home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть 2. Глава 13.

Добро пожаловать в реальную жизнь!

Она довольно паршивая, но ты втянешься!

К/ф "Друзья"

 Шер, а, правда, расскажи нам про магическую школу? Где она, где нам придется жить? Мы втроем шагали в сторону дворца.

 Нам? Иронично взглянул на меня сверху вниз Шер.

 Ну, нам, конечно, ты то ведь уже окончил магическую школу. А нам с Илмаром предстоит только поступать. А к тебе мы сможем приезжать на каникулы. Где хоть эта школа находится?

 В Дакарте, темноэльфийской столице.

 А ты где живешь? У тебя вообще есть свое жилье, или нам нужно будет чтото купить? Я решила вытрясти как можно больше информации, раз уж речь об этом зашла.

 Там и живу, и да, у меня есть свое жилье, и места там хватит на нас всех. Он хитро улыбнулся.

 Ой, так это же здорово. А у тебя там точно комнат хватит и для нас? Я просто к чему, у меня есть некоторая сумма денег, я тут коечто продала. Если что, мы можем купить себе какоето жилье поближе к школе. Я обрадовалась. Как удачно все складывается, Шеру не придется изза нас мотаться в другой город в гости, и нам не придется к нему ездить на каникулы.

 Так ты это серьезно? Ты говорила про то, что вы будете жить вдвоем с Илмаром, только изза того, что думала, что школа далеко от моего дома? Шер затормозил.

 Ну да. Я пожала плечами. У тебя ведь есть какието свои дела и обязательства, ты же не можешь все бросить и на несколько лет уехать с нами, ждать пока мы окончим эту самую школу.

 Не могу. Но это и не понадобится, повеселел Шер.

 Шер, а меня туда точно примут? Я ведь не дроу, и даже вообще не эльф. У вас там нет ограничений по расовому признаку? Вступил в разговор Илмар.

 А кстати да! Я ведь тоже не эльф. Нас точно возьмут? Поддержала я Илмара. Чтото я упустила этот момент из виду.

 Теперьто уж точно возьмут, не переживайте. Шер хмыкнул. Алета, а расскажи мне, как выглядят идеальные покои, в которых бы ты хотела жить?

 Уууу, хорошо бы выглядели. Я рассмеялась. У меня никогда не было своей комнаты в детстве, мы всегда делили ее с братом на двоих, пока он не повзрослел и не уехал от родителей жить отдельно. Поэтому я имела свои "покои", как ты красиво выразился, только в мечтах.

 И какие они в твоих мечтах? Илмар тоже заинтересовался, с удивлением взглянув на меня, когда я сказала об общей с братом комнате.

 Нууу, просторные, светлые, не перегруженные мебелью. Обязательно с широким балконом или лоджией, на которой можно посидеть вечером и подышать воздухом. Чтобы непременно был камин, я обожаю живой огонь. Спальня с большой удобной кроватью, а то я вечно спала на какихто допотопных диванах. Гардеробная комната с большими зеркалами и множеством мест для одежды, обуви, и всяких косметических штучек. Отдельно гостиная с удобными диванами, креслами и банкетками, на которой можно посидеть с друзьями. И еще я всегда мечтала о собственно кабинете. В котором было бы много воздуха, много книг, удобные стол и кресло, мощный компьютер и периферия к нему. Впрочем, это уже из другой сказки. Я хихикнула. Как видите, мои запросы весьма скромны, о личном дворце я не мечтала.

 Алеточка, а твоя семья небогатая, да? Спросил Илмар.

 Ну как тебе сказать, Ил. Я не аристократка, если тебя это интересует, но в моей стране их просто нет как вида, вообще. А насчет небогатая мы не бедствовали, но и не шиковали. Моя мама врачпедиатр, ну, в смысле лекарь, детишек лечит, а отец ученый. Поэтому больших денег мы никогда не имели. Квартира у нас тоже была небольшая, всего две комнаты. В одной родители, в другой я с братом. Собственно, Шер был в доме моих родителей, он все видел. Давай я потом тебе все подробно расскажу про себя и про свою страну? Мне не хочется говорить об этом вот так, на улице. Я глянула на Илмара, и он задумчиво мне кивнул. А он думал я тут вся такая миллионерша чтоли? С личным замком и фазендами?

 Ой! Мой секретер, и кресло! Черт, я забыла про них. Я резко затормозила. Я же купила тут потрясающие секретер и кресло, и они остались в доме твоих родителей. Придется завтра за ними посылать, я без них категорически отказываюсь уезжать.

 Алееета, Шер закатил глаза. Ну, зачем тебе отсюда тащить мебель, мы купим в Дакарте все, что ты захочешь.

 Нет! Я уперлась. Вы просто не понимаете. Они оченьоченьочень красивые, я как увидела, просто влюбилась в них. И это даже не обсуждается, мы забираем их с собой. Просто я завтра попрошу когото из слуг во дворце доставить мне их прямо туда.

Когда мы вернулись во дворец уже начало темнеть. Поэтому я стала собираться в Храм, объяснив ребятам цель своего посещения. Для них это все было внове. Илмар удивленно слушал про мое виденье их приалтарного шара, и то, что я слышала в Храме голоса. А для Шера новостью было вообще все полностью, в том числе само пророчество. Заодно мы устроили мозговой штурм на тему, каким образом мне помочь звездному лучу добраться до алтаря. По логике вещей следовало, что я, как крылатая дева, должна какимто немыслимым образом протянуть свет от звезд на улице до шара на алтаре. Потому что я не могла представить другого объекта в качестве оков, которые мне следовало разрушить, а сам шар вытащить на улицу невозможно. Далее, получалось, что протянутый мною луч, должен разбить шар, понять бы еще как. А дальше мне нужно будет, всего лишь как следует всплакнуть, и уронить слезу на чтото или когото, кто из этих оков вывалится. И таким образом утопив его в слезах разбудить. Ну, по крайней мере, мне это виделось так, а как уж оно будет на самом деле, черт его знает. В общем, ничего сложного приходит крылатый АлетоРэмбо, громит хрусталь, оплакивает потери, когото будит, и все счастливы и довольны.

Со звездным светом мы пришли к выводу, что нам потребуется энное количество зеркал, чтобы с помощью отраженного луча довести его до шара. Вот тут все бы ничего, но надо было рассчитать, сколько зеркал нам может понадобиться. А мне в голову как назло не лезло ничего, кроме того, что отраженный луч лежит в плоскости падения, причем угол падения равен углу отражения и, что он находится в одной плоскости с падающим лучом и перпендикуляром к отражающей поверхности в точке падения. То есть теорию я помнила, но вот как применить это на практике и рассчитать я не знала. Математика и физика всегда были моим слабым местом. Помыкавшись, я честно признала свое поражение в точных науках, решив, что будем заниматься физикой прикладной. А именно методом тыка располагать зеркала, пока этот самый луч не доотражается до нужного мне места. Сообщив мальчикам эту радостную весть, я позвала их с собой, развлекаться с зеркалами. Ну не мне же, в самомто деле, ползать с зеркальными стекляшками и отражать свет. Нет уж, я буду командовать парадом.

Мы озадачили слуг добычей для нас зеркал, которые следовало доставить к храму, а сами завалились на лежбище отдыхать. Гдето через час нам сообщили, что во дворце насобирали целую кучу зеркал, и они уже доставлены в храм, а также, что уже окончательно стемнело, и за мной прибыли жрецы, чтобы сопроводить. Альфа тоже пришлось взять с собой, так как он так страдальчески изображал несчастного животного, которое тоже хочет развлекаться, что оставить его было невозможно. Так что мы все встали, и сопроводились до Храма.

Нас уже ждали. Зеркала стояли прислоненные к стене храма, причем слуги не поскупились. Похоже, весь дворец ободрали, и стащили все это сюда. Я быстро пробежалась по толпе жрецов глазами, надеясь увидеть Мертона, но его не было. Мне было ужасно неловко перед ним, надо бы повидаться перед отбытием, а то мы както нехорошо расстались. Фактически я просто сбежала от него в ночь перед свадьбой, так и не объяснившись. А мне совсем не хочется его обижать, он очень славный, и я с радостью была бы его другом и дальше.

Ладно, это потом, а сейчас не отвлекаться. Для начала разведка в Храме, а там посмотрим. Оставив всех на улице ждать моих указаний, я поправила свой новый гаджет в виде крыльев и одна вошла в храм. Подошла к шару на алтаре и прислушалась. Было тихо, даже привычного уже шепота не было слышно. Хм. Меня что, не ждут? Вроде ж приглашали.

 Привет. Я пришла. Сказала я в пустоту.

 Здравствуй, Слышащая. Ты знаешь, что делать. Действуй. Немедленно отозвалась пустота.

 А как насчет подсказок? Я тогда быстрее управлюсь. Решила я схитрить.

 Ты знаешь все, что нужно. Мне нечего тебе больше сказать. Не поддался на мою провокацию голос.

 Мдя. Ну ладно, я пошла действовать. Вот нехороший тип, мог бы и подсказать чего путного. А то я тут до посинения мумукаться буду, причем не одна, а в компании мужей и жрецов.

Я вышла к ожидающей меня группе мужчин и стала раздавать указания.

 Альф, ты сидишь здесь с моей сумкой, внимательно за всем наблюдаешь, никому не мешаешь, а если появятся великие идеи, мне их передаешь. Я указала Альфу место в сторонке, чтобы его не затоптали. Теперь вы, обратилась я к жрецам, мне нужно несколько помощников. Наша задача сейчас попробовать разместить вот эти зеркала от порога до алтаря таким образом, чтобы свет звезд с улицы отражался в них и достиг шара на алтаре. Задача всем ясна? Выполняем.

Ух, какая я командирша. И ведь слушаются же беспрекословно, прияяяятно. Следующие часа два мы все мыкались с этими зеркалами. Шер с Илмаром тоже подвязались под это увлекательное действие, и мы всей толпой, двигали их тудасюда до одурения. Жрецы делали свое дело молча, тихо, без матерка, криков и постоянных вопросов, хотя было видно, что им тяжело. Да уж, бедные, это вам не пипками махать, таскатьто тяжеленные зеркала. Ну, ничего, пусть тренируются.

А вот меня, честно говоря, уже распирало от желания как следует высказаться на великом и могучем. Потому как этот гребаный звездный луч совершенно не желал достигать алтаря. Как бы мы не крутили эти зеркала, он затухал гдето на середине храма и до шара не дотягивался никоим образом. И плевать он хотел на то, что отраженный луч должен лежать в плоскости падения, причем угол падения должен быть равен углу отражения. А уж на то, что этот самый отраженный луч должен находиться в одной плоскости с падающим лучом и перпендикуляром к отражающей поверхности в точке падения этот луч вообще чихал с высокой звезды.

Через два с небольшим часа мои бойцы зеркального фронта совсем сдулись, и как только я дала им отмашку на отдых, они в изнеможении попадали отдыхать. Мда, не выходит каменный цветок. Чем бы ещето вскрыть этот шар? Вот уверена я, что оковы это именно он, но как назло с собой ни ножичка, ни кинжальчика. Я оглядела Шера и Илмара. Нет, тоже без оружия.

 Альф, иди сюда. Я сняла с приблизившегося Альфа свою сумку и повесила себе через плечо. Так, плюндель, мне нужна твоя помощь. Перенесись, пожалуйста, сейчас в нашу комнату, возьми кинжал, который подарили Илмару, и принеси его сюда. Сможешь? Альф утвердительно махнул хвостом и исчез.

 Илмар, ты не возражаешь? Можно я попробую воспользоваться твоим кинжалом?

Илмар только молча кивнул. Отлично. Пока Альф его найдет и принесет, я успею еще раз сходить в храм и проверить обстановку. Войдя внутрь, я стала в задумчивости наворачивать круги вокруг алтаря. Потыкала шар, вдруг скатится, а мы его тогда на улицу выкатим под звезды? Неа, крепко сидит, даже не качается… Чем бы его пошкрябать, пока жду Альфа? Пилочкой для ногтей чтоли? Я полезла в сумку искать чтонибудь острое и наткнулась на подарок Даны.

И тут меня посетила гениальная мысль, что эти метательные штучки она назвала Речными Звездами. Ими чтоли попробовать потыкать шар? А что? Тоже ведь звезда, не светит правда, но лучи имеет. Не глядя вытащив одну "звезду", я аккуратно провела одним из ее острых лучиков по шару. За ним потянулась тонкая длинная царапина. Ой, надеюсь, Верховная Жрица мне голову не открутит за такие художества. Шар определенно поддавался воздействию, только вот я его так пилить буду пару лет, надо бы чтото другое придумать.

Я отошла подальше, прицелилась, зажмурилась и изо всех сил запульнула звезду кудато в сторону алтаря. Специально я все равно не попаду, как бы не старалась, а так есть надежда, что умное оружие само поймет, во что я хочу попасть, и долетит куда надо. Долетело! Попало! Ох и жахнуло! Ох и грохнуло! Я подпрыгнула от грохота и, открыв глаза, в ужасе уставилась на плоды своей разрушительной деятельности. Ой, мамочкииии…

То, что когда то было большим хрустальным шаром, сейчас валялось грудой осколков на полу у алтаря. А среди этих обломков былого великолепия лежал, не подавая признаков жизни, некто полупрозрачный и размытый. Тактак, похоже, именно это существо мне и нужно разбудить, уронив на него слезу.

В двери храма на грохот заглянули две головы, но я им махнула, что, мол, все в порядке, брысь, и головы исчезли. Нечего им тут мешаться. Ну да, все хорошо, прекрасная маркиза, и хороши у нас дела. А сама с опаской приблизилась к телу, и наклонилась, чтобы рассмотреть поближе объект для оплакивания. Существо оказалось абсолютно голым мужчиной с аккуратной бородкой, причем полупрозрачным и с размытыми контурами тела. Цвет волос понять было нельзя, так как он напоминал чернобелый негатив фотопленки, видно было только, что они длиной до плеч. Бедолага, это он в шаре сидел все это время? И вправду жалко мужика, это ж как его надо было закатать и скрючить, чтобы смочь превратить его в такую консерву?

Я присела возле него на пол и приготовилась ронять слезу. Только вот плакать мне совсем не хотелось. Наоборот, из меня перла какаято совершенно неприличная радость, от того, что я такая умная и замечательная, и смогла вынуть дядю из сферы. Тогда я стала вспоминать разные жалостливые истории из прочитанного и увиденного. Настроение пошло на спад, но слезы упорно не желали появляться. Истории все лезли в голову в основном о несчастной любви, но, кажется, я закоренелый циник, так как плакать изза этого мне совершенно не хотелось. Тогда я стала вспоминать фильмы и книги о трагических судьбах животных, помню, в детстве я рыдала горючими слезами над книжкой "Белый Бим, черное ухо". Но сейчас мне опять стало грустно, собачку жалко, но не плакать же изза этого сидя в какомто храме над голым мужиком, валяющимся среди осколков?

Черт. Я так до утра тут просижу, а уже есть, между прочим, хочется. Придется заняться самоистязанием, может, если я себя ущипну, как следует, то заплачу наконецто? Подумав, выбрала место, которое не жалко, в случае, если появится синяк. Не жалко было только попу, ее все равно никто не видит. Вот ей и досталось. Уууй, как больно то… Кажется я даже перестаралась. Шипя сквозь зубы ругательства, я быстро растерла пострадавшее место.

Эх, мне бы сюда хоть одну луковицу, вон как Шер знатно всплакнул у меня на кухне когдато и я сейчас этого мужчинку утопила бы в слезах. Нос пощекотать чтоли, может, тогда прочихаюсь и выжму из себя пару слезинок? Я нервно хихикнула. Затем свернула кончик подола в трубочку и принялась щекотать себя за нос, но самое поганое, что от нелепости ситуации меня распирало расхохотаться. Наконец мой бедный нос сдался, я несколько раз чихнула, и в уголках глаз выступили слезинки. Ура! Ура! Я быстро наклонилась над мужчиной, стараясь не растерять с таким трудом добытые слезы, и потрясла над ним головой. Блин, не могу, я сейчас умру от смеха, хорошо, что никто меня не видит, а то потом до конца жизни хихикать надо мной будут.

Наконец эти жалкие капли поддались земному притяжению и шлепнулись мужчине на лицо. Я с интересом уставилась на него, ожидая результата. Прошла минута, две… Ничего не происходило.

 Эй, уважаемый, как насчет очнуться? Я уронила слезинки, аж целых две. Я аккуратно прикоснулась кончиками пальцев к его плечу.

Мужик не реагировал. Блин, ну так нечестно. Я тут столько времени корячусь, синяк себе поставила, нос растеребила, поплакала, а он не воскресает. Я снова уселась с ним рядом и задумалась. Может тут тоже какойто иной смысл во фразе про "Уронит слезу"? Потому что от моих соленых слез ему явно ни жарко, ни холодно.

Итак, что мы имеем? Я человеческой душой услышала. Получив крылья и став крылатой девой, пришла помогать, и весьма успешно разрушила оковы лучом предмета под названием звезда. Мужика мне определенно жалко, тут сомнений никаких. Вопрос только почему на него не действуют натуральные слезы? Я еще посидела. По всему выходило, что из того, что я могла бы на него как следует уронить, но при этом не являлось настоящими слезами, это только те голубые прозрачные самоцветы, которые мне тоже дала Дана. Когда то они были ее слезами, и название сохранили Слезы Богини Рек. Вот их я действительно могу хоть положить, хоть уронить, не в переносном смысле, а в самом что ни на есть прямом.

Порывшись в своей бездонной суме, я вынула мешочек, в котором были сложены камушки. Вынув один, аккуратно завязала мешочек снова, чтобы не растерять такое сокровище и, надеясь на лучшее, аккуратненько встала, протянула руку над телом мужчины и разжала пальцы.

И вот тут эффект появился контуры тела мужчины стали обретать более завершенную форму, размытость исчезла. Само оно начало приобретать краски и жизнь и через пару минут выяснилось, что волосы и борода у него золотисто пшеничного цвета, кожа просто светлая, без присущей черноволосым аэрлингам смуглости. А глаза синие как у Илмара и Каэтары. Ой. Оказалось, пока я бесстыдно разглядывала метаморфозы происходящие с его телом, мужчина уже открыл глаза и рассматривает меня.

 Здрасти. Брякнула я от неожиданности, встретившись с ним взглядом.

 Здравствуй. Он улыбнулся и, потянувшись, встал. Высокий… Ну чего они тут все такие здоровенныето? Все это время, что я нахожусь в этом мире, я чувствую себя лилипутом в стране Гулливеров.

Я, чтобы не смущать мужчину, старательно пыталась отводить глаза и не пялиться, но мне это плохо удавалась. Интересно ведь кого я оживила? Заметив, что я скоро заработаю косоглазие, он усмехнулся, сделал какоето движение руками и на нем материализовался белый наряд из рубашки, брюк, и сапог. Симпатично, свеженько так, сейчас в полумраке Храма мы с ним выделялись двумя белыми пятнами.

 Я Алета. Решила я, наконец, представиться и както начать диалог.

 Я знаю, Слышащая. Я ждал тебя. А я, как ты уже поняла Властелин Ветров. Но ты можешь звать меня просто по имени Энлиль.

 Очень приятно. Энлиль, как же это вас так угораздило то, а? Ну как можно было позволить закатать себя в такую консервную банку, это же ужас просто?

Он помрачнел. А я прикусила язык, чтото я разошлась на нервной почве, всетаки божество, а я тут с ним фамильярничаю.

 Дело прошлое… Что случилось, то случилось. Как бы то ни было, ты была предсказана, и ты пришла. Хотя могла бы и побыстрее явиться, чтото Макошь не спешила выполнять свое обещание.

 Макошь? А это еще кто? Нет, вы посмотрите, я тут корячилась три часа, спасала его, а он обвиняет меня, что, мол, долго слишком, да еще и Макошь какуюто приплел.

 Что значит, кто? Прабабка твоя, вертихвостка. Наворотила дел, а потом заявила, что ей, видите ли, все надоело, и чтобы мы разбирались сами со своими делами, и сбежала в другой мир. Энлиль сердито нахмурился.

Я стояла и тихо офигевала. С чего он решил, что мою прабабушку зовут Макошь? Мария она всю жизнь была. Так и говорила о ней мама бабуля Маша. И какое вообще она отношение имеет к этому божеству из другого мира?

 Ну что ты на меня смотришь так? Глаза сейчас выпадут уже. Он рассмеялся. Ты, кстати на нее очень похожа, глаза и волосы один в один.

 Ээээ. Энлиль, вы меня простите ради Бога, гм, ну да, так вот. Не могли бы мне по порядку рассказать, а? Я уже ничего не понимаю, при чем тут моя прабабушка, при чем тут я, и с какой стати вам вдруг меня пообещали?

 Таак… Так она чтоже, тебе ничего еще и не объяснила? Энлиль нехорошо прищурился. Ну, Макошь! Вот ведь вертушка. Кольцо то хоть отдала?

 Кольцо отдала. Я перевела взгляд на колечко, которое мне передала мама от прабабушки. И письмо написала. Только я вообще ничего из этого письма не поняла. Чтото там про судьбу, про путь, что не надо противиться, и так далее. Непонятный текст ни о чем.

 Вот вся она в этом! Ну как так можно? Впрочем, ладно, это был ее выбор, теперь тебе все это разгребать.

 Ась? Я сморгнула. Чего это я должна тут разгребать? Мы так не договаривались.

 Идика сюда, присядем. Расскажу тебе пока все, завтра всем уже не до этого будет. Он, оглядел храм и, найдя глазами скамью у стены, повлек меня туда.

Да, посидеть это неплохо, сногсшибательные новости лучше воспринимаются сидючи.

 Давай по порядку. Что ты знаешь? Спросил меня Энлиль, удобно устроившись на скамье, и скрестив вытянутые ноги.

 Ничего не знаю. Честно ответила я. Пока не подобрала на улице кота, который оказался темным эльфом в глубоком подполье, так даже и о вашем мире ни сном, ни духом. Знаю только, что имя мне выбрала прабабушка, и настояла, чтобы меня назвали именно Алетой, когда я рожусь.

 Ясно. Ну что ж, тогда начнем по порядку. Прабабушка твоя, Макошь, ушла из этого мира многомного столетий назад.

 Да ну каких столетийто? Она умерла то всего лет 28 назад. И никакая она не богиня была, обычный человек. Перебила я Энлиля.

 Не перебивай, строго ответил он мне, и я прикусила язык. Так вот. Макошь Богиня Судьбы. Ей что в Альзерате, что на вашей Земле, все едино. Просто в то время, когда она уходила, в Альзерате слишком много споров было среди богов, и она, психанув, так как ей надоело разгребать все это, собралась и ушла. А уж время, в котором будет жить на Земле, она выбрала сама. И путь свой сама определила, уйдя в мир с другой религией и отсутствием магии. Может тебе покажется странным, но и бессмертные боги устают от жизни, и тогда они могут уйти из жизни, по своему желанию приняв смертный путь.

Мдя. Это что же это, бабуся моя была богиней судьбы из Альзерата? Не верю!!! Настолько не верю, что Станиславский по сравнению со мной, просто доверчивый малыш. Энлиль глянул на меня и хмыкнул.

 Но так как совсем оставить мир без Богини Судьбы нельзя, то она заявила, что пришлет к нам в Альзерат вместо себя своего потомка. И когда придет время, именно ее потомок займет ее место. А пока, чтобы мы все образумились, оставляет нас предоставленным самим себе, чтобы за ум взялись, наконец.

 Ну и как? Взялись? Не выдержала я, и снова влезла с вопросом.

 Взялись, как не взятьсято, когда все вверх дном перевернулось. Так что дорогая моя, теперь тебе предстоит распутывать нити судеб в Альзерате вместо Макоши.

 Какие еще нити? Я не умею!!! И богиней я быть не хочу, я учиться в магической школе собиралась. Я уже чуть не плакала.

 Те самые нити, которые сейчас в клубке запутанном. Спокойно сказал Энлиль, и продекламировал:

Она нити прядет,

в клубок сматывает,

не простые нити волшебные.

Из тех нитей сплетается

наша жизнь

от завязки рожденья

и до конца,

до последней развязкисмерти.

 Чтото не радует меня такая перспектива. Я не умею… А вы вообще все это откуда знаете? Я тут не так давно общалась с одной из ваших богинь, она ничего такого мне не говорила. Протянула я.

 Макошь сестра моя младшая, от того и знаю.

 Охренеть! Выпалила я. Ой, извините. Так вы мне двоюродный прадедушка получается?

 Он самый, внученька, рассмеялся этот молодой дедулька. А хочешь ты или нет, тебя никто не спрашивает. У нас у всех есть своя роль и свое предназначение. Макошь позаботилась о том, чтобы ты и проводник в Альзерат нашли друг друга, столкнув ваши пути. А дальше все было в твоих руках. И не прибедняйся, ты уже держишь многие судьбы в своих руках. Подумай, как следует, и ты поймешь это.

Я задумалась. Ну, пожалуй, он в чемто прав. Я могла пройти мимо того полумертвого кота; могла не поделиться курицей с голодным детёнышем монимонта; могла выбрать модного белого пегаса, а не черного норовистого Хаммера. Да и замуж никто меня силком не выдавал, сама приняла решение, сама все сделала, причем дважды. Както в таком ракурсе все выглядело совсем иначе, чем я воспринимала это раньше. Но все равно, это жизнь, просто жизнь, хоть и странноватая, и я пыталась выжить и помочь выжить своему окружению так, как умела. И никаких божественных способностей у меня нет.

 Ну, какая ж из меня богиня?! Я же не умею! Возопила я.

 А никакая. Ты пока что и не богиня. Вот лет через 300500 посмотрим, а пока живи, учись магии, делай то, что можешь и то, что должно, привыкай к ответственности. Сейчас ты просто Слышащая и Хранящая Судьбы. И вот еще что… Пока ты не пройдешь инициацию и не станешь богиней, тебя вполне можно убить. Береги себя!

Я перевела дыхание. Фух. Нет, всетаки такие новости на трезвую голову сообщать людям нельзя. А насчет убить да ну кому я, нафиг, сдалась?

 Кстати, раз уж вы мне такие откровения тут поведали… Не поможете с магией определиться? Мне все говорят, что у меня определенно есть магические способности, но у меня почемуто совершенно ничего не получается, когда я пытаюсь магичить.

 А что тут определяться? Ты потомок богини, соответственно владеешь способностями ко всем видам магии, но основная это магия желаний. Прочими ты, в принципе, тоже сможешь овладеть, но только после того, как освоишь досконально азы и основы магии желаний. Энлиль пожал плечами.

 Ааааа, ну тогда все понятно. Глубокомысленно протянула я. Ну да, действительно, фигня вопрос, захочешь и все получишь. И чего это я раньше не пожелала миллион евро, особняк в Майями и яхту в Карибском море, даже вот и не знаю. А с крыльями как? Они меня не слушаются, да и вообще, мешают. Я их ощущаю как чтото инородное.

 Да так же. Захочешь полетишь. Захочешь, чтобы они убрались они исчезнут. Захочешь, чтобы проявились снова проявятся. Ладно, внученька, Энлиль хохотнул, на сегодня с тебя новостей хватит. Осваивай. Остальное мы еще успеем обсудить какнибудь потом. Может тебе чтонибудь подарить в честь знакомства? Питомца, например, хочешь?

 Ой, нет, спасибо, питомцев у меня уже хватает. Я и так уже обзавелась тут двумя мужьями, монимонтом и пегасорогом. Мне еще только попугаяматершинника завести осталось для полноты картины. Я даже рассмеялась, так как бурное воображение тут же нарисовало перед глазами такую птичку.

 Попугай это кто? Тут же уточнил Энлиль.

 Птица такая, разноцветная, умеет разговаривать.

 А матершинник это что значит?

 Ой, не обращайте внимания, я пошутила. Это просто образное выражение. Ну, типа птица, которая ругается матом. Я смутилась. Блин, нашла с кем прикалываться…

 Попугайматершинник говоришь? Энлиль задумался.

Тут в двери храма ктото осторожно заглянул, а потом появилась Верховная Жрица. Оглядев Храм и, увидев нас, она осторожно приблизилась.

 Ваше Высочество, у вас все в порядке? Мне доложили, что вы уже давно тут одна, и что был какойто грохот. Она оглядела меня и обернулась в сторону алтаря.

Увидев груду осколков, она ахнула и прижала руки ко рту. Медленно обернулась и почти с ужасом на меня посмотрела.

 Как? Как вам удалось это сделать? Чтото получилось?

Я с недоумением на нее смотрела, и не могла понять, она просто не видит Энлиля или это какойто тактический игнор? Скосила глаза на Энлиля, он тоже спокойно наблюдал за Райменой. Хм. Похоже, она его не видит.

 Ильдери Раймена, вообщето я сейчас беседую с Владыкой Ветров. И да, у меня получилось.

Раймена вздрогнула и с тала оглядываться по сторонам, ища взглядом моего собеседника, причем на Энлиле ее взгляд ни разу не остановился.

 А он… В смысле… Вы спросите о нашей участи? А я пойду, пожалуй. Она подхватила подол и быстро рванула к выходу.

Гм. А еще Верховная Жрица называется. Мне кажется, это она сейчас должна тут молебен читать и умолять о снисхождении к их расе, снятии проклятия и что там еще. Вот вечно я за всех отдуваться должна. Я протяжно вздохнула.

 Энлиль, что там с аэрлингами? Проклятие и все такое? Может, простите их, они ж, в общемто, не такие уж плохие? С заморочками конечно, но у кого их нет? Пусть уже размножаются нормально, а? И выпустите вы их, ну загибается целый народ же, жалко их. А уж как мне их жрецов жалко, я вам и передать не могу.

 Аэрлинги? Энлиль прищурился и задумался. Знаешь что? Я отдаю их тебе. Вот как ты решишь и озвучишь так и будет. Надоели они мне до ужаса. Я в любом случае отсюда улечу, меня ждут другие мои подопечные драконы. Их я не мог навестить много столетий как раз изза этих аэрлингов.

 Может не надо? Протянула я. Я както не готова брать на себя такую ответственность.

 Надо. И ты ко всему готова, ты уже начала свой путь. Привыкай, начиная с малого. Их судьба в твоих руках.

У меня, конечно, был еще миллион вопросов, но, похоже, Владыка был не расположен к длительной беседе, так что нарываться не хотелось. Нет так нет, может потом Дана сможет ответить на какието мои вопросы, благо, где ее найти я знаю.

 Ладно, летите. Удачи вам, а я, если что, потом Дану спрошу, она меня проконсультирует.

Услышав мои последние слова, Энлиль вздрогнул всем телом.

 Какую Дану? Медленно спросил он.

 Богиню рек, Дану. Я с ней познакомилась, когда только прибыла в этот мир.

 Вот как? И как она? Счастлива с мужем? Поджав губы и прищурившись, спросил Энлиль.

 С каким мужем? Не поняла я. Не замужем она, все любимого своего оплакивает и ждет.

 Какого любимого? Распахнул глаза от удивления Энлиль.

 Ну, я не знаю какого, имя она не называла. Упоминала только, что он ушел много столетий назад, вот она его с тех пор и ждет. Мы с ней встретились у реки по ту сторону гор. Пожала я плечами. Это она мне, кстати, и подарила те метательные звезды, которыми я смогла разбить вашу темницу, и слеза, что я на вас уронила, это тоже ее. Мои слезы не подействовали на вас.

 Не может быть… Протянул Энлиль. Так значит все не правда! Все! И она любила меня…

Я с интересом уставилась на него. Так это что же, любимый Даны мой новый родственник? Ничего себе финт.

 Мне пора. Увидимся еще какнибудь, а пока ты знаешь достаточно, учись. Выпалил он, вдруг вскочив со скамьи. С аэрлингами сделаешь все сама, а с меня подарок.

 Стойте, погодите, что насчет кольца? Я тоже вскочила, но он уже исчез в воздухе, а я так и осталась стоять с протянутой вперед рукой, на которой было надето прабабушкино кольцо.

Вот и поговорили. Ну, ничего ж себе, сходила я в храм поплакать… Я уныло плюхнулась обратно на скамью, облокотилась локтями о колени и уткнулась лицом в ладони. Моральных сил на то, чтобы выйти к народу и начать решать чьито судьбы, у меня не было. Не знаю, сколько я так просидела в прострации, но очнулась я от того, что ктото погладил меня по голове. Я подняла голову. Рядом со мной сидел Мертон, и участливо смотрел на меня.

 Мертон. Давно ты здесь?

 Нет, я пришел проверить как ты тут. Верховная Жрица сказала, что ты беседуешь с Владыкой и запретила входить в Храм твоим мужьям, хотя они рвались, а сама не решается вас побеспокоить. У тебя все в порядке? Он заботливо смотрел на меня, а мне хотелось расплакаться.

 Не знаю, Мертон, ох, не знаю. Я жива, здорова, и освободила вашего Владыку. А теперь он мне передал все полномочия по решению участи аэрлингов и исчез. А я не знаю, что мне делать. Я уронила руки. Слишком много всего на меня одну.

 Ты справишься. Он чуть улыбнулся. Ведь не зря же ты попала в нашу долину, и я верю, что ты сделаешь все правильно.

Нда… Если бы я знала, а как оно должно быть правильно? Держать в руках судьбу целого народа это чересчур…

 Ты избегал меня? Я тебя обидела? Решилась я на то, чтобы прояснить наши отношения, которые так внезапно запутались.

 Нет, не обидела, не переживай. Любовь насильно не сорвешь, в этом нет твоей вины. Он грустно улыбнулся. Мои чувства это мои чувства, ты не сделала ничего, чтобы специально меня заманить. И я счастлив, что встретил тебя, и что в моей жизни есть эта любовь. Поверь, гораздо хуже прожить целую жизнь и так и не полюбить никого, тогда жизнь пуста.

 Эх, Мертон… Не сердись на меня. Мы можем попрежнему быть друзьями? Я с надеждой взглянула на него.

Умом я понимала, что эта дружба уже не может быть такой как раньше, но мне совсем не хотелось, чтобы такие теплые дружеские отношения прекратились совсем. Мертон очень хороший, и может, если мы заберем его с собой, он сможет устроить свою жизнь и встретить другую девушку?

 Мертон, хочешь уйти с нами из долины? Меня здесь больше ничего не держит. Завтра я решу, что делать с судьбой вашего народа в целом, и со жрецами в частности. А что касается тебя ты, лично ты, хочешь стать свободным от служения Владыке в Храме и начать новую жизнь? Мы поможем тебе устроиться и начать все с начала. Ты ведь еще молодой, у тебя впереди все, что ты пожелаешь. Я внимательно смотрела ему в глаза.

 Алета, я не хотел становиться жрецом, но мне просто некуда идти. Кому я нужен там, за пределами долины, что я буду там делать?

 Ну я и Ил`Марей собираемся поступать в магическую школу. Мне говорили, что у всех аэрлингов есть способности к магии, может, ты тоже хочешь? Судя по твоим манерам и речи, ты не из совсем простой семьи, и я думаю, проблем с поступлением у тебя не будет. Это только у вашей расы доступ в магическую школу ограничен по половому признаку.

Он задумчиво смотрел на меня. Ну же, решайся. Сколько можно гнить в этом болоте?! Илмар не будет против того, чтобы помочь, в этом я уверена. Насчет Шера сказать сложно, он стал вести себя порой както неадекватно, эти его странные вспышки ревности ни с того ни с сего. Но по идее возражать тоже не должен. А денег у меня и своих хватает, я могу помочь Мертону финансово, даже не озвучивая своих решений и трат.

 Ты предлагаешь нам всем жить в одном городе и учиться в одной школе? И мне быть просто твоим другом? Я правильно понял?

Я опустила глаза. Ну что тут скажешь? Мне бы с двумя мужьями разобраться, морочить голову еще и этому славному парню мне совсем не хотелось, да и давать ложную надежду я не стану. Этим я могу сделать ему еще больнее.

 Понятно. Он усмехнулся. Алета, ты не обижайся, я по прежнему твой друг, но быть все время рядом с тобой, и всегда только другом я просто не смогу. В какойто момент я сорвусь, и ничем хорошим это не закончится. Я видел, как этот твой дроу смотрит на тебя. Ты уверена, что он не влюблен в тебя до беспамятства, так же как и я? По его глазам видно, что он не потерпит соперников, а мне слишком больно видеть тебя с другим… с другими мужчинами.

А я задумалась. Этот мой дроу… Хотела бы я знать, а как же он мне ко мне относится, этот самый дроу. Ни малейших поползновений в мою сторону он никогда не делал, кроме одного единственного раза. Както мне кажется, что влюбленные мужчины ведут себя иначе, по крайней мере, не так, как это делал Шер.

 Мертон, не торопись с ответом. Если ты не готов учиться в одной школе с нами, то можно ведь и в другой. Я узнаю насчет этого и завтра тебе скажу. Подумай хорошо, не упускай свой шанс. Я пожала его пальцы и заставила себя подняться.

Пойдука я к народу, сегодня я решать ничего не в состоянии, хуже нет выскочить сейчас с "шашкой наголо", быстро их освободить и устроить революцию. Только вот какбы потом от такой моей благости им не стало еще хуже. Мне надо подумать, что именно я должна сделать, и сделаю я это завтра, а для начала нужно обсудить с королевой, Магом и Жрицей все возможные последствия от их столь долгожданной свободы.

Илмар.

Никому просто так не дается свобода,

Из неё нет выхода и в неё нет входа.

'Ленинград' песня 'Свобода'

Я лежал в постели и чувствовал, что глупая счастливая улыбка никак не может покинуть мои губы. Я просто не могу поверить, я жив, я свободен, и я женат. И сейчас моя жена сонно дышит у меня на груди, обняв рукой и положив на меня одну ногу. Боги, спасибо! Спасибо! Я не буду ее торопить, мне теперь некуда спешить, и можно спокойно наслаждаться жизнью, а когда она привыкнет и смирится с наличием в своей жизни двух мужей, я смогу отдать ее всю свою ласку и нерастраченное тепло. Я так хочу любви. Я никогда не был влюблен, в кого мне было тут влюбляться? И я буду счастлив, что все, что есть в моей душе и все, что там еще будет, я смогу отдать именно этой чудесной девушке. Наличие первого мужа меня не смущает, для моего народа в этом нет ничего особенного. Жалко, конечно, что не я первый муж, но и второй это очень и очень здорово. Да и жена у меня не простая, она воспринимает меня как равного и это, оказывается, так приятно.

Мысли никак не могли успокоить свой бег, и я заново переживал последние два дня. На суде я уже попрощался с жизнью, ведь я прекрасно знал, что никто из присутствующих в зале женщин в мужья меня не возьмет. Тишина, ставшая ответом на вопрос королевы, не была для меня сюрпризом. Просто было обидно, что жизнь закончится так рано и так глупо, что так и не удалось сбежать, и было очень жалко маму, я видел, как она упала в обморок. И слова, которые прозвучали в этой пустой тишине, были как гром среди ясного неба 'Я беру его вторым мужем'.

Как описать то счастливое изумление, что я испытал? Как передать счастье того, кто только что не просто избежал смерти, а обрел шанс на новую жизнь? Как выразить ту невероятную благодарность, которую я испытывал к этой девушке? Как показать ей весь все это? И как же я хочу, чтобы она приняла меня не просто как жертву обстоятельств, встреченную ею на пути, а как того, кто хочет быть с нею рядом, кто готов ей отдать всего себя?

Рядом со мной сходил с ума от ярости и ревности дроу. И я в чемто мог его понять, будь я на его месте, я бы тоже не захотел отдавать эту девушку и делить ее с кемто. Но теперьто мое место не в стороне, теперь мы с ним на пьедестале рядом. Ох, как он взбесился, когда Алета предложила выйти замуж только за меня, а ему сохранить свободу. Вот только в одном я с ним солидарен, на фиктивный брак я тоже не согласен. Ну, уж нет. Я не буду ждать от Алеты безумной взаимной любви, не буду ее торопить, ведь она выросла в иных обычаях, и два мужа для нее это чересчур. Но это ничего, она привыкнет. А я сделаю все для того, чтобы она приняла меня в свою жизнь. Во мне самом столько эмоций и чувств, столько желания любви и ласки, что когда я выпущу все это на свободу и отдам ей, этого хватит на нас двоих, и она просто не сможет меня оттолкнуть. А Шеру придется смириться. То обещание, не пытаться увести и соблазнить ее, которое я дал ему в горах, распространялось на свободную девушку, которая даже не знала о том, что она так нелепо обручена с этим дроу. Сейчас ситуация изменилась. Обещания не пытаться соблазнить свою собственную жену я никому давать не буду. А то, что он почувствовал наш поцелуй, кстати, не понятно каким образом, ну что ж, значит, ему придется привыкать. Потому как я своего не упущу, и не потому, что она вдруг стала принцессой, не потому, что я вдруг влюбился, нет, я надеюсь, что это еще только произойдет, не может не произойти. А потому, что это единственное существо в моей жизни, кроме матери, которое приняло меня таким, какой я есть, без осуждения, без оценок и оглядок, как равного, более того, ту, которая наступила себе на горло, отдав свою свободу, ради спасения моей жизни.

И я понял это окончательно и бесповоротно, когда увидел ее в Храме, идущую к алтарю. Эту хрупкую маленькую фигурку в красном платье. От вида этого красного искушения, которое сейчас станет моей женой, стало очень трудно дышать. И плевать мне, первым или вторым мужем я буду, главное, что рядом. Хотя… Первым, конечно, было бы приятнее, но спорить изза этого с Шером я не стану, он прав, ведь он действительно знает ее намного дольше меня, да и по возрасту он старше меня. Тут не поспоришь. Но мои чувства к ней действительно сродни обожанию, и постараюсь сделать все, чтобы между нами возникло нечто большее, чем просто дружба или симпатия. А сейчас… Я чуть скосил глаза на Алету и, стараясь ее не разбудить, аккуратно положил руку на ее бедро.

Когда я проснулся утром, она спала в обнимку с дроу. Точнее, это он заграбастал ее в охапку, обняв и прижав, не давая малейшей возможности отодвинуться. Вот ведь, только заснул, а ее уже утащил Шер. Придется над этим подумать, я тоже хочу ее обнимать, раз уж ничего большее пока невозможно. Я тихо выскользнул на балкон. Я ведь обрел способность к полетам, я должен это попробовать, чтобы убедиться. О дааа… Я мог летать.

Ее крик застал нас с Шером врасплох. Когда я вернулся из полета, он уже встал, поэтому мы тихо вышли в соседнюю комнату и сидели там, спокойно завтракая. Вскочив, мы почти вышибли дверь в спальню, влетая туда с оружием. А там стояла Алета. Я даже глазам своим не поверил, у нее были крылья. Как такое возможно? Наши собственные женщины уже давно потеряли возможность иметь крылья, а тут девушка, которая по крови не имела ни малейшего отношения к расе аэрлингов, но ставшая вдруг их принцессой и взявшая в мужья обреченного на смерть, обрела то, о чем они только мечтали. Слуги в дверях с трепетом взирали на это и опускались на колени. И я их понимал, у меня у самого в первую минуту был такой же порыв. Ведь эти крылья это символ свободы, недостижимая мечта. А 'крылатая дева' это та, кого столетиями ждал народ аэрлингов, моля Владыку Ветров о прощении.

А потом мы гуляли по городу. Каюсь, это была моя просьба, пойти пешком всем вместе. Мне так хотелось, чтобы все увидели, что она МОЯ жена, что она выбрала МЕНЯ, а не какихто благородных сынов благородных семейств. И что я теперь не изгой, я муж принцессы, муж крылатой девы. Глупо конечно, я это понимаю, но могу я получить хоть немножко удовлетворения, после стольких лет пренебрежения?

По дороге я несколько раз заметил, что Алета пытается както управлять крыльями. Она в очередной раз повела плечом, думая, что ее никто не видит, и я не выдержал.

 Не получается?

 Неа, никак. Вообще как не родные. Тихонечко ответила она, скосив глаза на народ вокруг.

 Ничего, потерпи. Все придет и получится. А пока хочешь полетать? Я обнял ее и постарался вложить в улыбку все свое обаяние.

 Хочу! А ты уже можешь, ты проверял?

 Проверял, я рано утром уже успел полетать. Это божественно… Чувство полета, оно пьянит. Полетели?

И мы полетели. Я старался показать ее все, на что способен аэрлинг, который обрел чувство полета, мы кружились, летели, танцевали с ветром и ветер пел нам в ответ. Кажется, ей понравилось. А потом она поцеловала меня, сама. И я жадно ответил ей, стараясь не упустить возможности, и выразить ей хотя бы поцелуем всю свою благодарность, свое восхищение ею, свое счастье, передать весь тот восторг и безумную жажду жизни, которые скопились у меня в душе. Я так хотел, чтобы она почувствовала хотя бы малую часть того, что я хочу и могу ей отдать, если только она примет меня.

В доме родителей нас встретили с радостью. Мама светилась от счастья, и все было так хорошо, так мило, пока отец Айлонтар не сорвался и не наговорил как обычно мне гадостей. Как же стыдно и унизительно это, как обидно. Неужели он не мог промолчать, и сдержать в себе свою ненависть хотя бы сейчас, неужели так трудно потерпеть мое присутствие в течение всего одного вечера. Ведь он же знает, что мы уйдем, зачем же так унижать меня? И ладно, были бы мы наедине, но ведь он это говорил моей жене, и ее второму мужу. Я почувствовал, что мышцы лица одеревенели. И тут…

 Илмар, милый, а напомни мне, пожалуйста, какое у вас наказание полагается мужчинам оскорбившим женщину? Я сначала даже не понял, что Алета говорит это мне.

'Милый'. В груди тонко дернулась какаято нить. Даже мама меня так никогда не называла. А после ее слов, после того как она заступилась за меня, и не просто заступилась, а приняла оскорбления сказанные мне, как оскорбления себя лично, я понял, что никто и никогда, никакими силами не заставит меня добровольно уйти от этой женщины. И ей придется очень сильно постараться, чтобы прогнать меня, даже если она сама этого захочет.

Я обнял ее и просто зарылся лицом в ее волосы, которые тонко пахли какойто ягодой. Такой легкий аромат, такой же тонкий и сладкий, как она сама.

 Илмар, теперь твоя семья я. Ее ладонь прикоснулась к моей щеке. Забудь все плохое, нас ждет огромный мир. И я ей поверил, потому что сейчас моим миром была она.

А потом мы шли и просто разговаривали. Алета чтото спрашивала про магическую школу, про то, где нам придется жить. А мне все равно было где, важнее с кем. Она рассказала о доме своих родителей, о том, как она прожила все детство в одной комнате с братом. Надо же, так странно. Я думал, что она из богатой семьи, у нее такие манеры, что мне и в голову не могло прийти, что она не потомственная аристократка, выросшая в усадьбе с кучей прислуги.

Вечер прошел неожиданно. Рассказав нам с Шером о том, что она, оказывается, слышит голос бога, она потащила нас в Храм. Но я, кажется, не удивлен этому. Она обрела крылья, так почему бы ей не слышать Владыку? И кто знает, может она и есть та самая 'крылатая дева', что снимет проклятие с долины Аэллера? Затея с зеркалами оказалась бесполезной. Сколько мы не таскали и не крутили под углом друг к другу зеркала, свет звезд так и не дотягивался до шара на алтаре. А в итоге мы почти полночи просидели просто во дворе Храма, а Алета чтото делала одна, внутри. Потом внезапный грохот, и опять тишина.

Внутрь нас с Шером не пустили, туда пошел только один из молодых жрецов. Почемуто Верховная Жрица сама его выбрала из толпы, и сказала, что только он может войти и поговорить с Алетой. Интересно, что это еще за жрец, что их связывает с Алетой? Кажется, я начинаю ревновать, уж не мне ли знать, как именно происходит общение жрецов с прихожанами. Нет, мне не кажется, я определенно ревную. Она так и не рассказала нам ничего, что произошло внутри Храма. Молча шла всю дорогу до дворца, не отвечая на вопросы и о чемто думала. А я думал о ней, о ее роли в моей судьбе, о том, что я счастлив, что моя судьба теперь в ее руках.


Часть 2. Глава 12. | Алета | Часть 2. Глава 14.