home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Чтобы закрепить успех от лекции и пропесочивания, а также в продолжение примирения, я решила привлечь непутевого блондинистого мага к нелегкой учительской доле сразу же, не отходя от кассы, как говорится. Тем более время у меня сегодня еще есть. Раз уж я никуда не поехала.

— Эйлард, а давай-ка мы прямо сейчас, и займемся учебой? — демонстративно сложила ладошки в замочек. — Мне ведь нужно научиться писать на ваших языках. С Арейной я уже договорилась, алфавиту Мариэли она меня обучит, а с тебя письменность Ферина.

— Что, прямо сейчас? — маг нехотя отодвинулся от меня и встал.

— А чего тянуть? Раньше начнем — раньше закончим. А еще я, знаешь, что придумала? — и я рассказала про свои мысли о печатных машинках со шрифтами других миров.

Эх, была бы я программистом, может, смогла бы и для компьютера какую-то хитрую программу написать, чтобы на нем вводить тексты. Но учитывая, что в этой области я не просто бездарь, а абсолютный нуб, то даже и не представляю, возможно ли это в принципе. Найти бы специалиста… Может, обратиться к тому профессору из московской академии магии? Во-первых, они в столице, и выбор специалистов большой. Во-вторых, наверняка им это тоже пригодится. Уверена, что они за время своей летней практики наладили связи с феринскими магами. Вот и пусть переписываются. Они мне из Москвы письма по электронной почте будут высылать, а я тут распечатывать и отправлять в Ферин. А что? Всем от этого только польза будет.

Мою идею Эйлард оценил. И сразу стал думать о том, как бы написать образец алфавита Ферина красиво и аналогом печатных букв, так как письменные буквы у них весьма витиеватые. Даже в книгах их старались написать красиво и нарядно, если можно так сказать. А дальше мы переместились за его стол, и он стал меня учить. Алфавит Ферина чем-то отдаленно напомнил мне латинский. Только букв не двадцать шесть, а двадцать семь. И, так же, как и в современных романских языках, в нем некоторые звуки складывались из сочетания двух или трех букв. В принципе, ничего сложного. А учитывая, что на английском языке я пишу довольно неплохо — спасибо учителям, — то и с письменностью Ферина разобралась быстро. Осталось только вызубрить сам алфавит и наработать навыки письма. Проблема для меня лично была только в украшательствах букв, и это мне категорически не нравилось — вырисовывать все эти завитушечки и хвостики, которые смысловой нагрузки не несли, а вычерчивались только для красоты. Ну что ж, значит, будем нести в мир «светлое и доброе», лаконичное и функциональное. Пусть мой почерк будет не так красив и витиеват, но зато исключительно функционален. А крючочки и хвостики будет рисовать мой секретарь, если он у меня когда-нибудь появится.

После урока я здесь же просмотрела письма от соседей. И маг ответил на них за меня, написав то же, что и раньше. Ну, это по его словам. Что я пока еще занята, к величайшему сожалению, в ближайшее время навестить их не смогу, и к себе пригласить не могу в связи с перестройкой дома.

А в своей комнате я разобрала личную почту, конфискованную у Эйларда. Действительно, как он и предполагал, тут было множество посланий от кавалеров, с которыми я имела честь познакомиться на балу. Комплименты, восхищения, сотни пустых слов ни о чем… Приглашения от потенциальных ухажеров в гости и намеки о том, что им не терпится навестить меня. Эйлард сказал, что на эти письма отвечать не нужно. Мол, приличные незамужние девушки на подобные послания не отвечают, дабы себя не скомпрометировать. М-да. Вот еще бы знать, правда это, или же он жульничает и просто не хочет, чтобы я писала?

А сразу же после ужина, я обратилась к Тимару и Филимону.

— Мальчики, пойдемте-ка в мою комнату. Будем держать семейный совет, — встав, я направилась к выходу.

Эти двое переглянулись, Тимар взял кота на руки и пошел за мной. А следом за ними встал и направился маг.

— О чем совет, Вика? — спросил он меня.

— Э? — в недоумении оглянулась я. — Так я же не тебя зову.

— Ты же сказала семейный совет… — и этот блондинистый нахал демонстративно поднял брови.

Нет, ну вы на него посмотрите, а? Не мытьем так катаньем пытается пролезть туда, куда его не звали. Мало нам было сегодняшних разборок.

— Эйлард, ты прости, но к моей семье, — выделила я интонацией последнее слово, — ты не относишься. Филя — мой фамильяр, Тимар — подопечный, ну или воспитанник, не знаю, как правильно. А мои родители живут в другом месте.

— Но ведь можно все исправить. И это совсем не трудно, если ты захочешь, — Эйлард внимательно смотрел на меня, ожидая реакции.

А я если честно растерялась. Он на что намекает? Надеюсь не на то, о чем я подумала.

— Эмм… — промямлила я. — Эйлард, прости, но сейчас мне нужно поговорить с Тимаром и Филей о других вещах, — я отвернулась и быстро вышла их кухни.

У себя в комнате я повторила все то, что уже сегодня неоднократно говорила всем домочадцам по очереди. О почте, о том, что почему-то мне никто ничего не говорит, о недопустимости этого. Посетовала, что они двое, которые должны бы были следить за всем и быть моими ушами и глазами, совершенно расслабились и отлынивают. Особенно это касалось Филимона.

— Филя, ты же мой фамильяр! — я укоризненно посмотрела на кота. — Ну как же так вышло, что ты мне ничего не сказал, а? Получается, что за моей спиной происходит, черт знает что. Все делают, что хотят в моем доме, с моими вещами и письмами. А я единственный, кто об этом не знает.

Эти двое, украдкой поглядывая друг на друга, молчали.

— Тимар, а ты? Ты ведь член семьи, и для всех именно так это озвучено. Я твоя опекунша до тех пор, пока ты не станешь совершеннолетним. Если ты, конечно, не возражаешь, — парнишка мотнул головой, подтверждая, что не возражает. — И вот смотри, что вышло. Все наши наемные работники за нашей спиной что-то делают. Да, это из лучших побуждений и желания помочь. Но, черт побери! Почему ни я, ни ты не в курсе?! Я виновата, разумеется, ездила все эти дни и не пыталась вникнуть в то, что происходит в доме. Но ты-то? И ты! — перевела я взгляд на кота.

— Ну, прости-и-у, — проверещал фамильяр. — Хочешь я на ко-о-улени упаду?

— Падай, — разрешила я.

И этот прохиндей демонстративно бухнулся на пол. Помедлил, решая что-то, потом упал на спину, раскинул лапы и хвост во все стороны, закрыл глаза и изобразил умирающего лебедя. Я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. А этот мохнатый интриган открыл один глаз и глянул на Тимара, ошалело взиравшего на это представление.

— Че стоишь, падай! — прошипел кот.

Тимар поднял глаза на меня, тоже что-то прикинул, всплеснул руками и грохнулся на пол рядом с котом, изображая морскую звезду.

— Артисты из погорелого театра, — не выдержав, я рассмеялась.

— Би-и-уть будешь? — кот открыл второй глаз.

— Пока думаю, — не спешила я их прощать.

— А-ах, — Филя закатил глаза, приоткрыл ротик и вывалил из него розовый язычок. А сам лапой потыкал Тимара в бок.

Оборотень, с трудом сдерживая улыбку, тоже закатил глаза и пару раз дернулся, после чего бессильно обмяк.

— М-да, — я встала, наклонилась над ними и заговорила в пространство. — Похоже, без помощи холодной воды не обойтись. Пойду-ка я принесу стакан водички, полью, приведу их чувство…

— Балда, — тут же дернулись кошачьи усы. — Искусственно-у-е дыхание делать надо в таких случаях.

Тимар снова промолчал, но заалел, даже кончики ушей порозовели.

— Ладно уж, балбесы, прощаю я вас! — я рассмеялась. — Вставайте, хватит пыль собирать.

— Вик, прости, я просто не подумал, что что-то такое нужно отслеживать, — Тимар сел на полу и виновато на меня взглянул. — Заучился, и как-то бдительность потерял.

— Ладно. Но на будущее вы поняли, да?

Мне в ответ было два дружных кивка.

— Тимар, я сегодня с Викой спать в одной комнате лягу, — кот тоже сел и глянул на оборотня. — Ты иди, а я тут уже останусь.

Тимар пожелал нам спокойной ночи и ушел, а Филя перебрался на мою кровать.

— Вик, я тут вот что придумал по поводу снов твоих. Спать тебе ложиться нужно, иначе ты не сможешь вести нормальный образ жизни. Но твои сны видеть буду я. Ты как ляжешь, мы связь активизируем, и ты заснешь без сновидений. Ну, или мои сны увидишь. А я буду караулить твой сон.

— А так можно? — засомневалась я.

— Можно. Просто сложно это, и обычно так никто не делает, нужды нет. Но в качестве временной меры — мы вполне можем так поступить.

— А ты увидишь… Ива?

— Если он придет — увижу. А вот он меня — нет. И не спрашивай, как это возможно, я сам не понимаю принцип действия этой магии и нашей связи.

Так мы и сделали. А утром первый вопрос, который я задала, открыв глаза, был:

— Он приходил?

— Приходил, — кот зевнул розовой пастью.

— И?

— Пришел, недоуменно посидел рядом. Потом ушел.

— Просто посидел? Не искал?

— Не-а. Я же твой сон смотрел, а меня он видеть не мог. Так что для него было просто пусто, не было тебя.

— О как! Ничего не поняла, но ладно. Тогда еще какое-то время так и будем делать, хорошо?

В этот день я снова решила никуда не ехать. Оставалось у меня неохваченным только одно селение в баронстве, и оно может подождать еще пару дней, уже не принципиально. После завтрака снова пару часов позанималась с Эйлардом письменностью, а затем собрала всех в гостиной и стребовала решения и советов относительно перепланировки дома.

Чертежей у мага и Назура было уже много. Они постоянно дополнялись и менялись, и я все их видела. Поэтому сейчас, я волевым решением постановила — пора!

Мы в очередной раз обсудили все, я показала им распечатанные из интернета картинки маленьких дворцов и больших домов. Проспорив до хрипоты пару часов и исчеркав еще несколько листов, мы все же пришли к некому единому мнению, на котором остановились. Решив, что если вдруг что-то не так — исправим позднее, а пока нужно начать хоть с чего-то.

После этого я выгнала всех из дома. Тимар, Эйлард, Филимон и Алексия с сестрой ушли на Землю. Возвращаться раньше вечера я им запретила, так что они ушли гулять и развлекаться. Назур и Арейна на Землю, по понятным причинам, уйти не могли, но и в Ферин или лиловый мир не решались. Так что они набрали в корзину еды, прихватили подстилки и одеяла и ушли в Мариэль. Сказав, что посидят там за забором, а как можно будет — я позову их обратно.

И как только все ушли, я мысленно потянулась к Дому, стараясь поймать его волну. Последнее время, после моих тренировок с водяным и Филей, мне это удавалось все легче. И сейчас я быстро почувствовала его отклик.

— Домик, у меня к тебе огромная просьба… — начала я.

А дальше стала излагать все то, о чем мы решили на нашем «архитектурном» совете накануне. Положила на пол чертежи и рисунки, вслух объяснила все, указывая пальцем на нужные места. Воспринимал Дом меня не глазами, как мне казалось, но как именно сказать я бы не смогла. Просто ощущала, что он внимательно слушает — и мои слова, и эмоции, и мысли.

Получив подтверждающую эмоциональную волну, я тоже ушла на Землю, решив в одиночестве послоняться по городу. Никакой определенной цели у меня не было. Просто погулять, может, сходить в парикмахерский салон и сделать что-нибудь с волосами. Они у меня отросли очень сильно из-за регулярного использования живой воды, и честно говоря, ужасно мешали. К такой длине ниже пояса я не привыкла, и подумывала о том, чтобы отрезать их до привычной мне — по лопатки. А может, вообще стрижку сделать… Или покрасить их. В блондинстый цвет, ну или рыжий. Для разнообразия. Мне и тот и другой очень шли, просто жаль было портить волосы химией, и последние пару лет я красить их перестала. Да и денег было мало, а услуги нормально парикмахера, который не сожжет волосы, стоят весьма недешево. Но сейчас у меня были и деньги на салон, и запас живой воды, чтобы если не понравится, снова отрастить волосы, отрезав затем испорченную окрашенную часть.

Прикинув количество времени до вечера, начала с кафе. Порция тирамису, мороженое, чашечка капучино, сваренного для разнообразия не собственноручно, а баристой. Как приятно-то… И чего я засела в своем Доме, как в крепости и носа не кажу к цивилизации? Может, и в Керисталь самой прогуляться, не дожидаясь графа Илизара?

А после кафе, я все же пошла в парикмахерский салон. Эх, гуляй рванина. Гулять, так гулять. Не только же домику меняться? Надо и мне для разнообразия что-нибудь изменить. Да и все же немного укоротить волосы. Такое богатство выглядит, конечно, впечатляюще, но проблем и хлопот доставляет больше, чем удовольствия. Одно только их мытье, сушка и расчесывание отнимали массу времени. Сейчас их длина была до бедер, так как я действовала по русскому принципу: «Слишком много хорошо — плохо не бывает». И всегда, когда добавляла в ванну живую воду и волосы ею же ополаскивала. Вот — доополаскивалась.

Спросив в салоне самого лучшего мастера, я села в кресло. На пальцах показала, какую длину оставить, обсудила, что с ними делать дальше и желаемый цвет. Попросила то, что он отрежет сложить мне в пакет, сказав, что заберу на шиньон для подруги. А то помню я, как Эйлард сжег свои волосы. Мало ли… И расслабилась. А через несколько часов с любопытством рассматривала результат. Длину волос, как я и просила, мастер мне оставил до середины спины и подстриг каскадом, что добавило им еще больше объема и придало ухоженный вид. А цвет мы после долгого обсуждения сделали намного светлее. Не рыжие, не блондинистые, а словно в моих темных волосах запутались многочисленные светлые прядки. Так что издалека они выглядели светлыми, а вблизи было понятно, что на самом деле пряди нескольких тонов. Мне понравилось. Так что я не пожалела потраченного времени, и весьма впечатляющего счета за услуги.

А когда добралась домой, меня ожидал сюрприз. Во-первых, все уже собрались и ждали меня, наматывая круги вокруг забора. Во-вторых, за забором… А за забором… М-да. Я застыла и, раскрыв рот, смотрела на то, что было видно отсюда.

Зрелище ошеломляло. Дряхлый старый особняк превратился в небольшой, словно игрушечный, дворец. Честно, я не вру. Самый, что ни на есть настоящий, только совсем маленький, такого же размера, как и прежний дом. Белый, с башенками и украшением из каменного кружева. Небольшой, всего в два или три этажа, я отсюда не могла точно понять. Крыша красная, как и раньше, и на одной из четырех башенок тот же самый флюгер — кованый грифон. Кстати, точно такой же грифон нарисован и на моем гербе. Вероятно, это что-то значит.

Я уже собралась шагнуть к воротам и открыть, не обращая внимания на моих домочадцев, все равно сами нагонят, как меня настиг удивленный вопрос.

— Девушка, вам кого?

Я непонимающе оглянулась, ища глазами эту девушку, и встретилась глазами с Эйлардом, который вопросительно смотрел на меня.

— Э?

— Вика?! — ошарашенно выдал он.

— Вика?! Это ты?! — последовали не менее изумленные возгласы от Тимара, Алексии и Фили. А Яна просто смотрела, распахнув в восторге глаза.

— Привет, — улыбнулась я им. — Я. Сменила имидж. Как вам? — и тряхнула распущенными волосами.

С такой длиной это стало снова возможно, а то до того мне приходилось их заплетать и закалывать, чтобы не мешали.

— Потрясающе! — это Тимар.

— Красиво, но непривычно — ты сама на себя не похожа. И жалко прежнюю длину, — это Эйлард.

— Я тоже так хочу! — непосредственно выдала Янита.

— Вам очень идет, только непривычно. Вы совсем другая, — улыбаясь, произнесла Алексия. — И какая красивая стрижка.

— Вика, не уверен, что это была хорошая идея, — мрачно выдал Филя. — Хотя… Ты не забыла, что тебя кое-кто ищет и так может не узнать?

И моя улыбка померкла. М-да. Об этом я как-то не подумала… Но, с другой стороны… Если Иву важно только то, как я выгляжу, то значит я сама ему не нужна, а нужен мой внешний вид. И меня это не устраивает. Или… глупость говорю? Ладно, подумаю об этом позднее. В конце концов, перекрасить в свой родной цвет — дело нескольких минут. А сейчас меня ждет экскурсия по собственному дому.

Я во второй раз направилась к воротам, и снова была окликнута.

— Викусь, — раздался от соседнего дома голос. — Привет, соседка, что-то давно я с тобой не сталкивался.

— Добрый вечер, дядя Миша, — я улыбнулась ему, а моя компания отошла в сторонку, чтобы не мешать. — Да что-то все некогда, дела, заботы, ремонт…

— Да-да, вижу. Какую ты домину отгрохала. Прямо замок, хоть и маленький — он одобрительно кивнул. — Молодец. Красиво.

А я напряглась, не зная как реагировать. Что-то уж больно спокойно он об этом говорит. Никакого удивления и вопросов о том, когда это я успела. Ведь еще утром дом выглядел по-старому… Хотя… Что-то же Эйлард говорил про отвод глаз и отсутствие удивления и внимания… Да и прежде домик сам наводил какую-то иллюзию. А дядя Миша ближайший сосед, и мы с ним подружились. Вот потому, значит, и заметил.

— Ну… Да. Как-то так потихонечку и вот… — промямлила я.

— Да чего стесняешься-то? — сосед хохотнул. — Все вы, романтично настроенные барышни, сказки любите. Так если средства позволили сделать такой ремонт, то это же здорово. Да и улочке нашей — какое украшение.

— Рада, что вам нравится, — я криво улыбнулась, по-прежнему не понимая, как воспринимать его слова.

— Да-да, нравится. Я все ждал, когда же ты ремонт закончишь. А сегодня глянул — а уж и все. Лесы сняты, и замок твой во всей красе.

В общем, ощущение от этого разговора с соседом оставило неизгладимое впечатление. Было непонятно — то ли он прикалывается, то ли и вправду верит в то, что говорит. Похоже, действительно, все это сделала магия Источника, которая, так же как и раньше, заставляла окружающих видеть все совсем иначе. И то, что добавил Эйлард, который и есть Хранитель этого самого Источника.

И вот, попрощавшись с соседом и пообещав зайти как-нибудь на чай и принести свои пирожки, которые он очень любит (было дело, пару месяцев назад пекла и угощала его), я открыла ворота, вошла и сбилась с шага. А за моей спиной раздались изумленные возгласы.

Изменился не только дом, а вся территория участка. Снаружи размеры оставались такими же, как и в первый день, когда я только приехала сюда. Обычный забор, то же самое количество соток. А вот внутри — непостижимым образом изнутри пространство увеличилось, и стало в несколько раз больше. Сейчас, чтобы дойти до входной двери нам понадобилось некоторое время. Более того, можно было четко увидеть границу той территории, что была раньше. На ней ровной линией обрывался газон, который мне в свое время помогли посеять гномы, далее же был густой чернозем, который требовал внимания. А общая территория теперь позволяла и сад развести, и деревья посадить, и поставить еще беседки, если будет желание.

Вход в этот не то замок, не то дворец — я пока не очень понимала разницу между этими понятиями — был в том же месте, где и раньше. Только вот сейчас это была мощная деревянная дверь цвета мореного дуба в металлическом каркасе. И если мои глаза меня не обманывали, то и внутри в ней была металлическая основа. Крыльцо стало каменным, с широкими ступенями и перилами. Площадка перед дверью — просторная и удобная.

Сам, гм, ну пусть будет замок, так благозвучнее звучит, тоже сложен из белых камней. Либо же облицован ими. И только небольшое количество фасада вокруг входа и цоколь — глубокого темно-красного цвета. Окна большие, современные, обрамленные резными ставнями. Судя по высоте, на которой расположены окна первого этажа, он поднялся выше. Или же появился цокольный этаж. Над крыльцом навес, поддерживаемый четырьмя тонкими колоннами. Под крышей ажурная пена каменного кружева, делающая замок более воздушным.

Пройдя через прихожую с большими зеркалами, мы вошли в холл. Сразу же справа на стене — еще одно большое зеркало в тяжелой деревянной раме. Наверх их холла вела широкая пологая лестница. По сторонам от нее входы в коридоры. Кухня и столовая обнаружились в одном из коридоров справа, как и раньше. Но сейчас они перестали быть объединенными, и столовая отделилась в большую комнату, сохранив из прежней обстановки стол, диванчик и панно на стене. Кухня тоже стала намного просторнее. В ней стояла вся бытовая техника, приобретенная мной, и те же самые кухонные шкафы, забитые посудой и продуктами. Но большая ее часть сейчас пустовала, зато появилась дверь в подсобное помещение. Рядом в коридоре — еще несколько помещений, вероятно для каких-то хозяйственных нужд. И исчезла дверь из столовой, открывающая выход в Ферин. Теперь в холле существовало два выхода, и оба смело могли называться «парадными». Дверь идентичная той, что вела на Землю, находилась строго напротив через холл, за лестницей. Там были точно такое же красное обрамление и белое крыльцо с колоннами, держащими навес над ним. Тимар сбегал к воротам, чтобы проверить, и подтвердил, что теперь выход в Ферин здесь.

Проход в лиловый мир, как мы продолжали его упорно величать, не зная истинного названия, нашелся в одном коридоре слева, который упирался в большую прихожую-холл. Двери и крылечко были попроще, чем те, что вели на Землю и Ферин, но вполне прилично выглядящие. Тоже толстая надежная дверь, каменное крыльцо с небольшим навесом, только рисунок на стене отсутствовал, да колонн было всего две.

А дальше начались нудные поиски выхода в Мариэль. Ведь нужно забрать Арейну и Назура, а где находилась дверь туда, было пока не ясно. Поэтому мы методично обыскивали все зеркала, висящие в холле и в правых коридорах. И искали бы долго, если бы Филя не шепнул мне, что может, имеет смысл спросить у Дома?

Отругав себя за недогадливость и похвалив Филю, я спросила и, следуя подсказке, которая вела меня неслышным зовом, повела всех в коридор рядом с тем, в котором сейчас была кухня. Там, так же как и у выхода в лиловый мир в тупике нашлась идентичная прихожая-холл, стену которой украшало большое зеркало в золоченой раме. Туда пошли мы с Эйлардом вдвоем. Выйдя сквозь него на крыльцо, точно такое же, как ведущее в лиловый мир, мы огляделись. На небе занимался рассвет, и это подтверждало, что да, мы в Мариэли. Потому что на Земле сейчас поздний вечер.

Наши демоны сидели, как и обещали, сразу за забором. Арейна спала, свернувшись на одеяле, а Назур был на карауле. Демон с клыкастой улыбкой легонько потормошил сестру, и она сонно села. А увидев нас, бросилась ко мне на шею, едва не сбив с ног.

— Вики, как же я рада, что вы пришли! — она счастливо рассмеялась. — Я так боялась, что вдруг после перестройки выход в Мариэль исчезнет, и вы не сможете нас забрать!

— Ари, — Назур закатил глаза. — Ну, все, успокоилась? Вот она твоя Вики, и мы возвращаемся, — он хохотнул и взглянул на меня и Эйларда. — Вы не представляете, как она меня извела за эти часы. Все уши прожужжала своими стенаниями: мол, как же она теперь будет жить без Вики, и Фили, и Лекси, если вдруг проход в Мариэль пропадет, и вы не сможете к нам выйти, — тут он обратил, наконец, внимание на мою новую прическу. — Великолепно выглядите, Виктория.

— Эмм… — я пожала демонице руку и улыбнулась. — Я тоже рада вас видеть. И спасибо.

— Ой, Вики… Какая прическа… — Арейна с восторгом оглядывала мои волосы. — Я тоже так хочу. Эта как? Эйлард сделал? — она обернулась к магу. — А мне можно?

— Нет, — я рассмеялась, отрицательно покачав головой. — Я в парикмахерский салон ходила, пока ждала перепланировки.

— Да? Как жаль. Ну да ладно…

— Назур, Ари, пойдемте домой, — перевела я тему. — Там тако-о-е… Обалдеете как увидите.

А сама мысленно тепло улыбалась. Ну, надо же, как демоны к нам привязались. И оказывается, за моей спиной меня они величают не Викторией, а ласково — Вики. Разрешить, что ли так и обращаться впредь? Вроде неплохо звучит, хотя и немного непривычно.

— Сильно все изменилось? — Назур пожал руку Эйларду, повернулся к нам и, склонившись к моей руке, легко коснулся губами в приветствии. Хм, чего это он? Раньше так не делал…

— Сильно — это мягко сказано. Вы глазам не поверите. Лично я так просто в шоке, — нервно хихикнула я.

— О! — демоница с интересом уставилась в открытые ворота. — А мы за забором видели только крышу нового строения. Но так и не поняли, в какой момент она появилась. Вроде все было как прежде, а потом раз, неуловимое мгновение — и стали видны башенки.

— Забирайте вещи, и пойдемте. Мы там сами еще только первый этаж осмотрели, пока искали выходы во все миры, — я кивком указала Назуру на вещи, лежащие на земле.

— Ой, как я хочу скорее все увидеть, — Арейна только что не подпрыгивала от нетерпения.

Когда все перездоровались и порадовались встрече, — Филе даже достался поцелуй в мохнатую мордочку от Арейны, — мы продолжили наши исследования.

Итак. Из нового у нас имелось… Просторный подвал (осмотреть который мы решили завтра), вход в него вел из коридора, в котором находилась кухня. В коридорах на первом этаже — несколько санузлов, стыдливо спрятавшихся в неприметных нишах и тупичках, и много комнат разного размера и планировки. Прежняя гостиная тоже сохранилась на первом этаже. Нашлась она в том же коридоре, что вел в лиловый мир.

Второй этаж также радовал множеством помещений. Несколько просто отдельными комнатами, но большинство представляли собой покои, состоящие из нескольких — от двух, до пяти, с примыкающими ваннами. На третьем этаже многокомнатных покоев уже не было — только отдельные комнаты и несколько санузлов в самом коридоре.

Башен имелось четыре штуки. И по виду изнутри они ничем не отличались от той башни, в которой мы обнаружили в свое время Эйларда. Входы на винтовые лесенки, ведущие наверх, почему-то были со второго этажа, так же как и при прошлой планировке дома. Вероятно, предполагалось их использовать не для обороны, а для… Гм. Не знаю для чего. А может, чтобы лишние люди не ходили с улицы. Либо мы что-то недодумали при своих эскизах, либо же нижние этажи башен предназначены для каких-то иных целей.

На этом мы решили, что на сегодня хватит, и занялись выбором комнат. Тимар попросился в одну из башен, сказав, что всегда мечтал, но стеснялся, так как ему уже была выделена комната. Алексия и Яна сказали, что будут жить на третьем этаже, мол, так принято. Что обслуживающий персонал и прислуга всегда живет на самом верхнем этаже. Понятия не имею, правда это или нет, но мне, в общем-то, без разницы. Только я предложила им отдельные комнаты, если хотят, а не общую на двоих. Янита тут же радостно согласилась, не обращая внимания, на укоризненный взгляд сестры.

Назур выбрал себе двухкомнатные покои на первом этаже. Сказал, что будет спальня, из которой вела дверь в ванную, и гостиная, совмещенная с кабинетом. Эйлард, после долгих раздумий выбрал аналогичные, но на втором этаже — у входа в одну из башен. Спросив, не возражаю ли я, если и башню он тоже займет для рабочих нужд.

Третью башню и покои на втором этаже у входа в нее, я забрала себе. А в них: гостиная с огромным окном, из которой вели три двери. Справа — в небольшую комнатку, из которой имелся проход в просторную будущую спальню с дверями в ванную и гардеробную, слева — в предполагаемый «кабинет», и еще в одну комнату, назначение которой я пока не придумала. Из спальни и кабинета имелись выходы на широкие балконы. Зачем мне столько комнат и башня, я пока не знала. Но потом придумаю.

Арейна же долго металась и не могла ни на чем остановиться. Вроде как, она наемный персонал, но вроде как, и к брату поближе хочется. В итоге я со смехом сказала ей угомониться, и предложила заселить комнаты напротив моих. Что она и сделала. А вот рабочий кабинет и приемную мы решили выбрать и обставить на первом этаже.

Уже глубокой ночью, когда мы, наконец, успокоились и выбрали себе помещения по душе, я пробежалась по этажам и попросила Дом сегодня поставить нам хотя бы по диванчику или раскладушке. А уж обстановкой и дизайном мы будем заниматься позднее. И получила в ответ веселые, чуть насмешливые эмоции. Похоже, Дом забавляла вся эта наша суета и восторги. Но улыбка эта была добрая, и мне показалось, что он рад всему тому, что происходит. И нам, таким суетливым и шумным, и перепланировке этой, и вообще всей этой колготне. Вещи, одежду и книги, которые аккуратными стопками высились на полу в нескольких разных комнатах (вероятно в тех, которые принадлежали нам раньше), мы разбирать не стали, также отложив на завтра.

А я по-прежнему недоумевала, как же такое возможно, что снаружи замок выглядит небольшим, а изнутри он такой просторный? Ведь это же невозможно! Абсолютное нарушение всех законов физики и мироздания! А вот поди ж ты… У мироздания свои законы для разных миров. И то, что меня изумляло до нервного тика, Эйларда и демонов ни капли не удивляло. Но, вспоминая латынь: Credo, quia absurdum (est).«Верю, ибо это нелепо».

— Ладно, дорогие мои, — весело позвала я всех. — Я вас всех поздравляю с новосельем. Завтра будем обставляться и обмывать. Только вот… Нам придется еще нанимать народ, чтобы следить за порядком. Алексия не справится. А потому, думайте — может, у вас есть надежные проверенные люди и нелюди, которых мы можем сюда пригласить на работу с проживанием. А сейчас, спать! Филечка, пошли.

Я подхватила фамильяра и потащила в свои комнаты. Нам еще предстоит слияние для обмена снами. Я и хочу, и боюсь встречаться пока с Ивом… И даже не знаю чего больше. Но, как и героиня романа «Унесенные ветром» — я подумаю об этом завтра.

А сегодня моя жизнь в очередной раз поменялась. Ведь сейчас я обладаю не маленьким ветхим и грязным домиком на отшибе города, полученным в дар от последней женщины из рода Аэтси. Рода, некогда такого могучего и легендарного, а ныне ушедшего в небытие. О нет… Теперь я хозяйка волшебного замка на перекрестке миров, маленького снаружи и огромного внутри. И окружает меня пестрая и разношерстная компания, столь разных и по расе, и по происхождению существ. И кто знает, какие еще чудеса и открытия ждут нас завтра?


Глава 25 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 1



Loading...