home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 2. Глава 12.

Я хочу лететь ещё выше, чтоб не задеть города крыши,

Я хочу быть ещё ближе и выше, и выше.

И выше.

Нюша песня 'Выше'

Бог дарует нам родственников;

друзей, слава богу, мы выбираем сами.

NN.

В себя я пришла лежа на кровати. Открыла глаза и сразу же утонула во встревоженной лиловой глубине. Рядом со мной с краю сидел Шер, и держал меня за руку, а Илмар обнаружился в изголовье кровати, он стоял, прислонившись к столбику, и внимательно смотрел на меня. Я сначала даже не поняла, что произошло, а потом всхлипнула, вспомнив про крылья и уши. Крылья то я уже видела, это хоть страшно и неожиданно, но красиво, и они, слава Богу, не в перьях, как у Илмара. Наверное, я в состоянии это пережить. Но уши… Проверять было страшно и я затравленно посмотрела на Шера, а точнее на его уши. Нет, не то чтобы они были уродливые, совсем нет, вовсе не такие длинные ужасы, как рисуют на картинкахиллюстрациях к книжкам или в мультиках, а вполне симпатичные, просто вытянутые немного вверх и остроконечные. Но все равно! Я совсем не хотела, чтобы мои нормальные, аккуратные человеческие уши меняли свою форму и вытягивались в какуюлибо сторону. Наверное, можно считать меня шовинисткой, но то, что я легко принимала у других рас, как естественное и нормальное, я совсем не хотела лично для себя.

Шер проследив мой взгляд, обиженно подергал себя за мочку уха, но потом, поняв, что я сейчас опять впаду в истерику, решил, что пора меня успокаивать.

 Не переживай так, ты не изменилась внешне, если не считать крыльев. У тебя ушки такие же, как были. Он успокаивающе погладил меня по руке.

Я облегченно перевела дыхание. Чтото нервные клетки мои совсем ни к черту стали с этими иномирными каникулами, и ведь не восстановятся, все это знают. Надо бы курс успокаивающего пропить чтоли, интересно, у них тут есть аналог валерьянки или пустырника? А то ж я скоро начну на людей, точнее нелюдей кидаться.

Расслабившись, я обвела глазами комнату и вздрогнула. В комнате было столпотворение. В изножии кровати стояли королева Лармена, Верховная Жрица и Верховный Маг. А в дверях толпились слуги и о чемто шушукались. Я встретилась взглядом с королевой, и она, увидев, что я уже пришла в себя заговорила первая.

 Дитя мое, как вы себя чувствуете? Вы нас несказанно удивили и напугали. Она переглянулась с Верховной Жрицей, и добавила. У вас ничего не болит? Вы в состоянии встать?

Я прислушалась к своим ощущениям. Нет, ничего не болит, и даже лежать на спине эти мои чудокрылья не мешают. Помедлив пару секунд, я приняла сидячее положение и тут же увидела свои голые ноги. Я как была в своей коротенькой ночной сорочке, так меня и уложили на кровать, даже не удосужились накрыть. Вот ведь… Лежу тут почти голая перед толпой народа, и куда смотрят мои мужья интересно? Я кинула на них сердитый взгляд, ха, а смотрят они как раз на мои ноги. Я пошевелила пальцами босых ног, и взгляды всех присутствующих немедленно переместились на них. Затем я попробовала встопорщить на крыльях то, что обычно там у них топорщится. Снова прислушалась к ощущениям. Неа, ничего не встопорщилось.

 Да, я кажется в порядке, Ваше Величество. Можно мне встать и одеться? Я многозначительно глянула на толпу слуг в дверях.

Королева шевельнула бровью, и слуги испарились, закрыв за собой дверь, остались только две вчерашние служанки.

 Алета, девочка, приводите себя в порядок, вам помогут. А после мы ждем вас в моем кабинете, нам натерпится с вами побеседовать. Кивнув Раймене и Ксимель королева, поплыла к выходу и спустя минуту мы остались одни, не считая двух служанок, которые тенями бегали по комнате и споро готовили мне одежду, украшения, и шпилькирасчески.

Я сползла на край кровати и села, руками раздвинув свои крылья в стороны, чтобы не сидеть на них попой. Ощущение было странное, как будто я руками раздвинула две упругие и осязаемые струи воздуха.

 Алета, ты как? Помочь тебе? Подал голос Шер.

Илмар все это время молчал, только внимательно наблюдал за нами.

 Нет, Шер, спасибо. Я сейчас умоюсь и оденусь, а ты позаботься, пожалуйста, чтобы мне принесли выпить чтото горячее? Кофе бы чашечку… Я вздохнула. Ты же знаешь, я с утра плохо соображаю, мне надо прийти в себя. И тут же прикусила язык, сообразив, что проболталась, что с Шером мы давно знакомы и украдкой глянула на служанок. Вроде не заметили.

Шер кивнул, поманил Илмара, и они вышли, а я, как только за ними закрылась дверь, тут же запустила руки под волосы и пощупала свои уши. Доверяй, но проверяй. Но лучше я их пощупаю, а то страшно идти в зеркало смотреться. Тщательно прощупав ушные раковины, я чуть не всхлипнула от облегчения. Нормальные уши, привычные, мои собственные, родненькие. Вот кто б мне сказал когда, что я буду так любить свои уши я бы рассмеялась ему в лицо, уши и уши, что в этом такогото. А вот как все оказалось.

Тут ко мне подбежал Альф, и лизнул в коленку, преданно заглядывая в глаза. От него шла мощная волна волнения, любви, желания помочь.

 Все хорошо, дружочек. Все нормально, не переживай. Просто так все неожиданно случилось, что я впервые в жизни в обморок шлепнулась. Прямо барышня кисейная. Я почесала его за ушком. Видишь, какие у меня теперь крылья? Может скоро, и полетаем с Хаммером наперегонки. И тебя с собой возьмем. Хочешь?

От Альфа пошло согласие, что дада, хочет, еще как хочет. А затем его силуэт поплыл и немного смазался, и в следующую секунду он уже стоял напротив меня с двумя крыльями, такими же, как у Хаммера, только цветом под шерсть Альфа. Вау! Выглядело неожиданно мохнатый здоровенный почти пес, с крупными торчащими ушами, веселыми голубыми глазищами и двумя большими крыльями. Одна из служанок увидела это и, споткнувшись о ковер, чуть не шлепнулась на пол.

 Альф, ну ты затейник. Я рассмеялась, настолько комично это выглядело. Уговорил, точно возьмем с нами полетать. Мы еще и Илмара позовем, договорились? А пока убирай крылышки, не пугай народ.

Альф смешно подпрыгнул в воздухе, в движении изменился, и приземлился на пол уже в своем привычном облике. Тут меня позвали, и я с одной из служанок пошла в ванную комнату. Я бы конечно и сама справилась, но почемуто мне не давали тут такой возможности, ибо 'принцессе не подобает', так что я смирилась и молча позволила ей вымыть мне волосы, которые после вчерашних извращений с косичками сейчас больше напоминали спутанный комок шерсти стоящий дыбом. Ну, както так.

Меня общими усилиями привели в порядок, с благоговением косясь на мои крылья, а у меня жутко чесалась спина, и подмывало попробовать их както опробовать. Каламбур, однако, получился. Интересно, а Илмар уже может летать? Ведь у них тут только после свадьбы мужчины обретают способность к полетам. Кхекхе, надеюсь, свадебного обряда достаточно, потому как мне Илмар, конечно очень симпатичен, но не настолько, чтобы я решила ему помочь летать путем исполнения супружеских обязанностей. По крайней мере, не в ближайшем будущем точно, а на дальше загадывать не буду.

Учитывая, что сегодня второй день свадьбы, платье мне выдали не менее залихватское и оголенное, чем вчера, но белого цвета, рукава правда были без разрезов, но зато на юбке разрезы были с двух сторон снова практически до талии. Хорошо, что под него полагались какието мини шортики расшитые камушками, а то ведь и шагу не сделать. Кстати вырез на спине до самого копчика сейчас очень пригодился. А я задумалась, что мне теперь делать с моей остальной одеждой, как в нее крылья то вставлять? Надо будет повертеть рубашки Илмара и как следует пощупать его самого при свете дня, потому что с нашего пьяного дебоша в горах я не помню ничего. Потом мне соорудили на голове какуюто легкомысленную прическу из локонов и полураспущенных волос, причем я намертво стояла, что больше никаких косичек, водрузили на меня обруч и прочие регалии.

Только мы успели закончить, как вернулись Шер с Илмаром, и привели слугу с подносом, и как только я прикончила чашку лумы, меня вежливо сопроводили к кабинету королевы. Идти по дворцу было странно, некоторые слуги шарахались от меня, другие наоборот чуть ли не под ноги кидались, а некоторые опускались на колени. Странное чувство. А в кабинете меня уже ждали. Три самые главные дамы долины сидели и напряженно чтото обсуждали. Хотя почему чтото? Очень я даже знаю, что не 'чтото', а когото. И этот ктото я.

Мне предложили присесть в кресло, и мне опять пришлось руками перекладывать поудобнее свои странные крылья, потому что шевелить ими я не могла. Они вроде как были за спиной, но частью тела я их не ощущала. Усевшись, я стала ждать допроса, и он не замедлил быть.

 Алета, начала королева, вы ведь не против, что я называю вас просто по имени, мы ведь теперь одна семья?

Я молча качнула головой. Семья так семья, родни у меня теперь выше крыши, но королевская родня, это ведь не плохо?

 Отлично. Так вот, Алета, будьте добры, расскажите нам, пожалуйста, как у вас появились эти крылья? И что вы чувствуете?

Я рассказала. Что проснулась утром, а за спиной чтото мешается. Глянула в зеркало, а там сюрприз. И что я их не чувствую, и они меня не слушаются. Дамы переглянулись. Потом смущаясь, попросили разрешения пощупать их, я разрешила.

 Ваше Высочество. Простите мой нескромный вопрос, но он напрашивается, учитывая пророчество на алтаре. Верховная Жрица помялась. Я понимаю, что вы вышли замуж, и уже была брачная ночь, то есть понятно, что сейчас вы уже не дева. Но все же я спрошу, а вы выходили замуж девственницей?

Я даже поперхнулась от такого вопроса. Гм. Ну, мы же не в средние века живем, что за вопрос то вообще? Да и какбы мне уже не 16 лет. Я покраснела, мучительно придумывая какбы вежливо все это объяснить. Да уж. Вот объясни попробуй, что брачную ночь мы с новобрачными спали как зайчикипопрыгайчики, и не помышляли ни о чем таком, а вот деваневеста была уже не совсем дева. Внутренний голос, мерзавец, тут же активизировался и подкинул ядовитое замечание, что хорошо, что зайчикамипопрыгайчиками, а не кроликами.

 Нет. Наконец выдавила я, так как пауза явно затянулась.

Тетки переглянулись, но жрица продолжила гнуть свою линию.

 Ваше Высочество, позвольте, я вам напомню пророчество из Храма Владыки Ветров:

Душа человека услышит.

Крылатая дева поможет.

Луч звездный оковы разрушит.

И коли слезу уронит,

Его, разбудив, то снова…

Она многозначительно взглянула на меня.

 Могу я вас попросить прийти в Храм и, она помялась, сделать чтонибудь? Вы же услышали глас божий, хоть и не человек. А теперь у вас есть крылья.

Ну, прийти то мне туда придется по любому, меня их бог уже пригласил на рандеву. Но им знать об этом не обязательно, и вообще, надо себе цену набить, глядишь, еще чего выторгую. Вот, например рабов этих гаремных. Я сделала вид, как будто раздумываю.

 Алета, дитя мое, мы не ждем от вас невозможного. Снова вступила в диалог королева. Мы все понимаем, вы не местная, и другой веры. Но это такой шанс, пожалуйста, не разрушайте нашу надежду. Мы просим вас просто попробовать. Взамен к вашим услугам вся королевская казна и я лично готова выполнить ваши любые просьбы, в разумных адекватных пределах, вне зависимости от итогов вышей попытки. А Верховный Маг уже выразила готовность внести изменения в ваш амулет, с тем, чтобы вам было удобнее им воспользоваться. С учетом, что у вас появились супруги, будет удобнее открыть портал, нежели переноситься непосредственно вам.

О, вот это я понимаю, деловой разговор. Казна, просьба и измененный амулет это уже отлично.

 Хорошо. Я сделаю все, что в моих силах, Ваше Величество. Судя по строке о звездном луче мне следует идти в Храм как только появятся звезды. Поэтому давайте дождемся темноты? И я, гм, поплачу, и уроню слезу. Но вы же понимаете, что не могу ничего гарантировать? Я просто сделаю все, что могу, следуя пророчеству.

Дамы просияли, и Раймена радостно уверила меня, что как только стемнеет и появятся звезды, за мной пришлют сопровождающих, чтобы мне ничего не помешало. Ха, прям уж, не помешало… Просто боятся, что я удеру вместе со своими крыльями. Затем Верховный Маг Ксимель попросила дать ей амулет и стала над ним колдовать. Потоки какихто сил просто физически были осязаемы, кружась и сгущаясь над ней и амулетом. Через несколько минут она вернула мне его, сказав, что теперь мне не нужен физический контакт с моими сопровождающими, а просто откроется окно портала, в которое нужно шагнуть.

 Алета, что лично я могу для вас сделать? Может вам чтото нужно, не стесняйтесь? Спросила меня королева.

 Ваше Величество. У меня есть две просьбы, но я не знаю ваших законов, и не очень понимаю, насколько они уместны. Если чтото не так, извините. Я прокашлялась. Я бы хотела, если это возможно, выкупить у вас ваших рабов чужеземцев. Я все равно ухожу из долины, и если я их выкуплю и верну им свободу, они станут моими должниками. Это очень хорошо, иметь связи среди разных рас, а у вас я заметила трех эльфов, орка и гнома.

 Хм. Это легко возможно, я с радостью вам их подарю просто так. Мне они не нужны, но не убивать же их было. Королева перевела взгляд на Ксимель. Ильдери Ксимель, их приведут к вам. Измените, пожалуйста, клеймо на них на такое, которое сможет снять с них принцесса сразу после произнесения ими клятвы верности. Текст клятвы предоставьте мне, я лично его проверю и сама отдам Алете.

Гм, как легко то оказалось. Я думала мне тут сейчас сидеть до одурения торговаться за этих пятерых, а мне их раз и отдают. Чудненько. Вот со второй просьбой…

 А вторая просьба… Я хотела бы попросить за одного жреца из Храма Властелина Ветров. Я помялась и взглянула на Верховную Жрицу. Его зовут Мертон. Мы с ним очень подружились за это время. Я право слово, не знаю, как сформулировать свою просьбу. Возможно его отпустить из жрецов? Ну, если он сам захочет этого, конечно? Я готова его тоже забрать с собой и помочь ему устроиться в мире за пределами долины, чтобы он не смущал своим видом прочих жителей города.

 Ваше Высочество, извините, но это невозможно, и не от меня зависит. Приняв путь жреца, он принес клятву служения. Никто и ничто не может освободить жреца от этого. Верховная Жрица пожала плечами.

 Понятно. Жаль. Тогда все, больше мне не о чем просить. Как стемнеет, и появятся звезды, я приду в Храм.

На этом меня отпустили, и я вернулась к своим супружникам. Шера распирало от любопытства осмотреть город и чтото купить, Илмару просто хотелось прогуляться по городу в моей компании. И я Илмара понимала, у него то ситуация полностью соответствует фразе 'Из грязи в князи', только в хорошем смысле. Об него ноги вытирали все эти годы, и вдруг бац, и он в 'дамках'. Теперь он муж принцессы, более того, не простой, а которая беседует с богами и у которой есть крылья. А мне не жалко, погуляем, утрем нос всем его недоброжелателям. А после прогулки у нас на повестке дня стоял праздничный обед в доме его родителей.

Мне переодеться во чтото более удобное не позволили, так что мне пришлось идти в этом белом постсвадебном развратном великолепии, только крылышки пригладила, и переобулась в босоножки без каблуков, так как было решено, что мы все идем пешком. У ребят верхового транспорта не было, а мне одной над ними возвышаться на Хаммере радости мало. Поэтому мы взяли Альфа и заглянули к Хаммеру. Увидев меня, жеребец совершенно неприлично вытаращился на мои крылья и явно обалдел. Да уж, я его понимаю, сама чуть умом не двинулась. Я успокаивающе погладила его по теплой шее и вкратце рассказала ему ситуацию, и почемуто мне показалось, что он все понял.

Потом я угостила его местным фруктом и сказала, что я его очень люблю и помню о нем, но сейчас мы пойдем прогуляемся пешочком, а с ним мы полетаем попозже. Хаммер взгрустнул, но утешился фруктом, и я получила от него эмоциональную теплую ласковую волну. Ой, как интересното, это значит, не только Альф умеет общаться таким образом. Надо будет потом заняться общением вплотную и разобраться, что же еще умеет мой чудозверинец.

Где то на периферии маячили мои привычные телохранители, которых королева так и не отозвала от меня, а мы обошли полгорода и заходили в местные лавки. Шер восторженно смотрел на все их местные новинки и бурчал, что наладить бы торговлю, и ух, какие штучки, а ткани, а драгоценности, а самоцветы. Самоцветы меня не интересовали, так как их у меня уже столько, что сокровищница не каждого шаха или короля сравнится теперь с моей скромной коллекцией. А вот насчет тканей я была с ним согласна, но упихать в свою сумку еще и рулоны тканей я бы не смогла, поэтому просто облизывалась. Впрочем, его стенания насчет 'наладить бы торговлю' я взяла на заметку. Чем черт не шутит? Я ж теперь местная принцесса, глядишь, когданибудь и торговлю наладим. Только надо будет сюда переноситься имея в запасе свой собственный амулет переноса назад.

Прогулка вышла отличная, если не считать того, что по дороге горожане в подавляющем большинстве опускались передо мной на колени и восторженно смотрели на мои крылья. Ощущение было двоякое. С одной стороны меня разбирал смех, и вспоминалась фраза из фильма 'Девчата' 'Вот иду я по улице, вся такая красивая, а все встречные ребята столбенеют. А те, кто послабее, падают, падают, и сами собой в штабеля укладываются'. А с другой, было ужасно неловко и жалко их. Они так трепетно относятся к этим крыльям, а я вот им и не рада, хуже того, в обморок с перепугу грохнулась. Да и крылья еще эти мои, неправильные они какието. Не как у птицы, не как у летучих мышей, а вообще не пойми какие, из воздуха, так еще и сияют, можно на электричестве теперь экономить, точнее на свечках и магических шарах. Но вот беда, не слушаются они меня совсем, я периодически пыталась ими пошевелить или хоть както подвигать, но увы, дохлый номер. Они были просто красивой бутафорией, но народ то этого не знает. Я для них теперь, похоже, чуть ли не божество.

Мы уже добрались почти до окраины города, и я в очередной раз дернула плечом, прислушиваясь к ощущениям. Илмар заметив мое движение, подошел, приобнял за талию и шепнул:

 Не получается?

 Неа, никак. Вообще как неродные. Тоже шепотом ответила я.

 Ничего, потерпи. Все придет и получится. А пока хочешь полетать? Он улыбнулся и притянул меня к себе.

 Хочу! А ты уже можешь, ты проверял? я загорелась идеей полетать и бросила взгляд на Шера, который завис у прилавка с амулетами.

 Проверял, я рано утром уже успел полетать. Это божественно… Чувство полета, оно пьянит. Полетели? Он крепко прижал меня к себе и расправил крылья.

 Полетели. Я рассмеялась и крикнула Шеру. Шер, мы ненадолго, не уходи.

В эту секунду Илмар оттолкнулся от земли, взмахнул крыльями, и мы взлетели. Я только успела увидеть ошарашенное лицо Шера, который обернулся на мой возглас. Я уже летала на Хаммере, но там было совсем иначе, просто сидишь в незримом коконе как в кресле самолета и смотришь по сторонам, зная, что точно не свалишься. А тут… Полет нарушал все мыслимые и немыслимые правила и законы аэродинамики, но Илмар и правда летел. А вокруг был ветер, и он пел. Разгоряченное тело чувствовало струи воздуха, волосы развивались, и было четкое осознание, что если вдруг Илмар разожмет руки, то на земле придется собирать даже не мои ошметки, а соскребать с мостовой тонкий слой размазанной меня. На этой мысли, я быстро подняла ноги, и обхватила ими талию Илмара, а руками покрепче обняла его за шею.

 Не бойся, расслабься. Я не уроню тебя, почувствуй свободу, оглянись вокруг. Улыбаясь, шепнул мне на ухо Илмар и у меня даже мурашки по спине побежали, так это восхитительно звучало. Отпусти руки, откинься.

Я с опаской сняла руки с его шеи, но посильнее сжала ноги вокруг него и прижалась изо всех сил, страшно же, и почувствовала, что он тоже еще крепче вжал меня в себя, обнимая за талию. Ух!!! Ну, сейчас!!! Вспоминаем сцену на корабле из фильма 'Титаник', лапки раскидываем, голову закидываем, полетелииии. Ооо, это было нереально прекрасно. Чувство полета действительно пьянило, кровь бурлила от восторга и адреналина, и меня просто распирало от невозможности происходящего. А Илмар кружился, танцевал в воздухе, взлетал и падал. И я танцевала с ним, кружилась, взлетала и падала.

 Я свобоооден! Свобоооден! Громко протяжно прокричал Илмар, лучась от счастья.

И это его счастье с лихвой окупило все мои метания и переживания о том, правильно ли я сделала, что вышла замуж и за него тоже, и таким странным образом спасла его от уготованной ему участи. А голос у Илмара, кстати, потрясающий, он, наверное, прекрасно поет. Надо дать ему послушать одну из моих любимых песен группы 'Ария' 'Я свободен… словно птица в небесах'. Валерий Кипелов ее божественно поет, а теперь, возможно, ее будет петь похожий на ангела, невероятно красивый крылатый парень из другого мира. Только нужно будет надиктовать ему текст, чтобы записал. А то тут язык то другой, вряд ли понимание языков распространяется на песни, записанные на диски.

Я не знаю, сколько мы так танцевали с ветром, я совершенно потеряла ощущение времени. Это был такой головокружительный момент радости после стольких дней переживаний, тяжелых лекций и конспирации, постоянной нервотрепки, что голову я тоже потеряла от восторга. И выразила свое восхищение и благодарность за полет единственным доступным мне сейчас способом, я поцеловала Илмара, а он мне жадно ответил. В общем, мы немного поцеловались, от избытка чувств, так сказать. И это был правильный поцелуй не сжигающая страсть, не любовь до гробовой доски, не обещание, не прощание, а просто поделенное на двоих счастье. Вкус у этого поцелуя был такой же ясный и пронзительный, как синие глаза Илмара, как синее небо над нами. А губы такие же сладкие как Асти Мартини, и так же пьянили кровь, как фейерверк пузырьков, взрывающийся шальными искрами по всему телу.

Илмар он весь такой, легкий и воздушный, с ним я не чувствовала себя скованно как с Шером, и совсем не стеснялась почемуто. Он просто был со вчерашнего дня рядом, и ощущение его частью моей круга тоже было правильным. И целуется он бесподобно. Пожалуй, я не буду себе отказывать в таких маленьких радостях и дальше. Как говорится с паршивой овцы, хоть шерсти клок, учитывая, что и с него, и с Шера больше получить ничего нельзя.

На землю мы опустились совершенно опьяневшими от полета и поцелуя. Шер так и стоял у прилавка торговца и, похоже, все это время наблюдал за нами. А меня так распирало от восторга, что я ощущала просто жизненно необходимым поделиться им и с Шером. Поэтому, как только я смогла сфокусироваться, принять равновесие и унять дрожь в ногах, то радостно бросилась к нему.

 Ты видел? Видел? Мы летали! Ооо, Шер, ты не представляешь как это здорово.

Он обнял меня и поднял, чтобы наши лица оказались на одном уровне, а то мне с моим ростом, если только стремянку подставить, чтобы быть с ним вровень. Только вот чтото выражение его лица мне совсем не понравилось. Глаза совсем потемнели, и на нем была написана дикая зависть, обида, грусть и еще чтото.

 Я видел. Вы меня напугали! Я боялся, что Илмар уронит тебя. Наконец выдавил он, и уткнулся мне носом в висок. Вы целовались. Добавил обвиняюще после паузы. Ты должна теперь поцелуй мне.

 Да легко. Сейчас? Я улыбнулась на эту такую забавную обиду, вот уж чего мне не жалко.

 Нет уж, вечером отдашь должок. Оттаял мой ушастик и опустил меня на землю.

Тут Илмар тоже подошел поближе и с интересом уставился на Шера.

 Ты чувствовал? Спросил он Шера.

 Нннет. Странно, но нет. Подумав, протянул Шер. Но сам факт!

 О чем это вы? С любопытством спросила я этих заговорщиков. Илмар, что он должен был чувствовать?

 Ничего! Не важно! Хором выдали они мне.

Хм. Интересненько, что это у них за секреты от меня? Ладно, потом выясню. А вокруг нас стояли горожане, которые, похоже, тоже с замиранием сердца наблюдали наш полет. Учитывая габариты местных дам, вряд ли хоть одну вот так катали в небесах. Больше мы к теме полетов и поцелуев не возвращались, а пошли к дому Каэтары. Мы как раз успевали к назначенному времени. Это должен был быть, так сказать, праздничный обед у одной из моих свекровей. Жесть конечно две свекрови… Надеюсь, вторая моя свекровь окажется такая же замечательная, как и Каэтара.

 Шер, а ты нас познакомишь со своими родителями? Твою маму удар не хватит, когда мы нарисуемся перед ней всем нашим табором?

 Познакомлю, конечно, куда ж я денусь. Но только с отцом. Маму я никогда не видел, она умерла в родах. Спокойно ответил Шер.

 Ой, Шер, извини. Мне жаль.

 Ничего страшного. В детстве мне действительно сильно не хватало мамы, отец всегда был занят, а меня воспитывали няни да гувернеры. Но за столько столетий я привык к отсутствию матери и не страдаю по этому поводу.

Он произнес все это совершенно спокойно, но я понимала, что это просто маска, что не может никто быть спокоен от отсутствия матери в своей жизни. Поэтому просто молча подошла и обняла его, прижавшись щекой к его груди. Он помедлил секунду и тоже обнял меня. А сбоку Илмар положил руку Шеру на плечо и дружески сжал его. Ничего, теперь мы есть друг у друга. Мои родители тоже остались гдето там, безумно далеко, и я даже не знаю, как и когда я смогу их увидеть. Но зато у меня теперь есть два отличных друга, которые меня поддержат, а у них есть я. Но мысленно я себе сделала пометочку, что рожать, если вдруг когда придется, надо бы перенестись на Землю. Перспектива почить с миром, даря жизнь гипотетическому ребенку, меня не вдохновляла. Похоже, они здесь и не слышали о таких достижениях медицины, как наркоз и хирургическое вмешательство под названием 'кесарево сечение'.

В доме Каэтары нас уже ждали. Альф сразу же начал заглядывать мне в глаза и намекать, что вон там, в такой замечательной кухне, есть такой замечательный крылатый дядяповар, который даст такому замечательному монимонту большую и замечательную вкуснятину. Я с улыбкой кивнула ему, и он мухой метнулся в кухню, из которой тут же раздался какойто грохот, испуганное восклицание, а потом радостное сюсюкание на извечную тему: 'Ты же мой хорошенький, сейчас я тебе дам вкусненького'. У повара Каэтары и Альфа были нежная любовь и полное взаимопонимание все то время, что я гостила в ее доме. Наверное, никто и никогда с такой благодарностью и любовью не потреблял его стряпню, как мой оглоед.

Нас дворецкий пригласил в гостиную, где уже сидели Каэтара, Версалант и Айлонтар. Мы их еще не видели со вчерашнего дня, так что сейчас им будет крылатый сюрприз. Сюрприз удался. Сначала последовала немая сцена с квадратными глазами. А потом пошли ахи, охи, стоны, восклицания 'Да как же так?', 'Да не может такого быть!', ' Ухты, ухты', ну и так далее. Ну, пусть порадуются, вот как Каэтаре с невесткой то подвезло, иначе и не скажешь. Умница, красавица, спортсменка, не комсомолка правда, но в остальном очень даже ничего. Да еще и с крыльями. Когда страсти в мой адрес малость улеглись, Илмар и Шер тоже удостоились своей порции внимания и приветствий. Причем Айлонтар, оглядев Илмара, скривился. Вот всетаки мерзкий мужик этот Айлонтар. Ну, вот чего рожу корчит? Пришел сын в дом, не один, а с женой, и хм, родственником. Ну, какого лешего тут изображать из себя не пойми что? Я скоро не выдержу и наговорю ему гадостей в ответ. Шер, заметив этот взгляд, вопросительно посмотрел на меня, но как тут объяснишь? Поэтому я просто неопределенно повела плечом.

Я на некоторое время всех покинула и, сходив в комнату, в которой жила все эти дни, собрала все свои вещи, которых тут накопилось уже изрядное количество. Черная дыра моей сумки их привычно поглотила, и я спустилась к народу. За столом сначала выспрашивали у нас все подробности про крылья, потом вспоминали вчерашнюю свадьбу, ликовали, что все так удачно сложилось, спрашивали как мы, понравилась ли нам наша комната во дворце. Я мысленно хихикнула, еще бы спросили понравилась ли нам кровать и хорошо ли мы провели первую брачную ночь. В общем, все было очень мило, Шер блистал, Илмар сиял, я скромненько кушала. За меня сияли и блистали мои крылышки. Настроение испортил Айлонтар, всетаки не выдержав, чтобы не сказать гадость. А началось все с того, что Каэтара спросила какие у меня теперь планы, что я намереваюсь дальше делать, и куда буду селить своих мужей. Я от неожиданности чуть не подавилась.

 В смысле, куда я их буду селить? Спросила я, откашлявшись.

 Ну как же, Алеточка, ведь ты теперь за них в ответе, у тебя целых два мужа. У тебя есть дом, где вы поселитесь? Каэтара улыбалась.

 Эмм. Ну как вам сказать, дом это… Я же в школу собиралась, учиться магии. Поэтому о доме не позаботилась, так как замужто я не собиралась. Промямлила я.

Шер уткнулся носом в бокал с вином, и старательно пытался не заржать в голос, пуская пузыри от фырканья. Вот паразит, нет бы поддержать.

 Но вы не переживайте. Мы непременно купим какойнибудь милый домик, гдето неподалеку от магической школы. И будем в нем жить с Ил`Мареем, учиться то нам не один год. Ну, или нам комнату в общежитии дадут, если там принято, чтобы студенты жили на территории школы. Я деньжат подкопила немного, так что в этом плане вам переживать за него не стоит, мы с Ил`Мареем прекрасно устроимся. Я погладила Илмара по рукаву.

Тут Шер всетаки фыркнул в вино и оно выплеснулось. Только он не смеялся, а наоборот отчегото разозлился. А я вдохновенно несла чушь про домик, потому что кто б мне самой сказал, где я буду жить.

 Вот как? Только с Ил`Мареем будете жить? А что ж вы своего дроу не включаете в планы на проживание? Презрительно пропел Айлонтар. Если уж на то пошло, то лучше уж жить вместе с дроу, чем с этим недоделком. Да и что ему вообще делать в магической школе, он не заслуживает этого, пусть сидит гденибудь и хозяйством занимается, может хоть там от него какойто толк будет.

У Илмара закаменело лицо, а Шер нехорошо прищурил глаза и открыл рот, чтобы чтото ответить, так что мне пришлось пнуть его под столом. Ну, Айлонтар, ты меня достал, засранец поганый, чтоб тебе прилюдно обгадиться. Магией я все еще не владею, но как же я хочу, чтобы это сбылось, вот просто от всего сердца тебе этого желаю! Почему Каэтара все это терпит, я вообще не понимаю. Уж на что я миролюбивый человек, но Айлонтар уже даже меня допек. А еще матриархат называется… Будь моя воля, я бы этого мерзавца без всякого матриархата порвала на сотню маленьких медвежат и спустила в канализацию.

 Илмар, милый, а напомни мне, пожалуйста, какое у вас наказание полагается мужчинам оскорбившим женщину? Протянула я, как ни в чем не бывало, ласково глядя на Илмара и отвлекая его. Я плохо знаю ваше законодательство, и мне очень интересно. Я слышала, что вроде бы смертная казнь?

 Ну да, смертная казнь. Кто ж станет сохранять жизнь негодяям. Ответил мне Версалант, опережая Илмара. А почему вы интересуетесь именно этим?

 Да вот… Собственно потому, что когда оскорбляют моих близких, этим оскорбляют меня. А мне только что было нанесено целых три оскорбления. В первых и во вторых, Айлонтар оскорбил моего мужа Шермантаэля, презрительно отозвавшись о дроу, и следом оскорбил моего второго мужа, Ил`Марея, назвав его недоделком не заслуживающим обучения. То есть он дважды нанес оскорбления лично мне только этим. В третьих, мне не нравится, когда мне презрительно дают советы, о том чего я заслуживаю, с кем мне жить, и отзываются нелестно о моем выборе мужей. Я с интересом перевела взгляд с Версаланта на Айлонтара. Кроме того, нанесено оскорбление было не только мне, но и ильдери Каэтаре, так как Ил`Марей её сын. Ну и завершающе, оскорбляя меня, принцессу рода Бертиль, он выказал неуважение всему королевскому дому.

Ну, тут я, конечно, загнула, может и зря приплела про королевский род, но думаю не страшно, зато напугаю, как следует. Айлонтар слушал мою речь, и у него вытягивалось лицо. Когда я замолчала, все взгляды ошарашенно сместились на него, а за дверью чтото упало. Кажется, дворецкий тоже слышал мою тираду. Айлонтар пошел красными пятнами, потом наоборот стремительно побледнел.

 Я право, не знаю, как у вас принято поступать в таких случаях. Добила я его. Мы сейчас пойдем, мне больше не хочется кушать. А я подумаю и посоветуюсь с моими мужьями.

Я встала, следом за мной вскочили Илмар и Шер. Потом поднялась растерянная Каэтара и Версалант. Айлонтар сидел и как рыба глотал ртом воздух.

 Илмар, тебе нужно забрать какието свои вещи? Мы можем подождать тебя. Я подошла к Илмару, который стоял с потерянным выражением лица, не зная, как реагировать, и взяла его за руку. Бедный, это ж как его затыркали то.

 Нет. Наконец выдавил он. Потом подошел к матери, обнял ее, поцеловал в щеку и улыбнулся. Все что мне нужно я куплю потом. Мамулечка, прощай. Я тебя очень люблю, и буду скучать. Может, увидимся еще когданибудь. Но ты не переживай, у меня все будет хорошо, я теперь свободен. Отстранившись, повернулся к Версаланту, а тот молча привлек его и обнял.

Ну вот, совсем другое дело. Хоть Версалант нормальный мужик. Я тоже подошла к Каэтаре и она, заливаясь слезами, сгребла меня в охапку.

 Ильдери Каэтара, не плачьте, все будет хорошо. Я верю, что когданибудь вы еще навестите нас в нашем доме, и мы будем очень вам рады. И спасибо вам, что приютили меня и помогали все это время. Потом повернулась к Версаланту и тоже попрощалась с ним.

Когда мы уходили, Айлонтар все так же сидел за столом с белым как мел лицом. А Илмар наоборот оттаял, и как только мы удалились от дома, подхватил меня на руки и молча уткнулся лицом мне в волосы.

 Илмар, теперь твоя семья я. Я погладила его по щеке. Забудь все плохое, нас ждет огромный мир.

 А про меня забыли? Тихо спросил Шер. Вообщето мы все теперь семья. И печально вздохнул.


Часть 2. Глава 11. | Алета | Часть 2. Глава 13.