home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Бр-р-р-р!


"А что… очень похоже"


Всё, что он читал о тех временах, все фильмы, что он видел, совпадали с его нынешним окружением идеально. Ну почти идеально. Всё-таки гундосые, фиолетовые от загара азиаты на римских легионеров внешне походили слабо. Да и оружие у них было в основном деревянное. Короткие железные мечи скверного качества были только у сержантов. Рядовые моряки и морпехи довольствовались дубинками и тяжёлыми плетями, которыми они управлялись с чудовищной ловкостью. Были у них и тяжёлые кожаные доспехи, и большие прямоугольные щиты, но сейчас всё это барахло лежало где-то в трюме. Но сам дух, аура, образ мышления…


"Да, похоже…"


— Зак, спишь?


В закуток пробрался смуглый тощий человечек, мало напоминавший того важного толстяка, что поднялся на борт его самолёта. Раджив со стоном упал рядом с пилотом.


— Нас переводят.


— Куда? — Зак подскочил. Бросать налаженный быт и дело, за которое его ценил сам господин суперинтендант, было страшно.


— К дикарям. Будем учить этих обезьян.


Закари похолодел. Пара вонючих драккаров, которые сопровождали или, точнее, конвоировали на север, вдоль побережья три имперских боевых галеры, ничего кроме отвращения и ужаса в нём не вызывала.


— САМ приказал. Мне девочки шепнули, что Маргарет до сих пор там, на одной из лодок этих уродов…


Раджив сцепил зубы и шёпотом выдал длиннющую нецензурную тираду.


— Ненавижу!


Когда горючее в самолёте почти закончилось, а истерика у пассажиров достигла апогея, второй пилот Оливер заметил возле обрывистого и скалистого берега небольшой кораблик. Зак сразу же пошёл на снижение, ведя "Гольфстрим" к спасительной цели. Приводнение было жёстким, даже чересчур жёстким — от удара фюзеляж самолёта "повело", а салон сразу стало заливать водой. Самым ужасным было то, что единственный выход наружу тоже переклинило. С огромным трудом выбив люк, Закари Яблонски повыкидывал наружу полуобморочных девиц, на которых Оливер уже успел нацепить спасжилеты. Индиец и третий член экипажа Маргарет, выбрались наружу сами, а они не успели. Пилоты успели лишь переглянуться, как их накрыло с головой, а пол салона резко провалился вниз.


Каким чудом Зак умудрился найти выход из утонувшего самолёта, он и сам не понимал. Всё, что помнил молодой лётчик, это зелёная вода, быстро накатывающий мрак и пузырьки, пузырьки, пузырьки. Самолёт падал на дно как камень.


Следующие несколько часов Зак хотел бы забыть навсегда. Когда он вынырнул на поверхность, чья-то огромная лапа схватила его за волосы и рывком втащила на судно. Зак жадно глотнул воздух и чуть не умер — вонь стояла чудовищная. Вдобавок ко всему жутко болела кожа на голове.


— Что тут…


Договорить ему не дали. Кулак размером с арбуз описал короткую дугу и наступил мрак.


Очнулся он оттого, что какая-то скотина макнула его головой в воду. Зак захлебнулся, закашлялся и заорал, но в ответ получил несколько страшнейших ударов по лицу. Оказалось что он лежит, связанный скользкими и вонючими кожаными ремнями, на скользком и вонючем корабле абсолютно голый, а над ним маячат жуткие хари из фильмов ужасов. Рядом нашёлся такой же голый, связанный и побитый пассажир.


Оливер так и не выплыл. Индиец, улучив момент, прошептал своё имя — Раджив, и рассказал, что всех девочек увели на корму корабля, где с ними делают что-то совсем нехорошее. И точно, сверху неслись визг, плач и стоны женщин и гогот дикарей.


Потом, ради разнообразия, похожие на неандертальцев дикари приходили разминаться на пленниках. Били долго, со вкусом, обсуждая достоинства каждого удара. В конце концов Заку надоело слушать уханье и гыканье и смотреть в довольные рожи бородатых тварей единственным видевшим глазом и он снова вырубился.


"Разбудили" его довольно бесцеремонно — слегка треснув палкой по голове и снова облив водой. На этот раз перед ним стоял невысокий коренастый и сильно загорелый человек.


Человек!


Зак захрипел и протянул к нему руку, но снова получил палкой по лбу. Так он познакомился с доблестным военно-морским флотом Империи.


Их быстро, деловитои без особой грубости переправили на борт другого корабля. Радж рассказал, что слышал шум драки и видел, как коротышки в исторических доспехах выбросили за борт десяток мёртвых бородачей. А потом в тёмный, тесный и душный отсек трюма, где им и вдвоём то было тесно, неизвестные "освободители" запихнули и десять девчонок-моделей. Состояние у них было полуобморочное, но они всё же сумели сообщить, что их не тронули. Отобранная одежда и шлепки и щипки за мягкие места — не в счёт.


— А Маргарет?


— А Маргарет у них осталась. Они её…


Девчонка, или, вернее, молодая и очень красивая женщина разрыдалась. Все десять обнажённых красавиц, что буквально облепили его со всех сторон, выглядели, несмотря на события прошедшего дня, просто сногсшибательно. Впрочем, Заку было не до женских прелестей, он только вяло поинтересовался у Раджа кто они, собственно, такие и зачем летели в Индию. Больше говорить было не о чем и не с кем. Женщины вповалку спали, а индиец лишь пожал плечами и поведал, что на самом деле — это вовсе не модели и летели они не на рекламные съёмки на Гоа, а на частную вечеринку к одному оччччень богатому человеку в Мумбаи и перед ним самые лучшие и дорогие проститутки Лондона, каких он смог найти в экскорт-агентствах.


Зак мрачно подумал о том, что, наконец, сбылась мечта идиота и, положив голову на чью-то силиконовую грудь, заснул.


Лучик света упорно лез в глаза и щекотал нос, отчего Катя только жмурилась и улыбалась. Настроение, бог знает почему, было отличным. Позади остались дожди с их вечной сыростью и холодом, голод, болезни и беготня последних трёх недель, связанная с подготовкой к походу "Урагана". Сегодня можно было никуда не торопиться и поспать в своё удовольствие, но привыкший к ранним подъёмам организм, всё равно проснулся с первым лучом солнца.


"Хорошооооо!"


Катя потянулась и приоткрыв один глаз и убедившись, что Антошка сладко спит, провела ладонями по телу. В животе разливался жар, а в груди рос тёплый ком чего-то радостного и светлого. Ожидания чуда, которое непременно и очень скоро произойдёт.


За плетёной стеночкой шумел прибой и мягко шелестели листьями пальмы, а из зарослей на холме доносилось пение птиц. Захотелось побаловать себя. Понежиться и отдохнуть.


"Купаться! Куда? В баню? Не хочу… море!"


Катя замерла. Последний раз она плавала в морской воде вместе с НИМ. Много месяцев назад.


"В море…"


Выйдя на чистый и прохладный после ночи песок пляжа, Катя улыбнулась и срывая с себя на ходу одежду, легко и грациозно побежала к воде.


"Сегодня что-то произойдёт!"


Сегодня был объявлен выходной. Конечно рыбаки ещё затемно покинули посёлок и ушли к морю, но подавляющее большинство жителей спало без задних ног — всё же последние дни пришлось изрядно потрудиться.


"Ой, а ещё и сборы…"


Дима-сан широко зевнул и хрустнул суставами. Окончательно оправившись от болезни и немного отъевшись на однообразных, но обильных харчах, Мельников стал смотреть на жизнь и окружающую действительность гораздо позитивнее.


А чего? Жизнь идёт, дети растут. Тепло, светло и мухи, как говорится, не кусают!


На острове действительно не было мух. И комаров или, как подсказывали умные люди, москитов тоже не было. А шеф-повар общины, улыбчивый круглолицый тёзка-кореец из кожи вон лез, стараясь разнообразить меню. И надо признать, это ему пока удавалось.


Перед ним на столе появилась тарелка.


— Хе.


Глава 4 | Как я провёл лето | cледующая глава