уже собралась толпа. Наша процессия, во главе с королевой и Ирлитой, медленно и величественно подплыла к крыльцу, где меня сняли с седла, поставили и помогли принять равновесие. Окружающих мне было видно плохо, потому что мне на голову надели густую вуаль, заменяющую здесь фату, и лицо у меня было завешано. Женихов моих видно не было, и я предположила, что они, наверное, уже в Храме.

Когда мы вошли в Храм, королева с Ирлитой, оставив меня у входа, проследовали к алтарю, с одной стороны которого уже стояла Верховная Жрица, а с другой мои мальчики, одетые в одинаковые белоснежные костюмы расшитые золотом, и рукава их рубашек были с такими же разрезами от плеча как у моего платья. Красивые какие, длинные волосы тоже собраны в сложные прически из множества косичек. Ох и намаемся мы сегодня вечером с волосами. Зазвучала торжественная музыка, и я в одиночестве двинулась к алтарю. Толпа стояла двумя плотными колоннами по бокам, оставляя только узкий проход в центре, по которому я сейчас и плыла, молясь только о том, чтобы не шлепнуться и не опозориться перед всеми.

Ыыы, что же я делаю?! Может еще не поздно, и я успею сбежать? Я конечно в глубине души та еще авантюристка, но такто ж оченьочень глубоко. И два мужа это перебор даже для меня.

Какая девушка не мечтает о красивой свадьбе? Я не явлюсь исключением. И хотя замуж я чисто гипотетически хотела, когданибудь потом, в необозримом будущем, а уж никак не сейчас, но примерно представляла, как бы выглядела моя идеальная свадьба. Чтобы красивое белое платье, фата и свадебный букет. Прогулка на лимузине, и рядом Он, мой герой, на белом коне. Фигурально выражаясь, разумеется. Учитывая реалии двадцать первого века не принц, а просто красивый, умный, образованный, и желательно не нищий. И не на белом коне, а на хорошей иномарке. Например, на кабриолете, а что, почему бы и нет? Но даже в самой бредовой своей фантазии я не могла представить свою свадьбу такой.

Платье больше напоминало наряд стриптизерши. Предельно откровенное и обтягивающее, с глубоким декольте и практически полностью оголенной спиной до самой… эээ… сидячей точки. Но и этого мало, оно было вызывающе красного цвета, абсолютно прозрачное, только с расшитым спереди лифом и двумя высокими разрезами по бокам, практически до самого бедра. Рукава, наоборот длинные и пышные, но с разрезом по всей длине от самого плеча до, туго облегающего запястье, узкого манжета, так что вся рука все равно оставалась оголенная. Не платье, а мечта сексуального маньяка. В противовес этому, вуальфата, покрывающая мою голову и закрепленная на прическе с помощью моего принцессочного обруча и кучи шпилек с рубинами, была из очень плотного густого кружева, красного же цвета, и мое лицо не было видно. Да и мне самой мало что было видно через него.

А уж суженые мои… Они тоже не выглядели сильно счастливыми и о чемто шепотом переругивались, стоя справа от алтаря. Сначала, только увидев меня в дверях храма, они переглянулись и синхронно вздохнули с облегчением, как мне показалось. А когда я поравнялась с ними, то смогла прислушаться и разобрать о чем же они спорят.

 В конце концов, я намного старше тебя, даже если не рассматривать все остальные аспекты. Поэтому первым мужем буду я, и уж не обессудь, но стоять справа тоже буду я! Сердито бухтел жених номер раз.

 Ну и что?! Зато это моя раса, и свадебный обряд будет проходить по нашим обычаям. И вообще, через год или два ты будешь снова свободен, если захочешь, а я вот не уверен, что хочу развода. Пробурчал жених номер два.

 Даже не мечтай! Только через мой труп. Вызверился дроу.

 Детский сад, штаны на лямках! Еще пипками бы померялись, у кого длиннее проворчала я себе под нос.

О чем они вообще думают? Лично я близка к истерике, еще немного, и я пущусь в постыдное бегство, с этой пародии на свадьбу. Мои женихи резко замолчали и вдруг начали стремительно заливаться краской. У Шера даже кончики ушей покраснели. Упс, кажется, я пробурчала последнее замечание не так чтобы совсем уж тихо. Я почувствовала, что и сама начинаю краснеть. Неловко то как… Но главное, что они заткнулись и заняли свои места по двум сторонам от меня. Шер скользнул на место справа от меня на долю секунды раньше Илмара, хе, настырный типчик, а Илмар встал слева.

Тут вперед вышла Верховная Жрица и начала проводить обряд, гм, бракосочетания. Помогал ей один из жрецов, держащий на подносе тяжелую, украшенную камнями золотую чашу, маленький ритуальный кинжальчик, и высокий узкий сосуд. Подойдя к Шеру, Раймена попросила его протянуть правую ладонь и, взяв с подноса кинжал, сделала на ней небольшой надрез. Сразу же выступила кровь. Раймена сменила кинжал на чашу и, ловко подставив ее под кровоточащую ранку, дождалась пока какоето количество крови накапало в чашу. Затем переместилась ко мне и проделала то же самое с моей правой ладонью. Я болезненно поморщилась. Ну что за дурацкие обряды у них, а? Ну почему обязательно нужно устраивать кровопускания? Прочла бы заклинание какое, как у нас в ЗАГСе, поженила и дело с концом, так нет же, пока всю кровь не выпустят, кровопийцы, не успокоятся.

Между тем, Раймена взяла с подноса сосуд, налила в чашу с нашей кровью немного красного тягучего напитка, я так поняла, вина, и стала читать над ней какойто текст. Что именно она говорила, я не смогла разобрать, вероятно, это на их древнем языке, как и надпись на алтаре. Затем, она подала чашу с кровью и вином Шеру и велела сделать глоток. Я напряглась, это что же, и мне сейчас придется пить кровь? Аааа, не хочу! Меня ж стошнит от такого кровавого напитка. Вот зрелище то будет, невеста, которую выворачивает наизнанку во время брачного обряда. Мрак.

Шер послушно выпил и повернулся ко мне, а Раймена тоже передвинулась ко мне, предлагая мне отведать то, что сейчас булькало у нее в чаше. Я сглотнула. Не могу. Ну не могу я кровь пить. Я же не вампир. Я даже мясо с кровью не ем, а только хорошо прожаренное… Мысли замельтешили, пытаясь придумать, какбы избежать этого насилия над организмом. Шер, вероятно, поняв, что со мной происходит, чуть улыбнулся и ободряюще шепнул:

 Не бойся, оно сладкое и совсем не чувствуется. Пей.

Ага, пей.. Ему легко говорить, он то за свои 777 лет, поди не один литр крови выхлебал, с их то традициями, а мне каково? Раймена нахмурилась и тоже шепнула мне тихонько:

 Ильдери Алета, вы передумали брать его в мужья?

Вот ведь гадство! Придется пить, а то они мою брезгливость расценивают как отказ от свадьбы. Я зажмурилась, приподняла с лица вуаль и быстро глотнула, не акцентируясь на вкусе. Сразу же сделала несколько глубоких вдохов, прогоняя послевкусие. Бррр. Раймена между тем подошла с этой чашей к алтарю и быстро плеснула оставшийся в ней напиток на хрустальный шар. Я ожидала, что шар окрасится в красный цвет, но неожиданно вино с нашей кровью то ли впиталось в шар, то ли испарилось на его поверхности, но как бы то ни было, оно исчезло, а шар остался такой же чистый. Чудеса, да и только.

 Владыка Ветров принял вашу кровь, отныне вы единое целое. Скрепите ваш союз брачными браслетами и поцелуем. Обратилась к нам Раймена.

Тут же подошел еще один жрец с двумя тонкими витиеватыми браслетами из переплетенных пластинок золота и платины. Шер взял тот, что поменьше и защелкнул его на моем правом предплечье. О как, так вот для чего оказывается у нас рукава с разрезами от самого плеча. Я взяла второй браслет и, повинуясь указаниям жрицы, защелкнула его на предплечье правой руки Шера. Затем он откинул с моего лица вуаль, обнял и нежно поцеловал, а потом улыбнулся и ласково погладил по щеке.

Удовлетворенно кивнув, Раймена подошла к Илмару, вновь взяла с подноса кинжал, и проделала все то же самое, что и с Шером, но с его левой рукой, да и мне надрезали теперь еще и левую ладонь. Варварские обычаи, я ж так умру от кровопотери… Раймена снова линула вина в чашу, и мне пришлось второй раз глотнуть это вино с кровью. Мерзость, только от первого раза отдышалась, а тут вторая порция. Я снова глубоко задышала, а то какбы меня и впрямь не стошнило. Затем остаток этой второй порции напитка из чаши исчез на шаре, и Раймена вновь повторила положенные слова.

 Владыка принял вашу кровь. Отныне и вы Ил`Марей являете собой единое целое с вашей женой. Пусть крылья ваши обретут свободу, ветер удержит в небесах, и небо станет близким. Скрепите браслетами и поцелуем ваш союз.

Снова подошел жрец со второй парой браслетов. Илмар надел мне браслет на левое предплечье, а я соответственно на его левой руке защелкнула второй браслет. Тут уже Илмар обнял меня и тоже поцеловал. А потом крепко прижал, приподнял и зашептал: 'Спасибо! Ты даже не представляешь, что ты для меня сделала и как я благодарен тебе. Спасибо!'.

Сзади раздалось злобное фырканье Шера. Илмар хмыкнул, хитро улыбнулся и поставил меня обратно на пол.

 Шер, не пыхти. Он теперь тоже мой муж, как и ты. Я лукаво подмигнула эльфу, на что он запыхтел еще сильнее и скорчил гримасу.

 Подойдите к алтарю и возложите руку с надрезом на шар. Велела нам, между тем, Верховная Жрица.

Мы втроем послушно подошли к алтарю. Ребятам приложить к шару нужно было только по одной руке, а мне пришлось приложить обе надрезанные ладошки. От шара полыхнуло теплом, надрезы немного защипало, но это ощущение быстро прошло, и ранки затянулись. А я как обычно услышала знакомый голос. Абсолютно явственно он шепнул: 'Я жду тебя завтра, Слышащая'. От неожиданности я дернулась и отстранилась от шара, внимательно посмотрев на своих мальчиков, но они похоже ничего не слышали. Хм. Завтра… А я то надеялась уже сегодня сбежать отсюда, а теперь придется задержаться до завтра. Ослушаться прямой просьбы бога не хочется, да и интересно мне теперь уже, чем и как я могу помочь богу, и зачем он ждет меня завтра.

 Народ аэрлингов, приветствуйте молодоженов! Громко сказала Верховная Жрица, обращаясь к толпе. Ваше величество, поздравляю вас со свадьбой вашей младшей дочери. Примите в семью ваших новых детей. Продолжила она, повернувшись к королеве Лармене.

Я слегка поморщилась. Мне все еще не верилось, что это правда, то что меня назначили принцессой, и както покоробило от этой фразы Верховной жрицы. Но королева улыбнулась и подошла к нам. Наклонилась, и поцеловала меня в лоб, а потом повернулась по очереди к ребятам и запечатлела по родительскому поцелую и на их челе. Затем, королева величественно поплыла к выходу, прихватив сестру и Верховную Жрицу.

 Да уж, мальчики, крепко мы влипли. Как жить то дальше будем? Я обняла за талии обоих своих мужей, и мы пошли следом через ликующую толпу. Мужья… Ну это ж надо, а?

 Долго и счастливо, малышка. Не переживай, все будет хорошо. Улыбаясь, мурлыкнул мне муж номер один.

 Свободными и счастливыми! Я обожаю тебя! Поведал мне муж номер два. И тут же захихикал в ответ на гневный взгляд первого мужа.

И я, не выдержав, рассмеялась от абсурдности ситуации. Ладно, и это переживем, где наша не пропадала. Мы вышли на крыльцо, на котором уже ожидали нас королева с сестрой и Верховная Жрица, и я успела услышать фразу, тихо сказанную королевой: 'Однако, как удачно все сложилось. Я до последнего опасалась, что чтото сорвется'. Таак, вот не зря я чуяла подвох. Я готова съесть свои любимые босоножки, если ошибаюсь, но все говорит о том, что меня элементарно подставили. Понять бы еще, в чем тут выгода для королевы? Но тут я в толпе жрецов увидела мелькнувшее лицо Мертона и отвлеклась, так что подслушать дальше разговор королевы не удалось.

А дальше было празднование свадьбы во дворце. Мы втроем сидели практически во главе стола, рядом с королевой и ее семьей. Дочери королевы и Ирлиты нас дружелюбно поздравили, и я вроде как влилась в семью. Нам говорили бесконечное количество тостов, поздравляли, несли какието подарки. Учитывая то, что я собиралась из долины уходить, и это знали все, подарки представляли из себя разнообразные ювелирные украшения и амулеты. Это хорошо, их мы вполне можем забрать. Шеру преподнесли какойто суперпупермеганаворочанный арбалет. Уж не знаю, чем он хорош, но Шер впечатлился. А Илмару не менее суперские, судя по его лицу, меч и кинжал. 'Скажи спасибо, что вам не дарят утюги и холодильники' ехидно прокомментировал внутренний голос, и я даже хихикнула вслух. Шер недоуменно взглянул на меня, пришлось поведать ему о наших традиционных в прошлом подарках на свадьбах. Он только головой покачал, и тоже рассмеялся. Кстати, надо бы потом Илмару рассказать правду о том кто я такая и откуда я тут взялась. Всетаки мы теперь не чужие люди, точнее нелюди.

Мы втроем старались на спиртное не налегать, но это было весьма проблематично, учитывая количество желающих сказать нам тосты. С каждым хотя бы по маленькому глоточку, но приходилось сделать. Так что к концу вечера я дошла до кондиции.

 Щасс сспою. Икнув, пошутила я, скопировав волка из известного мультика.

 Не надо! Хором воскликнули оба моих супруга, незнакомые с земным мультяшным творчеством, и переглянулись.

Я даже обиделась. Ну и чего так кричать? Подумаешь, петь не умею, зато я красивая, умная и добрая, насупилась я. 'Ага, а еще очень скромная' внес свою лепту внутренний голос.

 Малышка, не обижайся. Ты отлично поешь, но давай ты лучше потом споешь, Альфу например. Миролюбиво шепнул мне Шер. А нам с Илмаром станцуешь. А еще лучше мне одному.

 Чего это тебе одному?! Тут же возмутился Илмар. Я тоже хочу, я еще не видел как она танцует.

Хм. Интересно, а когда это они успели услышать мои певческие таланты? Ну, Шер, допустим, еще мог успеть на Земле. Есть у меня такая нехорошая привычка чтото мурчать под нос и в душе. А Илмару то откуда об этом знать? Я напрягла память, и чуть не расхохоталась, неожиданно вспомнив как душевно мы горланили песни в ночь нашего знакомства.

Наконец свадебный пир подошел к концу, и нас троих отпустили. Проводив нас в ту комнату, которую мне накануне выделили, все тактично вышли и мы остались втроем. Надо сказать это был неожиданный, и не так чтобы приятный, сюрприз. Я, конечно, понимаю, что у нас типа первая брачная ночь и все такое, но не втроем же?! Что за нравы? Или у них так принято?

 Илмар, а у вас, что, вот прямо женщины сразу с двумя мужьями в одной постели и спят? Я както предполагала, что это происходит по очереди. Ну, ночь с одним мужем, следующую с другим? Я решила прояснить этот момент.

 Конечно же, все вместе спят. Это же семья, Алета. Илмар смотрел на меня непонимающее.

 О времена, о нравы… Я скуксилась. Ну ладно, эту ночь переживем, но потом, мальчики, вы уж как хотите, можете и вместе спать, коли вы теперь семья, но лично я рассчитываю на отдельную спальню. А пока помогите мне чтоли? Мне тут такого на голове навертели, что я сама с этим не справлюсь, а спасть так я не смогу.

Ребята переглянулись, но мои слова никак не прокомментировали. Но в итоге мы весь вечер занимались тем, что в четыре руки расплетали косички друг другу по очереди и помогали распутать волосы. Мы успели даже поцапаться по этому поводу, потому как было больно, и руки уставали, но мы справились. Одежды для сна нам никакой не выделили, поэтому ребята, сняв костюмы, остались в какихто портках типа панталон, а мне пришлось порыться в сумке и достать шелковую ночную сорочку из своих земных запасов. Потому как брачная ночь это конечно святое, но у нас и брак неправильный, и ночь такая же неправильная.

Наконец, мы угомонились и как матрешки попадали на наше семейное лежбище. Ребята тут же отключились, а я ворочалась между ними и сетовала на свою судьбу. Вот где это видано умудриться заполучить сразу двух невероятно красивых мужей и при этом не иметь возможности использовать по назначению ни одного? На этой радужной мысли я и заснула. Ночью я, правда, дважды просыпалась. Один раз я обнаружила себя практически полностью забравшейся на Илмара, моя нога была перекинута через его бедро, а руками я обнимала его торс. Илмар сладко спал, положив свою руку на мою попу, так ночная сорочка сползла на талию, а его крыло мягко грело снизу. Смутившись, я сползла обратно на середину кровати, с тем, чтобы в следующий раз проснуться на рассвете в обнимку с Шером. Тут уже он подгреб меня к себе, оплел лианам рук и ног, и уткнулся носом мне в шею. Я вяло трепыхнулась, чтобы отползти, но он чтото промычав мне в шею, еще сильнее прижал к себе. Впрочем, было так уютно и приятно, что я решила, что пусть, мне даже нравится. Каррамба. Так и до греха не далеко…

Утром я проснулась в благодушном настроении. Немного полежала на спине, глядя в потолок и прикинула, что сегодня еще предстоит сделать. Потом повертела головой, разыскивая своих мужей, но, судя по всему, они уже давно встали и кудато успели уйти. Да и утро уже, кажется, позднее. Повалявшись еще минут десять, я решила, что, пожалуй, и мне пора вставать. С усилием согнав себя с постели, встала, и лениво переставляя ноги по пушистому ковру, побрела в сторону умывальника, обойдя развалившегося в центре комнаты Альфа. Тонкая бретелька ночной сорочки с открытой спиной второй раз сползла с плеча и я, нервно поправив ее, сменила вектор движения и двинулась в сторону большого напольного зеркала, чтобы глянуть, что это там такое мешается за спиной. Было такое ощущение, как будто там чтото прилипло. Сонно зевая и протирая глаза, я подошла к зеркалу и попыталась сфокусироваться. Наконец, вгляделась и… заорала во весь голос…

Я стояла и самозабвенно вопила от ужаса, глядя на свое отражение, как вдруг двери за моей спиной практически снесло с петель, и в комнату влетели Шер и Илмар с перепуганными лицами и с оголенными мечами.

 Что случилось? Где? Одновременно, перекрывая друг друга, выпалили они.

Я заткнулась и, глядя на них квадратными глазами, потыкала себе за спину.

 Боги, Алета. Ну что ж так орать то? Перепугала до смерти, мы думали, что тебя тут убивают. Проворчал Шер и с опаской обошел меня по кругу.

Илмар с не менее озадаченным выражением на лице тоже подошел поближе, внимательно разглядывая меня. В распахнутых настежь дверях столпились испуганные моим воплем слуги, потом ктото громко ахнул, одна из служанок истерично выдохнула: 'Великая Праматерь', и они начали опускаться на колени.

Я снова повернулась к зеркалу. На меня смотрело мое отражение встрепанная, заспанная девчонка с перепуганными глазами, в коротенькой шелковой ночной сорочке. А за моей спиной сияли переливами северного сияния два больших крыла, сотканные казалось из маленьких вихрей воздуха или дыма. Полупрозрачные и невесомые, они завораживающе переливались всеми цветами радуги. При этом они не росли из моей спины, а как будто просто прилегали к ней.

 Алеточка, я не знаю, что тебе сказать. Такого еще никогда не было. У тебя теперь есть крылья. Может это потому, что ты стала частью нашей расы и к тому же прошла брачный обряд с аэрлингом? Озадаченно протянул Илмар.

 Но у меня же не выросли уши, только потому, что я прошла брачный обряд с эльфом. Я сердито повернулась к ним, мазнув взглядом по столпотворению в дверях. Там народу все прибывало.

 А ты в этом уверена? Серьезно спросил Шер.

Ооо нет, только не это! Я похолодела. Я еще смогу както пережить крылья, но длинные уши… Накатили слабость и дурнота, а перед глазами замелькали черные мушки и какието разноцветные пятна. Я заторможено снова повернулась к зеркалу и медленно подняла руки, чтобы приподнять волосы и взглянуть на свои уши. Но тут слабость достигла своего пика, и я провалилась в банальный обморок.

Шер.

Не прилагай столько усилий.

Всё самое лучшее случается неожиданно.

Габриэль Гарсия Маркес

Дни в тюрьме пролетали уныло и бесили невозможностью предпринять какиелибо действия по освобождению. Если бы не четкая уверенность, что Алета вотвот добудет амулет и тогда уже можно попробовать предпринять хоть чтото, побег, в конце концов, то было бы совсем невыносимо. Скрадывал одиночество Илмар. Наши тренировки с мечами нам продолжать больше не удалось, так как оружие у нас изъяли, но Илмар, увидев мои разминки, попросил поучить его. Этим мы и занимались. У него хороший потенциал, хотя навыков конечно совсем никаких, я вообще не понимаю, как они так живут, их мужчины совершенно не обучены боевым искусствам.

Каждый день к нам приходила сестра королевы и уговаривала Илмара смириться с путем жреца. А он, бешено сверкая глазами, отказывался, вызывая мое недоумение. Ну что такогото, ну жрец и жрец? Не выдержав, я устроил ему допрос с пристрастием по поводу их религии, а узнав подробности зауважал этого мальчишку еще больше. А потом похолодел, вспомнив записку Алеты, что ходит она в этот их храм, и Илмара туда не позволит отдать. Это что же это… Пока мы сидим тут вдвоем в горах, а потом и в тюрьме, она… В храме… С жрецом… И ктото с ней… Накатила бешеная волна, перебивая дыхание. С огромным трудом я успокоил себя, что ведь я же почувствовал в прошлый раз, когда она целовалась с Илмаром, тут я невольно бросил яростный взгляд на парня, вызвав у него удивление, значит и сейчас бы почувствовал. Сережка из лунного камня на мне, кулон она обещала мне не снимать, значит, я точно бы почувствовал, если бы чтото происходило.

Однако совсем нервы стали ни к демонам. У меня просто голову сносит, стоит мне подумать о том, что я могу потерять мою моатти. Только бы выбраться. Я не знаю, что и как я буду делать, как буду убеждать отца и Совет, но я не могу ее лишиться. А если мне всетаки не дадут согласия на этот брак, то придется чтото придумывать, как удержать Алету подле себя. Мне придется очень постараться, чтобы она понастоящему полюбила меня и согласилась на статус официальной фаворитки, почти жены. Надеюсь, что династический брак в ближайшее время не предвидится. Насколько я знаю ситуацию, кроме дочери младшего брата правителя светлых эльфов больше потенциальных невест не было. Но и с ней какаято туманная история, ее отец и брат пропали без вести пару столетий назад, когда она была еще совсем ребенком. Поэтому с ее замужеством не спешили, надеясь на возвращение главы семьи, благо леди Анориэль толькотолько достигла совершеннолетия. Я помню малышку Нори весьма смутно, последний раз я видел ее примерно 180 лет назад, когда был с отцом при делегации в Светлый Лес. Не хотелось бы делать ее несчастной в нашем браке, она мне запомнилась очень славной веселой девочкой, и заслуживала любви, которую я ей точно не смогу дать.

Ведь касательно меня, то в какойто момент пришло четкое осознание, что кроме Алеты мне не нужна ни одна женщина. И что даже проверять я не хочу, читая заклинание по проверке, элиантэ ли она. Я и так это знаю. И она это поймет, когданибудь. Я дам ей столько времени, сколько понадобится, буду ухаживать по всем правилам, если нужно буду петь серенады под окнами и дарить цветы охапками, но я не позволю ей исчезнуть из моей жизни. У меня было много женщин, разных, горячих и не очень, чувственных и холодных. Одни манили недоступностью, другие горячили кровь бешеной страстью, но ни одна не вызывала такой бури эмоций и такого трепетного отношения к себе. И ни с одной из них мне было так здорово просто от того, что мы находимся рядом. Любовь ли это? Не знаю… Я раньше никогда никого не любил. Одно я знаю точно, провести свою жизнь я хочу с одной конкретной женщиной, и эта женщина сейчас гдето отрабатывает амулет, чтобы спастись из этого горного плена.

Эти мысли отвлекали от тягостного ожидания решения нашей судьбы. Хотя ждать нам было совсем недолго, сроку нам выставили всего десять дней. Не знаю уж, куда так спешит королева, но на нас давили каждый день, поторапливая с решением. Точнее давили на Илмара, а на меня скорей за компанию, похоже они сами не знали, что же со мной делать. Со слов сестры королевы стало ясно, что как племенной жеребец не королеве, ни ей, я не нужен. Вот и думали они, куда ж меня пристроить, а я тоже не сильно переживал по этому поводу, у меня был козырь в рукаве, который я приберег на самый крайний случай. Мне самомуто точно не грозит казнь или рабство, ну, по крайней мере, я на это надеялся, рассчитывая на разумность правящего дома. Не думаю, что узнав, что я кронпринц дроу, они пойдут на самоубийственную войну. Илмару я помочь вряд ли смогу, моего покровительства будет не достаточно, он всетаки подданный королевы аэрлингов, а не моего отца, но попытаться стоит, если уж мне придется самому сознаться о своем статусе.

На восьмой день в тюрьме неожиданно в отворившуюся дверь вошла не сестра королевы, как обычно, а Алета в сопровождении Альфа и матери Илмара. Илмар быстро обнял мать, и стал чтото ей успокаивающе шептать, а я стоял и смотрел на мою малышку и не мог ничего сказать. Она стала тут совсем другая. Волосы выгорели на солнце, кожа загорела, даже немного веснушек появилось, а уж местная мода, это просто слов нет. На Алете было совершенно прозрачное длинное платье с двумя высокими разрезами по бокам, открывающими ноги при ходьбе. Через невесомую ткань было видно стройное гибкое тело и нижние детали наряда, чтото миниатюрное и расшитое бисером и камушками. Боги, и это она вот так ходит по улице и все на нее смотрят?! Хотя шока я не испытал, так как успел уже насмотреться на местных дам и на их платья. Я поискал глазами на ней кулон подвеску из лунного камня, просвечивающуюся через прозрачную ткань платья, и облегченно вздохнул. Вот она, на месте, значит все в порядке.

Алета стояла у двери, не зная, что делать, потом подошла и протянула руку, здороваясь и называя свое имя. Ее пальцы мелко подрагивали, и я, не удержавшись, поцеловал их и легонько погладил. Как же я скучал по ней все это время… А через два дня нам с утра сообщили, что сегодня будет суд. К часу дня нас отведут во дворец, где он будет проходить и королева озвучит нам его итоги.

Когда нас с Илмаром под охраной ввели в зал суда, он был уже полон. Нас поставили перед троном, и я быстро огляделся, запоминая кто, где стоит, чтобы потом легче было реагировать на ситуацию. Алета стола вместе с матерью Илмара и еще двумя мужчинами, вероятно, это ее мужья. К нам подошла распорядительница, судя по медальону на груди и суд начался. Мне зачитали обвинение в оказании сопротивления страже при задержании, а потом предложили, как альтернативу казне, в качестве мужа любой желающей, а если таковой не найдется, то меня продадут в рабство.

На меня накатила волна злости. Ну, какой же это суд? Это же просто фарс. Разве так рассматриваются дела, пусть даже о нарушителях? С каких это пор за одно вооруженное сопротивление страже отправляют на казнь? Ладно, еще не время сдаваться, я быстро кинул взгляд на Алету. Торги это не так уж плохо, судя по тому количеству украшений, что на ней сейчас надето, она тут весьма неплохо обогатилась. Интересно, что из земных вещей ей удалось тут так выгодно продать?

Почемуто желающих взять меня в мужья не нашлось. Вот уж насмешка судьбы, интересно, знай они, что я кронпринц дроу, так же бы нос воротили? Объяви такое предложение отец при дворе, сейчас толпа придворных дам уже передралось бы за статус моей невесты. А тут от меня отказалась даже некая Морель, необъятной женщина, с крайне неприятным обрюзгшим лицом, которой королева меня предложила в качестве мужа. И насмешливо заявила, что будет забавно, если она меня купит. Вот гадина! Купит она меня… Надеюсь, у Алеты хватит денег перебить ее ставки.

Кроме этой жуткой женщины за меня торговались еще только две местных аристократки, да и то както вяло, и Алета. Но до чего же унизительно то, а? Кто бы мог подумать, что я окажусь в такой ситуации, вот уж игры богов идут на мой счет, не иначе. В итоге выиграла торги Алета, и я с облегчением вздохнул, но как оказалось рано. Эта жабообразная Морель, поняв, что раб ускользает, изменила мнение и решила взять меня третьим мужем. Ужас, меня даже передернуло от омерзения. Я краем глаза взглянул на Алету, может у нее в рукаве тоже есть какойто козырь? И тут…

 Я беру его в мужья. Сказала она внезапно охрипшим голосом, и тоже посмотрела на меня.

А я неверяще смотрел на нее, и до меня медленно доходило осознание ситуации. Неужели все так просто?! Вот сейчас она одной короткой фразой разрешила весь тот клубок моих метаний и проблем с нашим странным обручением и моим желанием удержать ее, при этом, не имея возможности вступить с ней в брак. Надеюсь, против такого даже отцу и Совету нечего будет возразить. Она, как моя моатти, по логике вещей, имеет все права спасти мою жизнь и свободу так, как сочтет нужным и подобающе ситуации. Даже то, что она не имеет титула и то, что она не дроу, в данном случае не будут являться веским основанием для оспаривания ее действий. У нее абсолютный картбланш, который я дал ей добровольно, принеся клятву на крови и проведя с ней обряд 'Шанет моатти'. Коли уж и отец и Мэтр Линкенкаль теперь в курсе этого, то они тоже не смогут возразить. Останется Совет и Ковен Магов, которым ни в коем случае нельзя знать о том, что я провел этот, запрещенный обеими ветками эльфов, обряд и с кем. Иначе на Алету начнется настоящая охота, охотников за головами найдется предостаточно. Своюто порцию порицания и наказания за это я получу сам. Разумеется, наш брак вызовет скандал в правящих домах и бурные дебаты, но, пожалуй, мне на это наплевать. Можно будет ей задним числом дать какойто подобающий титул, и объяснить этот неравный брак тем, что я сделал это по долгу клятвы крови за спасение моей жизни. Причина не так, чтобы убедительная, но хоть чтото. Главное, чтобы никому не пришло в голову сделать меня вдовцом, вновь освободив для династических манипуляций брачными узами.

Тут распорядительница стала читать обвинения Илмару, а я все еще пытался отойти от шока и от внезапно свалившейся удачи. Хотелось смеяться от счастья. Вернувшись к реальности, я осознал только конец ее речи, о том, что Илмару тоже грозит казнь, если и для него не найдется жена.

В зале стояла тишина. А я вяло подумал, что как это ни чревато, но сознаться о своем статусе мне все же придется, я не могу позволить просто так отправить на казнь этого парня, который так неожиданно стал мне другом. Хотя бы попытаться его спасти, взяв под личное покровительство и опеку, я должен, а там, будь, что будет. Вдруг Илмар рванулся, и я, проследив за его взглядом, увидел, что его мать оседает в обмороке. И вдруг в тишине, полной жадных любопытных взглядов и шорохов от мыслей толпы, раздался практически неузнаваемый голос моей моатти:

 Я беру его вторым мужем.

ЧТО?! Что она сказала?! Она что?! Я остолбенел. Как так?! А я?! Да как она… Это же невозможно. Кто ей позволит такое, вообще?! Так, надо успокоиться, сейчас скажут, что это невозможно… Я жадно глотал воздух ртом.

Тем временем королева объявила суд закрытым, назначила время свадьбы на завтра и удалилась. А мы с Илмаром стояли и пытались прийти в себя от такого крутого поворота событий и столь радикального изменения в наших судьбах. Нет, я конечно рад за Илмара, он отличный парень и совершенно не заслуживает смерти. Но Алета?! Она же моя… ну, точнее, она будет моей. Так, не важно, будет или есть, главное то, что она моя, и от меня теперь точно никуда не денется. Память напряжено выискивала прецеденты полигамных браков. Драконы, да, точно. В Империи Драконов полигамные браки это абсолютная норма. И не важно, у драконицы несколько мужей или у дракона несколько супруг, все они семья. Я внутренне нервно хихикнул. Если не удастся по прошествии года расторгнуть брак Алеты и Илмара, то кажется, придется мне просить покровительства драконов. Кто еще у нас так отличается? Орки имеют по несколько жен, но это не наш случай. Аэрлинги, ну, с этими понятно. Но так как кроме Илмара, из нашей троицы к ним отношения никто не имеет, то это не в счет. Надо бы еще порыться в архивах, были ли подобные неоднозначные ситуации у эльфов. Потому как отказываться от своего брака я не намерен, второго шанса у меня может и не быть, и лучше уж потом будем чтото решать с нашим триумвиратом. Тут сквозь толпу к нам приблизилась семья Илмара и моя, нет, наша, невеста. Я покатал это слово на языке. Приятно, но дико!

Подойдя к нам, Алета поманила нас, чтобы мы наклонились, и быстро озвучила мне 'заманчивое' предложение сохранить свободу, и перенестись к ней настроившись не ее волну, сразу как они с Илмаром поженятся и сбегут. Она это серьезно? Я даже задохнулся от возмущения, она вообще за кого меня держит? Я похож на дурака, чтобы позволить им вот так вот вдвоем пожениться и оставить меня с носом? Не уж, ни за что. Сначала она будет моей женой, и это даже не обсуждается.

Я скосил глаза на Илмара. Вот ведь поганец, стоит и счастливо улыбается. Ничего лишнего он себе не позволит, мы с ним это прояснили еще в горах, и он дал мне слово не пытаться соблазнить Алету. Демоны! Тогда ведь он не был ей мужем, а сейчас он будет в своем праве. Илмар поймал мой взгляд и хитро улыбнулся. Ну ладно, мы еще поговорим об этом.

 Ну и черт с вами, не хотите, как хотите. Только, вот что, дорогие мои, если хоть один из вас попробует превратить этот брак в настоящий, то я рискую очень быстро стать вдовой. Имейте ввиду. И вообще, надо узнать, когда можно расторгнуть такой брак, как не состоявшийся. Сколько нам терпеть то придется? Психанула Алета.

Ага, сейчас, как же, наивная, несостоявшийся и расторгнуть. Пусть даже не мечтает, да я ее ни за что не отпущу, костьми лягу, но этот брак будет очень даже состоявшимся и самым что ни на есть настоящим. По крайней мере со мной, я снова скосил глаза на сияющего Илмара. Впрочем, ей пока об этом знать не обязательно, у нас впереди вечность. Тут ее от нас оттеснили, и она аккуратненько направилась к стайке из трех светлых эльфов, гнома и орка. Я внимательно пригляделся, гдето я уже видел одного из эльфов. Не могу сейчас собраться с мыслями где, но я его определенно знаю. Интересно, о чем это Алета там с ними шушукается? Судя по скривившемуся лицу одного из эльфов, они там ругаются.

Затем нас увлекла из зала мать Каэтары и под охраной мы все отправились в дом родителей Илмара. Остаток дня прошел в приготовлениях к свадьбе. С нас сняли мерки для костюмов, и забегал ювелир, замерять наши предплечья для свадебных браслетов. Тоже вот отличие в обрядах, у эльфов браслеты надевают на запястья, а тут сняли мерки с предплечья. Хотя это хорошо, можно будет до поры до времени скрывать факт брака, пряча браслеты под длинными рукавами.

Нас ни на минуту не оставляли наедине с Илмаром, так что поговорить с ним мне не удалось. А вечером меня чтото стало беспокоить. Я не мог понять что, и вышагивал по выделенной мне комнате, пытаясь осознать, что же именно меня так нервирует. Чтото не так идет, но понять бы что. Перебирал в памяти сегодняшний день, вспоминал выражения лиц и слова, пытался представить, как прошел сегодняшний день у Алеты. Она сейчас во дворце, спит уже, наверное. Бездна! Да что ж такоето, было ощущение как будто внутри меня ктото наматывает на барабан мои нервы. Я уже на стенку лезть готов, что же происходит то?! Илмар уже спал в своей комнате и даже обсудить то ситуацию не с кем. Чтото я совсем издергался уже, так все, спать. Завтра свадьба!

А рано утром нас разбудил слуга и мы принялись собираться в Храм на свадьбу. Хотя, что уж там собираться? Помылись, сделали соответствующие прически, оделись. В Храм мы прибыли первыми, невесты еще не было, поэтому встречающие нас жрец провел нас к алтарю и указал наше место справа от него.

 Прошу вас, уважаемые. Кортеж с принцессой скоро прибудет. Как только она прибудет Верховная Жрица проведет обряд по соединению с ней.

 Принцесса? А при чем тут принцесса, мы ждем мою невесту, Алету. Я напрягся, переглянувшись с Илмаром.

 Нашу невесту. Не преминул уточнить этот прохвост. Алету.

 Младшая ненаследная принцесса Алета прибудет в кортеже королевы. Ждите. Жрец не стал нам ничего объяснять и, развернувшись, ушел.

Мы онемели. Я стоял, открывал и закрывал рот и просто не мог найти слов. Как такое возможно, что она прибыла сюда обычной простолюдинкой, пусть магически одаренной, и через три недели уже стала принцессой? Ничего не понимаю.

 Илмар, ты понял чтонибудь? Шепотом я спросил аэрлинга.

 Нет. Он покачал головой. У королевы Лармены только одна дочь, но кронприцесса уже давно замужем, и у нее есть дети. Может пока мы сидели в горах, Алету за какието особые заслуги удочерила королева или ее сестра?

Мы переглянулись. Ничего себе. Я както даже не знаю, как на это реагировать. Если это правда, и Алета теперь действительно принцесса, то это вообще делает наш брак не просто абсолютно реальным, а еще и династическим, тут уж никаких возражений не сможет найти никто. Более того, подозреваю, что отец будет даже рад. Еще никто и никогда не женился на женщинах аэрлингах. Долина закрыта, и подобное невозможно в принципе. Только вот… Я поморщился, второй муж, Илмар, путает все карты. Но в таком случае даже такой полигамный брак приобретает законность. А уж как потом, по прошествии года, в случае, если их брак с Алетой так и останется фикцией, о том как добиться их развода и помочь ему устроить свою жизнь, мы позаботимся вместе. Я покосился на него, Илмар стоял о чемто задумавшись, и, похоже, тоже лихорадочно прокручивал в голове возможное развитие событий.

За это время зал храма заполнился людьми. Подошла Верховная Жрица, уточнила все ли у нас в порядке, и, сказав, что невеста уже прибыла, велела приготовиться и как только она подойдет к алтарю, занять свои места по сторонам от нее. Первый муж справа, второй соответственно слева. Только Жрица встала на свое место, как в дверях появилась королева в сопровождении сестры и прошли в начало толпы. А следом за ними по проходу пошла невеста. Лицо было завешено вуалью, и рассмотреть точно ли это наша Алета было невозможно. Впрочем, она настолько отличалась от местных женщин фигурой и ростом, что даже так, можно было смело сказать, что это она. А уж платье на ней… Я задохнулся, а в животе стал нарастать жар. Алета была великолепна в этом наряде, вот только это было безумно вызывающее, абсолютно голое платье. Кровь прилила не только к животу, но и к голове и запульсировала в висках. Рядом восторженно выдохнул Илмар, и это помогло прийти в чувство. Что там жрица говорила о первом и втором муже?

 Илмар, надеюсь, у нас не возникнет споров и проблем? Я буду первым мужем. Я быстро глянул на него.

 А? Что? Почему это? С трудом оторвавшись взглядом от идущего к нам искушения в красном, Илмар перевел взгляд на меня. Я тоже хочу быть первым мужем, раз уж невозможно быть единственным.

 В конце концов, я намного старше тебя, даже если не рассматривать все остальные аспекты. Поэтому первым мужем буду я, и уж не обессудь, но стоять справа тоже буду я! Я начал злиться.

 Ну и что?! Зато это моя раса, и свадебный обряд будет проходить по нашим обычаям. И вообще, через год или два ты будешь снова свободен, если захочешь, а я вот не уверен, что хочу развода. Пробурчал этот тип.

 Даже не мечтай! Только через мой труп.

 Детский сад, штаны на лямках! Еще пипками бы померялись, у кого длиннее, тихо проворчал подле нас голос Алеты, которая уже успела подойти, и услышала наш спор.

Я почувствовал, что краснею. А взглянув на Илмара, увидел, что и этот белобрысый наглец тоже залился краской. Ну и девчонка, уела нас. Мы быстро стали занимать наши места, и я успел встать справа на долю секунды раньше, чем туда собирался шагнуть Илмар.

А дальше Верховная Жрица приступила к обряду. Он не сильно отличался от традиционного, принятого во всем Альзерате, кроме момента с браслетами, которые здесь надевали на предплечье, и части крови с вином, пожертвованной богу.

После небольшой заминки с вином, я застегнул браслет на Алете и поцеловал ее. Моя! Теперь уже точно моя! Моя половинка, моя часть, единое целое со мной не только по обряду шанет моатти, а потому, что она моя жена. Я ласково погладил ее по щеке. Затем Жрица повторила обряд с Илмаром. И этот наглец тоже поцеловал ее и, приподняв, стал чтото нежно шептать на ушко. Хейстар! Надо чтото с этим решать, я так долго не выдержу.

Потом мы возложили руки на шар на алтаре, порезы защипало и ранки затянулись. После завершающей речи Верховной Жрицы нас поцеловала королева. Мда. Похоже, Алета и вправду умудрилась просочиться в самый загадочный и замкнутый королевский род и стать его частью. Отца удар хватит, когда я все это расскажу, меня даже смех разобрал. Эта девчонка сведет с ума кого угодно, это ж надо такое устроить, немыслимо просто. Настроение стремительно улучшалось. Между тем, королева пошла к выходу, а Алета обняла нас за талии и мы пошли следом.

Потом был пир во дворце, нас поздравляли и одаривали, все как всегда, ничего интересного. По настоящему внимания заслужил только один из подарков мне лично древний небольшой арбалет из звездного метала. Таких арбалетов в мире сохранилось всего три. Один хранился в оружейной Императора Драконов. Второй периодически всплывал в разных местах и тут же бесследно исчезал. И вот третий я сейчас держал в руках. Хотя, не удивлюсь, если окажется, что это тот загадочный второй, который искал своего хозяина, и какимто образом попал в долину Аэллера, где и дождался меня.

А Илмару досталась отличная пара клинков. Меч и кинжал из гномьей стали старинной работы. Впрочем, не буду завидовать, мне грех жаловаться на оружие, а уж подаренный мне арбалет поистине бесценен.

К концу вечера я окончательно расслабился, и с наслаждением принял жизнь со всеми ее сюрпризами с и выкрутасами. Я выжил в мире Алеты, я смог вернуться в родной мир. Я получил в моатти замечательную девушку, с которой я чувствовал себя живым, которая пробудила во мне все спавшие эмоции, и с которой я смеялся столько, сколько никогда в своей жизни до того. А сейчас эта девушка моя жена.

Я даже готов закрыть глаза на наличие второго мужа, пока наш брак фиктивный. Когданибудь мы решим эту проблему, Илмар хороший друг, и я не думаю, что у нас дойдет до открытой конфронтации. И сейчас я хотел просто жить, и чувствовать рядом жизнь моей жены, любовь которой мне еще предстоит завоевать. А потом мы весь вечер расплетали друг другу волосы, и помогали расчесать их. Почему то служанок нам не прислали, вероятно, расценив, что Алете с двумя то молодыми мужьями будет не до прически. Я даже хихикнул на искреннее недоумение Алеты относительно проведения совместной брачной ночи. Кровати у них тут и вправду впечатляющие, тут, пожалуй, не только трое супругов поместятся, а целую роту гвардейцев можно уложить.

Закончив с нашими волосами, мы сгребли в охапку смеющуюся и брыкающуюся малышку и попадали спать, устроив ее посередине, а на рассвете я подгреб ее поближе и, обняв, уткнулся носом ей в шею. Как же хорошо то. Долго мне мечталось об этом бессонными ночами в ее мире, лежа у стены под отдельным одеялом, и глядя на спящую Алету. В такие ночи я даже жалел, что перестал быть котом и не могу больше спать, прижавшись к ее боку. В некотором роде я был ограничен кошачьей шкурой, но зато можно было увидеть стооолько интересного.

Когда утром мы с Илмаром проснулись, она еще спала, так что, переглянувшись, мы на цыпочках вышли в соседнюю комнату, прихватив свои вещи, и послали за завтраком. Спокойно допив травяной отвар, я откинулся на спинку кресла, как вдруг из спальни донесся истошный вопль Алеты. Спотыкаясь, и мешая друг другу, мы влетели в спальню, и я даже не успел заметить, в какой момент схватил клинки и обнажил их. Алета кричала стоя перед большим зеркалом и в ужасе смотрела на свое отражение, а посмотреть и вправду было на что. За ее спиной трепетали большие, невероятно прекрасные, воздушные крылья, которые переливались всеми цветами радуги, я даже не знал, что такая нереальная красота возможна. Услышав грохот Алета обернулась, резко замолчала, глядя на нас и молча потыкала себе за спину, показывая на крылья.

 Боги, Алета. Ну что ж так орать то? Перепугала до смерти, мы думали, что тебя тут убивают. Я стал обходить ее по кругу, внимательно разглядывая крылья и отвлекая ее разговором.

Илмар тоже придвинулся поближе, и я поймал его взгляд, похоже, он тоже не в курсе, что за чудо нам явилось. От дверей в комнату шла какаято возня, толпились слуги, чтото бормотали и шушукались. Я быстро глянул на них, а они почемуто опускались на колени, в благоговейном восторге глядя на крылья за спиной Алеты.

 Алеточка, я не знаю, что тебе сказать. Такого еще никогда не было. У тебя теперь есть крылья. Может это потому, что ты стала частью нашей расы и к тому же прошла брачный обряд с аэрлингом? Протянул Илмар.

 Но у меня же не выросли уши, только потому, что я прошла брачный обряд с эльфом. Сердито фыркнула Алета.

 А ты в этом уверена? Протянул я.

Кстати это интересная мысль, надо проверить, а то я уже ничему не удивлюсь. Мои способности и возможности она получила после обряда Шанет моатти, и это закономерно, так же как и я ее неясные пока возможности. Но сейчас она прошла обряд по смешиванию крови и соединению еще и с аэрлингом, и получила крылья. Может Илмар прав, и крылья появились поэтому? Надо бы всетаки перечитать снова про этот обряд, в прошлый раз я до конца все прочесть не успел, попался на месте преступления. Сейчас, зная уже, что мы прошли этот обряд, надеюсь, Мэтр не будет возражать. Надо ж узнать, во что мы вляпались, а мы именно вляпались, если крылья это последствия обряда.

Тут Алета начала оседать, и я еле успел ее подхватить на руки, не давая упасть на пол. Илмар только беспомощно переминался, а Альф встревоженно метался вокруг, не понимая, что происходит. Я аккуратно положил ее на кровать и велел слугам принести какието нюхательные соли, или что тут у них предназначено для приведения в чувства дам. Коекто из слуг засуетился и убежал, а буквально через 3 минуты в комнату стремительно вошла королева Лармена и, быстро подойдя к кровати, на которой лежала Алета, оценила ситуацию. Задала несколько уточняющих вопросов и приказала немедленно доставить во дворец Верховную Жрицу и Верховного Мага.

Обморок затягивался, на нюхательные соли Алета никак не реагировала и королева сказала, что пусть, сейчас прибудут маг и жрица, и возможно они смогут помочь привести ее в чувство. А мы все пока разглядывали крылья. Они были упругие, гладкие, но при этом не однородные, а как будто состояли из малюсеньких вихрей и смерчей воздуха, сотканных в единое полотно. И каждый из этих смерчей переливался. По крыльям перебегали всполохи всех цветов радуги, говорят, так выглядит полярное сияние в северных льдах. Я сам никогда не видел, но по описанию очень похоже. Боюсь даже предположить, к какой же стихии относится магия этих крыльев. Сам факт, что они воздушные, безусловно, относит их к магии воздуха. Но всполохи… Здесь ведь собрались цвета всех стихий…

Маг и Жрица прибыли быстро. Они встали в ногах кровати, Верховный Маг сделала несколько пассов, и сразу после этого ресницы Алеты затрепетали.


Глава 10. | Алета | Часть 2. Глава 12.