home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

В этот день я решила никуда не ехать. Во-первых, не было настроения, что-то уж больно утро выдалось лихое. А во-вторых, я банально устала разъезжать по баронству. Все же я не привыкла ездить верхом, и как бы сильно меня не выручали мертвая и живая вода, исправно выдаваемые водяным, но тяжело это.

Так что, наплевав на все дела, я забрала второй ноутбук, который покупала для мага и Тимара и, утащив в свою комнату, устроилась, чтобы порыскать в интернете. Мой собственный ноутбук был последнее время постоянно оккупирован Арейной, которая работала с бумагами баронства. Вот тоже, кстати, забота — нужно купить ей отдельный, непосредственно для работы. И все сопутствующее: принтер, сканер, папки, подставки. И потом перенести на него всю базу с учетными данными.

А пока я принялась изучать виды и убранство старинных дворцов и замков, и всего, что связано с безопасностью проживания в них. Сильно большой дворец или замок я не хотела. Хотя Эйлард уверял меня, что как баронессе мне нужно что-то более солидное, нежели скромных размеров дом, в котором мы жили сейчас. Но это кому как. Может, для виконта мой домик и был скромным. А лично для меня, после крошечной «хрущевки» родителей и однокомнатной съемной квартиры, этот дом казался огромными хоромами. И откровенно говоря, так оно и было до тех пор, пока ко мне не переселились Алексия с Яной и Назур с сестрой. Нам с Тимаром все это пространство было совсем не нужно. А если сейчас увеличивать размер дома до среднестатистического замка, или пусть небольшого, но дворца, то придется увеличивать и штат прислуги. Алексия, даже с помощью сестры и Тимара не справится с уборкой. А мне не хотелось. Я и так в собственном доме чувствовала себя неприкаянной.

Но долго посидеть мне не удалось. Перед обедом ко мне постучалась Алексия.

— Леди Виктория, — заглянула горничная. — Вам прибыла почта.

— Какая почта? — я даже удивилась. Сколько живу тут, и ни разу никакой почты не было.

— Ежедневная.

— Э… э, — я в изумлении смотрела на горничную. — Алексия, что-то я не поняла. Мне ежедневно приходит почта, и я узнаю об этом только сейчас?

— Ну… — девушка растерялась. — Ну, вас же обычно нет дома, вы все время в разъездах были последнее время. Вашей корреспонденцией занимались виконт Эйлард и Арейна.

— Что?!

Я вскочила с места и решительно прошагала к двери.

— А ну-ка, покажи мне сегодняшнюю почту!

Девушка послушно передала мне пачку писем, и я озадаченно на нее уставилась. Плотные конверты, какие-то просто заклеенные, а какие-то запечатанные гербовыми печатями. Ну ничего себе… И что у нас тут?

Отпустив горничную, я уселась за стол и начала вскрывать конверты. В большой их части, тех, что были просто заклеены, оказались отчеты и финансовые документы. Я их быстро просмотрела, но в принципе ничего важного для меня лично, скорее это вотчина Арейны. В нескольких конвертах, запечатанных с помощью гербовых печатей, красовавшихся на восковой блямбе, вежливые послания от соседей по Ферину. В которых они выражали радость от подобного соседства, со мной такой чудесной. А так же высказывали надежду, что я уже закончила принимать дела и смогу, наконец, навестить их. Пара приглашений на балы в столицу, несколько на торжественные ужины в честь знакомства от ближайших соседей. Еще было признание в любви от одного из моих поклонников на королевском балу. И одно трогательное письмо со стихами и выражениями восхищения мною. Этот, поэтически настроенный молодой человек, очень горестно сетовал на мою жестокость и то, что я совсем не отвечаю ему, а он так надеется получить от меня хотя бы пару строк, чтобы вечно хранить их у сердца. М-да…

Окончательно меня добило письмо, запечатанное в конверт из толстой вощеной бумаги с водяными знаками и тиснением. И оказалось оно из ковена магов Ферина. В нем изысканным витиеватым почерком было написано, что господа маги очень просят разрешения навестить меня. А так же вежливо намекали на недоумение, что я так долго размышляю над их просьбой о визите. Кроме того, выражали печаль о здоровье своих коллег, которые пытались проехать ко мне, не дождавшись моего разрешения. Кратко сообщая, что три сердечных приступа одновременно у магов это явление исключительно неожиданное, хотя, безусловно, немолодой их возраст оправдывает, да и тяготы дороги и все такое.

Я какое-то время в ступоре посидела над всей этой корреспонденцией, а потом пошла учинять разборки и скандал. Начала с Арейны.

Демоница сидела в гостевой комнате, которая так пока за ней и осталась, и работала за компьютером, перенося в него данные из последних книг учета от старост.

— Арейна? — вошла я к ней с пачкой писем, которые имели отношение к финансам. — Тут вот письма, — и я пристально уставилась на девушку, ожидая реакции.

— О! Спасибо большое, — она приветливо улыбнулась. — А что ж мне Алексия их сразу не отдала, только отняла у вас время, — она спокойно протянула руку и забрала у меня корреспонденцию.

— Хм, — поняв, что ни малейшего смущения или раскаяния она не испытывает, я решила со скандалом повременить. — И много писем приходит? — я присела напротив Арейны за стол.

— Да не то чтобы много. Но идут каждый день. Вы-то в последнее время постоянно уезжали, так я сама все документы разобрала и подколола. Даже в компьютер уже ввела последние цифры. Вчерашние только не успела, вот сейчас с ними заканчиваю.

Она говорила, не глядя на меня, ловко открывая конверты и вынимая бумаги. Затем, встав, отошла к стеллажу и вынула толстую папку. Принесла на стол и спокойно стала раскладывать полученные сегодня письма в каком-то только ей ведомом порядке, сверяя их с теми, что уже подколоты в папку.

— Хм, — только и смогла я повторить. — То есть все, что связано с финансами ты сама разбираешь?

— Ну да, конечно. Это же моя работа. Я и ответы пишу, если нужно. Ваши старосты же меня уже знают, так что проблем нет. В столицу правда пришлось несколько раз уточняющие письма слать, не верили господа финансисты, что у вас управляющий — женщина, — она хихикнула.

— М-да, — опять многозначительно и глубокомысленно выдала я.

— Кстати, Виктория. Если вы уже освободились, с разъездами… Надо бы заказать вам личные именные бумаги, гербовую печать и все, что полагается по статусу. Первое время, конечно, и так обошлись. Все понимают, что сразу все сделать вы не успевали. Но уже прошло три недели, даже больше, как вы приняли баронство… А то очень неудобно отправлять корреспонденцию без вашей печати.

— А-а-а… Э… Ну да, надо.

Я ошарашено переваривала новости. То есть пока я, как Конек-Горбунок, моталась, разбираясь со старостами, моя управляющая и мой маг взяли на себя все, что связано с корреспонденцией. Нет, против того, что Арейна курирует финансовую их часть, я не возражала ни на секунду. Но елки… А письма адресованные лично мне? Эйлард, что ли отвечал на любовные послания?!

— Арейна, мм, а сложно вести такую переписку? Я тебя не слишком завалила работой? — выдавила я, наконец.

— Нет, что тут сложного? — она удивленно глянула. — Правда, пришлось потратить несколько дней на обучение письменности Ферина. Я ведь только на языке Мариэли писать умела. Но виконт меня быстро обучил, так что все нормально. Почерк, конечно, еще кривоватый у меня, но с каждым днем все лучше.

— Ага, — я снова зависла. — А читаешь ты ведь нормально? Ну, в смысле бумаги из Ферина?

— Так то читать. Это же Источник заботится о понимании языков и возможности читать. А писать-то он не учит на других языках, это самим нужно. Случайно выяснилось, когда я попыталась написать одному старосте записку с указаниями, а он вернул встревоженное письмо, мол, не обучен этому шифру. Очень переволновался, думал что-то серьезное. Вот тогда и принялся виконт меня учить письменности Ферина, — она фыркнула.

Я помрачнела. У меня, разумеется, были мысли на этот счет, но как-то так получилось, что все, кто приходил ко мне в дом, совершенно легко читали и разговаривали. И я всех понимала и они меня. Да и проблем с тем, чтобы прочесть книги в Ферине у меня не было. И почему-то я думала, что раз я легко читаю, то так же будет и с написанием. Ан нет… Значит, мне тоже нужно научиться писать на языке Ферина, а заодно и на языке Мариэли. Мало ли как дальше дело повернется.

Получается, что нужно научить Арейну и всех остальных писать на русском языке. Да и проблема с распечаткой документов из компьютера. То есть, я-то, конечно, все буду видеть и понимать, но вот послать куда-то в Ферин напечатанный документ не выйдет, он же будет на русском языке. Придется переписывать от руки.

Хотя… А что если купить парочку печатных машинок, и найти мастера, который переделает металлические буковки на те значки, которые используются в других мирах? Ведь можно же на заказ их отлить и прикрепить? Пожалуй, следует уточнить, возможно ли это.

— Виктория? — отвлекла меня от моих мыслей демоница. — Я хотела вам предложить заказать печать и гербовое кольцо в Мариэли.

— Что? А… А почему?

— Ну, там ведь их сделают демоны. А значит, никто никогда не сможет подделать. Да и магическая сила у них сильнее будет.

— Да? А как же мы их закажем? Я ведь в ваш мир не выезжала и ничего не знаю. Да и не хочется, если честно, — я смущенно улыбнулась. — Как-то мне к другим демонам…

— И вовсе мы не страшные, — обиделась девушка. — Это просто репутация у нас такая. Но так разве ж кому понравится, что его выдергивают из родного мира и пытаются превратить в раба!

— Арейна, не сердись. Я вовсе не имела в виду ничего плохого, — я примирительно положила ладошку на когтистые пальчики девушки. — Ты же видишь, я и в Ферин никуда дальше баронства стараюсь не высовываться. Хотя совсем не думаю о людях плохо. Просто мне пока трудно привыкнуть и осознать то, что есть не только Земля, но и еще другие миры. Скажи лучше, как нам сделать заказ в Мариэли? Назура отправить?

— Гм. Можно, конечно, и Назура. Только вы же не захотите его отпускать? — она вопросительно глянула и дождалась моего кивка. — Значит, надо написать и пригласить сюда ювелира. И здесь на месте с ним все обсудить. А готовый заказ он или пришлет с подмастерьем, или же сам привезет, как договоритесь.

— Да, так лучше.

— Вы только продумайте, какими вы желаете видеть печать и кольцо. И приготовьте изображение герба к его приезду. А корону баронскую будете заказывать? Было бы удобнее все сразу, тогда и скидку ювелир за работу сделает.

— Ну… — я совсем запечалилась. Мне еще только короны для полноты счастья не хватает. Какая она там для баронов предусмотрена? С семью зубчиками, что ли? — Можно и корону. Только как ты собираешься вызывать сюда ювелира?

— Назур доедет до ближайшего селения. Тут недалеко, часа три ехать, мы проезжали мимо, так что я знаю о нем, — пожала плечами демоница. — А оттуда отправит почту.

— Куда?

— А вот этого не знаю, — она смущенно улыбнулась. — Но Назур, наверняка, знает, спросим у него.

— Ладно, — я покладисто кивнула. — Только у меня к тебе еще один вопрос. Точнее даже не вопрос…

Девушка вопросительно глянула на меня, а я сделала паузу, пытаясь деликатно сформулировать свои слова.

— Арейна… Я очень признательна тебе, что ты взяла на себя всю финансовую переписку. Да-да, — перебила ее, так как она собралась что-то сказать, — ты уже сказала, что это твоя работа. Только я хотела бы, чтобы на будущее у нас не было таких недоразумений… Видишь ли, и ты, и Эйлард взяли на себя всю мою корреспонденцию, только забыли кое-что сделать. Никто из вас и словом не обмолвился мне о том, что она вообще существует.

— О!

— Да. И сегодня для меня был очень неприятный сюрприз, что оказывается мне каждый день приходит почта, о которой я ни сном, ни духом. Финансовые отчеты и прочее я и так отдала бы тебе, но оказалось, что мне приходят и личные письма. И наш уважаемый маг почему-то «забыл» мне о них сообщить. Это совершенно недопустимо!

— О! — снова повторила девушка, явно не зная, что сказать.

— Поэтому мне придется поговорить с каждым из вас, отдельно или собрав своего рода совещание… Но раз уж мы с тобой сейчас беседуем, то я сейчас и скажу. Пожалуйста, на будущее — если вдруг что-то происходит в этом доме, что хоть каким-то боком касается меня — сообщай мне сама, лично. Не нужно ждать, что это сделает Алексия, или Назур, или виконт. Они тоже могут понадеяться на кого-то другого и не сказать. А в итоге я в своем собственном доме оказываюсь единственным несведущим в вопросе существом.

— Ох. Прошу прощения, Виктория. Я вправду не предполагала, что все так… — она виновато смотрела на меня.

— Я поняла, что это не специально, — кивнула я смущенно, так как сама ужасно глупо себя чувствовала, говоря все это. — Но к сожалению, сейчас ситуация оказалась весьма неприятная. И я крайне огорчена ею и сердита на виконта Эйларда. Он утаил от меня некоторые весьма важные вопросы, например о письмах из ковена магов Ферина, да и письма, адресованные лично мне, и не предназначенные для чужих глаз. Тоже, наверное, из лучших побуждений, — я хмыкнула. — И мне еще предстоит с ним серьезный разговор на эту тему.

— Виконт весьма огорчен… — она помялась, — вашей холодностью. И насколько мы сегодня видели, не просто огорчен, но и ревнует.

— Ари, это проблемы виконта. Чему он там огорчен и к кому ревнует, — я поджала губы. — Не обижайся, но я не хочу это обсуждать. У нас с виконтом свои сложности, и я не могу дать ему того, на что он надеялся поначалу. Так как мне неинтересно то, что он предлагал.

Она смущенно кивнула.

— Ладно, пойду побеседую в Алексией. Да и с остальными… — я встала и направилась к дверям.

— Виктория? — я оглянулась. — Простите, что так получилось с письмами. Я не специально, наоборот была уверена, что снимаю с вас лишние заботы.

— Ты их и сняла, спасибо. Просто ставь меня в известность, хорошо? Да и введешь в курс дела, что там и как. Я, в общем-то, уже закончила с объездом территорий, осталось всего одно селение на границе с соседним баронством. А, и еще… Научишь меня писать на языке Мариэли? Мало ли когда понадобится, хочу уметь, — я примирительно улыбнулась ей, и она радостно кивнула, поняв, что я не сержусь.

А я, выйдя от демоницы, пошла искать Алексию. Повторила разговор с нею. Причем горничная расстроилась и даже расплакалась, так что мне пришлось ее еще и утешать. Она была уверена, что и Эйлард, и Арейна рассказывали мне о письмах и их содержимом, поэтому и не заикалась о почте. Повторив ей, что на будущее она должна мне обо всем говорить, а я уж решу, что с этой информацией делать, велела передать эти слова Яните. Пусть со своей сестрой сама беседует. А мне еще нужно обсудить возможный приезд ювелира с Назуром, высказать свое «фи» Тимару и Филе, что допустили подобное, и поскандалить с Эйлардом. И вот последнего мне не хотелось больше всего. Так как, откровенно говоря, у меня руки чесались его придушить или дать сковородкой или скалкой в лоб. Ну оборзел же! Совершенным образом оборзел!

Назур на недоразумение с почтой отреагировал весьма равнодушно, просто кивнул, и сказал, что будет сообщать мне лично обо всем, что касается меня хоть в чем-то. А потом я передала ему слова сестры о возможном приезде ювелира. Демон задал мне несколько уточняющих вопросов, спросил, что именно мне хочется заказать — только ли гербовое кольцо и баронскую корону, или же еще немного украшений. После чего сказал, что у него есть три знакомых ювелира, которые согласятся приехать лично. Но тот, что берет за услуги дешевле всего, не очень силен в магии. Поэтому у него, если только обычные украшения приобрести. Второй неплох и не слишком дорог, но крайне далеко живет. Придется ждать недели четыре, пока до него доберется мое приглашение, и еще столько же, пока он сам доедет сюда. А самый лучший и одаренный ювелир живет в столице. И, к сожалению, услуги его весьма недешевы. Но зато, если уж он возьмется за выполнение заказа, то можно быть уверенным — кольцо с гербовой печатью невозможно будет украсть или подменить, а его оттиск подделать. А баронская корона будет выглядеть не просто статусной дребеденью, но подлинным шедевром искусств. То же касается и прочих украшений, помимо изящного исполнения — они заговариваются от кражи, потери, поломки. И можно не сомневаться — они навсегда останутся в фамильных ценностях, даже через века.

Поразмыслив, я решилась на столичного ювелира. Пусть хоть раз в жизни у меня будет что-то по-настоящему классное. То, что останется потомкам, и то, что нельзя украсть и подделать. Мы немедленно написали ювелиру письмо. Точнее, писал Назур, а я только слушала текст того, что он пишет, и озвучивала свои пожелания. По словам демона, письмо будет в столице дней через семь-восемь, затем нужно дождаться самого ювелира, который должен будет свернуть свои дела ради поездки ко мне. То есть получалось, что минимум недели две у меня в запасе есть на обдумывание того, чего бы мне хотелось. Поставив свою подпись под письмом, я запечатала конверт, и Назур ушел с ним в ближайшее селение. Сказал, что вернется только к ночи (так как пешком дорога займет явно не три часа), а еще лучше придет назад завтра утром, заночевав там.

Разговор с Филей и Тимаром я оставила напоследок. Все-таки я их обоих люблю, и срывать на них свое плохое настроение мне не хочется. А вот разлюбезного мага, мне предстоит укатать в асфальт. При этом надо оставаться в рамках. О-хо-хоюшки, как же тяжело держать себя в руках…

Так что для начала я решила пообедать, съесть чего-нибудь сладкого для поднятия настроения, а вот потом «пойду на войну». Эйлард появился в столовой как раз, когда я уже допивала морс с пирожным. И спокойно откусив кусочек, жевала его, не спуская с мага глаз. Глотнула морса, запивая и слегка прищурилась, размышляя, сразу его позвать для беседы или сначала дать поесть. Эйлард, увидев меня, поначалу замедлил шаг, постоял пару секунд, но все же двинулся к столу. И даже сел. А вот поймав мой прищур, ощутимо напрягся. Но я продолжала молча есть десерт, разглядывая его.

Злость моя уже улеглась, все же невозможно долго быть во взвинченном состоянии, так что сейчас я просто разглядывала мага и прикидывала в уме, что ему сказать. От скользнувшей мысли и ассоциации невольно дрогнули уголки губ, и я едва сдержала ехидную усмешку. А вот Эйлард это заметил и напрягся еще сильнее.

— Что это ты так улыбаешься? — не выдержал он.

— Да так… Вспоминаю, как выглядит Sagittarius serpentarius.

— Это еще что? — Эйлард нахмурился, с подозрением глядя на меня.

— Не что, а кто. Птица секретарь.

— Что еще за птица секретарь? — его брови недоуменно приподнялись. — И почему тебя это интересует?

— Прикидываю, пойдет ли тебе черный хохолок и белый клюв, — любезно пояснила я.

Да, удалось мне его ошарашить. Блондин поперхнулся супом и закашлялся, а Алексия, стоящая у плиты укоризненно на меня посмотрела. Но я показала ей глазами на выход, и она понятливо положив половник, вышла, изобразив, что что-то забыла.

— Какой клюв? Какой хохолок? — проскрипел маг, откашлявшись.

— Ну, я же пояснила уже, — мило улыбнулась я. — Клюв белый, хохолок черный, — осмотрела его торс, задумчиво скользнув взглядом ниже и продолжила. — Можно еще и хвост, конечно, очень уж он у него нарядный, черный такой. Но боюсь, мешать при ходьбе будет.

Эйлард отложил ложку, вытер губы салфеткой и уставился на меня.

— Ты издеваешься?

— Ну что ты. Даже и не думала. Просто вспомни, я фея необученная и нестабильная, подверженная эмоциональным выплескам. Сам понимаешь, предугадать последствия своей… гм… своего расстройства не могу. Как вспомню принца Гесила и его дружков, так вот сразу и пытаюсь держать себя в руках. А то мало ли…

— Та-а-к! И на что ты намекаешь?

— Почему намекаю? — я удивленно приподняла брови. — Я прямо говорю. Ты же решил, что ты мой секретарь? Письма мои читаешь, отвечаешь на них, прячешь от меня личную переписку. Небось, и ее читаешь? Что еще… Ах да, утаиваешь от меня важную информацию. Я ничего не забыла?

Маг смотрел на меня, и похоже так его разобрало, что он аж дар речи потерял. Только молча наливался багровостью. Эге… Его сейчас апоплексический удар не хватит? Все-таки не мальчик, даром, что выглядит лет на двадцать восемь, а на самом-то деле возраст весьма почтенный, седьмой десяток разменял…

— Ты мне угрожаешь? — выдавил, наконец, он.

— Да бог с тобой, Эйлард, — я притворно удивилась. — Наоборот. Беспокоюсь за тебя. Видишь, полдня не начинала с тобой беседу, пыталась эмоции свои успокоить. А то, как бы беды не было… Я же тебе не враг. Наоборот, думала, что мы друзья. А ежели что случится, вернуть все назад как было, я ведь не смогу. Сам понимаешь, как фея я еще не очень хороша, — и я развела руками, выражая свою печаль подобной ситуацией. — Плохо, что если вдруг произойдет непредвиденное, общаться нам с тобой неудобно будет, — я снова вздохнула.

— Почему? — маг был в таком ступоре, что даже забыл, что он, кажется, только что собирался устроить мне скандал по принципу: «Лучшая защита — это нападение».

— Да понимаешь, птицы секретари издают только рычащие и каркающие звуки. Правда, это больше в брачный период… — тут я едва выдержала, чтобы не рассмеяться. — Но ты в перманентно озабоченном состоянии. Так что, похоже, этот период у тебя является хроническим.

— Та-а-ак, — снова протянул он. — Не читал я твои личные письма. Пойдем, отдам все, сама убедишься, — и он собрался встать из-за стола.

— Эйлард, да ты не спеши. Покушай сначала. Смотри, какой вкусный суп приготовила Алексия, я уже свою тарелку съела, — маг прищурился, недоверчиво глядя на меня, и я продолжила. — А то вдруг и вправду вспылю… Где же я потом червячков и ящериц наберу в таком количестве, чтобы тебя прокормить?

Блин, все, не могу. Сейчас начну ржать в голос, такой у Эйларда вид. И, похоже, его все-таки хватит сердечный приступ. Вон как перекосило от слов о червяках и ящерицах. Только рот разевает и воздух хватает… А я что? Я ничего. Нечего было меня доводить! Как говорится: « A la guerre comme a la guerre».

— Пойдем! — блондин все-таки вскочил и ринулся в холл.

— Ну, пойдем, пойдем, — проворчала я, сдерживаясь из последних сил.

Проследовав за взбешенным магом его комнату, я замерла на пороге, а он уже доставал из ящика стола конверты, сложенные в пачки. Две особенно толстых пачки были скреплены канцелярскими резинками крест-накрест. Еще часть Эйлард просто вынул и положил на стол.

— Вот это все то, что адресовано лично тебе от твоих… — он скрипнул зубами, — поклонников.

— А откуда ты знаешь, что это от поклонников? — я спокойно подошла к столу и подвигала пальцами эти две пачки.

— Да уж знаю… — Эйлард снова скрипнул зубами. Эк его колбасит, как бы зубы в порошок не стер… — Одеколоном пахнут, конверты разноцветные, да и бумага именная, с тиснением.

— Бумага внутри?

— Бумага, из которой конверты сделаны, — сухо ответил он. Потом помолчал немного. — Я только одно вскрыл, да и то случайно. Потом, уже поняв, что это за письма, откладывал в сторону.

— Эйлард, — я села на приставленный к столу стул, и жестом показала ему, чтобы тоже сел. — Ты мне только одно объясни… Зачем? Точнее — почему?

Блондин постоял, перекатываясь с мысков на пятки, и все же сел напротив меня через стол.

— Да не хотел я ничего плохого, — он взъерошил пятерней волосы. — Ты моталась целыми днями, а я тут как неприкаянный сидел. Почему ты вообще мне запретила с тобой ездить?! Ведь я бы мог лучше тебя защитить…

— От кого, Эйлард? От селян? — я спокойно улыбнулась ему. — Так для этого я солдат с собой вожу.

— Да я уж понял, что не от кого. Только не сразу… Сначала опасался, что ковен магов каверзу какую приготовит. Ты для них теперь лакомый кусочек. А у них у всех амулеты переноса, они ведь сразу из столицы на твои земли могут телепортироваться. Я сначала отвечал им на запросы о приглашении сюда, что занята ты слишком, принимаешь дела в баронстве. И не можешь пока их принять.

— А они?

— А они стали тебя к себе звать.

— И?

— И я им написал, что это тоже невозможно по тем же причинам.

— Ты отвечал от моего имени?

— Нет, конечно, нет. Ты уж совсем плохо-то обо мне не думай. От своего, объяснив, что временно помогаю тебе с корреспонденцией в связи с твоей занятостью.

— И что маги?

— Сами решили нагрянуть, без предупреждения и приглашения. А потом тут же отписались, что, к сожалению, непредвиденно прихватило сердце у троих, и они вынуждены вернуться, не доехав до твоего дома. Вот тогда я и вспомнил твои слова Его Величеству… В ту ночь, когда…

— Я поняла. Они прислали сегодня еще одно письмо. Печалятся об их здоровье и снова просят приглашения.

— И что ты будешь делать?

— Пока не знаю. Я ведь только сегодня вообще обо всем этом узнала… — я укоризненно на него посмотрела. — Эйлард, ну как ты вообще мог так поступить, а? Я ведь доверяла тебе, ты обещал мне помощь, а сам за моей спиной какие-то махинации проворачивал.

— Никаких махинаций я не проворачивал, — твердо ответил он. — Не наговаривай.

— Ну а как я должна воспринимать твой поступок? Объясни мне? Я совершенно случайно сегодня узнала о том, что всю мою почту ты и Арейна взяли в свои руки. И если она курировала только финансовую их часть, то ты, оказывается, прятал от меня письма личные. Переписывался с магами. Что-то отвечал соседям, которые меня приглашали. Кстати, что ты им отвечал? И главное, я не могу понять, почему ты все это делал. Ведь это же просто… Неприлично, читать чужие письма, еще неприличнее прятать их от меня и скрывать информацию. Вот как мне дальше тебе верить? Как тебе вообще пришло в голову скрыть от меня все это? И зачем?

Маг виновато молчал и смотрел в сторону.

— Ну что ты молчишь? Ты не представляешь, в какой ярости я была сегодня, когда все это узнала. И ведь я не шутила, когда говорила о своей нестабильности. Меня же не обучали владениями способностями фей. Вот что было бы, попадись ты мне под горячую руку? — он искоса взглянул на меня. — Вот именно! Я сама не знаю, что могло бы произойти. А я ведь не желаю тебе зла, и искренне верила, что и ты мне друг… Надеялась на твою помощь, советы… Ты ведь обещал.

Тут он вскочил, обогнул стол одним стремительным молниеносным движением и опустился передо мной на пол, я даже вздрогнула от неожиданности. А в следующее мгновение он сжал меня руками за талию и уткнулся лицом в колени. Эмм?

— Да не враг я тебе! — глухо проговорил мне в коленки. — Я бы все сделал, чтобы помочь тебе, уберечь. А ты ничего не хочешь, ни о чем не просишь. А эти хлыщи… Завалили тебя письмами. Небось в любви клянутся… А поедешь к ним или к себе пригласишь, засыплют предложениями руки и сердца… И ведь не откажешься от визитов этих, знаю я уже твой характер. Тебе неудобно отказать, поехала бы сразу же знакомиться на все эти званые ужины…

— Эйлард, ну что ты как маленький, — я сидела, не зная, куда деть руки, и не решаясь погладить его по голове. Еще воспримет как приглашение. — Я ведь уже говорила, что не собираюсь пока выходить замуж. Ну, съезжу я в гости к соседям, попьем чаю, пообщаемся. Ведь нужно же налаживать связи. К чему устраивать из этого трагедию? Лучше бы научил меня чему-то полезному, посоветовал что-то, а ты устроил этот балаган, — пальцы на моей талии сжались сильнее, но маг промолчал.

— Чему ты хочешь научиться? — спросил он только через пару минут.

— Да много чему. Этикету, геральдике вашей. Всему тому, что мне необходимо знать как баронессе. Мне ведь ничего из этого неизвестно, а нужно какую-то корону дурацкую, кольцо с гербовой печатью. Личную гвардию? Так ей, небось, одежду какую-то специальную нужно в цветах моего герба, да? Я в книжках исторических читала об этом. Что еще? Вот подсказал бы. Письменности вашей феринской научил… А еще напиши, пожалуйста, графу Илизару от моего имени, попроси приехать, точнее перенестись. Мне необходимо с ним побеседовать.

— О чем?

— У меня к нему просьба есть… Мне очень нужна какая-то дама, которая разбирается во всех этих ваших заморочках с этикетом и манерами. Я же совсем ничего не знаю и не умею. А мне теперь год за годом предстоит изображать из себя светскую даму. Это сейчас мы уединенно живем, пока все налаживается. А дальше? Грубо говоря, мне нужна учительница в этих вопросах. И, кроме того, еще один наставник, который разбирается в законах и налогообложении Ферина, в устройстве всем этом. Арейна, конечно, молодец, но мне и самой нужно все это знать и уметь. Да и вообще… Эйлард, я же женщина, да еще из другого мира. Мне непонятно все, что связано с охраной, безопасностью, управлением. А ты мне не помогаешь, хуже того, скрываешь информацию, вместо того, чтобы научить и посоветовать, — я грустно вздохнула.

Злиться я уже перестала и только неловко себя чувствовала в этой ситуации. Маг виновато молчал, дыша мне в колени, но хватка пальцев на моей талии немного ослабла.

— Хорошо, — отстранился он, наконец, и заглянул в глаза. — Я всему тебя научу, что знаю сам. Все равно мне совершенно нечем заняться. Источник в безопасности, защиту на дом и всех вас я уже давно наложил, только обновляю периодически. Отвод глаз для слишком любознательных и непонимающих ничего в магии землян я тоже сделал. Так что, кроме занятий с Тимаром мне и делать-то нечего. Чувствую себя самым бесполезным человеком в этом доме. Все что-то делают, у всех какие-то свои заботы и обязанности, один я как дурак… Только что вот переписку разбирал, так как ты сама занята была, а секретаря у тебя нет.

— Вот и славно, — я миролюбиво кивнула. — Только на будущее, поклянись, что ты больше никогда не будешь от меня скрывать информацию и прятать сведения или письма.

— Да клянусь, клянусь, — он криво улыбнулся. — Но взамен, пообещай мне, что одна ты не станешь разъезжать по гостям, я буду рядом на всякий случай. Я боюсь за тебя.

— Ладно, — я пожала плечами. — Охраняй, разве же я против? А можно поподробнее, что ты сказал про отвод глаз?

— Ну, в Ферине-то никого не удивляет то, что происходит в твоем доме. А на Земле, зачем народ волновать? Вот я и помагичил немного. Наложил заклинание отвода глаз. Сейчас только одаренные магией люди могут видеть и понимать все, что здесь происходит. Остальные просто не обращают внимания, если специально не приглядываются и не интересуются.

— О! Вот за это спасибо! Какой ты молодец, а я и не знала, — я улыбнулась оттаявшему магу.

Ну, вот и помирились, и хорошо.


Глава 24 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 26



Loading...