home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Свежий ветер шумел в кронах пальм над головой. Он был таким вкусным…


'Вот уж точно — перед смертью не нады… ой, да заткнись ты!'


Женщины и дети забаррикадировались в столовой, взгромоздив на земляной вал столы и лавки, и затаились, а бойцам было не до разговоров. В крепости царила абсолютная тишина. Было слышно, как на холмах орут и хлопают крыльями белые птицы, да грохочет прибой у далёкого берега.


Прильнувшие к амбразурам арбалетчики громко засопели и потянули рычаги.


— Отставить.


Витька, гипнотизировавший взглядом верхний край стены, вздрогнул и оглянулся. Мимо него, не торопясь, вразвалочку, шёл Тима и вполголоса давал указания бойцам.


— Не торопитесь. Заряжайте, когда они до колючек дойдут. Не торопитесь.


Егоров опомнился и продублировал команду.


— Спокойней, братцы, спокойней…


'Вот попаааааал!'


Стоять по щиколотку в грязи было жутко неудобно и мокро. Крепкие туристические ботинки, которыми он так гордился, промокли и стали натирать ноги.


Сначала Витя помянул нехорошим словом 'гениальную' идею Мельникова. Сегодня утром тот, на всякий пожарный случай, приказал как следует пролить баррикаду и, заодно, крышу столовой. Естественно, вся вода с крыши стекла во внутренний двор укрепления, который немедленно превратился в болото.


Затем Егоров задумался почему, собственно, ботинки натирают ноги, если он уже полчаса как стоит столбом?


— Тьфу ты! Олег, Йилмаз, мужики! Замрите, блин!


Витька спохватился и прекратил нервно переминаться с ноги на ногу, а затем, оттащив ближайшего арбалетчика от баррикады, сам встал к смотровому окошку.


— Ну, чего там?


В затылок дышал Олег.


— Не нукай, не… да не видно нифига!


Действительно, среди редких пальм долины было пусто и голо. По невысокой траве туда-сюда бегали тёмные пятна теней от качавшихся деревьев, но никаких неандертальцев за оградой не было. Южная сторона квадрата, которую оборонял Витькин десяток, был обращён в сторону холмов и джунглей. Ручей и дорога к побережью были с противоположной стороны, и ту часть стены оборонял лично Сенсей со своими ребятами.


— Вон! Вон! Вижу!


Сначала завопил стрелок с 'Востока', следом немедленно заголосили пятеро дозорных с 'Запада', а потом туда, разбрызгивая кучи грязи, метеором пронёсся Тимур и матом заставил всех замолчать.


— Не орать! Спокойней. Смотреть в оба. Стоять крепко. Десятники, не спим, не спим! Все стоят на своих местах. Менять позиции только по моей команде!


Командовал полицейский, надо признать, лихо. Голос у Тимы был поставлен хорошо, а привычка отдавать приказы придавала ему убедительности. Мандраж у Витьки как рукой сняло, да и остальные мужики из его десятка заметно приободрились, во всяком случае арбалетчики перестали судорожно лапать своё полуигрушечное оружие.


Олег достал из кармана пистолет, протёр его рукавом и сунул его обратно. Тоже самое, но с ракетницей, сделал Йилмаз, а Егоров просто посмотрел, хорошо ли прикручен тесак к древку.


— Вижу два десятка с запада.


— Ещё десяток с востока.


— Десяток с севера.


Доклады были негромки и деловиты и мало напоминали недавние вопли бабуинов. Стрелок у соседней амбразуры, молодой парнишка из студентов, оторвался от оконца и бодро отрапортовал.


— Юг. Ещё десять.


Витька снова выглянул наружу. И точно — в сотне метров от баррикады под пальмами вольготно расположился десяток горилл, одетых в рваные тёмно-серые шкуры. Дикари не прыгали и не вопили. И даже в барабаны они не били. Воины тщательно осматривали своё оружие и перебирали связки дротиков.


'Вот эти, значит, будут наши…'


Велев стрелку занять своё место у бойницы, Егоров отошёл от стены и, как смог, проинструктировал арбалетчиков.


— Мужики, там у них дротиков до чёрта. Хоть бойницы и маленькие, но будьте осторожны. Долго не цельтесь. Стреляйте чаще. Бейте в живот. Вы все слышали Тимура. Ещё раз повто…


— Приготовиться!


На этот раз Матаев рычал во всё горло.


— Товсь!


Сенсей поддержал командира не менее мощно. Понимая, что молчать сейчас нельзя, Егоров набрал полную грудь воздуха и просто что есть мочи заорал.


— Ааааааа!


— Ааааааа!


Первым его поддержал Олег, за ним — турок, украинец и немец. А потом, вслед за южной стеной, дружным рёвом взорвалась вся крепость.


Вся военная хитрость у 'неандертальцев' ограничилась 'каруселью'. Пленный шаман рассказывал об этом приёме дикарей при осаде небольших поселений. Если была такая возможность, то дикари брали свою цель в кольцо и начинали двигаться по кругу, то сбиваясь в одну плотную группу, то вновь растягиваясь редкой цепочкой. Затем вождь подвал незаметный сигнал и вся толпа неслась на выбранную начальством часть укрепления. Вот, собственно, и вся стратегия и тактика.


— Не ждите от них военной мудрости. Это дикари, — немного пришедший в себя среди людей, дядюшка Билли с удовольствием делился информацией, — они рассчитывают только на личную силу и доблесть. Они не знают, что такое строй и порядок. Это сильная, агрессивная и кровожадная толпа.


Старик прикрыл глаза.


— Просто убейте их всех и всё будет хорошо.


'Я их всех убью и всё будет хорошо…'


Дикари нарезали вокруг крепости землян уже пятый круг. Бегали эти верзилы легко, почти невесомо, едва касаясь земли. Три или четыре раза вождь притормаживал, вся ватага сбивалась в кучу и, рыча и завывая, бросалась в сторону баррикады. Зрелище было жуткое. Когда это впервые произошло напротив его стены, Витька чуть было не обделался от страха.


Но, молодец, не обделался — удержался.


Правда, с арбалетчиками вышел конфуз. Тот самый классический студент-ботаник в очках и с тощей шеей, всё же ощутимо струхнул. На его запашок Витька внимания не обратил, тем более, что как раз то этот пацан с позиции не убежал, а сноровисто зарядил арбалет и выстрелил 'куда-то туда'. А второй арбалетчик выронил оружие и визжа повалился на спину.


— Куда, ссссука?!


Егоров, не церемонясь, долбанул древком копья серо-зелёного от испуга мужика. Тот, ничего не соображая от страха, полз на спине, извиваясь как червяк, подальше от амбразуры.


— Стоять крепко!


Витька подхватил незаряженный арбалет и кинулся к оконцу, с ужасом ожидая, что десятки дикарей вот-вот переберутся через баррикаду.


Но пронесло. Предводитель банды ухнул и дикари, отскочив от крепости на пяток шагов, вновь помчались по кругу. До врага было рукой подать — метров сорок, но стрелять с такого расстояния было бесполезно. Неандертальцы мчались, как ошпаренные, ритмично ухая на каждом третьем шаге. Скорость 'карусели' сильно возросла — это было видно невооружённым глазом.


— Гоотооооовсь…


— Тоооовсь…


'Сейчас что-то будет…'


— Готооовсь…


Собственный голос доносился как сквозь вату. Глухо и как-то заторможено.


'Карусель' быстро сжималась. Бородатые, красномордые громилы хрипели и ухали гораздо резче, злее и громче, крепко притоптывая на каждом третьем шаге.


'Боевой транс, говорите?'


Это была последняя мысль Витьки Егорова, потому что как раз в этот миг вся куча дикарей дружно повернула и помчалась прямо на него. Враг выбрал южную стену.


Все последние минуты Тимур Матаев пробегал по кругу, параллельным с неандертальцами курсом, моля всех богов вместе взятых, чтобы эти вонючие макаки выбрали северную сторону. На Сенсея и его ребят можно было положиться. На западе и востоке бойцы были так себе, но всё же, гораздо крепче десятка Егорова. Если бы не пистолет и ракетница…


— Стреляй! Стреляй! Стреляй!


Тима остановился. Перед ним сидел Витька, загораживая своей широченной спиной бойницу, и, словно робот, непрерывно стрелял из арбалета. Снаружи летели вой и улюлюканье, а через баррикаду, по высокой 'миномётной' траектории, градом сыпались коряги, камни и крюки на кожаных ремнях. Четверо бойцов, прикрывая головы щитами, носились вдоль стены, пытаясь разом делать несколько дел: резать ремни, прикрывать сверху арбалетчиков и закрываться самим.


— Вы, двое, сидите здесь. Остальные — к Егорову.


Полицейский ополовинил другие направления, перебросив на шестидесятиметровый южный участок, который обороняло лишь девять бойцов, ещё пятнадцать человек.


'Под ноги смотреть надо, уррррод!'


В мозгу у Вити стоп-кадрами вспыхивали яркие картинки, потрясавшие своей чёткостью и… своевременностью. Дикарь, наступивший ногой на колючку. Воткнувшийся ему в бок жёлтый карандашик арбалетного болта. Застывшая тень, летящая прямо в амбразуру.


'Ах ты, сука!'


Возле уха просвистел дротик неандертальца. Чёртовы макаки швыряли свои палки с убийственной точностью. Работавший вместе с Егоровым у одной амбразуры стрелок из другого десятка был убит наповал. Дротик попал ему прямо в глаз. Отпихнув ногой тело, Витька выглянул наружу и быстро прицелившись, выстрелил в живот ближайшего дикаря.


За колючей стеной стоял непрерывный вой злобы и боли. Выстрелив ещё пару раз Витька, ни с того, ни с сего, успокоился. Снаружи, вроде бы, дикари. Вроде бы, идёт штурм, но… но ничего не происходило!


Колючая баррикада с честью выдержала натиск врага. Все успехи неандертальцев ограничились заброшенным крюком, которым эти волосатые ребята выдрали кусок стены, оставив защитникам лишь полутораметровую по высоте защиту. Обрадованные дикари принялись швырять в прореху камни, но защитники просто расползлись в разные стороны и продолжили отстрел противников.


Витька отложил арбалет и спокойно осмотрелся. Точно. Снаружи орали враги, летели камни, но толку от этого было ноль. Подойти к стене вплотную у дикарей просто-напросто не получалось — вся земля у стены была щедро усыпана мелко нашинкованной топорами колючей лианой. Иглы на ней были такой остроты и крепости, что даже каменные пятки неандертальцев не выдерживали.


Потоптавшись у стены ещё немного, дикари развернулись и побежали в рощу, сопровождаемые свистом, матом и дружным 'Ура!'.


— Славно, славно…


Тима в бинокль изучал стоянку дикарей. Витька тоже высунулся наружу. В паре сотен шагов от крепости, в тени пальм, кучковались враги. Судя по воплям и визгу, среди них было полно раненных.


У Егорова банально зачесались руки.


— Бьём?


— Ну конечно, — Тима невесело усмехнулся и вернул Витьку с небес на землю, — это только разведка боем была.


— Как… разведка?


— Так.


Полицейский показал на часы.


— Четыре минуты воевали.


Егоров не поверил своим ушам. По его ощущениям БИТВА шла полдня, не меньше. Витька не махал мечом и не дрался в рукопашной, но был мокрым от пота с головы до пят, а сердце стучало, как паровой молот. Тимур тем временем велел как-нибудь заделать прореху и собрал военный совет.


— Значит так. Сейчас эти хмыри соберутся и возьмутся за нас всерьёз. И не те голодранцы, что пёрли сейчас, а те, кто держался позади.


Мельников угрюмо кивнул. Он тоже заметил, что самые рослые и хорошо экипированные гориллы всю первую стычку держались поодаль. Растащить крюками баррикаду пытались воины помельче и похлипче, которые и получили от арбалетчиков 'по полной'.


Если не считать убитого стрелка, то первая стычка для землян закончилась хорошо. Ну почти хорошо. Йилмаз схлопотал камнем по плечу и теперь мог сражаться только правой рукой. Запущенный по крутой траектории боло, упал почти вертикально, едва не попав лётчику в голову. За этим исключением, потерь у людей не было. А перед стенойвалялся убитый дикарь, да ещё один по соседству, скрёб руками землю и выл на одной высокой ноте. Из спины у него торчал кончик болта.


— Прям в хребет… может, добить?


Студент мялся, краснел и не знал куда деваться. Оставить свой пост без приказа щуплый паренёк просто боялся.


— Не стоит. Пусть орёт. Это ты его?


— Я. И того — дохлого… тоже я. Прям в глаз.


Витька сморщил нос и громко, обращаясь ко всем присутствующим, сказал.


— Снайпер. Иди, приведи себя в порядок. И пусть только кто попробует…


Мужики дружно сделали вид, что занимаются своими делами, а смущённый парнишка умчался к нужнику.


'Хм. Снайпер, блин…'


На арбалеты ни Тимур, ни Сенсей, ни сам Витя больше не надеялись. Полуигрушечные машинки стреляли здорово, но не эффективно. За несколько минут боя стрелки выпустили в нападавших почти двести болтов, убив в итоге всего двух дикарей.


— Вязанки вяжут. Из листьев. И щиты мастерят, — Матаев передал бинокль Виктору и очень нехорошо выразился по-казахски, — сейчас пойдут.


— Ага, — настроение у Вити, чёрт знает почему, улучшилось, — ты на лагерь их посмотри…


Все тридцать неандертальцев, что атаковали их в первой волне, лежали на земле и в работах участия не принимали.


— А сработало, Тима, сработало!


Вторая атака началась через тридцать минут. Всё было просто, ясно и понятно. Или-или. Тимур и Дима недолго думая, собрали у прорехи всех, кроме пары дозорных, а дикари, ведомые здоровенным дедом в доспехах и с бронзовой секирой в руках, не мороча людям головы, сбились в кучу и попёрли напролом. Перед собой отборные воины гнали десяток голых соплеменников, тащивших на вытянутых руках большущие снопы травы и пальмовых листьев. Видок у них был — краше в гроб кладут. Эти дикари все до единого, были ранены и шли вперёд из последних сил. Следом за ними с тараном в руках топало четверо громил в кожаных доспехах.


Витька, стоявший со своими бойцами прямо напротив прорехи, во второй линии, сразу за десятком Мельникова, отстранённо удивился — зачем дикарям таран?


— Щиты поднять! Стоять крепко!


Егоров не стал повторять приказ Матаева, а просто толкнул в бок Олега.


'Готов?'


Загорелый дочерна, невысокий и жилистый парень всё понял без слов.


'Готов. Стою крепко'


Вожак дикарей собрал свою банду в кучу за пределом досягаемости арбалетов, заорал и, потрясая секирой, бросился в атаку. Высота баррикады в этом месте теперь была Витьке по грудь и он прекрасно видел, что делали неандертальцы. Сначала на землян обрушился град камней и дротиков. Егоров поднял свой щит над головой, но удара так и не дождался. По соседним щитам барабанили камни, кто-то где-то охнул и заматерился. Раненые носильщики, выбиваясь из последних сил, бежали вперёд, по очереди бросая на землю траву и ветки. Как только очередной дикарь избавлялся от защищавшего его груза, в него сразу били несколько арбалетов. Шансов у этих смертников не было никаких. Последний из них повис на острых кольях баррикады, весь истыканный болтами.


— Копья!


По левому плечу больно ударило. Стоящий в последнем ряду Гёкхан Орхан положил Витьке на плечо свою пику. В третьем ряду стояли самые пожилые мужчины посёлка. Вооружены они были длиннющими заточенными палками и тесаками. Егоров, крякнул от тяжести на плече, крепко упёр своё копьё в грязь и приготовился.


Удар профессиональных бойцов был страшен. Четверо образин неслись с цельным стволом пальмы в руках, не обращая внимания на барабанящие по доспехам стрелы. Следом за ними бежал тот самый дед-вожак со всей своей кодлой, прыгая с одного трупа на другой.


Глава 5 | Как я провёл лето | Ххах!