home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Когда закончили с делами и пообедали, я позвала Тимара и Филю прогуляться за забор на земную территорию. Говорить в доме не хотелось — слишком людно. В Ферин выходить, тоже пока не рисковала. Оставалась родная Земля. Вот мы и вышли, обогнули дом и медленно побрели в сторону пустыря и редкого леска.

— Вика, ну рассказывай? — Филимон сидел на руках у Тимара.

— Рассказываю. Для начала, я теперь баронесса и вся территория, которая раньше принадлежала роду Аэтси, перешла ко мне вместе с титулом. Далее, нам нужен управляющий, потому как я понятия не имею, что мне со всем этим делать и как собирать деньги, платить налоги…

Я рассказала все, что касалось жалования, льгот, налогов, солдат. О том, что Эйларда официально утвердили и нам придется терпеть его и дальше. О разговоре с королем и о том, что он видит мой Свет души. Филя тут удивленно дернул ушами, а Тимар непонимающе посмотрел. И вот так постепенно я перечислила все, что произошло за эти два дня. Как могла, сгладила острые углы с неудачной попыткой принца Гесила. Но зато позлорадствовала, описывая козлиную, свиную и змеиную морды этих уродов.

— … и вот теперь после инициация я стала феей. Точнее я ею и была, но не была инициирована. Ну и ушла красиво… По принципу: «Уходя, гасите всех», а перефразировав: «Уходя, гаси Гесила», — я невесело хмыкнула.

— Вика-а-а… — протянул Филимон. — А я ведь так и думал, ведь это же неспроста, что у тебя есть Свет души. Ну не бывает его у людей. Да собственно ни у кого не бывает, только у фей.

— Филь, а для меня проясните? — Тимар тряхнул головой. — Я что-то до конца не верю. Наша Вика — фея?!

— Да, Тимка, я фея. Прикинь? — я нервно хихикнула.

— Ох, ничего себе. А что ты умеешь? — у него загорелись глаза. — И какая ты фея? Они ведь разные.

— А вот этого я и сама не знаю. Если честно, то у меня подозрение, что ничего я пока не умею. А то, что произошло — это просто результат стресса и экстремальной ситуации. А насчет какая… Знаете, мальчики, когда я была совсем маленькой, моя прабабушка играла со мной в фей и говорила, что она фея радуги. Ну и я тоже, но маленькая. Так что…

— Вик, она что-то путала. — Филимон задумчиво подергал ушами. — Феи радуги очень добрые и безобидные. И у них глаза голубые, сиреневые или зеленые. А у тебя… — заглянул он в мои серебряные глаза. — Ты какая-то другая фея.

— Филя, — оборотень возмутился. — Наша Вика тоже добрая! Но как ты думаешь, в той ситуации она могла оставаться безобидной?!

— Вот я и думаю, что не могла, — невозмутимо продолжил кот. — И есть у меня подозрения, что, так как инициация произошла при таких… гхм… обстоятельствах, то она пошла не так, как планировалось. И теперь Вика стал иной феей, не радуги. А чего — я не знаю.

— Угу, я и теперь, наверное, фея возмездия. Или грозы. Или зловредных трансформаций. Ткну во вражину пальцем, скажу: «Бу», а он раз, и в козлика превратится, — я рассмеялась.

— Вика, — Тимар тоже рассмеялся, не выдержав.

— Ну а что? — продолжила я развивать свою мысль. — Вы только представьте, вот выйду я замуж. Поссоримся мы с мужем, что он… ну не знаю, посуду не помыл или носки раскидал по комнате. А я ему: «Ах ты, козел! Ты почему носки по всей комнате раскидал?». А он возьмет и превратится в козла, и бегом, стуча копытцами, носки собирать.

— Вика, — тут не выдержал и Филя. — Ну хоть немного серьезности прояви, тут же событие века — моя хозяйка и вдруг фея. А ты все опошлила.

— Ой, Филечка, такая вот у тебя несуразная хозяйка, — я со смехом погладила его. — А если не научусь управлять своей силой, то и хозяин твой будущий рискует стать таким же несуразным.

— М-да, — задумчиво протянул фамильяр. — И что будем делать?

— Вот и давайте думать, что мне делать и как узнать о себе и своих способностях? Вы у нас ближе к природе, особенно ты, Филя. Предложите идеи?

— Гм… Водяной? — оборотень нерешительно взглянул на кота.

— Водяной, — подтвердил тот. — А еще леший и нимфы. Кто-то из них наверняка должен знать, как связаться с феями.

— А где мы возьмем лешего и нимф? — это я.

— А у водяного и спросим, — это невозмутимый фамильяр.

— Сегодня? — это снова я.

— Непременно. Сейчас же и сходим, — это снова Филя.

Мы трое уже настолько прижились в компании, что в большинстве случаев понимали друг друга с полувзгляда, и нам хватало вот таких коротких фраз.

— А Эйларду?.. — уточнил Тимар.

— Нет! Ни в коем случае! — это мы с фамильяром хором.

— Ребят, я как-то не очень доверяю нашему магу, — я поморщилась. — Не знаю… Странный он какой-то и, откровенно говоря, сильно меня напрягает.

— Мм, — промычал Филимон. — Зла в нем нет, это я чую. А вот дури хватает.

— И что будем с ним делать? Он ведь продолжит тут жить, его снова назначили Хранителем Источника и даже жалование выплачивать будут.

— А я говорил, что не надо его будить! — Тимар насупился и недовольно взглянул на кота. — А ты все кричал — буди, Вика, буди… Замуж тебе надо…

— А я и сейчас говорю, Вике нужен муж, — Филя на провокацию не поддался. — Не за эльфа же ей замуж выходить? Они все с приветом и повернуты на своих лесах…

— Ну, уж лучше эльф, чем этот… — Тим поджал губы.

— А ну цыц, — перебила я их. — Мне вообще каждую ночь снится какой-то неизвестный тип блондинистой наружности и все обещает, что скоро меня найдет. И уверяет, что очень давно меня ждет.

— О-о-о, — одновременно протянули мои спутники и уставились на меня с жадным любопытством. — А как он выгля-я-я-у-дит? — жадно спросил Филя.

— Не знаю, лица не видно. И глаз тоже. Только фигуру и светлые длинные волосы, — я помолчала. — Очень просит дождаться его.

— А ты? — Тимар поджал губы.

— А что я? Я и так замуж не собираюсь, не за кого. Да и не ясно еще, кто он такой, это ночной визитер и зачем ему я.

Мои спутники снова переглянулись.

— Вик, а я слышал, что вот так во сне… — начал говорить Тимар.

— Да ну, ерунда! — быстро перебил его Филя. — Не морочь Вике голову, — и эти двое заговорщицки переглянулись.

Я насторожилась. И что это они от меня пытаются скрыть?

— Филя?

— Мм?

— Колись, давай.

— Мм, — он отрицательно махнул хвостом, отвернулся и стал поглядывать по сторонам, типа его тут нет.

— Филя-я-я…

— Ну что Филя?! Как чуть что, так сразу Филя!

— Филимон! — я сделала голос строгим. — А ну быстро рассказывайте. Оба!

Эти двое опять переглянулись.

— Ну… — промямлил Тимар.

— Так, не злите меня.

— Вот, что ты за женщина такая настырная, а? — кот дернул ушами.

— Уж, какая есть. Рассказывайте!

— Ну, есть такая информация, — недовольно начал говорить фамильяр, — что иногда, когда кто-кто предназначен кому-то судьбой, то они могут видеть друг друга во сне. И даже общаться там. Только вот нельзя говорить свое имя и место, где находишься.

— Почему?

— Ну… — Филя снова подергал ушами. — Считается, что вроде как, так они могут спугнуть судьбу. И тогда не сложится у них.

— Мм, то есть на самом-то деле говорить и показываться можно? Просто не стоит? — уточнила я.

— Ну да, наверное. Понимаешь, это же все из области домыслов, и на самом-то деле недоказуемо. Но вроде как судьба может обидеться, что ли. Предполагается, что если они и вправду предназначены друг другу, то неминуемо встретятся. А если назваться и показаться, то это уже жульничество.

— Бред какой-то, — цыкнула я. Подумала секунду. — А этот тип, значит, тоже моего лица не видит и имени моего не знает?

— Эмм, — фамильяр задумался. — По логике, раз он сам не показывается, то выходит, верит в это и действительно не хочет спугнуть судьбу.

— А как же он тогда собирается меня найти? И вообще, в других случаях — как находят друг друга эти самые предназначенные?

— А вот этого никто не знает. Просто судьба ведет…

— Странно как-то… Вот этот блондинчик мне сказал, что он скоро будет и мол, он ждал меня не там, где надо. Но при этом задал риторический вопрос: «ну где же я».

— Вик, я не знаю, — фамильяр сморщил нос. — Я же тебе говорю, все это недоказуемо и из области слухов.

— Понятно, — я снова помолчала. — И что, если он меня найдет, я обязана с ним… ну… А если он мне не понравится? Или я ему? Вдруг мы не подходим друг другу и никаких симпатий не вызовем? И вообще… Я землянка, у меня менталитет другой, чем у феринцев. И чем дальше, тем сильнее я это понимаю. Как-то меня совсем не привлекают ваши мужчины. У них мужской шовинизм цветет махровым цветом. У меня аж руки чешутся придушить того же самого Эйларда, например. А уж про коронованных особ, с которыми я имела сомнительную честь познакомиться, так вообще молчу.

— Вик, — вмешался Тимар. — Ты ничего не обязана. Судьба дает подсказки, но это ваше право воспользоваться ими или нет. Вы не то чтобы предназначены вот прямо безоговорочно, а… Считается, что при благоприятном раскладе вы можете стать идеальной парой. Но опять же, только вам решать — хотите вы быть вместе или нет.

— Ясно. Ладно, будем решать проблемы по мере поступления, — я мотнула головой. — Доживем, посмотрим.

Когда мы вернулись в дом, я мельком отметила, что Лекси уже вовсю шуршит в кухне с тряпками и средствами бытовой химии, а Яна с медитативным выражением лица пылесосит в холле. Лекси поведала, что Эйлард спускался ненадолго, сварил себе кофе, забрал ноутбук и снова заперся в своей комнате. Я сообщила девушкам, что мы уходим в Ферин прогуляться к пруду, и чтобы не теряли.

А в пруду нас радостно встретил водяной. Только мы подошли, как из воды высунулась бородатая голова, и водяной радостно заулыбался.

— Виктория, Тимар, Филимон, рад вас видеть. Филя, ты тоже решился на прогулку? Эх, а у меня для тебя даже рыбки нет…

— Привет, — я невольно улыбнулась. — Как твой прудик?

— Ну, получше в целом. Грязь осела уже, да и живая вода теперь поступает из источника в полную силу, так что тоже справляется потихоньку с проблемой, — он еще немного рассказал нам о состоянии пруда, а сам в это время задумчиво смотрел на меня. — Виктория, я прошу прощения, но… Ты — фея?!

— Эмм, — протянула я. — Да мы собственно именно по этому вопросу. Тут случилось кое-что непредвиденное, и я совершенно случайно прошла инициацию. Проснулись гены, спящие в крови… Ну и как бы вот.

— Невероятно! — выдохнул он. — Феи ведь уже не живут в Ферине.

— О как! — я бросила быстрый взгляд на Филимона. — А где они живут?

— В своем измерении. Они изредка являются, а потом снова уходят. А ты тоже к ним теперь уйдешь? — глаза-плошки грустно моргнули.

— М-да. Нет, я не уйду в это иное измерение. С меня пока что Ферина хватает. Для меня, что иное измерение, что этот ваш иной мир — все едино.

— Правда? Ой, как хорошо. Виктория, а раз ты фея, может, ты прудик мне совсем очистишь, а? Ты ведь теперь можешь?

— Вот тут есть загвоздка, — я хмыкнула. — Я уже феячила… эмм… фействовала… Нет, тоже не звучит. Волшебствовала? О, волшебство творила. Но понимаешь, я была в шоковом состоянии и вообще себя не контролировала, так как была жуткая ситуация. Не представляю, как все это получилось. И теперь не знаю, что нужно делать, чтобы снова что-то сделать, прости за тавтологию. Мы, в общем-то, к тебе за этим и шли, чтобы ты подсказал, если знаешь, где нам найти хотя бы одну фею, и она меня научила.

— М-да. Загвоздка, — водяной подергал себя за бороду. — Я тоже не знаю, как с ними связаться.

— А леший или нимфы? Может они знают?

— Виктория, давай так… Я свяжусь со всеми духами стихий, до которых дотянусь, с лешим поговорю, а он с нимфами. Пустим слух, что новорожденная фея ищет своих. А уж феи услышат и сами придут. Они своих не бросают, слишком мало их.

— Новорожденная? — я хихикнула.

— А какая же? — водяной тоже улыбнулся. — До того ты была человеком. А сейчас — фея. Значит, как есть — новорожденная.

На этом мы и договорились. Я в ответ пообещала, что как только меня научат управляться со своим даром, непременно очищу пруд окончательно и сделаю все, что в моих силах, чтобы он снова ожил. Мы распрощались с водяным, договорившись, что если вдруг ему станет хоть что-то известно, он сам придет к нам в дом, как в прошлый раз.

До вечера больше ничего не происходило. Сестры, окончив уборку, занялись журналами и около шести часов вечера предъявили мне картинку с желаемым интерьером. А я попросила дом обставить им комнату. Эйлард сидел в своей спальне и носа не высовывал, даже к обеду не спустился. Вот прямо интересно — чем же он так удручен? То ли своей несостоятельностью в роли моего охранника, то ли тем, что я теперь фея, и по идее он уже и не нужен мне. Ну, я же теперь вроде как жутко могущественная, страшная и ужасная?

Затем, когда уже начало темнеть, в ворота в Ферина раздался стук. Гм, надо бы туда, кстати, тоже провести звонок, а то неудобно, когда так грохочут. Открывать я пошла в компании Тимара, и лишь когда уже приоткрыла створку ворот на длину цепочки, сзади почувствовала присутствие мага. О, гляди-ка, спустился!

За воротами обнаружился мужчина средних лет в форме, а за ним группа… э-э-э… солдат, судя по всему.

— Леди? Могу я переговорить с баронессой Викторией Лисовской? — мужчина вежливо поклонился.

— Я слушаю? — ворота я пока не отпирала, а Эйлард, молча, возвышался за спиной.

— Мы прибыли по приказу Его Величества короля Албритта. Нас уверяли, что вы в курсе.

— А, да, в курсе, — я прикрыла створку и сняла цепочку.

Поразмышляв мгновение, решила внутрь их все же не впускать и вышла к ним за ворота. Следом за мной маг и Тимар.

— Капитан Летаний Марцель к вашим услугам, леди. А это мои подчиненные, прибыли для охраны перехода. Какие будут указания?

— Очень приятно, капитан. Указания? Гм. Его Величество уверил меня, что вас финансируют из казны, это так?

— Так точно, леди.

— Раз так, то ступайте в село Листянки. Переговорите с местными жителями о том, чтобы вас пустили на постой. У меня нет возможности разместить вас в своем доме. Насчет оплаты селянам за проживание договоритесь сами. Что еще… Мое единственное и непременное условие — не сметь обижать местных жителей и платить без обмана. И еще… Боже вас упаси, оскорбить словом или делом хоть одну девушку.

— Леди, — Летаний Марцель, кажется, собрался обидеться.

— Капитан, я ни в чем вас заранее не подозреваю, не стоит обижаться, — я поджала губы. — Но я предупреждаю. Учитывая, что вы в большинстве своем мужчины молодые, холостые и все такое… Я не потерплю, чтобы моих селян обижали. И с виновным буду разбираться сама. Вы ведь в курсе, что я фея?

— Да, леди, — капитан почтительно кивнул. А солдаты за его спиной начали переглядываться.

— Вот и помните об этом. В Листянки я наведаюсь завтра, посмотрю как там. К охране моего дома можете приступать с утра, сегодня отдыхайте. Располагайтесь вокруг, это вам самим решать как. Ну и завтра же обсудим прочие моменты.

Капитан с солдатами откланялись, погрузились на лошадей и под нашими взглядами потрусили в Листянки.

— Ты быстро освоилась, — ровно проговорил Эйлард. — Глядя на тебя, и не скажешь, что ты баронесса всего два дня. А фея и того меньше. Просто аристократка в двадцатом поколении.

— Да я вообще-то и без титула не на помойке себя нашла, Эйлард, — я повернулась к нему. — Это только для тебя имеет значение — есть он у меня или нет. А я такая, какая есть.

Он ничего не сказал, только криво усмехнулся. А я поняла, что нам, в общем-то, не мешало бы поговорить.

— Тимка, ступай в дом, ладно?

Я повернулась к оборотню и он, понятливо кивнув, ушел. А мы двое остались за воротами.

— Ты что-то хочешь мне сказать? — глянула я вопросительно.

— Не знаю. Да, наверное, хочу. Но не знаю что, — он потер лоб ладонью. Помолчал. — А ты Алексию с сестрой для чего привезла-то?

— Странный вопрос, — я даже удивилась. — Ей нужна была работа и помощь, сестру она бросить не могла. И мне нужна помощь по хозяйству. Так почему нет?

— А почему ее? Тебе мало было селян? Наняла бы любую девушку, и была бы тебе приходящая прислуга.

— А потому, что Алексия тоже мне помогла в свое время.

— И чем же она тебе помогла? Прическу красивую сделала? — маг хмыкнул.

— Чем помогла? — я почувствовала, что снова начинаю злиться. — Знаешь, Эйлард, если бы ты немного поумерил свои понты и амбиции суперкрутого мачо и соблазнителя, и вместо вопроса «Ну почему не я» задал другой… А именно — не нужна ли мне помощь и где я провела первую ночь во дворце, то не спрашивал бы сейчас про Алексию. Ту ночь я провела в комнатке прислуги, и спала вместе с ней на ее кровати. Потому что она спрятала меня от принца Гесила. И избивал ее потом Гесил вместе со мной, так как понял, кто именно помог мне укрыться от него.

Эйлард ошарашено смотрел на меня.

— Что? Не ожидал, что я могу спать в комнате прислуги? Или того, что обычная горничная, рискуя всем, может помочь гостье дворца? В то время как ее спутник, который подряжался ее якобы охранять, на самом деле лишь устроил скандал и закатил сцену ревности?

Ответом была долгая тишина. Я не торопила собеседника. Мне по большому счету было уже все равно, что он скажет. Мои эмоции перегорели, и даже то нездоровое физическое влечение, которое поначалу было к нему, тоже уже ушло. Физиологию никто не отменял, и сложно утихомирить буйство гормонов и проснувшееся либидо, когда рядом находится привлекательный представитель противоположного пола. Тут все ясно, но… Ну да, красивый породистый самец, что есть, то есть. Неглупый, уверенный в себе — тоже факт. Но сколько таких? Вот именно, что много. А с лица воду не пить. И мой первый, и последний опыт совместной жизни с подобным экземпляром ничем хорошим не закончился.

Лешка, с которым мы прожили вместе четыре года, тоже был красив как картинка. Первый парень на факультете, отличник, спортсмен, красавец и сердцеед, мечта всех студенток. Когда он обратил внимание на меня, я летала как на крыльях и влюбилась по уши. И терпела потом и его бесконечные придирки, и то, что он решал за меня, что мне делать, с кем дружить, куда ходить. Мне казалось, что это он так заботился обо мне и опекал по-своему. Ну как умел, ведь он старше меня на три года. И развесив уши, я слушала о том, как мы скоро поженимся. Вот только еще немного накопим денег на свадьбу. А то, что для этого нужно отказаться от лишних трат — это само собой разумеется. До меня упорно не доходило, что отказываться приходилось только мне. И я безропотно, в свободное от своих занятий время, писала курсовые и рефераты за деньги. А после окончания института вышла на работу, и использовала любую возможность подзаработать.

И старалась не обижаться на едкие замечания его мамочки, которая считала меня провинциальной пронырой, которая вцепилась своими щупальцами в ее мальчика и мечтает за его счет прижиться в этом городе. Господи, такой бред — ладно бы это была столица, так нет же. И я сама тоже не из глухой деревни, а просто из городка в двух часах пути на электричке. И высшее образование я получила, между прочим, своим заслугами, поступив на бюджетное отделение.

Глупая, слепая, влюбленная курица — вот кем я была все те четыре года. Прозрение пришло внезапно. Просто вечером, мой любимый красавец за ужином, приготовленным мною же, кстати, лениво сообщил, что он решил расстаться. Что будущего у нас нет. Что я скучная, приземленная, а у него мечты — путешествия, приключения. И я в эти мечты не вписываюсь.

Я всю ночь тогда проплакала, ушла утром на работу с опухшим от слез лицом, а когда приехала вечером, то… Встретила меня его мама. Она же выдала мне мои уже собранные вещи и помахала напоследок ручкой. А на мой робкий вопрос, где же Леша?.. А Леша забрал все те деньги, которые мы копили на свадьбу, и улетел в Индию, реализовывать свою мечту. Оказывается, билеты у него были уже давно куплены, и он умотал в Гоа, жить у океана и постигать мудрость.

Мне же понадобилось два года, чтобы собрать осколки разбитого сердца и растоптанного самоуважения. Так я ни с кем больше и не встречалась с тех пор. Только сделала для себя выводы — что никогда больше!.. А его брюки и футболку, которые оказались забытыми у моих родителей после одного из визитов, я сначала берегла, рыдая в них. А потом топтала ногами, вымещая свое отчаяние. Когда же успокоилась, то просто забыла о них, и вот тогда они и перешли к Тимару.

— Вика, — отмер, наконец, маг, — но я же не знал, я думал… — он снова замолчал.

— Если бы ты думал, Эйлард, то между нами не было бы всех этих недоразумений. А ты если и думаешь, то только о себе. О своем благе. В принципе, это нормальное, обычное человеческое качество, — я пожала плечами. — Только вот не надо держать меня за безмозглую квочку, за которую следует принимать решения. Как ты, верно подметил, я уже взрослая девочка. И в состоянии сама о себе позаботиться. От помощи я никогда не отказываюсь. Но принимать за меня решения и диктовать мне условия я не позволю. Прими это как данность.

— Как ты заговорила… Это потому, что сейчас ты аристократка и фея? Я, похоже, тут уже и не нужен…

— Нет, Эйлард. Это потому, что я уже давно такая. А не ругалась я с тобой только потому, что вежливость не позволяла, да и растерялась поначалу. И хочу сразу расставить все точки над «i». Мы с тобой вроде как коллеги… Я курирую переход, ты — Источник. Вот и давай оставим все так, как есть. Не вноси лишних проблем в наши отношения. Любовницей твоей я все равно не стану, мне это неинтересно. Терпеть твои истерики и сцены тоже. Может, сложись все иначе у нас что-то и получилось бы, но… Мы слишком разные. Поэтому давай просто жить и не мешать жить другому. Я не хочу войны в собственном доме.

— И я не хочу. Если бы ты знала, как я не хочу войны с тобой, — он печально улыбнулся. — Я все испортил, да?

Ну хоть это он понимает… Ведь неглупый же мужик. Умный, интересный, много знающий. Но почему же со мной он так по-дурацки себя вел? Ведь нравился он мне поначалу, очень нравился. И не поведи он себя так глупо… Я даже ту первую попытку залезть в мою постель ему простила, списав на проснувшиеся гормоны — шутка ли, четыреста лет проспал, а тут молодая девушка. Но все остальное убило мои симпатии на корню.

— Не без этого, — помедлив, кивнула я ему. — Давай попробуем просто стать добрыми друзьями? Я с радостью приму твою помощь, советы, объяснения. И в отношении перехода, и относительно управления этим неожиданным баронством. Да и сама помогу, чем смогу. Но на этом все.

А Эйлард все молчал. Странный он какой-то. Хоть бы сказал что-то. Ну не знаю — извинился, или поспорил, или согласился. А то я как-то глупо чувствовала в роли читающей нотации особы. Терпеть не могу разборки и выяснение отношений. Это совершенно не мое амплуа, и мне тяжело держать себя в руках и пытаться соответствовать образу серьезной степенной дамы. А он просто стоял, перекатываясь с пятки на носок, и ничего не говорил.

— Пойдем? — я мотнула головой в сторону дома.

— Пойдем. По поводу помочь и объяснить — можешь на меня рассчитывать, — выдал, наконец.

— И то хлеб, — я примиряюще улыбнулась ему. — Пойдем уж, великий Хранитель Источника. Будем ужинать, а завтра я сделаю первую ходку в Листянки. Я ведь так и не была там ни разу, боялась высовываться. А теперь вот хочу — не хочу, а надо. Да и остальную территорию баронства придется осмотреть, я ведь даже приблизительно не представляю, что это такое и с чем его едят.

— А поедешь на чем? — маг открыл мне ворота и пропустил вперед.

— Э?

— Ну не пешком же ты собираешься путешествовать по своим землям. Лошади нужны.

— Лошади? — я скривилась. — Ну, нет. Лошади — это без меня. Я себе лучше велосипед куплю. А что? Я землянка, фея. Пусть все считают, что это моя причуда.


Глава 19 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 21



Loading...