home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Утром Лиз позвонила Энни и рассказала о произошедшем. Та, конечно, расстроилась, но она уже слышала подобные истории от Лиззи. В отношениях племянницы с молодыми людьми всегда наступал кризис, и Лиз разрывала их. Энни давно заметила, что она словно нарочно выбирает мужчин, к которым опасно сильно привязываться, но на сей раз было что-то другое. Лиз решила, что лучше будет одна, чем с таким, как Жан-Луи. Сказала, что покончила с инфантильными, безвольными и лживыми созданиями. Энни оставалось только надеяться, что так и будет. Может быть, в следующий раз она выберет настоящего мужчину… Судя по хладнокровию Лиз, Жана-Луи она не любила.

Лиз разговаривала с Энни, закутавшись в розовый банный халат. Жан-Луи не позвонил. Лиз в который раз с удивлением отметила, что это ей безразлично. С нее достаточно.

Энни разговаривала с Лиз около часа, потом решила выпить чаю. Кейти еще спала. Энни пригласила Лиз на обед в воскресенье, та обещала приехать. Лиз нравились воскресные обеды у тети, вот только семья теперь редко собиралась вместе.

Том позвонил вечером, когда вернулся с футбольного матча. «Джетс» выиграли, и он был счастлив.

— Ну как, обед состоится? — спросил он. — Мне не хотелось бы вам мешать.

— Не помешаете, — успокоила его Энни. — Хочу познакомить вас с детьми.

— Звучит забавно. Вы необыкновенная семейка.

— Не говорите так раньше времени. На самом деле, мы почти как все.

— Что-то я сомневаюсь. Для меня вы особенные.

— Если это комплимент, то благодарю вас.

Энни тоже начинала относиться к нему особенным образом. Том не был занудой, с ним никогда не бывало скучно. Человек широких взглядов, он казался ей интересным и приятным собеседником. В жизни он многое повидал, однако не выглядел самовлюбленным. Пока они оставались просто друзьями, но Энни понимала, что впервые за долгие годы ей встретился человек, с которым стоило поддерживать отношения. К тому же он ей нравился внешне.

Том думал примерно то же самое об Энни. Она представлялась ему совсем иной, чем женщины, с которыми он встречался после развода. Примитивные, похожие друг на друга, как манекены, они сливались в его памяти в неразличимую массу. И еще: в отличие от большинства мужчин его возраста он не интересовался юными девицами. Сама Энни не могла не задуматься, вдруг Лиззи его очарует, ведь она так хороша. Однако философский склад ума говорил ей: пусть судьба сама решит, что будет дальше. Том не ее собственность, он не выставлен на продажу. Они встретились в приемном покое госпиталя, и это все.

Она забыла сказать детям, что к обеду ждет гостя. Было уже шесть, а Тома она пригласила к семи. Энни приготовила спагетти, тефтели и зеленый салат. А на десерт — пирожные и мороженое. Именно такими были воскресные обеды, когда они жили под одной крышей.

Лиз на диване разговаривала с Кейти, в который раз пытаясь убедить ее бросить салон тату и вернуться к учебе. Пол читал журнал, прислушиваясь к разговору. Лиз говорила то же самое, что много раз, но безрезультатно повторял он сам. Пол тоже считал, что Кейти должна вернуться в школу искусств.

Когда Энни с несколько деланной небрежностью объявила, что к обеду приглашен мужчина, все замолкли и повернули к ней головы.

— Что за мужчина? — удивленно спросила Лиззи.

— Мы недавно познакомились, — спокойно произнесла Энни. Ни Теда, ни Тома еще не было.

— Вас познакомили? — продолжала расспрашивать Лиз.

— Нет. Он сломал руку как раз в тот день, когда я растянула щиколотку. Мы просидели в приемном покое больше четырех часов. Ничего особенного. С тех пор пару раз встречались за ленчем.

Энни говорила самым обыденным тоном, как будто сообщая, что вместо тефтелей собирается приготовить гамбургеры. Она и сама старалась относиться к этому знакомству без излишних эмоций, все время повторяя себе, что не стоит возлагать на него особых надежд.

— Постой-ка! — потрясенно произнесла Лиззи. — Ты два раза встречалась с этим парнем, просидела с ним четыре часа в больнице и ничего нам не рассказала?

— Господи, да о чем тут рассказывать?! У нас же не роман! Он пригласил меня на обед, а я вместо этого позвала его сюда. Хотела познакомить его с вами.

— Энни! — Лиз пристально посмотрела ей в глаза. — Ты сто лет ни с кем не встречалась, а сейчас делаешь вид, что ничего не происходит.

— Ничего и не происходит. Мы просто друзья, — как ни в чем не бывало отвечала Энни.

— Кто он такой? — спросила Кейти, удивленная не меньше, чем старшая сестра.

— Работает на телевидении. Разведен. Детей нет. Очень приятный. Ничего особенного.

— И ты говоришь — «ничего особенного»?! — воскликнула Лиз.

Пол тоже заинтересовался разговором. В этот момент в квартиру вошел Тед. Он сказал Патти, что пообедает дома, и ушел, несмотря на ее яростные протесты. Он не позволит, чтобы она мешала ему видеться с родными. Расплата придет позднее, но Тед решил, что обед в кругу семьи того стоит. К тому же он старался следовать совету Энни — пытался хоть немного отдалиться от Патти, чем привел ее в бешенство.

— О чем это вы так жарко спорите? — спросил Тед, швыряя пальто на кресло в холле. Он не знал, о чем они говорят, но видел, как все возбуждены.

— Энни пригласила на обед мужчину! Она с ним уже два раза встречалась за ленчем, а познакомились они, когда она растянула связку, — выпалила Лиззи.

Тед усмехнулся:

— Интересно!..

Тед и Пол переглянулись.

— Так у тебя с ним серьезно? — обратился Тед к тетке.

Та покачала головой:

— Я его едва знаю. Видела три раза в жизни. Ему скорее Лиз понравится, хотя для нее он староват.

Энни старалась не смотреть на Теда. Ей не хотелось задевать племянника, но тема была актуальной. Она рассказала племянницам о Патти. Обе очень встревожились. Лиз вообще считала, что это сумасшествие, а Кейти заявила, что следует продолжать эту связь, чтобы получить «отлично» по предмету Патти. Такой подход вызвал возражения у Энни.

— Сколько ему лет? — спросил Тед.

— Он на несколько лет старше меня. — Энни слышала, как Том называл своей возраст в госпитале. — Сорок пять.

— Когда мы познакомимся, я сообщу тебе, понравился он мне или нет, — снова усмехнулся Тед. Но несмотря на поддразнивания и дотошные расспросы, было видно, что все рады за Энни. Они и не помнили, когда Энни приглашала мужчину в дом на обед. Возможно, никогда. Не успели они все как следует обсудить, как раздался звонок. Энни открыла дверь. Том был в джинсах, свитере и ковбойских ботинках. Держался он с приятной непринужденностью. Тед заговорил с ним о сегодняшнем футбольном матче, а девушки не переставали разглядывать гостя. В первом периоде «Джетс» забросили подряд три гола, для них это было чудом. К разговору присоединился Пол, хотя он не был страстным болельщиком. В кухне племянницы сказали Энни, что Том прекрасно выглядит и его лицо кажется им знакомым.

— Он ведущий вечерних новостей, — сообщила Энни, встряхивая спагетти и размешивая салат. Она накрыла стол в кухне, там хватало места на всех шестерых. Обед был задуман, как обычная семейная встреча, и она не стала церемониться.

— Что? — изумилась Лиз. — Так это тот самый Том Джефферсон? Ну ты даешь! Он просто великолепен.

— Этого я пока не знаю, да и ты тоже. Познакомилась с ним случайно. А теперь давайте к столу.

К концу обеда все держались, как старые друзья. Том довольно долго разговаривал с Полом о красоте Ирана. Оказалось, он знал об этой стране больше, чем запомнил сам Пол, покинувший Иран подростком. С Тедом Том обсудил ситуацию на футбольном чемпионате и обстановку на юридическом факультете. С Лиз он очень живо говорил о моде, а Кейти с интересом расспрашивал о татуировках и о том, почему она считает тату важной составляющей частью графического искусства. Только с Энни он почти не говорил, но зато остался помочь ей убрать на кухне. Остальных она выпроводила в гостиную.

— Потрясающие ребята! — Он улыбнулся Энни. — Вы проделали огромную работу.

— Они всегда были такими. Я только пыталась научить их не изменять себе.

— И они не изменяют. Знаете, Кейти действительно относится к татуировке как к искусству. Она просто без ума от нее.

Энни закатила глаза. Том расхохотался. Загрузив посудомоечную машину, она обернулась к нему.

— Спасибо, что пришли к нам, Том. А детьми я, и правда, горжусь.

— Они делают вам честь.

Закончив уборку, Энни и Том вернулись в гостиную. Молодежь вдруг вспомнила об игре в шарады, которая почему-то была давно заброшена. Том и здесь прекрасно себя проявил. Около одиннадцати часов Том собрался уходить. Энни вышла его проводить, он снова поблагодарил ее за прекрасный вечер и напомнил, что она согласилась с ним пообедать.

— С удовольствием, — улыбнулась она. Вечер прошел замечательно. Энни еще не знала, друг он ей или нечто большее, но сегодня все, включая самого Тома, получили удовольствие от общения.

— Завтра я позвоню, и мы выберем день. — Он легко поцеловал ее в щеку и ушел. Энни на костылях проковыляла в гостиную. Веселье еще не кончилось. Все болтали и смеялись.

— Как номинальный глава семьи, — объявил Тед, — я выражаю свое одобрение. Отличный парень. О футболе он знает все.

— И о Ближнем Востоке, — добавил Пол.

— Кстати, и о моде тоже, — с улыбкой заметила Лиззи.

— Я вижу, он всех вас очаровал, — усмехнулась Энни. — Да и мне он тоже нравится.

— Можешь выходить за него замуж, когда вздумается, — милостиво разрешил Тед. — Я даю свое согласие.

— Расслабься, — отмахнулась Энни. — Мы с ним просто друзья.

— Чушь! — воскликнула Кейти. — Он все время смотрит на тебя так, будто хочет поцеловать.

— Вовсе нет. Вы все ему понравились.

— Он нам тоже, — сказала Лиз.

Она так прекрасно провела время, что совсем забыла об ужасной сцене с Франсуазой и Жаном-Луи сегодня утром. Всем было уютно и весело. Шарады пришлись очень кстати. То и дело раздавался смех.

Тед вытащил старую доску для «Монополии», и игра продолжалась почти до двух часов ночи. Энни ушла спать значительно раньше с ощущением, что вечер удался. Пол уже чувствовал себя как дома. Энни он нравился все больше. Том ей тоже нравился, и она надеялась, что при любом развитии событий они сумеют остаться друзьями.

Наигравшись вдоволь, Тед и Пол ушли. Лиз решила остаться ночевать, и сестры проболтали до трех часов ночи. Лиз рассказала Кейти, что произошло в лофте у Жана-Луи. Она не слишком горевала, но никак не могла избавиться от неприятного осадка. Ее постигло разочарование в нем, потому что он ее обманывал, и в себе — потому что она снова связалась с неудачником. Лиз клялась больше не повторять подобной ошибки, и Кейти надеялась, что так и будет.

Тед и Пол вместе поймали такси, Пол подвез Теда к его дому. Звонить Патти было поздно, да он и не хотел у нее оставаться. Тед провел прекрасный вечер с семьей и общими друзьями и решил для разнообразия провести ночь в собственной постели. Он еще крепко спал, когда утром позвонила Патти. Тед не сразу пришел в себя и сообразил, что к чему.

— Где ты был вечером? — с обидой спросила Патти. — Я всю ночь о тебе беспокоилась.

— У тети. Пришли мои сестры, были друзья. Мы играли в шарады и «Монополию». Я поздно вернулся, — сонным голосом стал рассказывать Тед.

— Мог бы и позвонить.

— Не хотел тебя будить. — На самом деле он не хотел портить себе веселье.

— Мне надо увидеться с тобой прямо сейчас, — внезапно успокоившись, заявила Патти.

— Что случилось?

Патти отказалась обсуждать это по телефону. Тед обещал приехать через час после того, как встанет. Ничего срочного нет, дети здоровы. Он позавтракал вместе с товарищем по комнате и явился к Патти через два часа после разговора. Она побледнела и выглядела нездоровой.

— Что случилось? — Тед ожидал скандала из-за вчерашнего вечера. Ей не нравилось, когда он проводил время с семьей. Он ждал неприятностей по этому поводу, но то, что она сказала, поразило его сильнее, чем удар в солнечное сплетение.

— Я беременна.

Тед потерял дар речи и судорожно сглотнул. Новость потрясла его.

— О Боже! — наконец выдохнул он. Это должно было случиться. Он всегда пытался пользоваться презервативами, но иногда Патти не позволяла. Какой же он идиот! — Господи, Патти! Что же нам делать?

Тед никогда не попадал в подобную ситуацию. Сам он всегда соблюдал осторожность, и его бывшая подруга тоже вела себя ответственно — принимала таблетки. Патти с самого начала сказала ему, что ничего не принимает. Но он глупо надеялся, что в ее возрасте она не может так легко забеременеть. Оказывается, еще как может.

— Что ты имеешь в виду этим своим «что же нам делать?». Ждать ребенка, конечно. О чем тут говорить?! Я не собираюсь делать аборт в моем возрасте. У нас может не быть другого шанса. Кроме того, это ведь наш ребенок, наша плоть и кровь, плод нашей любви. — Патти считала это очевидным и ждала, что Тед с ней согласится.

— Вовсе нет! — со злостью выпалил Тед. — Это плод нашей глупости и небрежности. Я проявил безответственность, и ты тоже. Это не любовь, Патти, это похоть.

— Ты хочешь сказать, что не любишь меня? — Она прильнула к нему со слезами на глазах. — Как ты можешь так говорить? Я ношу твоего ребенка.

— А как насчет утренней таблетки, ну, которую принимают потом? — спросил Тед. — Я слышал, она помогает. — Тед узнал об этом от своего соседа по квартире. Тот говорил, что его девушка пользовалась этим средством несколько раз. Эти таблетки надо было принять в течение семидесяти двух часов после незащищенного секса. — Какой срок беременности?

— У меня задержка три недели. — Это значит, что у нее пятинедельная беременность.

— Почему ты раньше ничего не сказала? — Тед начал подозревать, что она сделала это намеренно, и почувствовал себя в ловушке.

— Я думала, ты будешь счастлив, Тед, — ответила Патти и расплакалась. — Рано или поздно мы бы все равно этого захотели. Какая разница, если мы заведем ребенка сейчас?

— Ты шутишь? Я учусь. У меня нет ни денег, ни работы. Я живу на то, что осталось от страховки родителей. Эти деньги заканчиваются. Тетя мне помогает. Как, по-твоему, я могу содержать ребенка или даже просто заботиться о нем? Я еще много лет не буду прилично зарабатывать, а у тебя едва хватает денег, чтобы сводить концы с концами. Что у нас будет за жизнь? Что подумают дети? Я не могу учиться в университете и содержать тебя и ребенка. Мы даже не женаты. Это несчастный случай. Ошибка. Это не ребенок, это беда. Трагедия для нас обоих. И для этого ребенка. Тебе придется сделать аборт или отдать его на усыновление, — проговорил он, глядя прямо в глаза Патти. — У нас нет другого выхода!

— Это тоже не выход! — выкрикнула она ему в лицо. — Мы можем пожениться. Ты можешь найти работу. Предупреждаю, я не брошу нашего ребенка. Если ты меня заставишь, я убью себя и ребенка!

— Прекрати угрожать мне! — взревел Тед. Она ломала ему жизнь. Один нелепый шаг разрушил все, чего он добивался и к чему стремился. Это несправедливо!

— Я рожу этого ребенка, — внезапно успокоившись, заявила Патти. — Ты можешь делать что хочешь, но я рожу нашего ребенка.

Тед кивнул. Он все понял.

— Мне надо подумать, — так же бесстрастно произнес он, вышел из квартиры, хлопнул дверью, слетел вниз по лестнице и выскочил на свежий воздух.

Наверху Патти в своей квартире присела на диван и улыбнулась.


Глава 14 | Семейные узы | Глава 16



Loading...