home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Том и Энни провели вместе замечательный уик-энд. В пятницу они пообедали у Да Сильвано. В субботу отправились за покупками, и Том кое-что починил у нее в квартире. Вечером приготовили вместе обед, а потом занимались любовью при свечах. В воскресенье, прочитав «Нью-Йорк таймс», отправились в кино.

В «Мерсере» они встретились с Тедом, чтобы отпраздновать его освобождение от Патти. Не считаясь с последствиями, Тед бросил ее семинар. Он хотел одного — никогда ее больше не видеть, но когда принес заявление своему куратору, Патти его заметила, однако не сказала ни слова. Она пустила в ход все свои козыри, проиграла и знала это. Тед словно вновь родился на свет. Устав от соседей, он решил снять отдельную квартиру. Хотелось скорее вернуться к учебе. Он снова чувствовал себя живым и свободным.

За столом Тед выразил удивление, что все выходные пытается дозвониться до Лиз, но тщетно.

— Она в Лондоне, — заговорщическим тоном сообщила Энни.

— Что она там делает?

— Встречается с другом, — с загадочной улыбкой ответила она.

Лиз и Алессандро решили вместе провести там уик-энд. Энни поощряла эту мысль.

— Ты что-нибудь слышала от Кейти? — спросил Тед.

— Получила от нее е-мейл. Пишет, что все отлично. Видимо, я тогда напрасно так волновалась, — с облегчением призналась Энни.

Том тоже радовался, что у Кейти все складывается удачно.

— И я получил е-мейл. Но там почти ничего не было, просто привет, и что она меня любит. Когда она возвращается?

— Через несколько дней, — весело ответила Энни. Уитни оказалась права: надо позволить детям жить собственной жизнью. Тед выбрался из кошмарной ситуации с Патти. Лиз избавилась от Жана-Луи, а у Кейти все хорошо складывается в Иране.

— Лично я думаю, что ей не следовало лететь в Иран, — тоном недовольного старшего брата произнес Тед, но он никогда, даже в детстве, не был таким авантюристом, как Кейти.

— Может, это и не так, — великодушно отозвалась Энни. — Если все кончится хорошо, она многое узнает. Вернувшись, будет чувствовать себя увереннее и сможет принимать более правильные решения.

— Пол — отличный парень, но она его недостаточно знает, чтобы отправляться с ним в такую даль, — стоял на своем Тед. — Его культура — это целый мир, нам чуждый.

Энни и сама так думала, но ее радовало, что у Кейти все хорошо.

После ленча они с Томом отправились в кино. Энни выключила телефон, они прижались друг к другу, ели попкорн и с удовольствием смотрели фильм. Потом поехали домой. Когда готовили обед, Энни вспомнила про телефон, включила его, прочла сообщение и молча протянула телефон Тому.

— Что же делать? — в ужасе спросила она. То, что Кейти больна, это плохо, но куда хуже, что она отказывается улетать из Тегерана без Пола, а у того нет паспорта, и он не может вернуться.

— Ну и дела… — нахмурившись, протянул Том. — Надо бы позвонить родителям Пола и узнать, что они думают. Они знают все обстоятельства и лучше нас понимают ту семью в Тегеране. Может быть, дядя Пола просто блефует, чтобы оставить его в Иране?

Энни тотчас стала звонить. К счастью, мать Пола оказалась на месте. Энни прочитала ей сообщение Кейти. Бедная женщина пришла в ужас. Ее мужа не было дома, но сама она не стала ничего скрывать от Энни.

— Брат мужа много лет уговаривал нас вернуться. Мой деверь очень упрямый человек. Он может сколько угодно держать Пола у себя. — Она расплакалась. — Поэтому я и не хотела, чтобы он туда летел. Они не причинят ему зла. Просто они пытаются исправить нашу «ошибку» — ту, что мы привезли его в Штаты. И мне так жалко Кейти. Надеюсь, с ней будет все благополучно. Моя невестка — очень хорошая женщина. Я уверена, она вызвала врача и старательно за ней ухаживает.

— Кейти отказывается улетать из Тегерана без Пола, — объяснила Энни всю тяжесть положения и сказала, что перезвонит, когда мать Пола свяжется с семьей в Тегеране и узнает подробности.

Потом она обратилась к Тому:

— Как мне попасть в Тегеран? — Она растерялась и не знала, с чего начать, но Том должен разбираться в таких вещах.

— Нужна виза. На это уходит пара недель или даже больше. — Он наклонился, чтобы поцеловать ее. Энни так нуждалась в сочувствии. Том видел, насколько ей сейчас плохо. — Дай мне минуту подумать. У меня есть друзья в госдепартаменте. Возможно, они помогут.

Следующие три часа он провел у телефона, звонил разным людям, и двое из них обещали завтра попробовать что-нибудь сделать. Надо было получать визу в посольстве Пакистана, как это сделала Кейти, но Том объяснил, что речь идет о молоденькой американке, которая в Тегеране тяжело заболела, а у ее иранского спутника нет паспорта, и он не может с ней улететь. Их жизни ничего не угрожает, но все же Кейти и Пол оказались в очень тяжелой ситуации. Том сказал, что тетя американки должна попасть в Тегеран, потому что девушка не в состоянии лететь одна и ей требуется срочная медицинская помощь в Штатах. Он не знал, так ли это на самом деле, но надеялся, что это поможет получить визу немедленно. Кроме того, Том сообщил, что спутник Кейти — иранец, имеющий американское гражданство, и что его родители тоже граждане Соединенных Штатов, то есть дело идет не о внезапном романе с местным жителем. Молодые люди были в гостях у родственников в Тегеране, а потом Кейти заболела, и теперь семья молодого человека отказывается отпустить его домой.

Том понимал, что Кейти не стала бы просить Энни о помощи, если бы могла найти другой выход. Независимая по характеру девушка постаралась бы все сделать сама. Беспокойство вызывало и то, что ни Энни, ни Том не знали, чем в действительности больна Кейти и в каком она состоянии. До утра больше ничего нельзя было сделать. Энни не спала всю ночь. Для Кейти она послала короткое сообщение:

«Работаем. Держись. Прилечу, как только смогу. С любовью, Э.»

Потом она попробовала позвонить дяде Пола, но телефон не отвечал. Это еще больше встревожило Энни.

Когда в семь часов утра телефон наконец зазвонил, она в ту же секунду вскочила с постели. Один из друзей Тома позвонил в пакистанское посольство в Вашингтоне и объяснил, что просит о личном одолжении знаменитому журналисту, которому нужны две визы в Иран. Накануне Том не стал говорить Энни, что собирается лететь вместе с ней и что он просил две визы, а не одну. Зная этот регион, страну, обычаи, он понимал: Энни столкнется там с серьезными трудностями. Лучше, если с ней будет мужчина. Том очень хотел помочь ей и сейчас имел на это время.

Посол согласился выдать им визы в девять часов утра в тот же день. Оставалось только забрать визы из пакистанского консульства в Нью-Йорке и первым же рейсом улететь в Лондон. Им придется проделать тот же путь, что и Кейти. Посол Пакистана признался посреднику, который обращался к нему с просьбой, что сам желает скорейшего разрешения всех трудностей. Дело не носит политического характера и не грозит осложнениями. Никому не нужны проблемы в деле больной американской девушки, застрявшей в Тегеране, за которую хлопочет знаменитый журналист. Подобную просьбу о помощи они не могут игнорировать.

Когда Том сообщил Энни, что летит вместе с ней, она невольно ощутила чувство вины.

— Ты же не можешь все бросить и улететь! — воскликнула Энни. — Я сама справлюсь.

Ей не хотелось снова втягивать его в свои семейные дела. Он и так много для нее сделал — добился визы. Энни была ему бесконечно благодарна.

— Не говори глупостей, — твердо заявил Том. — Два года назад я был шефом информационного бюро в этой части света. Одна ты ничего не добьешься. Я лечу с тобой. Звони в аэропорт.

Том говорил так уверенно, так просто, что Энни не могла не согласиться. Конечно, с ним ей будет легче.

— Заберем визы по пути в аэропорт. Тогда мы успеем на полуденный рейс в Лондон.

Энни всей душой желала, чтобы так и вышло. Ей не терпелось скорее оказаться в Тегеране и самой увидеть, в каком состоянии Кейти.

Том позвонил к себе на работу и попросил отпуск по личным причинам на три-четыре дня. Энни заказала два места на лондонский рейс в час дня, позвонила к себе в офис, затем связалась с Тедом и рассказала о случившемся. Он очень расстроился. Оставалось только надеяться, что Кейти уже поправляется. Энни тоже на это надеялась. Тут раздался звонок от матери Пола. Она рассказала о разговоре с невесткой. Та сообщила, что у Кейти высокая температура и серьезное расстройство желудка, но ей уже немного лучше. Кроме того, Джелве объяснила, что они удерживают Пола потому, что он должен жить в Иране, а не в Штатах. И добавила, что они пытаются исправить ошибку, допущенную родителями мальчика. От этих слов матери Пола стало еще горше.

Энни уложила небольшую сумку, которую можно взять с собой в салон. Прихватила шарфы и платки, чтобы покрыть голову. Через час они уже мчались к посольству Пакистана. Отец Пола позвонил Тому и подробно описал, как найти его родственников. Еще он сообщил номера паспортов Пола и номер телефона своего брата. Теперь у Тома и Энни было все необходимое. Осталось только попасть в Тегеран и понять, как там обстоят дела. Оба не сомневались, что Кейти никогда не обратилась бы за помощью, если бы сама могла справиться с возникшей проблемой.

Перелет в Лондон показался тяжелым и долгим. Тревога не давала Энни уснуть. Путь в Тегеран был еще длиннее. Том и Энни все время тихонько беседовали, строя разные предположения, опасались, что в семье Пола поняли: Кейти и Пол не просто друзья, у них серьезный роман. Энни особенно волновалась из-за того, что в полете не могла получать е-мейл от Кейти, так как телефон был выключен, но изо всех сил старалась держать себя в руках. В Хитроу она выяснила, что никакой почты от Кейти не поступало, и сама отправила ей коротенькое сообщение:

«Мы в пути. С любовью, Э.»

Ответа не последовало.

В аэропорту Имама Хомейни у них, как и у всех остальных пассажиров, взяли отпечатки пальцев. Иммиграционный контроль прошли легко. Том заказал два номера в отеле; предполагая, что придется провести в Тегеране несколько дней, он сумел все организовать наилучшим образом. Даже для Кейти заказал номер, на всякий случай.

Сначала Том предполагал обратиться в полицию, но потом передумал, боясь этим только навредить. Легальных оснований требовать помощи для Пола не было, тогда как его дядя имел полное право удерживать документы молодого человека.

Пройдя таможню, они взяли такси и отправились по адресу, полученному у отца Пола. Ни Том, ни Энни не знали, как отнесутся к ним в семье, по-дружески или враждебно. Одно ясно — там не все в порядке, раз юноша не может улететь из Тегерана. Энни все больше тревожилась из-за отсутствия эсэмэсок от Кейти. Ее ужасала мысль, что девушка больна сильнее, чем говорили. А если у нее что-то страшное, например, менингит? А если она уже умерла? Слезы наворачивались на глаза Энни каждый раз, когда очередная страшная мысль приходила ей в голову.


Глава 20 | Семейные узы | * * *



Loading...