home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

— А это еще кого нелегкая принесла? — вскочила я.

Выглянув в дверь из веранды, прислушалась к звукам, доносящимся из-за забора. Вроде мужские голоса, которые тихо переругивались, перестук копыт и лошадиное ржание. Ага, мне тут еще только лошадей для полного счастья не хватало. Про неизвестных мужчин я уж молчу.

— Тимар, возьми парочку электрошокеров и пойдем-ка посмотрим, кто это там к нам на ночь глядя заявился, — я оглянулась к Тиму.

Одна я идти не собиралась. Я, конечно, девушка решительная, но не камикадзе. Тимар молча кивнул и вынул из ящика кухонного стола два шокера. Тот, что поменьше дал мне, второй в виде дубинки, сжал сам. К воротам мы подошли тихонько, стараясь не шуметь. Кивнув Тиму, встать так, чтобы его не было видно, когда я открою дверцу в воротах, подошла к ней вплотную.

— Кто там?

— Хозяйка? Доброй ночи, — прогудел густой бас. — Открой, дело есть.

— Какое дело? И кто вы? — открывать я не спешила.

— Да не бойся, — голос хохотнул. — Не обидим. Но и через ворота обсуждать негоже.

Я помедлила пару секунд и приоткрыла дверцу на длину цепочки. Да-да, я на все входные двери, и в дом, и на воротах навешала специальные дверные ограничители. Сильных недоброжелателей, конечно, не остановит. Но хоть какая-то защита. Вот и сейчас, я приоткрыла дверцу ровно на длину этой самой цепочки и выглянула.

Света из окон дома хватало только на двор и небольшой пятачок перед воротами, а то, что находилось чуть дальше, уже нормально не разглядеть. При свете месяца видно было только несколько лошадиных силуэтов и мужских невысоких коренастых фигур, в количестве четырех штук. А прямо передо мной стояли массивный бородатый коротышка и высокий стройный субъект.

— Я слушаю?

Скользнула взглядом по крепышу, оценив могучий разворот плеч, длинную бороду, заплетенную в косу. Перевела взгляд на его соседа — тонкий, звонкий, опасный, первая характеристика была именно такая. Вторая мысль — эльф, ушастый, красивый.

— Леди, вы позволите нам войти? — голос у эльфа был соответствующий внешности — тягучий, певучий.

— Нет, не позволю. Что вы хотите?

— Гм, — эльф глянул на бородача. — Мы бы хотели обсудить серьезный вопрос и переночевать в вашем доме.

— Насчет вопросов не возражаю, но завтра, если это не требует сиюминутного решения. Насчет переночевать — нет, — открывать ворота своим поздним гостям и впускать их в дом я не собиралась. Еще чего…

— Леди, но почему? — не понял эльф. — Мы не враги, не бойтесь.

— Потому что я не пускаю ночевать в свой дом незнакомых мужчин. Да еще в позднее время, тем более с лошадьми. Это не постоялый двор.

— Хозяйка, — вновь загудел бородач. — Мы заплатим, ты не переживай.

— Безусловно, заплатите, — хмыкнула я. А вот и подработка прибыла. — Но не сегодня. Приходите утром, и мы все обсудим.

— Да мы не займем много места, — крепыш подергал себя за бороду.

— Господа, давайте вы сразу уясните — я не пускаю в свой дом никого на постой. И не впускаю незнакомых людей, э-э-э, ну то есть незнакомцев. Это раз. Во-вторых, у меня нет места для лошадей, нет для них корма, и я не собираюсь потом убирать двор от продуктов их жизнедеятельности.

Эльф и гном переглянулись, а если я правильно догадалась, то бородач именно гном.

— И что вы нам предлагаете? — спросил эльф. — Мы вообще-то ехали специально к вам.

— Господа, вы не обижайтесь, но я свою позицию вам объяснила. Все дела мы с вами обсудим, если смогу, то помогу. Но о постое даже речь вестись не может, — я была непреклонна. — Там дальше село, переночуйте в нем и приходите утром.

— Эмм, леди, — снова эльф. — Видите ли, мы бы не хотели останавливаться в селе.

— Тогда ничем не могу помочь, — я пожала плечами. — Переночуйте, как вы делаете это обычно на природе. Еды дать могу, воды тоже. Но в дом на ночь не пущу.

— Леди, а как же правила гостеприимства? Неужели вы оставите нас ночевать на улице? — эльф улыбнулся, подпустив в голос все свое очарование.

И я бы даже растаяла и впустила их, если бы не новости по телевизору о всяких криминальных ужасах. Я дитя двадцать первого века, и незнакомцам не доверяю. А мой Дом — моя крепость.

— Уважаемый, а как же правила приличия? — вежливо улыбнулась я. — Вы напрашиваетесь в дом к молодой одинокой девушке, и ожидаете, что она вас возьмет и просто так впустит на ночь? Скажите лучше, вам нужно еды? Или может воды? Чая? А утром поговорим. Насчет лошадей сразу говорю, корма для них у меня нет.

Гном оглянулся на своих спутников, стоящих в сторонке. Потом переглянулся с эльфом.

— Леди, тогда можно воды для лошадей и что-то на ужин нам? Ну и от чая не откажемся.

— Хорошо. Только вы тогда куда-то в сторону отведите свой транспорт, а то всю дорогу мне у дома запачкаете, — я улыбнулась. — Воду сейчас вынесет мой братишка, пусть кто-то один из вас останется у ворот и заберет ее. Ужин придется подождать.

И захлопнула дверь. Фух! Руки немного дрожали. Все же перетрусила я. Гости, конечно, вели себя вежливо, но блин, страшно же. Ночь, толпа неизвестных мужиков из неизвестного мира. С одной стороны невежливо я себя вела, а с другой — правила безопасности выживания никто не отменял.

— Тим, — я понизила голос. — Натаскай им воды, пожалуйста. Ведра в сарае, пусть напоят лошадок. Только сам не выходи, только за ворота передай, а то я переживаю за тебя. А я сейчас макарон отварю и посмотрю, чем еще можно накормить эту толпу.

Вкратце пересказав Филимону о том, кто это приходил, я поставила вариться две пачки макарон. Точнее пасты в виде бантиков, благо варятся всего десять минут. Достала из морозилки и разморозила в микроволновке котлеты из расчета по три на нос. Учитывая, что на готовку у нас с Тимом последнее время сил не оставалось, я нажарила их заранее целую кучу, а потом уже готовые заморозила в камере быстрой заморозки. Вот сейчас их все и выгребла. Помыла зелень, хлеба нарезала.

Как только макароны отварились, вручила Тимару большую кастрюлю с ними, сама вынесла горячие котлеты во второй кастрюле. М-да. Насколько было бы проще накормить гостей в столовой, но… Мы перетаскали и передали гному еду, посуду, третью кастрюлю с кипятком для чая.

Пакетики с чаем, сахар и кружки у меня забирал эльф. И вид у него был не очень-то довольный.

— Уважаемый, — позвала его. — Вы на меня не обижайтесь, что я вас не пустила. Дело не в вас конкретно, вы не подумайте. Просто… Поймите и меня, мне банально страшно впускать на ночь глядя в дом незнакомых мужчин, — я миролюбиво улыбнулась. — Приятного вам аппетита, потом приносите посуду и отдыхайте. А завтра поговорим.

Эльф окинул меня внимательным взглядом, но кивнул, принимая объяснение. Посуду нам вернули примерно через полчаса. И все это время я нервно наматывала круги по столовой. Филя следил за мной желтыми глазами, а Тимар пытался успокоить.

— Так, мальчики, — заговорила я, когда мы помыли и убрали посуду. — Похоже, гости из Ферина к нам зачастят. И мне это не то чтобы не нравится, но как-то нервно. Исходя из этого, предлагаю начать будить того спящего красавца, что лежит у нас наверху. Какой-никакой, а мужчина. А в доме нам не помешает взрослый сильный защитник. Вы как?

— Я не против, — Филя потянулся.

— А я что, не мужчина? — Тимар насупился.

— Тим, ты еще не взрослый мужчина, согласись. Ты молодец, но в бою ты вряд ли справишься с любым из наших сегодняшних гостей. Ты видел, какие мордовороты? Хорошо, что эти миролюбивые. А не приведи Господь, заявятся такие же, но агрессивно настроенные? Крышка нам тогда.

Тим поджал губы и отвел глаза, признавая мою правоту.

— Вот именно, — я вздохнула. — Я тоже не в восторге от того, что тот спящий тип тут поселится. Но защита нам нужна. И будем надеяться, что он адекватный и проблем нам не принесет.

— Как будить будешь? — Филимон как обычно подошел к вопросу конкретно.

— Вот если бы я еще знала, — вздохнув, я пожала плечами. — Придется поцеловать, вдруг и вправду поможет. Кто знает, может, и не врут сказки? Только надо отмыть ему лицо сначала, я такого пыльного не буду целовать.

Тимар недовольно фыркнул, а Филимон рассмеялся.

— Вика, ты как маленькая. Может это принц заколдованный, а ты не хочешь его пыльного целовать. Вот разбудишь, а он как влюбится в тебя, а ты в него, — кот мурлыкнул. — Замуж тебя выдадим.

— Не нужны мне принцы, ни обычные, ни заколдованные. И влюбляться ни в кого я не собираюсь, довольно с меня такого счастья. И хватит тянуть время. Пойдемте, попробуем разбудить его.

— Сейчас? — Тим непонимающе на меня взглянул.

— А когда? Он у нас и так уже целую неделю валяется не оприходованным.

Я прошла в ванную на втором этаже, взяла полотенце, губку, мыло, налила в тазик воды и вручила мрачному Тимару. В своей комнате захватила очищающий тоник для лица и ватные диски. А что делать? Надо отмывать лицо этому типу. Там, небось, отложения пыли как в анекдоте, скоро сама отваливаться начнет.

Войдя в башню, я огляделась. С прошлого раза ничего не изменилось, мужчина так же лежал под простыней, в той же самой позе, как мы его и оставили. Тим поставил тазик с водой на пол у кровати, а я присела на край постели. Вгляделась в спокойное лицо.

При электрическом свете, падающем с люстры, смотрелся он бледно. Тени от ресниц, светлые волосы, припорошенные пылью, выглядели серыми. Интересно, какой у них на самом деле оттенок? На лице короткая щетина. Тоже вот странно — волосы у него длинные, наверное, до самого пола, если встанет. Вероятно, они продолжали расти, пока он спал. А ногти и щетина за все эти годы не отрасли. Чудно.

На шее у мужчины поблескивала толстая короткая золотая цепочка с овальной подвеской. Я осторожно поддела цепочку пальцем и приподняла, чтобы рассмотреть эту подвеску. Больше всего похоже на медальон, только верхняя и нижняя половинка не цельные, а словно кружевные, сбоку защелка. А сквозь кружево металла просвечивался вложенный внутрь красный камень.

— С чего начнем? — Филя запрыгнул на кровать с другой стороны и сел возле подушки, разглядывая мужчину.

— С умывания, — я пожала плечами. — Тим, можешь его приподнять, я подложу полотенце под голову?

Оборотень молча подошел, и чуть отодвинув кота, приподнял голову и плечи спящего мужчины, и я быстро подстелила туда полотенце. Затем аккуратно губкой с мылом умыла ему лицо, а подумав, заодно и шею до ключиц, затем вытерла свободным краем полотенца. А Тим и Филя сидели рядом и наблюдали за моими действиями.

— Ну что? — кот игриво подмигнул мне. — Поцелуйчики?

— Нет еще, — я фыркнула. — Мохнатый сводник, чего это тебе так не терпится, чтобы я с всякими незнакомцами целовалась?

— Ну а чего? Дело молодое. Ты у нас девушка в самом соку, надо тебе замуж выходить. А этот вроде красивый, сильный опять-таки. Детки значит, здоровые будут.

— Филимон, — возмутился Тимар. — Вика же его совсем не знает, — бросил на меня взгляд и снова покраснел.

— Филя, — беззлобно шикнула я на него. — Не хочу я замуж пока. А если и захочу, то не скоро.

— Ну и зря… — кот был непробиваем. — Негоже девке одной быть. А ты у нас все же не юная девочка, как ни крути, а двадцать пять лет тебе. И мужчина тебе нужен постарше. Вот как этот, например, — кот шевельнул хвостом, сделав вид, что не замечает, как вскочил с кровати Тимар.

М-да, а Тимар-то ревнует. Надеюсь, он не влюбится в меня. Я, конечно, понимаю, что у него сейчас самый такой влюбчивый возраст, но не хотелось бы, чтобы мальчик переживал. Я-то к нему отношусь как к младшему брату или другу. Надо бы его как-то увлечь чем-то, занятие интересное найти, чтобы всякая дурь в голову не лезла. Может, в какую секцию на Земле пристроить? Танцы там, или волейбол? Пусть с ровесниками общается, глядишь, и подружку найдет. Я задумчиво оглядела оборотня.

— Ну, чего ждем? — кот снова влез.

— Ничего, — я намочила ватный диск тоником для лица и протерла лицо спящего. — Ну вот, совсем другое дело.

— Ну, давай же, — Филя от нетерпения чуть не подпрыгивал.

— А вы отвернитесь, — в эту секунду я вдруг застеснялась. — Как-то глупо я себя чувствую, да еще вы смотрите.

Фамильяр закатил глаза, фыркнул, но послушно повернулся к подушке хвостом и стал смотреть в другую сторону. Тимар помедлил, но тоже отвернулся, засунув руки в карманы. А я набралась смелости, хихикнула от смущения и наклонилась к лицу того, кого мне сейчас следовало поцеловать.

Губы были мягкими и теплыми, а дыхание неуловимо пахло земляникой. Собственно оно, дыхание, почти не ощущалось, такое было тихое. И только во время поцелуя я и почувствовала этот легкий ягодный запах. Вообще, ощущение от этого поцелуя у меня было неоднозначное. Вроде и стыдно немного, и неловко, что сама целую незнакомца, да еще и спящего. И одновременно присутствовал привкус чего-то запретного и будоражащего кровь. И в то же время поцелуй будил чувственность, так что даже в жар бросило от этого коктейля эмоций, который меня вдруг неожиданно накрыл. А еще было немного страшно, что он сейчас откроет глаза, а я его целую и… И не знала я, какую реакцию мне ожидать. Но пока все это бурлило в голове и чувствах, мои губы целовали его, и я плавилась от этих ощущений. Ужас! Теперь всю ночь эротические фантазии будут мучить.

Я с трудом оторвалась от этого поцелуя и села, стараясь выровнять дыхание, а то ж стыдно, рядом кот и Тимар. Кошмар какой-то! Как меня впечатлило-то. Чувствовала я себя извращенкой.

— Ну что? — кот, увидев, что я прервала поцелуй, быстро повернулся, а следом за ним и Тимар.

— И ничего, — я, приложив руки к пылающим щекам, смотрела на мужчину, который продолжал спать.

Не изменилось вообще ничего, он так же спал и тихо размеренно дышал.

— А ты хорошо поцеловала? По-настоящему? — Филя повернулся ко мне.

— Н-ну, нормально поцеловала, — я встала.

— Нормально это как? Просто чмокнула? — кот потыкал лапкой спящего блондина в плечо.

— Филя! Ну что ты к ней пристал, — возмутился Тимар.

— Филь, ну я чмокнула, но не вот просто чмок и все.

— Нет, это не годится. Значит, неправильно поцеловала, — кот был тактичен как бульдозер. — Ну-ка заново целуй. И по-взрослому!

— Филя, а по-взрослому это как? — фыркнула я от смеха.

— Ну что ты, как маленькая, — Филимон вскочил и нервно забегал по кровати. — Целуй, давай!

— Не хочу, — я и вправду больше не хотела его целовать. Очень уж много эмоций это вызвало, неожиданно для меня самой.

— Вика, ну не упрямься. Мы же с Тимаром не можем его целовать. Он явно этого не оценит, да и не подействуют наши поцелуи, он же мужчина, — кот заглянул мне в глаза. — Нам же его нужно разбудить, ты сама говорила, — дождался моего кивка. — Вот и действуй. Давай, еще один разочек и я от тебя отстану.

Блин! Еще разочек… Я от первого-то еще не отошла, щеки до сих пор горят. Я украдкой покосилась на спокойное лицо спящего. И вообще, неудобно все это…

— Не тяни время, — Филя пер к своей цели, как танк.

Страдальчески вздохнув, чтобы показать, как мне все это не нравится, я присела, дождалась, пока мои спутники отвернутся, и снова поцеловала. Ну-у-у, если не считать, что у меня самой в крови гормоны устроили революцию, дыхание сбилось, а уши и щеки полыхали, то ничего не произошло.

— Не действуют мои поцелуи, — я отстранилась от спящего мужчины и задумчиво его оглядела. Перевела взгляд на Филимона. — Еще есть идеи как его разбудить?

Филя тоже оглядел его.

— А давай-ка снимем с него этот медальон? — он потыкал лапкой в указанный предмет.

— А можно? — я засомневалась. — Вдруг это амулет какой-то охранный? А ну как мы его снимем, а этот тип помрет или состарится мгновенно?

— Не должен, — фамильяр тоже задумался. — То, что штука волшебная, ты права. Только возможно это не охранный амулет, а наоборот усыпляющий? Давай ты его снимешь, мы посмотрим на реакцию, если ничего не произойдет — наденешь обратно.

Я послушно расстегнула замочек и с некоторой опаской сняла цепочку с медальоном с мужчины. Мы подождали. Ничего не происходило. Мужчина по-прежнему спал, мы по-прежнему ждали реакции.

— Хм, странно как-то. Я был уверен, что подействует, — кот снова потыкал мужчину в плечо мягкой лапкой.

— А может его живой водой умыть? — заговорил Тимар.

— Живой водой? Ну, давай. Принесешь? — я вопросительно глянула на оборотня.

Тимар кивнул и ушел, а мы с котом остались ждать.

— Филь, а как вообще усыпляют на такой долгий срок? Это ведь какое-то волшебство, значит, по твоей части.

— Чего сразу по моей? Я же не маг, а фамильяр. Моя задача спутницу оберегать, помогать ей.

— Ну, все равно. Ты хоть как-то в таком разбираешься. Я-то в этих вопросах вообще ни бум-бум.

Тут вернулся Тимар с бутылочкой, в которой было немного живой воды, оставшейся от сегодняшнего посещения водяного. Он выдавал нам каждый день, но строго дозированное количество. Ровно два маленьких пузырька мертвой и одну пластиковую с живой. Больше нам было не нужно, мы и не просили про запас.

— И что делать будем? Умоем его или в рот вольем? — я забрала у Тимара бутылку.

— А давай и то, и другое? — Филимон встал и, наклонившись над лицом спящего, обнюхал его.

Я намочила ватный диск и протерла лицо мужчины, даже закрытые глаза. Подождали. Переглянулись, Филя кивнул и я, налив сначала живой воды в крышечку от бутылки, осторожно приоткрыв губы спящего мужчины, влила воду ему в рот. Снова посидели и подождали.

— Ну и чего он не просыпается? — сердито цыкнула я. — Мы уже все сделали, что положено делать в подобных ситуациях.

— Вик, я не знаю, — Филимон пожал плечами. Выглядело это очень забавно, все же он кот, и вдруг совсем по-человечьи пожимает пушистыми плечиками.

— М-да. Ладно, тогда на сегодня все. Будем думать, а пока пойдемте спать. Нам завтра еще с незваными гостями разбираться.

Надев обратно на мужчину медальон, я поправила простынь, прикрывая его до самой шеи, и мы ушли.

Уже в постели я долго ворочалась и не могла заснуть. Все обдумывала, как же можно еще разбудить этого типа? Ни поцелуи, ни живая вода, ни снятие медальона не подействовали. Но ведь должно же быть что-то, что сработает? Ведь в любой сказке, а я прочла в свое время множество, всегда было некое условие, при соблюдении которого можно было обратить вспять любое колдовство. Вопрос только, что же нужно сделать мне сейчас в данной конкретной ситуации?

Когда я все же задремала, снилась мне всякая ерунда. Причем ерунда, э-э-э, эротического характера. Вроде я снова целовалась с этим блондином, только он уже бодрствовал и весьма так живенько меня обнимал. Причем умом я понимала, что это всего лишь сон, но вот организм недвусмысленно намекал, что совсем не против, чтобы это было наяву. А под утро мне опять приснился тот мужчина, что и в прошлые разы. Тоже светлые волосы, размытые черты лица. Во сне он, наклонившись над моей подушкой, разглядывал мое лицо, потом провел пальцами по щеке и я проснулась. Только я так и не поняла, это тот тип, что наверху, вроде волосы же у того тоже светлые, или все же кто-то другой? Черты лица были всегда неразличимы.


Глава 7 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 9



Loading...