home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Преступность. Против нее должен быть закон.

Больше законов – еще больше преступлений.

Ты получаешь ничто ни за что.

Скажи, кому ты можешь верить?

У нас есть то, что ты хочешь. И ты жаждешь

этого.

Хочешь крови? Получай!

Хочешь крови? Получай!

Будет кровь на улицах.

Будет кровь на камнях.

Будет кровь в сточных канавах.

Все до последней капли.

Хочешь крови? Получай!

Словно животное в зоопарке.

Жизнь – дерьмо, тебя им кормят.

Будто христианин, запертый в клетке,

Брошенный ко львам, уже на второй странице.

Хочешь крови? Получай!

Хочешь крови? Получай!

Будет кровь на улицах.

Будет кровь на камнях.

Будет кровь в сточных канавах.

Все до последней капли.

Хочешь крови? Получай!

Пущу тебе кровь.

«If You Want Blood (You’ve Got It)» AC/DC

Общение с Гринвудами прошло не совсем так, как рассчитывали Карл и Муни. Вежливо поблагодарив шерифа за заботу, отец семейства четко дал понять, что уезжать раньше времени они не намерены.

– К тому же мне есть чем защитить своих девочек, – с этими словами мистер Гринвуд продемонстрировал гостям кобуру с пистолетом марки «Bren Ten», популярной моделью среди гражданского населения. Встретив недоуменный взгляд шерифа, он поспешно заверил, что разрешение на хранение пистолета у него имеется.

– Тогда не смеем больше отвлекать вас от дел, мистер Гринвуд. Но я настоятельно рекомендую вам подумать над моим предложением.

– Всенепременно, шериф, всенепременно! – натянуто улыбнувшись на прощание, Гринвуд захлопнул дверь. Карл и Френк переглянулись.

– Да-а-а, – разочарованно протянул Муни, – мужик явно из той породы упрямых ослов, которых проще пристрелить, чем переубедить.

– Не стоит говорить такие вещи, Френк, – Карл сплюнул на мостовую.

– Ладно, будем приглядывать за ними, – сказал Муни, забираясь в машину. – Пока на дворе день, предлагаю осмотреть одно местечко. А позже вернемся к дому Гринвудов.

Беглый осмотр заброшенной фермы Томасона ничего не дал. Да Френк и не надеялся особо там что-нибудь отыскать. Старый двухэтажный дом с пристройкой, щерящийся на мир черными провалами окон, трухлявый амбар с коровником, от которого остались лишь стены и половина прогнившей крыши, покосившийся забор, пустая цистерна из-под воды и дряхлая ветряная мельница, в которой недоставало несколько лопастей, словно в увядшем цветке, на котором гадали. Все давным-давно заброшено. Старое, сырое. Полуразвалившееся. На заднем дворе небольшое кострище, разведенное на ржавом железном листе, пара битых стекол и несколько кучек мусора – следы присутствия молодежи, – вот, пожалуй, все, что удалось обнаружить при первом беглом осмотре.

– А чего ты хотел там найти? – спросил Тандис, пока они колесили обратно к городу.

– Не знаю, – пожал плечами Муни, смотря на пейзаж за окном. – Дети про нее говорили. Старая ферма, интересно посмотреть.

– Дом с привидениями? – хмыкнул Тандис, следя за дорогой.

– Типа того. Слушай, высади меня тут, – неожиданно попросил Муни.

– Чего вдруг, – удивленно заметил Тандис, но послушно затормозил у обочины.

– Просто хочу пройтись. На воздухе думается лучше.

– Ну, смотри, не задерживайся. Сейчас быстро темнеет.

– Не переживай, – фыркнул в ответ Муни и, захлопнув дверь, посмотрел на Карла через опущенное стекло. – Я ведь уже большой мальчик, м?

– Которого, судя по всему, очень любят разные неприятности. О’кей, я тогда пока заскачу в магазин, разберусь, что там у них с детьми и мелочью. Встретимся у меня.

– Договорились. – Муни выпрямился и хлопнул отъехавшую полицейскую машину ладонью по крыше.

Ему действительно хотелось подумать. Попытаться составить полную картину, но зацепок было слишком мало, улик и того меньше, а с таким арсеналом в полицейском деле много не навоюешь. Но действовать было нужно. Вопрос в том – как? С чего начинать? В каком двигаться направлении? Сунув руки в карманы своей кожаной крутки, Муни двинулся в сторону города вдоль обочины пустынной дороги. По обеим сторонам успокаивающими переливами шелестел хвойный лес, Муни следил за размеренным звуком собственных шагов, под подошвами которых хрустел придорожный гравий, и не сразу услышал, что сзади кто-то бежит. Пройдя несколько шагов, Френк обернулся.

Собака двигалась натужно, тяжело. Трусила следом за ним, грузно припадая на передние лапы и синхронно перенося на них всю массу своего огромного поджарого тела. Это была даже не собака, а скорее гигантский матерый волкодав, хищный, натренированный, жаждущий крови. Увидев, что его заметили, животное прибавило ход, прижимая к голове острые уши. Прикованные к Муни зрачки расширились, вытянутая пасть, оскалившись россыпью заостренных, пожелтевших клыков и разбрызгивая вязнувшие в густой шерсти нитки прозрачной слюны, раскрывалась и закрывалась, словно примериваясь для укуса. Сомнений о намерениях хищника не оставалось. Жути преследователю добавляло то, что, кроме шелеста лап по асфальту, он больше не издавал ни единого звука. Ни лая, ни рычания. Ничего. Не сбавляя скорости, нагнавший свою жертву зверь прыгнул.

Сообразив, что убежать не получится и он стремительно упускает время, вовремя вспомнив про пистолет, Френк рванул кобуру и выстрелил, и, промазав, весь подобрался, приготовившись принять на себя удар многокилограммового зверя.

– Пригнись!

В стороне неожиданно грохнуло, и прыгнувшую на Муни собаку, перекувырнувшуюся в воздухе, смело в сторону дуплетным выстрелом. Чак возник словно из ниоткуда. Немного выждав для верности, неторопливо выбрался из придорожных кустов, сжимая в руках двустволку, из стволов которой, криво смазываясь в воздухе, закручиваясь, тянулся дымок.

– Вот это псина. Не из наших краев.

– Какого черта, – посмотрел на него Муни, и собственный голос показался ему чужим. Эхо выстрела еще звенело в ушах.

– У тебя надо спросить, – продолжая озираться, приблизился Чак. – Чего разгуливаешь в одиночестве?

– Решил пройтись, – поставив на предохранитель, Муни засунул пистолет в кобуру. – А ты откуда взялся?

– Проверял силки на енотов, – индеец неопределенно махнул рукой в сторону леса. – Молодежь для развлечения браконьерничать вздумала. Напихают в них всякой дряни из помоек, вот они и лезут.

– Вот зачем нужен был ботинок, – задумчиво нахмурился Муни, наблюдая, как под собакой на асфальте, пачкая шерсть, неторопливо расползается бурая кровавая лужа.

– Что? – не расслышал Чак, закидывая на плечо ружье.

– Ботинок.

– Ты что, ясновидящий? – невесело фыркнул Чак и достал из-за пазухи мятый кусок кожи с наполовину сорванной подошвой.

– Черт возьми! – ахнул Муни. – Где ты его нашел?

– Валялся в кустах вниз по дороге. Я хотел догнать того мужика, думал потерял, а потом присмотрелся, – он показал на рваные следы укусов на обувной коже. – И покумекал, что все это может быть неспроста.

– Какого мужика? – напрягся Муни.

– Черт его знает, – пожал плечами индеец. – Я тогда в чаще сидел, сквозь деревья не много увидишь. Он все время в машине сидел, выпустил собаку, кинул ботинок и был таков. А я решил отправиться посмотреть, что задумала это образина.

– И поспел как раз вовремя, – покачал головой Френк. – Спасибо дружище, я у тебя в долгу. Он пропал в первый же вечер, как я вселился в туристический домик. Мы тогда еще сидели с Карлом в баре, а потом мне подложили кота, помнишь?

– Ну?

– Я привез с собой запасную пару обуви, и пока до приезда Тандиса осматривал дом, не досчитался одного ботинка.

– Его украли, чтобы по запаху натравить пса на тебя.

– Именно. За мной до сих пор следят. Видимо, это был запасной вариант, на случай если на меня не подействует внушение в виде кота. Думаю, в следующий раз так со мной церемониться уже не будут.

– А ты тут один по лесам разгуливаешь.

– Кто ж знал, что этому парню так не терпится отправить меня на тот свет.

– Думаешь, Могильщик надумал тебя окончательно дожать?

– Не знаю, пока ничего не знаю, – покусал губы нахмурившийся Муни. – Но точно, что это еще не конец.

– Тебя подбросить? Мой грузовик тут недалеко.

Муни повернулся и посмотрел в ту сторону, в которую направлялся – сумрачный лес и дорога, мягко исчезающая среди деревьев, – и желание в одиночку бродить по пустынным лесным дорогам улетучилось само собой.

– Давай к офису Карла. – Он повертел изжеванный собачьими челюстями ботинок в руках. – Думаю, нам наконец-то пора переходить от слов к действиям.


Глава 4 | Противостояние | * * *