home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Мигель де Сервантес Сааведра

(1547–1616)

«Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»

(1605–1615)

Обедневший идальго Мигель Сервантес де Сааведра (1547–1616), вкусив прелестей солдатской службы и кровавых битв с турками, многолетнего алжирского рабства, жалкого существования отставника-инвалида, неблагодарной службы мытаря, четырехкратного заключения в тюрьму по ложным обвинениям, – именно в тюрьме стал писать пародийный роман о полусумасшедшем рыцаре, вознамерившемся спасти человечество от зла. Минуло время, и «El Ingenioso Hidalgo Don Quijote de la Mancha» – «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (1605–1615) вошел в число лучших романов человечества. В молодости главным богатством Сервантеса был меч, висевший через плечо, в старости – перо, приравненное к мечу, а после смерти – этот роман, который нельзя сравнить больше ни с чем.


Первый том «Дон Кихота» появился в Испании в 1605 г. Книгу мгновенно раскупили, и через несколько месяцев в Мадриде смели с прилавков еще два издания. В 1607 г. появилось брюссельское издание, а в 1610 г. – миланское.

Невероятный успех романа привел к тому, что появились многочисленные подделки и «продолжения» романа. Самый скандальный вышел из-под пера некоего А. Фернандеса де Авельянеды. В его «Втором томе хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского» рыцарь предстал сумасшедшим сквалыгой, а его оруженосец – тупицей и обжорой. Многие литературоведы считают, что, возмущенный откровенной профанацией читателя, Сервантес в ответ тоже написал вторую часть романа, опубликованную в 1615 г., хотя вероятней всего, что ее он создавал еще до выхода в свет подложного тома. Использовав некоторые сцены книги Авельянеды, писатель убедительно показал разницу между творением гения и подделкой пересмешника.

Роман явил миру духовную высоту и чистоту человека, а также обозначил координаты его существования – свободу, справедливость и добро.

Пожалуй, лучше всех о главном герое романа – Дон Кихоте высказался И.С. Тургенев. Противопоставив его шекспировскому Гамлету, он сказал, что Дон Кихот – это вера в добро, утверждение идеала, альтруизм, самоотверженность, бесстрашие и непреклонная воля. К этому можно добавить и безоговорочную веру рыцаря в порядочность человека и светлую его душу.

Краткое содержание романа. Обедневшему идальго из села Ламанчского Алонсо Кихане, начитавшемуся рыцарских романов, на старости лет взбрендило, что он рыцарь Дон Кихот. Избрав себе Даму Сердца – молодую крестьянку Альдонсу Лоренсо из Тобосо, он нарек ее Дульсинеей Тобосской, взял фамильное копье, сел на коня Россинанта (с испанского переводится как «бывшая кляча»; придумав это имя, Дон Кихот придал ему особый смысл) и отправился в путь стирать «дурное семя с лица земли» и «защищать обиженных и утесняемых власть имущими». Получив у хозяина постоялого двора посвящение в рыцари, состоявшее в подзатыльнике и ударе шпагой по спине, идальго занялся подвигами и благодеяниями: избавил мальчишку-пастуха от побоев, которого хозяин после его отъезда избил до полусмерти, силой хотел заставить встречных купцов признать Дульсинею Тобосскую самой прекрасной дамой на свете, но те выбили из него пыль как из мешка. Вскоре к рыцарю в качестве оруженосца присоединился его односельчанин Санчо Панса. Одной из главных битв для Дон Кихота стало сражение с «великанами» – ветряными мельницами, в которых он увидел злых колдунов. Отделавшись ушибами и сломанным копьем, идальго с оруженосцем претерпели еще немало приключений. Всюду, куда заносило их, идальго искал справедливости. На постоялом дворе он посчитал нарушением закона гостеприимства требовать плату за постой; в другой раз стал сражаться с винными бурдюками, которые ночью принял за великанов; в поле стал крушить стадо баранов, приняв их за вражескую рать; освободил каторжников, ведомых на галеры, – и всякий раз был бит, как собака, и проклят всеми, кого он облагодетельствовал, за что и получил от Санчо прозвище: Рыцарь Печального Образа. Несчастья лишь закаляли рыцаря в борьбе со «злыми волшебниками» и прочей «нечистью». От ареста за инцидент с каторжниками бедолагу спасло только его очевидное для всех сумасшествие. В конце первого тома односельчанам удалось вернуть больного старика домой, где за ним стали ухаживать ключница и племянница.

100 великих романов


Гравюры к роману «Цзинь, Пин, Мэй» | 100 великих романов | Дон Кихот и мельницы. Художник Г. Доре