home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

На следующее утро и его, и ее нервы были взвинчены до предела. Им предстоял напряженный день, призванный коренным образом изменить жизнь обоих. Майк готовился к предстоящему торжеству у себя дома. Эйприл отправилась переодеваться к матери. Элен заехала за ней на такси, чтобы забрать с собой, и они уехали вместе. Валери пригласила для нее парикмахера и маникюршу и отгладила платье.

— Увидимся позже, — сказала Эйприл, целуя Майка в щеку. Его самого била легкая дрожь. Бреясь, он порезался, причем не раз, и чтобы остановить кровотечение, был вынужден налепить на лицо кусочки туалетной бумаги. — Смотри не порежься до смерти, — пошутила Эйприл. В ответ он одарил ее свирепым взглядом, а потом расхохотался.

— Постараюсь! Вот только руки дрожат. И вообще, марш отсюда, пока я не передумал.

Это был классический брак «по залету». Невеста на девятом месяце беременности, причем интересное положение было результатом всего одной-единственной ночи двух малознакомых людей. При мысли об этом Эйприл начинал душить истерический смех.

— Тебе, подруга, повезло, Майк — отличный парень, — сказала Элен, когда они сели в машину — У таких историй нечасто бывает счастливый финал.

В квартире Валери их уже ждала Дон. Надо сказать, что внешний вид помощницы Валери давно перестал их удивлять — ее панковские наряды, пирсинги и татуировки. На этот раз одна прядь волос Дон была выкрашена в голубой цвет. Даже работая у Валери, она не изменила своему стилю. А Валери больше никак не реагировала на ее эпатажную внешность. Как личный помощник Дон была настоящей находкой, а занимаясь приготовлениями к свадьбе, вообще развернула бурную деятельность.

Элен привезла Дон платье, которое было того же небесно-голубого цвета, что и у подружек невесты, с той единственной разницей, что платье было коротким, как и у Эйприл, в то время как платья ее сводных сестер были длинными. Валери тоже выбрала для себя наряд примерно в тех же тонах — легкое платье цвета лаванды, которое, как ей казалось, подошло ей как матери невесты.

Эйприл уже была в квартире матери, когда Валери закрывала дверь квартиры Джека. Он еще спал, и Валери оставила ему записку, написав в ней, что любит его и ждет на бракосочетании. Она не знала почему, но у нее было такое чувство, что это будет их последний день вместе. От этой мысли ей было не по себе, однако, спеша к себе домой, в квартиру в трех кварталах от его дома, она пыталась держать себя в руках. Дома она застала Эйприл и Элен, причем обеим в этот момент делали в кухне маникюр. Эйприл выглядела на удивление хорошо. Вообще беременность никак не отразилась на ее лице, кожа была гладкой и сияющей, без пятен и одутловатости.

— Привет, красавицы! Как ваши дела? — поинтересовалась у них Валери, принимая у Дон чашку кофе. В джинсах, футболке и сандалиях на босу ногу, она внешне мало чем отличалась от них самих. Накануне она на всякий случай нанесла визит Алану Старру, чтобы узнать у него, что говорят звезды, и он уверил ее, что все будет прекрасно. Задавать ему вопросы по поводу их отношений с Джеком она не стала потому, что не хотела сообщать ему дурных известий. Она догадается обо всем сама, без помощи со стороны астролога.

Ногти Эйприл покрасили прозрачным лаком, волосы уложили в мягкую косу, в которую вплели ландыши. Валери заглянула в холодильник, чтобы проверить, как там поживают ее цветы. Другую их часть доставили сегодня утром, и теперь ее гостиная была полна орхидей и роз. Хрусталь и столовое серебро на пяти столах были начищены до блеска. Через гостиную также протянулась ковровая дорожка — по ней под руку с отцом прошествует Эйприл. Сама же она в это время будет стоять рядом с Майком напротив судьи. Несмотря на исключительные обстоятельства и тот факт, что у Валери было всего две недели на его подготовку, это было традиционное семейное бракосочетание. Впрочем, Валери была мастер таких дел, а Дон оказалась смышленой ученицей. Спустя полчаса прибыл торт, а вслед за ним, неся на вешалках свои платья, появились Хизер и Энни. Валери отвела их в гостевую комнату, откуда они вышли спустя несколько минут.

— О господи, ну и разнесло же тебя! — воскликнула потрясенная Хизер, обнимая сводную сестру.

— Спасибо, дорогая, я и сама это знаю, — усмехнулась Эйприл. — И молю Бога, чтобы мне не родить до конца свадьбы.

Все утро у нее были мышечные сокращения, но она списала их на нервы. Ребенок явно догадывался, что происходит нечто важное. Еще бы — его родители сочетались браком! Эйприл высказала свое предположение матери, и та рассмеялась.

— Главное, не роди, пока не попробуешь свадебный торт, — пошутила Валери, и обе рассмеялись.

К одиннадцати часам все женщины уже были готовы к началу церемонии и в положенный час вышли из своих комнат. Элен и сводные сестры Эйприл выглядели замечательно в своих голубых платьях. Прически у всех троих были простые. Валери в светло-сиреневом платье в последнюю минуту проверяла, все ли в порядке. К новому платью она надела жемчужное ожерелье и сережки. Вскоре приехала Мэдди в строгом темно-синем платье и предложила свою помощь. Дон предпочитала держаться на втором плане — в коротком ярко-голубом платье и босоножках на высоченной платформе.

Затем они всей компанией нагрянули в спальню Валери, превращенную по такому случаю в комнату невесты. В белом шелковом платье-трапеции Эйприл выглядела потрясающе. Ландыши прекрасно смотрелись в заплетенных в косу волосах. Без десяти минут двенадцать Дон вручила каждой по букету.

К этому времени уже прибыл судья и теперь с бокалом шампанского в руках прохаживался по гостиной. А спустя еще пять минут прибыли и мужчины — Джек, Пэт, Майк, Джим и Эд, приятель Майка из газеты. Дон приколола каждому на лацкан белую розу — всем, кроме Майка, которому, как и Эйприл с ландышами в волосах и букетом из них же, также полагались ландыши. Вид у Майка был испуганный.

— Потерпи, дружище, — успокоил его Пэт. — Сам не заметишь, как все кончится.

Всем прибывшим поднесли по бокалу шампанского. Пока мужчины разговаривали с судьей, Пэт направился в комнату к дочери. Майк растерянно стоял с бокалом в руке, но затем для смелости залпом осушил его.

Вскоре после двенадцати начали съезжаться и другие гости, и к половине первого все были в сборе. Пока они собирались, Эйприл разговаривала в спальне Валери с отцом.

— Ты сегодня хороша как никогда, — сказал он ей. Действительно, даже несмотря на свое положение, она замечательно выглядела в наряде невесты и лучилась счастьем. В конце концов все в ее жизни сложилось так, как она и мечтала.

Когда гости начали прибывать, у Валери даже не выдалось свободной минуты, чтобы подойти к Джеку и переброситься с ним парой слов. Она улыбнулась ему через всю комнату, подумав с сожалением о том, что, увы, это не их свадьба. Впрочем, даже самые прочувствованные клятвы отнюдь еще ничего не гарантируют. Она это знала по личному опыту.

В двенадцать тридцать пять маленький камерный ансамбль заиграл Генделя, и из спальни Валери под руку с отцом вышла Эйприл. Перед ними с цветами в руках шествовали ее сводные сестры. Увидев ее, Майк остолбенел. Боже, как она прекрасна! Эйприл подняла на него глаза, лицо ее сияло.

Перед судьей выстроились Валери, Мэдди и Майк. Джек стоял за спиной Валери. Она несколько раз обернулась к нему. Он нежно положил ей на плечо руку и легонько сжал, а спустя еще пару минут наклонился и прошептал ей на ухо:

— Все в порядке. Не волнуйся.

Валери не поняла, что именно он имел в виду — свадьбу Эйприл или их отношения. Однако, сидя в первом ряду, тем более когда церемония шла полным ходом, уточнять не стала, а просто кивнула и прошептала Пэту, мол, посмотри, как хороша наша дочь. Затем после короткой речи судья объявил жениха и невесту мужем и женой, и Эйприл с Майком поцеловались. После этого все принялись их поздравлять. Они отвечали на поздравления улыбками и дружескими объятьями. При этом в глазах у обоих стояли слезы. Это была идеальная свадьба, они и заслужили такую!

— Ты все замечательно устроила, молодец, — похвалил Валери Джек, когда она в который раз повернулась к нему по окончании церемонии.

— Спасибо, — поблагодарила его Валери и заглянула ему в глаза. В ее собственных застыл вопрос. Этот взгляд, полный грусти и нежности, тронул Джека до глубины души.

— Я никуда не уеду, — сказал он ей, не желая больше держать ее в неведении. Это решение он принял накануне, однако сразу не стал ничего ей говорить. Зато рано утром он позвонил своему агенту и своему адвокату и поставил их в известность о принятом решении.

— Не переезжаешь? — Лицо Валери озарила улыбка. — Ты серьезно? А как же твоя карьера?

Она искренне переживала за него, однако не осмеливалась спросить, что именно склонило его к такому решению. Нежелание переезжать в Майами или нежелание потерять ее? Впрочем, какая разница? Джек остается с ней, а это самое главное. Валери была готова плакать от счастья. Обняв Джека за шею, он наградила его поцелуем.

— Моя карьера никуда от меня не уйдет. Но я не собираюсь менять свою жизнь. Для меня куда важнее наши с тобой отношения. Помнишь, мы говорили о том, что иногда наступает момент, который требует от нас жертв. Раньше я всегда ставил карьеру выше личной жизни. Больше я не намерен это делать. Потому что я обрел для себя нечто более важное, чем карьера.

Валери в изумлении посмотрела ему в глаза. Он говорил ей, что сделал это ради нее, ради нее он отказался от карьеры, отказался от больших денег. Но сама она не могла с уверенностью сказать, что поступила бы точно так же, будь она на его месте. А вот Джеку хватило мужества. Возможно, в следующий раз, когда выбор будет за ней, она поступит точно так же. Как сказала она сама, настает такой момент, когда карьера и честолюбивые устремления отступают на второй план, потому что жизнь не сводится только к ним. Жизнь — это нечто большее, и Джек знал, когда смотрел на Валери, что бы ни произошло с ними в будущем, сейчас он сделал единственно правильный выбор. Единственно правильный и для себя, и для нее.

— А я почти смирилась с тем, что ты уедешь, — шепотом призналась она ему. — Мне казалось, что я тебя потеряла.

Джек заглянул ей в глаза и решительно тряхнул головой.

— Ты ошиблась. В прошлом году мы пережили декабрь, потому что были вместе. Я не для того прошел через все это, чтобы потерять тебя, — сказал он и пристально посмотрел на нее. Валери подумала, что, наверное, она поступила бы так же. За эти полгода они набрались мудрости. Что-то изменилось и в ней, и в нем. Возраст больше не играл никакой роли, куда важнее были ценности, которых оба придерживались. Джек был рад, что он остается с ней в Нью-Йорке. Канал, на котором он работает, переживет. Потому что никакие деньги не компенсировали бы ему потерю Валери.

— Спасибо, — прошептала она и взяла его за руку. — Спасибо!

В следующий момент к ним присоединились и все гости. Вторую половину дня они много говорили с гостями — друзьями Майка и Эйприл и работниками ее ресторана.

Последний гость ушел в четыре часа. Этому предшествовал прекрасный свадебный банкет, проникновенные речи, одну из которых произнес Пэт. Он сказал, что гордится дочерью и это была самая чудесная свадьба «по залету», на которой ему когда-либо доводилось присутствовать. Все дружно рассмеялись. Потому что живота Эйприл не заметил бы разве что слепой.

Прежде чем уйти, Эйприл подбросила в воздух букет. Подбросила так, чтобы тот попал прямиком в руки ее матери. Та поймала его с растерянным лицом.

— И что мне теперь с ним делать? — спросила она у Джека, который стоял с ней рядом. Видя ее озадаченный вид, он не смог сдержать улыбки. Со стороны могло показаться, что Валери готова в любую минуту бросить его обратно в руки Эйприл. Ни о каком замужестве она даже не думала.

— Сохрани его, — посоветовал ей Джек. — Никогда заранее не знаешь, вдруг он нам пригодится. Когда мне в следующий раз предложат переехать в Майами, я заставлю тебя выйти за меня замуж и увезу с собой.

Он не стал говорить никаких «что, если». Валери же не стала его опровергать. Она до сих пор находилась под впечатлением от его поступка — ради нее он отказался от предложения, о котором можно было только мечтать. Впрочем, не только ради нее, но и ради себя тоже.

Затем Майк с Эйприл отбыли в отель, где их уже ждал номер для новобрачных. Когда же уехал последний гость, Валери сбросила с усталых ног туфли и улыбнулась Джеку. Свадьба прошла великолепно. И вообще, это был поистине волшебный день, причем не только для жениха и невесты, но и для них с Джеком.

Как только они остались одни, он обнял Валери и нежно поцеловал. Она же прижалась к нему всем телом, чувствуя, как напряжение последних дней покидает ее, уступая место умиротворению. Боже, как она измучилась, думая, что теряет его, страдала, представляя себе, как будет жить дальше одна, постоянно делая вид, будто ничего не произошло. У Валери было такое ощущение, будто она выиграла финальный матч Суперкубка, и теперь казалась самой себе героиней дня.


В отеле, где они должны были провести медовый месяц длиной в одну ночь, Майк и Эйприл заказали в номер ужин и, устроившись на кровати, смотрели телевизор. Эйприл была счастлива! Они с Майком обменялись впечатлениями о свадьбе и сошлись на том, что все прошло как нельзя лучше. Это был чудеснейший день в их жизни. Оба были благодарны Валери за ее старания, потому что, если бы не она, такой прекрасной свадьбы у них никогда бы не было. Эйприл с улыбкой посмотрела на мужа.

— Я даже умудрилась не родить! — с гордостью заявила она, как будто это зависело от нее самой. Кстати, ребенок в ее животе тоже угомонился. Не иначе, так же, как и она, устал за день и теперь решил отдохнуть.

— Постарайся дождаться хотя бы завтрашнего утра. Лично я предпочел бы, чтобы мы провели эту ночь вдвоем.

— Постараюсь, хотя ничего обещать не могу, — ответила Эйприл. Она сбросила с себя свадебное платье — теперь оно висело на спинке стула. В ее косу по-прежнему были вплетены ландыши. Она по-прежнему оставалась невестой, хотя со дня на день должна была стать матерью. Но только не сегодня, сегодня у нее первая по-настоящему брачная ночь.

— Ты чувствуешь сокращения? — с тревогой в голосе спросил Майк.

— Не волнуйся! Думаю, сегодня нам не грозят никакие сюрпризы.

Ему стало спокойнее от этих ее слов. Его снедало желание, боже, с какой радостью он бы поддался ему! Однако Майк не осмелился. До родов оставались считаные дни, если не часы, и он опасался, что может причинить ребенку вред. Хорошо бы эта ночь прошла без сюрпризов. Они оба так устали! Поэтому вместо ласк довольствовались омлетом, который заказали прямо в номер, и смотрели по телевизору старые фильмы. Прежде чем лечь спать, Эйприл позвонила матери, чтобы поблагодарить ее за все, что она сделала для них. Когда Валери взяла трубку, голос у нее был веселый и бодрый.

— Похоже, что у мамы все в порядке, — сказала она Майку, который уже засыпал. В последние дни Эйприл видела, что у матери возникли какие-то проблемы, но, похоже, все обошлось, чему она была несказанно рада. Ей так хотелось видеть свою мать счастливой! — Интересно, поженятся они когда-нибудь? — задумчиво проговорила она, но Майк не ответил. Он уже спал и даже негромко похрапывал.


Глава 21 | День Рождения | Глава 23



Loading...