home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Иллюстрация к одному из изданий романа «Сон в красном тереме»


В прологе романа говорится о драгоценной яшме, обретшей чудесную силу на Небе и полюбившей Траву Бессмертия. На земле яшма и трава воплотились в обличье юноши Баоюя, отпрыска рода Цзя, и девушки Дайюй, бедной сиротки. Поскольку Небо уготовило им супружество, они, прекрасные и чистые, любят друг друга и все идет к свадьбе. Однако и в небесной канцелярии случаются сбои, главным образом потому, что на земле свои законы. Избежать их нельзя, даже если знать о своей судьбе заранее. Однажды Баоюй уснул в комнате девушек («красном тереме») и во сне услышал песню под названием «Сон в красном тереме», предсказавшую гибель семьи Цзя. Явь затем подтвердила вещий сон героя. Две ветви семейства живут во дворцах в роскоши и расточительстве, безжалостно попирая челядь и вообще всех, кто беден и слаб. У бесчисленных девушек-служанок одна судьба – позабавить господ, после чего можно быть свободной – вешаться, топиться, бросаться в колодец, умирать от горя, жить в позоре и нищете. И если вакханалия разврата никак не повлияла на возвышенную любовь Баоюя и Дайюй, свое слово сказал домостроевский произвол. По прихоти старших на свадьбе к Баоюю подвели не Дайюй, а другую – нелюбимую им. Девушка, узнав об этом, умерла. Баоюй, едва выжив от потрясения и болезни, ушел из дома и стал монахом. На протяжении жизни трех поколений род Цзя выродился и угас.

Предопределение, возмездие всем, кто не следует учению Будды, – основная идея романа, а иллюзия, «ложность истинного и истинность ложного» – основной его мотив. На первой же странице автор заявил: «в книге употребляются такие слова, как «сон», «грезы», – в них-то и заключается основная идея повествования». Согласно буддизму, один из главных грехов – жизнь в роскоши. Но роскошь расточается, и тем сам грех самонаказывается, а жизнь проходит как сон. Сюэцинь смог уравновесить на весах искусства реальную жизнь и пророческие сновидения о ней. Именно этим и объясняется выбор Гао Э названия – «Сон в красном тереме». Рассуждениями о сне роман начался, ими он и завершился:

Всё миновало,

Всё прошло как сон, —

Умолкни смех

Над глупостью людей!

«Сон в красном тереме» собрал в себе все великие достижения предшествующей китайской литературы. В нем есть и фантастика, и тончайшее бытописание, и эротика (из-за которой роман неоднократно запрещался как «первый в ряду развратных книг»), и нелицеприятное изображение нравов богачей и бедняков, и прекрасные стихи, служащие для характеристики героев, сотни персонажей, от военачальников и знатных господ до слуг и служанок. По авторитетному мнению писателя Лу Синя, «с появлением „Сна в красном тереме“ началась ломка традиционного образа мыслей и стиля письма в китайском обществе».

«Сон в красном тереме» – это 1 100 000 иероглифов, чуть меньше, чем китайский перевод романа Л. Толстого «Война и мир» (1 300 000 иероглифов). Но его объем никогда не останавливал переписчиков, трудившихся месяцами и годами над составлением списков. Дошедшее до нашего времени огромное количество различных рукописных копий романа – свидетельство неослабевающей любви к нему читателей на протяжении более чем 200 лет. В XVIII–XIX вв. выходили серии подражаний роману, «продолжений», пополнений и комментариев.

Поскольку роман был написан на байхуа (разговорном языке), его долгое время не воспринимали как образец высокой литературы. Уличные бродячие рассказчики пересказывали его безграмотным ремесленникам и крестьянам. Роман растащили на имена, фразы, словечки. Его перерабатывали в пьесы городских и бродячих трупп. Но «Сон» произвел самое глубокое впечатление и на китайскую читающую публику. Он выдержал множество переизданий – больше, чем какое-либо другое произведение китайской литературы. В XX в. роман был открыт заново и с тех пор является одним из любимейших литературных произведений в Китае и самым известным китайским романом за рубежом.

В 1980 г. в Пекине был организован Институт «Сна в красном тереме», координирующий научную деятельность многочисленных ученых и научных центров во всем мире, где ведутся исследования романа. Изысканиями занимается особая отрасль науки – хунлоумэноведение.

В XIX–XX вв. книгу перевели на японский, корейский, европейские языки. Одну из копий романа приобрел в 1832 г. член русской православной духовной миссии в Пекине П. П. Курляндцев. Ученик этой же миссии А.И. Кованько в 1843 г. опубликовал в «Отечественных записках» свой перевод отрывка из романа. В 1958 г. роман вышел в свет в переводе В.А. Панасюка (проза) и Л.Н. Меньшикова (стихи).

В Китае на основе «Сна в красном тереме» создаются музыкальные и драматические произведения, кинофильмы, отдельные сюжеты и темы романа воплощаются в живописи и графике, скульптуре. В 1987 г. в Пекине открылся парк, названный «Сад Роскошных зрелищ» – одно из мест, где разворачиваются главные события романа.

Лучшая экранизация книги Сюэциня (36-серийный телевизионный фильм-спектакль) была осуществлена в КНР в 1985 г. режиссером Ван Фулином.


Цао Сюэцинь (Цао Чжан) (1715 –1764) «Сон в красном тереме» (1750-е – 1764, издан в 1791–1792) | 100 великих романов | Иоганн Вольфганг Гёте (1749 –1832) «Страдания юного Вертера»