home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

К тому времени, когда я приехала из магазина с кучей пакетов и тортом, блондин уже закончил все банные процедуры. И сейчас, с обернутым вокруг бедер полотенцем и еще влажными волосами, сидел за столом, невозмутимо поедая суп. Филя с недовольным видом провожал взглядом каждую ложку, которую тот отправлял в рот, а Тимар, уже без синяков на лице, варил кофе.

— Как вы тут? — я быстро глянула на Филю. Он у нас товарищ прямолинейный, если что не так, сразу сдаст всю информацию.

— Нормально, — буркнул кот.

Тщательно отмытый от вековой пыли тип, оказался действительно настоящим блондином. Его волосы имели очень светлый золотистый оттенок. А глаза, кстати, были голубыми.

— Леди, — когда я подошла к столу, он встал.

— Садитесь, доедайте, — я, чуть поморщившись, поставила на край стола пакеты с продуктами, шампанское и коробку с тортом. — И можно просто Виктория, без леди.

— Вик, а торт зачем? — Тимар покосился на сидящего спиной к нему парня.

— Это на завтра. Тимочка, убери, пожалуйста, все в холодильник? А я сейчас отнесу вещи и руки помою, ладно?

В своей комнате я спрятала кое-что, приобретенное для Тимара на день рождения. Основной подарок хранился пока в доме дяди Миши, чтобы не испортить сюрприз. А сейчас я купила свечи, открытку, ну и заодно, коли уж была в магазине мужской одежды, новую футболку, светлые летние джинсы с потертостями и дырками, и модные кеды. Пусть мальчишка отметит свой день рождения впервые так, чтобы потом было что вспомнить.

Когда я спустилась вниз, застала все ту же картину. Наш душитель все так же невозмутимо пил кофе, Филя и Тимар сверлили его взглядами. Мне даже смешно стало. Мои мальчики излучали такую недоброжелательность, всем видом давая понять, как они не рады, а этому хоть бы хны. Сидел себе, и как ни в чем не бывало, наслаждался едой.

— Представиться не желаете? — я села напротив него за стол.

— О! Прошу прощения, я ведь до сих пор не назвал свое имя, — блондин смутился или сделал вид, что смутился и, встав, склонил голову в вежливом кивке, — Эйлард Хельден.

— А дальше?

— Что дальше? — он сел и непонимающе посмотрел на меня.

— Ну, кто вы такой, что тут делали? И главное, как давно?

— Маг, спал и пылился, очень давно, — он улыбнулся. Вот зараза, издевается же… — А вот насчет того, как давно, я отвечу, когда вы мне скажете какой сейчас год.

— А вам по какому календарю? — я тоже ехидно улыбнулась. — От Рождества Христова, или… Тимар, у вас там календарь какой?

— Просто календарь, от Сотворения Мира.

— Можно от Рождества Христова, — перебил Тима Эйлард.

— Две тысячи тринадцатый.

— Ого, — Эйлард помрачнел. — Почти четыреста лет.

— Да ладно, вы хотите сказать, что этот дом стоит тут столько веков? — я неверяще на него посмотрела.

— Ну, не в таком виде, конечно. Внешний вид его менялся, судя по всему неоднократно, но да. Он стоит здесь намного больше, чем четыреста лет. Это ведь место расположения Источника и точка перехода.

— Источника? — я зацепилась за это слово. Что-то такое похожее мне говорил эльф, про какой-то источник, который якобы меня поддержит. — А можно вот об этом поподробнее?

— Что? Вы не знаете про Источник? — Эйлард резко стал серьезным и внимательно на меня посмотрел, а я покачала головой. — Вы хозяйка дома?

— Я.

— Давно?

— Не очень, чуть больше месяца.

— Какое ваше родовое имя?

— Лисовская, — он бросал короткие фразы, а я так растерялась, что даже забыла, что надо возмутиться. Что это он мне допрос устраивает?

— Что?! Вы не она?! — Эйлард резко встал и наклонился надо мной, уперев руки в стол.

Я сначала даже голову втянула в плечи от неожиданности. Шутка ли, такая гора мышц надо мной нависла, да и рост у дяди немаленький — метр девяносто с малюсеньким хвостиком. А потом разозлилась и тоже встала, практически уткнувшись своим носом в его.

— Да, я не она. Я это я! И кто эта она, я не знаю и знать не хочу. А дом мой, и я здесь хозяйка. Все ясно?

— Где она? — такое ощущение, что он меня просто не услышал.

— Кто?

— Наследница рода Аэтси?

— Понятия не имею кто это такая и где она.

— Та-а-ак. Откуда у вас этот дом?

— Получила в наследство.

— Но при этом вы Лисовская и про Аэтси даже не слышали? — он скептически приподнял одну бровь.

— Что вы ко мне прицепились? Я не от родни дом получила, а от совершенно незнакомой женщины. У нее наследников не было, она отдала дом мне. И сама умерла уже.

— То есть род Аэтси прервался? — он округлил глаза.

— Да откуда я знаю! Я эту женщину видела всего один раз, пока мы документы оформляли. Понятия не имею, есть у нее какая-то дальняя родня или нет, — я уже начинала злиться. Потому что совершенно не понимала, что ему надо.

— Значит, прервался… — Эйлард сел. — Иначе бы переход вы не смогли открыть. Вас признали Источник и Дом. Значит, новая династия…

Я пожала плечами и тоже села. Аэтси какие-то… Фамилия Эльвиры Николаевны вообще-то была Маркова.

— Впрочем… Тогда это объясняет мое пробуждение, — Эйлард задумчиво осмотрел меня, а потом хитренько так улыбнулся. — Вам понравилось меня целовать?

— Что? — пискнула я, потеряв голос от ужаса, осознав, что он знает о том, что я его целовала. И меня затопило жаркой волной.

— Я спрашиваю, понравилось ли вам меня целовать?

— Откуда…

— Ну как же, — он продолжал лукаво улыбаться. — Только поцелуй той, которая разобьет камень, в котором была заключена моя душа, мог пробудить меня. При этом она не должна была принадлежать к проклятому роду Аэтси.

— И кто их проклял? — перевела я тему.

— А я и проклял в последние мгновения.

— Зачем? Почему? — голос у меня был сдавленный, а уши и щеки горели огнем.

— Ну, скажем так, мы не сошлись во взглядах с той особой, которая… гм… меня усыпила. И чтобы гарантированно меня не смогли разбудить представительницы рода Аэтси, я в последние секунды внес условие пробуждения.

— Сильно не сошлись?

— Сильно, — Эйлард бархатисто рассмеялся. — Ну, так как? Понравилось?

— Нет, — буркнула я и, кажется, покраснела еще сильнее, если это возможно. — Что приятного в том, чтобы целовать бесчувственное спящее бревно?

А этот гад… Ненавижу! Он захохотал в голос.

— Виктория, — его голос обволакивал, лишая последних остатков самообладания, — я непременно поцелую вас по-настоящему в качестве компенсации. И обещаю, вам понравится.

— Обойдусь, — не выдержав, я вскочила. — Вот вам одежда, — плюхнув пакет с вещами на стол, я выскочила из кухни.

Убью его! Вот прямо по-настоящему. Задушу! Хотя нет, там такая шея — не осилю. Голодом уморю… У-у-у, такая туша долго умирать от голода будет, вроде сорок дней человек может прожить без еды. Я столько не выдержу в его обществе. Отравлю! Блин, тоже нечем, если только слабительного лошадиную дозу подлить.

Лелея такие кровожадные планы, я в своей комнате от души попинала кровать. Черт! Ну что же за напасть такая? Вот как меня угораздило его разбудить? И ведь сама же хотела этого. Но кто же знал, что он такой мерзкий тип?!

К тому же, так толком и не ясно, кто он такой, кто такие эти Аэтси, что они не поделили, за что и как его усыпили. Хотя, у него такой характер, что я уже не удивляюсь. За одно только это его можно упокоить на веки вечные. За несколько минут общения он меня выбесил так, как никто другой. Уже и не помню, когда я в последний раз так злилась и психовала. И про Источник этот так ничего и не выяснила.

Остаток дня я провела за компьютером, отстреливая монстриков в какой-то он-лайн игре, чтобы выпустить пар. Несколько раз, правда, выглядывала с балкона и видела Эйларда во дворе. Он уже оделся в вещи, которые я ему привезла, и сейчас выглядел как обычный землянин мужского пола — потертые джинсы, голубая футболка с рисунком, темно-синие полукеды. Один раз он меня заметил и, улыбаясь во весь рот, помахал мне рукой. Пришлось сделать вид, что я вообще не на него смотрела.

Поужинали в натянутом молчании. Впрочем, это я отмалчивалась, а Эйлард вел себя так, словно все в полном порядке, и вообще не замечал, что его пытаются игнорировать. Поразительно самоуверенный тип. Задавал Тимару какие-то вопросы про Ферин. Кто правит сейчас, про цены на зерно и какую-то редкую породу лошадей. Какое состояние у дорог. Построили ли в Листянках трактир, нормальный ли там кузнец и можно ли у него купить меч. Тимар тоже был не в восторге, но на вопросы отвечал, а иногда и Филя вставлял свое слово.

После ужина Эйлард вышел, и остался сидеть на крыльце веранды, задумчиво разглядывая небо. Филя и Тимар утопали спать, и я тоже отправилась в душ. С утра мне нужно было встать пораньше, чтобы забрать подарок для Тимара у соседа, пока он не уехал на работу.

Я вошла в комнату, улыбаясь своим мыслям — интересно, понравится ли Тиму велосипед? Продавец в магазине уверял меня, что это одна из самых лучших моделей, и что можно на ней и по ровным поверхностям гонять, и по пересеченной местности и даже прыгать. Мол, шестнадцатилетнему парню в подарок — самое оно. Только придется его сначала научить ездить на велосипеде.

Скинув полотенце, я нырнула в пижамку и, подойдя к кровати, раздернула балдахин. Очень он мне нравился, и на день я кровать прятала, а вот ночью предпочитала, чтобы он не мешал доступу воздуха.

Повернулась к постели и остолбенела. Пока я была в душе, Эйлард приперся в мою комнату, и сейчас совершенно наглым образом лежал в моей кровати, глядя на меня.

— Что вы тут делаете?!

— Жду вас, чтобы спать, — он приподнял одну бровь.

— А почему вы вдруг решили, что будете спать здесь? — я практически шипела от злости.

— Потому что спать в башне я не собираюсь. Во-первых, там неуютно, во-вторых, нет матраса и постельных принадлежностей, в-третьих, я вообще не хочу больше в ту комнату, воспоминания, знаете ли. Ну и в-четвертых, я ведь обещал вам поцелуй, — и он многозначительно улыбнулся.

Не-на-ви-жу!!!

Выпустив воздух сквозь сжатые зубы, я развернулась и отошла к халату, оставленному в кресле. Надела. Так, считаем до десяти, глубоко дышим и ни на кого не кидаемся…

— Эйлард, — так, я спокойна, я очень спокойна. — В моей комнате вам делать нечего. Выбирайте любую другую, и я сейчас организую вам спальное место. Сегодня переночуете на раскладушке, а завтра я попрошу Дом, чтобы он ее обставил. Будете жить в гостевой комнате, пока не уедете.

А этот наглец даже не шелохнулся, продолжая все с той же улыбкой смотреть на меня.

— Эйлард, давайте не будем ссориться. Пожалуйста, выйдите из моей комнаты.

— Виктория, а с чего вы взяли, что я уеду?

— Потому что это мой дом, а я не приглашала вас жить здесь постоянно. Впрочем, сейчас слишком позднее время для выяснения отношений. Давайте отложим это на потом, — отойдя от кровати, я оглянулась. — Пойдемте, и захватите ваши вещи.

Помедлив, он к моему величайшему облегчению, все же встал.

Раскладушку мы ему поставили в комнате по соседству с Тимаром. М-да, как-то я не предусмотрела момент, что может понадобиться гостевая комната. Завтра буду исправлять это упущение. А дверь в свою комнату я заперла на ключ.

С утра я шустрой белочкой вскочила, быстро умылась и поскакала к дяде Мише, забирать велосипед. Очень хотелось, чтобы, когда Тимар проснется, подарок уже ждал. Прислонила его к крыльцу и проскользнула обратно в дом. Вот теперь можно спокойно в душ сходить, кофе попить, все равно Тим в это время еще спит. Мы обычно вставали позднее, кроме тех случаев, когда ходили к водяному.

Но проходя к лестнице, услышала какой-то шорох из кухни, а заглянув туда, увидела Эйларда. Он сидел за столом в столовой части и задумчиво складывал кусочки панно. Причем сложил уже довольно много. Видно по всему, что в отличие от нас с Тимаром, он знал, как оно должно выглядеть в готовом виде.

— Доброе утро, Эйлард. Вы так рано встали? — обратилась я тихонько. За ночь я успокоилась, и сейчас уже могла разговаривать с ним более-менее мирно.

— Доброе, Виктория, — он улыбнулся. И даже нормально, без этой своей издевочки.

— А вы чего так рано встали? И сидите тут один?

— Да вот, как-то оно так получилось. Похоже, я отоспался на несколько лет вперед, — он пожал плечами и хмыкнул.

Ну надо же, какой прогресс. Оказывается, он умеет нормально разговаривать, если захочет. Я задумчиво его оглядела.

— Вы завтракали?

— Нет, я тут у вас не могу разобраться, что к чему, а вчера не успел запомнить.

— Идите сюда, я вас научу и покажу, что где стоит. Мы по утрам обычно завтракаем в разное время, кто когда встал, тогда и ест.

Я подошла к шкафчикам и открыла дверцы. Оглянулась на стоящего уже за моей спиной Эйларда.

— Вот это кофе, сахар, чай черный, чай зеленый, — говорила, указывая пальцем. — Чайные пакетики класть в кружку и заливать кипятком. Кофе уже молотый, засыпать вот сюда, — показала ему на турку, — если любите сладкий кофе, то туда же сразу ложку сахара. Залить водой и на плиту. Теперь смотрите, как она включается, — проведя инструктаж и показав как что работает, переместилась к холодильнику. Продемонстрировала, что можно есть, потом как греть это в микроволновке.

— Все запомнили, или что-то еще раз объяснить?

— Все.

— Тогда решайте, что вы будете пить, чай или кофе и делайте, я присмотрю первый раз, а дальше уже сами будете.

Когда он сварил кофе, и даже настругал себе бутербродов с колбасой и сыром, я собралась уходить.

— Виктория, вы не составите мне компанию? — Эйлард улыбнулся. И что странно, опять нормально.

— Нет, извините. Я сначала приведу себя в порядок, и… Сегодня у Тимара день рождения, я хочу приготовить подарок ему.

— А, ну да, на Земле это принято. Ладно, увидимся позднее, — я уже выходила из кухни, когда эта ехидна таки не выдержала, и мне в спину донесся проникновенный шепот. — Я буду скучать.

Я уже полностью собралась после душа, высушила волосы феном и переоделась, когда в коридоре, наконец, раздались голоса Тимара и Фильки. Эти два кадра потопали вниз по лестнице, так что я поспешила за ними.

— Тимка, — догнала я их уже только в кухне. — С Днем рождения, мой хороший. Дай я тебя поцелую.

Тимар залился румянцем, а я чмокнула его в щеку.

— За уши тянуть будем, или ты уже и так вырос?

— За уши? — похоже, я его озадачила.

— Значит, будем, — и под хихиканье Фили и смешок Эйларда, я легонечко подергала наклонившегося ко мне Тимара за уши. Шестнадцать раз. — Вот, теперь ты вырастешь еще больше. А теперь подарок. Идем, — я поманила его рукой.

Сказать, что Тимар был впечатлен — это не сказать ничего. Он хорошо знал, что такое велосипед. И в кино видел, да и в городе мы неоднократно сталкивались с велосипедистами. В общем, сразу после завтрака, который был проглочен моментально, мы два часа учили его кататься на новом транспорте по асфальтовой дороге. Эйлард с легкой и какой-то грустной улыбкой наблюдал за нами, стоя в распахнутых воротах, предатель Филя, простив его, сидел у него на руках. Ну а мы с Тимом отрывались и хохотали. Я, кстати, тоже прокатилась до конца тупика и обратно.

Потом Тиму был вручен пакет с новыми вещами, и мой оборотень был очень доволен. И все это время Эйлард только наблюдал, не вмешиваясь с комментариями, и лишь иногда в глазах у него проскальзывала тоска.

Так, еще немного и я начну его жалеть, это никуда не годится. Он наглый, бесцеремонный и бессовестный тип. И он меня едва не задушил.

Потом я увела Тима, наказав Филе присматривать за нашим гостем, и в парке аттракционов мы до тошнотиков накатались на всем движущемся оборудовании. Меня аж мутило, но парень был счастлив, так что я терпела. Остаток дня, уже дома я отлеживалась в шезлонге и отпивалась лимонадом, а Тим осваивался с велосипедом.

Эйлард же весь день рассматривал картинки в журналах, выбирая себе комнату, и даже дал мне одну, сказав, что ему нравится. Ну, нравится так нравится, мне вообще-то все равно, так что я попросила Дом сделать так, если не сложно. Вел себя блондин на удивление смирно, не то что вчера, но периодически я ловила на себе его задумчивый оценивающий взгляд.

А заговорил он со мной уже только вечером, после того как Тимар загасил свечи на торте, и мы все съели по большому куску, и выпили по бокалу шампанского в гостиной. Даже Филе, кстати, перепало торта, правда, он предпочел только крем, и я с радостью соскребла весь крем со своего куска в его мисочку.

— Виктория? — подсел ко мне на диван Эйлард.

— Мм? — покосилась я на него.

— Знаете, как-то неправильно началось наше знакомство. Как вы смотрите на то, чтобы забыть то, что было вчера и начать все заново? Ситуация такова, что уехать я не могу, и нам придется жить с вами бок о бок. Может, попробуем подружиться?

— Не можете? — уловила я главное: уезжать этот тип не собирается.

— Не могу, — он кивнул. — Впрочем, буду откровенен, я и не хочу. Мне очень нравитесь вы и ваша компания.

— А если я позднее попрошу вас уехать? — приподняла я брови.

— Боюсь, что я не смогу выполнить это ваше пожелание.

— О как. Интересно, — протянула я. — То есть сейчас вы фактически ставите меня в известность, что собираетесь жить здесь, независимо от моего желания?

— Боюсь, что да, — он виновато развел руками. — Именно поэтому я хочу, чтобы мы с вами по возможности не ссорились.

— М-да. Знаете, в таком случае вам придется мне очень многое объяснить и рассказать. Ну и подстроиться под наш режим жизни и правила проживания в доме, — я криво улыбнулась. Ладно, сделаем вид, что я согласна, а там посмотрим, как дело пойдет. — Потом все обсудим, и найдем вам занятие.

Портить вечер разборками мне не хотелось, так что отложим на завтра разбор полетов. Впрочем… Положа руку на сердце, хоть этот нахал меня безмерно раздражал, но учитывая причины, побудившие меня его разбудить… Такой и женихов нежеланных разгонит, и упырям в бубен настучит, да и… Я покосилась на богатырский разворот плеч… И водяному намного больше сможет помочь, чем мы с Тимаром. А там еще предстоит поработать, коли уж обещала.

И вообще, я не злопамятная, просто злая временами, да и на память не жалуюсь. Но если Эйлард будет вести себя адекватно, а не как вчера, то может и уживемся. А нет, так найду способ его вытурить. Я кивнула своим мыслям и тут же наткнулась на понимающий взгляд голубых глаз и легкую улыбку. Черт! Умный гад, все-то он понимает.


Глава 10 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 12



Loading...