home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

— Вы чего такие пришибленные? — Тимар сгрузил пакеты с продуктами и оглядел нас.

А мы с Филей и вправду были слегка пришибленные. Все же эльфу удалось меня не просто ошарашить, а весьма так основательно вывести из душевного равновесия.

— Да вот… — Филя нервно дернул ушами. — Пока ты с гномом ходил, Вика чуть замуж не вышла.

— Как это? — Тимар недоверчиво улыбнулся.

— Да вот так. Представляешь, эльф-то приезжал свататься. И браслет обручальный привез, родовой. Вике предложение сделал. А она ему отказала, — Филимон сделал круглые глаза. Это сложно представить, учитывая, что у котов они и так круглые, но Филя талантище — ему удалось.

— Эльф? Сватался к Вике?! — теперь у Тимара глаза округлились. — Так не бывает. Вика же человек.

— Бывает, Тимар. Веришь — сама в шоке? — заговорила я.

— И что ты?

— А я отказалась. Но браслет родовой он мне оставил. Тим, а еще он сказал, что мне нужно выйти замуж непременно за жителя Ферина, и ни в коем случае не за землянина. И в этом заинтересовано так много народу, что меня могут выдать замуж и насильно. Потому как боятся, что новая хозяйка перехода между мирами снова выскочит замуж за землянина и сбежит отсюда.

— Ничего себе! — Тимар плюхнулся за стол. — И что делать? Тебе же теперь нельзя выходить в Ферин, а то и украсть могут. Ты вон какая красивая, — он покраснел. — На тебе и просто так любой будет готов жениться. А уж при таком раскладе…

— Что делать, что делать!!! — Филимон нервно забегал по кухне. — Вику не выпускать в Ферин, это раз. А еще, нужен маскарад. Будем Викину красоту прятать, нечего всяким приблудным мужикам слюни пускать!

— Ты же сам хотел выдать меня замуж поскорее, — я улыбнулась, глядя на кота.

Что уж скрывать, мне было очень приятно, что он так за меня переживает.

— Ну, одно дело выдать тебя замуж, по-настоящему, чтобы любовь и все такое. Тут я всеми лапами, и даже хвостом, — за! А другое дело, если на тебе хотят жениться ради того, чтобы переход в свои руки захапать. Нет уж! Фамильяр я или нет?! Не позволю тебя обидеть!

— Маскарад? — Тим непонимающе глянул на кота. — А что это?

— Тим, это когда одеваются в какие-то наряды, чтобы выдать себя за другое существо. Или пострашнее выглядеть.

— Вот-вот. Вика, тебе нужны какие-то уродливые одежды, может еще парик какой-то страшненький. И эти, на глаза такие странные штуки со стеклышками, — фамильяр сделал лапкой движение, как будто поправляет что-то на носике.

— Очки, — машинально ответила я.

— Ага, они. Чтобы ни у кого не возникало мысли, что, мол: «Ух ты, какая красивая, срочно ее украду и женюсь». Тимар, а в Листянки только ты ходи, Вике туда не стоит соваться. А то еще всякие сельские увальни со сватовством повадятся ходить. Тут от эльфа-то еле отбились.

— М-да, — мы трое переглянулись. — Кстати, о Листянках… Тимар, нам гном денег оставил. На продукты для его спутников и корм для лошадей. Ты сможешь сходить купить всего? Тачка в сарае, набери там всякого? Что лошадям надо я не знаю, а из продуктов — круп, мяса, хлеба, овощи, зелень, молочные продукты. Мяса можно побольше, я заморожу.

— А может лучше на Земле?

— Нет, Тимка. У нас земных денег мало осталось, и если есть возможность закупать еду в Ферине, то лучше там. А земные потратим на что-то более нужное. Все равно эти золотые на Земле светить не стоит, только привлечем ненужное внимание.

— Как скажешь, — Тим покладисто пожал плечами. — Ты главное сама не выходи, я все сделаю.

— Народ, а у меня еще такое предложение, — я хитро улыбнулась. — У нас же тут целых четыре гнома ошивается, которых мне придется кормить. А давайте их припашем, чтобы они нам участок вскопали и потом газон посеем? Лопат у нас две. Вот пусть они по очереди попарно и копают?

— А согласятся? — Тим с сомнением глянул на меня.

— Есть захотят — согласятся. Ты вот что, перед тем как в Листянки идти, позови мне их представителя сюда? Я поговорю с ним.

Гномы согласились. Кто б сомневался! Особенно, когда я озвучила, что если они хотят вкусно кушать, а не просто есть сухой паек, пока их товарищ отсутствует, то должны и мне помочь. Первая пара гномов-копателей прибыла сразу после обеда. Получила две лопаты, грабли и тяпку, я указала объем работ и… Короче стало у нас как в армейском анекдоте. Копать от забора и до ужина. А потом от завтрака до обеда и так далее. А пока гномы привычно работали лопатами, я отсиживалась в доме. Духовка запекала им всякие блюда, конфорка варила супы.

Гном Рубур вернулся через два дня. Очень довольный, с огромным рюкзаком, в котором что-то брякало и торчало острыми углами. Мне, конечно, было очень интересно, но я решила, что меньше знаю — спокойней сплю. И лезть с расспросами не стала. Забрал он свои вещи, раскланялся с нами и уехал со своими спутниками. А у нас к этому времени был тщательнейшим образом вскопан весь двор, земля была взрыхлена, все сорные травы вывезены, и засеяна травка. Учитывая погоду, через несколько дней должно стать очень симпатично.

И все бы ничего, но не давал мне покоя тот тип наверху, который никак не желал просыпаться. Как-то обидно мне это было. Я его умывала, целовала, вся такая томная расчувствовалась, а он дрыхнет и в ус не дует. Непорядок. Опять-таки, не помешал бы мужчина в доме, а ну, как и вправду женихи косяками повалят? А так я бы с чистой совестью выпустила сей экземпляр на крылечко, многим бы это охоту отбило. Я даже перечитала сказку про Финиста ясного-сокола. Но идея износить три пары железных башмаков, изломать три пары железных посохов, да еще и порвать три пары железных же колпаков меня явно не вдохновила. И бабы Яги знакомой у меня не было, чтобы совет какой-то мудрый дала. Оставался, конечно, еще вариант уронить на него слезу, чтобы та его пробудила. Но тоже как-то сомнительно. Марьюшка-то Финисту, как ни крути, жена была, ну, почти. А я этого товарища знать не знаю.

Вот примерно с такими мыслями я и пошла очередной раз в башню. Блондин спал, дыша настолько тихо, что и незаметно. И вообще, тишь и благодать, только пылинки в лучах солнечного света плавали. Я прошлась по комнате. Постояла у книжного шкафа, в котором стояли книги. Вышла на балкон, который выходил в сторону Ферина. Вид оттуда открывался замечательный — лес, вдалеке пруд, синее небо над ними. Классная башня. Если бы тут уже не лежал этот «спящий красавец», я бы и сама переселилась сюда. Лестница, правда, смущает, но с другой стороны, мышцы тренированней были бы.

Присев на край кровати я задумчиво разглядывала лицо спящего. Сейчас, когда я в комнате была одна и меня не смущали Филя и Тимар, можно было сделать это спокойно. Интересно, какого цвета у него глаза? И вообще, какой он? В смысле по характеру? Лицо волевое, то есть явно не мямля. На вид лет двадцать восемь, хотя это весьма приблизительно, но морщинок нет.

Я осторожно погладила его по щеке. Воровато оглянулась на дверь и, краснея от собственной наглости, стянула с него простыню до пояса. Хоть немножко поглазеть. Интересно же рассмотреть такой образчик мужской мускулатуры.

Классно! Мышцы были рельефными, упругими, кожа гладкая. Только пыльная. Ага, я еще и потрогала. Ну, блин, слишком велико было искушение, поэтому я ладошкой провела по плитам грудных мышц, потыкала пальчиком бицепсы. Рассмотрела кисти рук — крупные, пальцы длинные, довольно широкая ладонь, на внутренней стороне небольшие мозольки на подушечках, и одна сбоку на среднем пальце правой руки. Видно он писал много, но и что-то железное часто держал в руках. Хорошие руки, мне понравились.

Снова оглянувшись на дверь, а то ж позора не оберешься, если застукают, обвела указательным пальцем контур кубиков на животе. Не всех, правда, а только тех, что выше талии. Я все-таки девушка приличная, уж прямо совсем, куда не надо, не полезла. Да и вообще, мужчинке-то все равно, а меня саму потом эротические сны замучают.

— Что же мне с тобой делать-то, а? — тихо спросила, разглядывая спокойное лицо. — Как-то же нужно тебя разбудить. Ведь не зря же мы тебя обнаружили?

Ответа я, разумеется, не получила, никакого озарения тоже не пришло. Поэтому я снова погладила пальцем его ключицы и сняла с шеи медальон, чтобы спокойно рассмотреть. Повертев в руках, осмотрела его со всех сторон. Старое золото потемнело от времени, но, даже не смотря на это, было видно, что сделано украшение очень аккуратно и тщательно. И в золотой ажурной клетке перекатывался красный камушек. Интересно, это рубин? Я щелкнула замочком и вытрясла самоцвет на ладонь. Прозрачный красный камень с множеством граней был очень хорош и необычен. Было ощущение, словно у него в глубине светился крохотный огонек. Точнее даже не светился, а как будто тлела искорка. Вот как уголек, который уже не горит, но еще не до конца остыл.

Взяв двумя пальцами самоцвет, я подняла его, рассматривая на свету, и в этот момент внизу что-то громыхнуло, и громко выругался Тимар. Похоже, что-то уронил. А я, вздрогнув от неожиданности, выронила камушек, который тут же укатился под кровать. Черт! Теперь придется лезть туда доставать, а там, небось, пыль. Мысленно костеря Тимара и его неаккуратность на все лады, я полезла за самоцветом и снова выругалась, но уже в голос. От удара об пол он разломился, и сейчас под кроватью лежали две полых внутри половинки. Оказалось, что внутри камушек был полый. А вот где то, что в нем светилось — это вопрос? Я осмотрела все пространство, даже рукой пошарила и ничего. Вот ведь!

Я растерянно повертела в руках рубиновые «скорлупки», не зная, что же мне теперь делать. Надо Филю звать, он у нас все-таки магическое существо, может что подскажет? А пока…

— Парень, ты прости, я не специально, честное слово, — погладила я спящего мужчину по щеке. — Вот если бы ты не спал, я бы тебе все объяснила, а так могу только извиниться.

Реакции никакой не последовало. М-дя.

— Эх… Ну ладно, пошла я. Все что я могла у тебя испортить — уже испортила. Так что пойду, от греха подальше, — помедлив секунду и смущаясь от собственной безнаказанности, я наклонилась и снова поцеловала спящего мужчину в губы.

И тут… Ресницы его дрогнули, распахнулись глаза, а в следующую секунду его рука вцепилась мне в горло и начала душить. Мать моя женщина!!!

Вцепившись двумя руками в сжимающие мое горло пальцы, я пыталась их отодрать. Больно же, и воздух… А-а-а, я дышать хочу! Я вообще не хочу умирать. Это же так обидно, разбудить мужчину, который столько лет спал для того, чтобы он же меня и задушил! Перед глазами уже плавали черные круги, в ушах гудело, и закралась мысль, что сейчас, наверное, передо мной пронесется вся моя жизнь. Как в книжках пишут, потому что пришел мой смертный час. Но почему-то ничего не проносилось, кроме все тех же черных кругов, и я поняла, что даже умереть нормально не могу. А буду задушена вот так вот глупо, неизвестным красивым парнем, которого я же и вернула к жизни. Где же ты моя сковородочка?! Последнее, что я услышала, перед тем как провалиться в черноту, был истеричный кошачий рев.

По моему лицу неприятно и влажно скользила какая-то крошечная тряпочка. Или не тряпочка, а скребок какой-то. Но мягкий и мокрый. И я, брезгливо поморщившись, открыла глаза, чтобы тут же их зажмурить. Перед моим носом маячило что-то усатое, мохнатое, зубастое и глазастое. Я даже вздрогнула от испуга. Ох! Да это же Филя, вылизывает мое лицо.

— Вика, Вика, — заголосил Филимон, заметив мое движение. — Ты жива! Ой, как я испугался!

— Вика?! — тут же донесся взволнованный голос Тимара, и я все-таки открыла глаза.

Взъерошенный перепуганный Филимон сидел на подушке, и лапкой трогал мой лоб. Возле кровати стоял Тим, хм, с подбитым глазом и разбитыми губами. О Господи, а Тимара-то кто избил?

И тут я вспомнила! Судорожно села, заполошно огляделась, чтобы спросить, где этот псих ненормальный, который кидается на девушек, и встретилась с ним взглядом. Блондин сидел в ногах кровати и внимательно смотрел на меня. Одеться он не удосужился, да и не во что ему, насколько я знала, поэтому лишь обернул простынь вокруг бедер.

Я в ужасе смотрела на него, а из горла вырвался какой-то сдавленный хрип. На самом-то деле это я заорала, но почему-то ора не получилось, только вот этот невнятный хриплый звук вырвался. А еще ужасно болело горло, словно я перца в чистом виде наелась, и ужасно хотелось пить, и… И хотелось сбежать и спрятаться. А этот маньяк сидел и смотрел…

И я, цепенея от страха, тоже смотрела на него. И вот в этот момент он совершенно не казался мне привлекательным. Сволочь такая!!! А я еще целовала его, и снился он мне. Тьфу! На левой щеке блондина красовалась глубокая царапина, нижняя губа прокушена маленькими клыками, и из этих четырех дырочек выступили уже подсохшие капельки крови. Я опустила взгляд чуть ниже — на плечах и груди тоже глубокие борозды. Ай да Филечка, ты ж мой хороший! Ты у меня сливки теперь по первому желанию будешь получать… Та-а-ак, а Тиму кто глаз подбил? Я опустила взгляд на руки этого… убивца. На правой немного содрана кожа на костяшках. Ага, значит, и Тиму досталось от него. Ну, гад!

— Вика, ты как? — Тимар присел рядом, чуть подвинув Филю, и с тревогой вгляделся в мое лицо. — Шея болит? Говорить можешь?

— Болит, — хотела сказать я, но вместо этого из горла опять вырвалось какое-то хрипение. Блин, я что, голос потеряла?

— Тимар, не приставай к ней. Вике сейчас не стоит говорить, ты же видишь горло пережато, — Филя смотрел куда-то на мою шею, и я тоже протянула руку и потрогала. Поморщилась. Уй, как больно-то. И синяки, наверное. — А все ты! — фамильяр злобно зыркнул на блондина.

— Леди? — подал, наконец, голос мой несостоявшийся душитель. — Прошу простить меня. Я не собирался убивать именно вас, просто очнулся и… Руки автоматически сработали.

Голос у него был потрясающий — густой, обволакивающий. Если бы этот гад не был таким гадом, то я бы стопроцентно впечатлилась. Но учитывая наше предыдущее общение, лишь настороженно смотрела на него. Ага, автоматически… То-то руки продолжали «работать» пока Филимон и Тимар пытались его оттащить от меня. И Тимар под глаз получил тоже, наверное, автоматически. Надеюсь, хотя бы Филя не пострадал, он все-таки маленький и хрупкий. Это он только по характеру наглый и хабалистый.

— Леди, вы позволите осмотреть вашу шею? А то меня ваши телохранители к вам не подпускают. Обещаю, что не причиню вреда, — он встал, не дожидаясь моего ответа, и шагнул ко мне.

А я, даже не успев понять как, шарахнулась от него и слетела с другого края кровати. Настороженно замерла. Он тоже замер и виновато развел руками.

— Леди, я действительно сожалею об этом инциденте. Я очень виноват перед вами.

— Держись от нее подальше, — Тимар тоже встал и смотрел на блондина, нервно сжимая и разжимая кулаки.

— Вика, давай мы тебе шею живой водой протрем? А? И глоточек сделаешь? Тимар уже и принес ее, мы просто не успели, — Филя разговаривал со мной как с ребенком, таким уговаривающе-сюсюкающим был у него голос.

А я, наконец, огляделась. И оказалось, что находимся мы в моей комнате. И вот тогда возникает вопрос — кто меня сюда принес? Я поморщилась и снова прикоснулась к шее. Больно… На моем туалетном столике стояла бутылка с живой водой, которую я принесла от водяного в прошлый раз. Поэтому я, с опаской поглядывая на мужика, прошла и, смочив ею ватный диск, обработала бордовые следы от пальцев на своей шее. Ну и глотнула на всякий случай. А эти трое продолжали наблюдать за мной от кровати.

— Ну, вы и… — я помедлила, пытаясь подобрать ругательство, которое бы лучше всего охарактеризовало мое отношение к этому типу. Голос прорезался, но был еще сиплый.

— Леди Вика, — перебил он меня.

— Для вас я — Виктория. Викой я позволяю себя называть только друзьям, а вы в их число не входите, — буркнула сердито. Глупо конечно, но хоть как-то показать ему свое отношение.

— Хорошо, леди Виктория, — покладисто согласился он. — Я клянусь, что не причиню вам вреда. И чтобы немножко искупить вину прошу вашего разрешения полностью залечить вам шею. Это не сложно, только, — он помялся, — мне нужно прикоснуться к ней.

— А что ж вы себя не залечили, если это так просто? — просипела ядовито.

— А вот себя не могу, поэтому буду крайне признателен, если вы мне выделите немного живой воды, обработать царапины.

Меня распирало от желания буркнуть: «Обойдешься», и я с трудом сдержала этот порыв. Вопросительно глянула на Филимона, тот помедлив, закатил глаза, выражая свое недовольство, но потом все же кивнул.

— Можно, Вик. Он истинную клятву дал, — а Тимар что-то сдавленно проворчал под нос, но с места не сдвинулся.

— Так можно? — блондин сделал ко мне шаг.

Эх, ну где же моя сковородка? Блин, в собственном доме… Я теперь без электрошокера в кармане даже из комнаты не выйду! Собравшись с духом, я кивнула. И этот, мать его, блондин, напугал меня чуть ли не до мокрых штанов. Он в одно неуловимо быстро движение умудрился пересечь всю комнату и оказаться рядом со мной. «Матрица — перезагрузка», итить его. Я ж чуть не обписалась с перепугу. И в ту же секунду его горячие пальцы легли мне на шею, и от них полилось покалывающее тепло.

Через пару секунд он отстранился, и я, покрутив шеей, прислушалась к ощущениям. Вроде все прошло. Это хорошо. Но вины с него это все равно не снимает, так что я отстранилась, демонстративно не смотря сторону блондина.

— Тим, тебе протереть ранки?

— Не надо, — он покачал головой. — Перекинусь, все само пройдет.

— Филечка, а ты как? Ничего не болит? — я посмотрела на фамильяра, сидящего на моей кровати.

— Тоже не надо, я в порядке, — кот фыркнул.

— Леди Виктория? — блондин, поняв, что его игнорируют, сам заговорил. — Вы позволите мне воспользоваться вашей живой водой? И я был бы признателен, если бы вы мне помогли.

Ага, щаз-з, еще и помогай ему. Фигушки! Сам виноват, и помогать ему я не собираюсь.

— Вот живая вода, вот ватные диски, вот зеркало, — кивнув на все вышеперечисленное, я поджала губы, отошла и уселась в кресло. Не буду я ему помогать!

Он хмыкнул, поняв мой демарш и, не говоря ни слова, сам стал смазывать свои царапины, а мы трое молча за ним наблюдали. Закончив, блондин оглянулся ко мне.

— Леди?

— Да? — это я вежливо вслух, а мысленно: «Чего надо, козел?».

— Вы позволите мне воспользоваться ванной? А то я, — он снова хмыкнул, — несколько запылился. И возможно, у вас есть какая-то одежда?

— Тимар, проводи, пожалуйста, нашего гостя в ванную? — я коротко глянула на оборотня. — Объясни, что к чему и полотенце выдай, ладно? — Тим кивнул, тоже поджав губы. — А одежды у меня для вас нет.

Черт! А ведь придется ему что-то купить. Не позволять же ему рассекать тут с голым задом… Ох, как же мне все это не нравилось. Меня аж корежило от необходимости что-то делать для этого мерзавца.

— Ладно, — я скривилась. — Одежду я вам добуду. Только снимите с себя мерки прежде, чем пойдете в ванную. Что-то еще?

— Мм, — блондин помялся. — Мне бы волосы отрезать. Это возможно?

— Возможно. Пойдемте вниз.

В кухне я достала большие ножницы и молча, протянула их парню. Тот их взял, покрутил, потом перекинул на грудь волосы, которые оказались даже длиннее, чем я думала, и волочились по полу, и в задумчивости оглядел их. Потом перевел взгляд на меня.

— Ну что еще? — уставилась я на него.

— Помогите мне, пожалуйста, — и он обезоруживающе улыбнулся.

А вот и не поддамся я на твое обаяние! Тоже мне, сердцеед… Улыбочки он тут раскидывает… Раньше надо было думать, прежде чем беззащитных девушек начинать душить!

— Садитесь, — я мрачно кивнула на стул. — Ровно не обещаю, так что без обид. Какую длину оставлять?

— До плеч вполне достаточно, — парень, сдерживая улыбку, сел и повернулся ко мне спиной. Похоже, он понимал мои чувства, и это его забавляло. Гр-р-р.

Кое-как справившись с его гривой, я положила ножницы на стол и отошла в сторону.

— Благодарю вас, — как только я закончила, он, встав, сделал какое-то неуловимое движение рукой, от чего копна волос на полу вспыхнула и рассыпалась пеплом. О как! Я поморщилась и, взяв щетку, смела пепел в совок, а то за пылесосом идти неохота.

Тимар спустился из ванной, в которую отвел гостя, через десять минут и протянул мне листок бумаги с замерами. Ладно, куплю я этому типу одежду, пока он в ванной отмокает. Все равно мне в магазин нужно. Завтра же у Тимара день рождения, нужно кое-что докупить.


Глава 9 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 11



Loading...