home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


РАЗГОВОР НА ФОРУМЕ ПЕРВОГО АПРЕЛЯ 2013 ГОДА

Авантюристка: Да хватит уже рассказывать истории. Не верю я в настоящее искреннее желание отдать что-то нужное.

Соль: Ну почему же? Ты же не станешь отрицать, что благотворительность существует?

Авантюристка: Не стану. Но это же именно благотворительность. Да и то, жертвуют в основном деньги или что-то ненужное.

Ветер: Почему это? Вот детским домам ведь жертвуют.

Авантюристка: Безусловно. Но много ли? Что-то я не вижу, чтобы наши детские дома так уж хорошо существовали. И потом, мы не об этом начинали говорить.

Соль: Ну, это тоже одно из проявлений.

Авантюристка: Соль, да не о том речь. Вот смотри, есть множество форумов с темой «Отдам даром». И что там отдают? То, что самим не нужно, но выбрасывать жалко. Вдруг кому-то пригодится. Так?

Соль: Естественно. А ты что хотела?

Авантюристка: Так я как раз про это и говорю. Что отдают то, что самим не нужно или не жалко. И, как правило, это всякая ерунда. Никто ведь не отдаст дом или квартиру нуждающимся, даже если они засыплют форум объявлениями: «Приму в дар квартиру».

Ветер: Ну, ты и раскатала губы. Ха-ха. Скромнее нужно быть.

Колибри: А я поддержу Авантюристку. Я бы вот с радостью приняла в дар квартирку. Да что там квартиру, хотя бы комнату, или домик в ближайшем пригороде. Да где ж найти дураков, которые мне его подарят?

Ветер: По-вашему, подарить квартиру могут только дураки?

Колибри: А ты встречал в своей жизни хоть кого-то, кто в здравом уме готов подарить совершенно незнакомому человеку квартиру?

Ветер: Нет, но я уверен, что такие люди есть.

Колибри: Ветер, ты все еще веришь в сказки, не иначе. Такого не бывает.

Авантюристка: Точно, Колибри. Такое бывает только в сказках. Да и то — в страшных. Наверняка, дом окажется с трупом в подвале. А его призрак будет являться новым хозяевам.

Ветер: Девушки, вы слишком циничны.

Колибри: Неужели? Давай на спор? Я подам объявление, и посмотрим, сколько благодетелей отзовется на такой призыв?

Ветер: А давай. На что спорим? Какой срок?

Колибри: Срок месяц. А спорим, ну давай на бутылку Асти Мартини. Если мне подарят жилье — с меня бутылка. Если через месяц я все еще не стану счастливой обладательницей недвижимости — то Асти Мартини отдаешь мне ты.

Ветер: Согласен. Свидетели, подтвердите спор.

Авантюристка: Ветер, подтверждаем. Ну, ты и попал. Колибри, выпей Асти за наше здоровье тоже.

Соль: Я тоже подтверждаю. Колибри, ты смешная. И держи нас в курсе, целый месяц — это долго. Интересно ведь, какие ответы ты будешь получать.

Колибри: Договорились. Только если меня будут посылать матом, этого я передавать вам не буду.

Ветер: Колибри, удачи!

Колибри: Спасибо, Ветер. Готовь пока денежку на бутылку.

Я откинулась на спинку компьютерного кресла. На часах близилась полночь, а я все сидела в интернете. Форумы, как болото. Стоит зайти и все, зацепишься языком и никак не выйти. Вот и сейчас, совершенно невинная тема про первоапрельские шутки вылилась в бурные дебаты о благотворительности. И как только я дала себя увлечь в эту авантюру со спором? Глупая идея. Это все Авантюристка. Вот уж точно, ник у нее соответствующий. Да еще это шальное настроение, которое всегда бывает первого апреля.

Снова быстро глянула на часы. До полуночи осталось пятнадцать минут. Нужно быстро разместить в интернете объявление, чтобы оно было с сегодняшней датой. Хоть не так глупо будет выглядеть в глазах читающих. Спишут на первоапрельскую шутку.

Открыла сайт объявлений о купле — продаже, нашла там маленький подраздел «Отдам даром. Приму безвозмездно». Итак:

«Приму в дар квартиру или дом. О себе: двадцать пять лет, одинокая, с высшим образованием, без вредных привычек. Обещаю заботиться о нем и содержать в полном порядке. Телефон для связи:…»

И быстро нажала Enter, пока не передумала. Представляю, что обо мне подумают те, кто будут читать это объявление. Единственное оправдание — сегодняшняя дата. Всегда есть возможность объяснить это шуткой. Кстати, о дате. Завтра придет квартирная хозяйка за арендной платой. Я поморщилась. Стоимость аренды все дорожала и сейчас съедала уже больше половины моей зарплаты. Да что уж там, фактически три четверти. Такими темпами я скоро окажусь на улице. Потому что в отличие от арендной платы, зарплата у меня не повышалась. Да и вообще, с работой что-то решать надо. Маленькая контора, в которой я работала, дышала на ладан, и похоже, что совсем скоро придется искать новую работу. Одна радость, до лета осталось всего два месяца.

Я посидела еще немного, улыбаясь своим мыслям об этом странном споре на форуме. А потом неожиданно для себя, написала на листке бумаги стихотворение. И сама же удивилась. Я вообще-то стихотворчеством не увлекаюсь. Но вероятно, так повлиял на меня сегодняшний вечер, и под пальцами родились эти строчки.

 В моем доме нет крыльца,

 Нет ни печки, ни сверчка.

 Не скребутся тихо мыши,

 Не скрипят в нем половицы.

 Не ступает черный кот,

 И не гавкает щенок.

 Нет ни брата, ни сестры.

 Мама с папой далеки.

 Пусто в крошечной квартире,

 Я, компьютер, форум вновь…

 Загадаю себе крылья!

 Дом! Кота! Щенка! Любовь!

 Ведь уже почти весна:

 Первое апреля.

 Я же верю в чудеса?

 Значит, жду я фею…

Квартирная хозяйка и вправду пришла утром следующего дня, как и обещала. Сердце обливалось кровью, когда я отдавала ей честно заработанные деньги, но деваться некуда. Если нужна работа, то нужно жилье, так как мотаться из области в город каждый день нереально. Вот и крутилась я как белка в колесе, не отказываясь от приработка, если таковой случался.

Наш глупый спор на форуме довольно быстро забылся, и я с головой погрузилась в работу. Квартал-то закончился, а вот отчетность за него предстоит еще только делать. Так что бухгалтерия требовала додать им нужные бумажки и накладные, я в свою очередь требовала их с клиентов, и так день за днем. Рутина. Причем настолько высасывающая, что даже нет желания заглянуть на форум и поболтать ни о чем. Звонок по телефону раздался спустя три недели после нашего памятного спора с Ветром.

— Алло? Здравствуйте, я по объявлению, — старческий женский голос чуть дребезжал.

— Простите? — оторвалась я от заполнения накладной.

— По объявлению. Я не ошиблась номером? — она продиктовала мой номер.

— Нет, не ошиблись, это мой телефон. А-а-а, — сообразила я. — Да-да, я вас слушаю?

— Я хочу отдать вам дом. Вас это еще интересует? — голос был несколько настороженный.

— Да, конечно. Очень интересует, — я оживилась. — Как мне с вами встретиться?

— Вы сегодня можете?

— Да, после работы. Часов в семь вечера. Вам удобно будет?

— Мм, — женщина помолчала. — А пораньше вы не можете? Скажем, в обеденный перерыв?

Я бросила взгляд на часы и прикинула. Перерыв через полчаса, в принципе можно, но он короткий, всего час. Черт, неудобно как-то. Что можно успеть за час?

— Хорошо, только понимаете, у меня будет всего один час времени, я не успею к вам далеко подъехать.

— Ничего страшного. Где ваш офис?

Я назвала улицу. Женщина чуть помолчала, размышляя.

— Так. Давайте с вами встретимся через сорок минут у нотариальной конторы в начале улицы. Сразу все и оформим. Как я вас смогу узнать?

— Эмм, синие джинсы, темно-бежевая кожаная куртка. Среднего роста, волосы каштановые, распущенные, чуть ниже лопаток. Ну, еще сумка, такая же, как куртка, — я в растерянности оглядела себя и продиктовала.

— Хорошо, я вас найду, — в трубке прозвучали гудки.

А я хлопала глазами, глядя на мобильник и пыталась понять, что это сейчас было. Вроде на розыгрыш не похоже. Но ведь так не бывает? С чего вдруг кому-то отдавать мне дом? Да еще так поспешно? Бред какой-то.

Минуты до встречи я ждала с нетерпением и к нотариальной конторе, которая находилась в начале улицы, практически бежала. Успела я даже немного раньше, чем планировала, а потому успела отдышаться на крыльце, и пристроилась в сторонке ожидать свою собеседницу. Собственно, ждать мне не пришлось. Буквально через три минуты дверь нотариальной конторы открылась и оттуда вышла очень пожилая женщина. Ухоженное лицо с остатками былой красоты, белые седые волосы в аккуратной стрижке, элегантное пальто. Ее истинный возраст выдавало не лицо, а скорее фигура. Худенькая, сутулая, с несколько неуверенными и осторожными движениями старого человека. Она пробежалась взглядом вокруг, задержала его на мне и уверенно подошла.

— Девушка? — тот же немного дребезжащий надломленный голос, что говорил со мной по телефону. — Вы не меня ждете?

— Здравствуйте. Наверное, вас, — я приветливо улыбнулась. — Вы звонили мне насчет дома? Вы простите, я по телефону не успела представиться и спросить ваше имя. Я Виктория, можно просто Вика.

— Да-да, это я вам звонила, — ее губы дрогнули в нерешительной улыбке. — Меня зовут Эльвира Николаевна. Пойдемте, Вика, я заняла очередь, и она вот-вот подойдет. А пока я вам расскажу все.

В коридоре нотариальной конторы мы пристроились в сторонке ото всех и Эльвира Николаевна, чуть помедлив, заговорила.

— Вика, я действительно хочу подарить вам дом. Вы не удивляйтесь, — она приподняла руку в ответ на мою попытку вклиниться с вопросом. — Я вам сейчас опишу ситуацию, а вы решите, нужен ли вам этот дар. Дом очень старый, точнее даже совсем древний. И откровенно говоря, это скорее развалины. Жить в нем сейчас вы вряд ли сможете. Там нужно делать ремонт и приложить немало сил, чтобы привести его в порядок. Но дело в том, что сама я это сделать не могу в силу своего возраста.

— А ваши дети не будут против, что вы его отдадите? — я дождалась паузы в ее словах.

— Нет. Мне этот дом достался от бабушки, и его должна была в свою очередь унаследовать моя внучка. Сама я в нем никогда не жила, только проверяла регулярно, стоит ли еще, да платила налоги. Дом, как я уже говорила, очень древний и передается в нашем роду только по женской линии. Мужчина не может им владеть и это задокументировано. Но… — она горестно вздохнула. — Внучка погибла вместе с моим сыном и его женой в автомобильной аварии. Я совершенно одинока, и оставить мне его некому. Квартира уйдет государству по договору, а вот дом мне не хотелось бы бросать. Слишком давно он был в нашей семье, и когда я увидела ваше объявление, то подумала, может, с вами он обретет вторую жизнь? Вы молоды, решительны, раз не побоялись дать такое странное объявление. И я понадеялась…

— Мне очень жаль, — я немного растерялась от такой исповеди. Было неловко, и я не знала, что принято говорить в таких ситуациях.

— Ничего страшного, Вика, — Эльвира Николаевна улыбнулась уголками губ. — Это все дела давно минувших дней. Я уже очень много лет живу одна, но сейчас… Врачи дали мне совсем немного времени, и я пытаюсь уладить все свои земные дела. Но как раз поэтому вынуждена торопить вас с решением.

— Я согласна. И постараюсь в меру своих сил привести его в порядок, — я улыбнулась ей в ответ.

— Насчет денег вы не переживайте, Вика. На тот свет с собой все не заберешь, поэтому я открою на ваше имя счет в банке, на который будет переведена сумма, достаточная для ремонта. От вас мне требуется только согласие и обещание, что сделаете все, что в ваших силах, чтобы дом не развалился. Если не захотите в нем жить — ваше право. Я понимаю, что вы девушка молодая, и привыкли жить в городской квартире, судя по вашему облику. Но хотя бы просто отремонтируйте его, чтобы он стоял и дальше. А потом, со временем, передайте его во владение вашей дочке или внучке. Ну, или как я, какой-то девушке. Но ни в коем случае не мужчине.

— Хорошо, я согласна, — повторила я. — Что от меня требуется?

— От вас — только паспорт. Сейчас мы заключим договор дарения и откроем в банке на соседней улице счет на ваше имя. И я сразу же переведу на него деньги, о которых мы с вами говорили. Из них же вы будете брать средства на погашение налогов и обязательных платежей. У вас есть возможность немного задержаться с обеденного перерыва?

— Гм, хорошо, я договорюсь с начальником.

— Вика, поверьте, мне действительно осталось очень мало времени, и я тороплюсь успеть.

Вот так мы и поговорили. Нотариус со слов Эльвиры Николаевны оформил договор дарения. Все документы на дом у нее оказались с собой и были полностью готовы к сделке. От меня потребовалось только прочесть его и подписать. По договору я с этой минуты становилась единственной хозяйкой дома номер семь в Малом Вронском тупике. Со своей стороны я обязалась соблюдать условия договора. А именно: осуществить ремонт строения и прилегающих построек за счет средств, переданных вместе с домом; оплачивать в бюджет все положенные коммунальные платежи, налоги и сборы; следить за ним все время своего владения им и не забрасывать; а так же когда-нибудь передать его в наследство или дар другой особи женского пола. Ну, это если по-простому, переведя с юридического языка на человеческий.

В отделении банка по соседству мы быстро открыли на мое имя счет, и на него немедленно поступили денежные средства. Я была впечатлена, сумма оказалась действительно внушительная. Только у меня закралась мысль, в каком же состоянии дом, что требуется столько денег на его ремонт? Или это не много? Откровенно говоря, в строительных и ремонтных работах я полный профан и даже приблизительно не знала, с какой стороны к этому подступиться. Тогда же я получила на руки весь пакет документов, и мы распрощались с Эльвирой Николаевной.

Она пожелала мне удачи и еще раз выразила надежду, что такая смелая и решительная девушка как я, сможет, наконец, заняться домом и вернуть его к жизни. Я не стала комментировать ее слова. Не хотелось пожилого человека расстраивать, что это не я такая смелая и решительная, а всего-то был глупый первоапрельский спор.

Забегая вперед, скажу, что больше я не успела поговорить с Эльвирой Николаевной ни разу. Я позвонила ей через четыре дня, но… Сухой мужской голос сообщил, что она умерла четыре дня назад поздно вечером и вчера была захоронена. Вот так.


Книга   1 | Дом на перекрестке. Трилогия | РАЗГОВОР НА ФОРУМЕ В КОНЦЕ АПРЕЛЯ 2013 ГОДА



Loading...