home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Первое же утро после «стройки века» началось весьма неожиданно. Проснулась я от каких-то многоголосых криков и грохота, доносящихся откуда-то с улицы. С трудом оторвав голову от подушки, я осторожно, стараясь не побеспокоить Филю, села и попыталась сообразить — где я, и что происходит. Судя по всему время еще было очень раннее, и что вообще случилось, было не ясно. Так что я, зевая во весь рот, накинула халат и пошла к выходу.

Ну… Пошла — это, конечно, сильно сказано — побрела, пытаясь вспомнить дорогу со второго этажа вниз и понять, в какую из дверей выходить во двор. Откуда шум-то был? А шум у нас был со стороны Ферина. У ворот обнаружился Назур, который с кем-то переругивался через приоткрытую створку, не позволяя войти внутрь. Спасибо дверной цепочке…

Я стала тихонько приближаться, вслушиваясь в громкие мужские голоса, чтобы понять, что случилось.

— Открывай, изверг проклятущий! Куда госпожу нашу дел? — сердитый мужской голос из-за ворот.

— Да в порядке все с вашей госпожой, — это сердитый Назура, которого тоже подняли ни свет ни заря. — Спит она, рань-то какая!

— Не верим! А ну покажь! — истеричный женский голос из-за ворот.

— Ага, домик-то господский вон как заколдовали! А где наша леди?!

— Ну, демон, если узнаем, что ты что-то с баронессой нашей сделал — несдобровать тебе! — снова мужской голос.

— Да на вилы его, мужики! — женский крик. — Раз не зовет, значит, беда с ней.

— А ну ломай ворота, — мужской бас. — Ишь чего удумали демоны. Леди нашу притеснять?! Не бывать такому! Не дадим в обиду!

Ох, ты ж е-мое. Вот уж не ожидала я такого от селян Листянки… Это что ж, они меня пришли спасать?

Я торопливо подошла, отодвинув в сторону Назура, сняла цепочку и открыла створку ворот. А за ними собралась толпа весьма решительно настроенных селян с вилами и косами.

— Доброе утро, — поправив халат, я вопросительно глянула.

— Ой, госпожичка, — всплеснула руками, стоящая впереди, дородная селянка. — Живехонькая.

— Эмм. Ну да, — я кивнула старосте и королевскому капитану, который стоял в стороне и пока не вмешивался. — А что случилось? Почему вы все здесь?

— Леди, вчера что-то невообразимое с домиком вашим приключилось. Мы с утра-то встали, батюшки, а за забором крыши замковые… — оттеснил селянку староста. — Так мы уж испугались за вас. Мало ли, может, демоны шуткуют, да решили все себе забрать… Вы вона скока жили, а дом не менялся. А тут такое…

Тихонько хмыкнув, я глянула на Назура, а он только глаза закатил и демонстративно сложил руки на груди.

— Спасибо, мои дорогие, — я смущенно улыбнулась. — Правда, я очень тронута вашей заботой. Но у нас все в порядке. Просто мы вчера сделали перепланировку дома. Места добавили побольше. Так что нам в ближайшие дни понадобится помощь.

— Какая, госпожичка? — дородная селянка снова оттеснила старосту.

— Гм. Нужно несколько женщин со своими тряпками, щетками, ведрами и швабрами, чтобы отмыть окна и полы. И несколько мужчин с лопатами и граблями, чтобы вскопать землю. Я потом решу, что посадить, а пока просто вскопать и разрыхлить. Есть желающие подработать?

— Да вы что, леди, — тетка всплеснула руками. — Да разве ж мы за такое возьмем деньги? Вы же для нас… Так и мы… Да, мужики? — она обернулась к толпе, и погрозила кому-то кулаком.

— Ладно, договорились, — я не выдержала и рассмеялась. — Тогда с меня в благодарность что-то для хозяйственных нужд. Подумайте, что вам надо. Может, ткани? Или для хозяйства что? Или детям игрушки какие?

Предлагала я им именно это, так как не очень знала, что может пригодиться. Но ткани всегда нужны, сами ведь они себе одежду шьют, и она снашивается. Так может, ситца цветного или фланели. Опять-таки кухонные мелочи какие — ножи, или терки. Ну и плюс детишкам мягких или пластмассовых игрушек можно. Стоит все это на земле недорого, а для Ферина — диковинка. Я вообще им периодически подкидывала каких-то гостинцев с Земли. Каждый раз, когда сама ездила через село или Тимара отправляла за продуктами, передавала что-то по мелочи. То мелкой соли и черного перца для хозяек. То карамелек и леденцов для детворы.

А вообще, была у меня одна мысль, которая требовала приложения времени и сил. И возможно, когда-нибудь я смогу это осуществить, понять бы только как. Бондари в Ферине делали замечательные изделия: бочки, кадушки, шайки и прочие предметы. А затем возили все это, как я уже выяснила, на продажу на ярмарки в ближайшие города. Только вот беда была в том, что таких бондарей в каждом селе пучок на пятачок, и стоило все это великолепие, соответственно, совсем дешево. В то время как на Земле, бочки и кадушки подобного качества оценивались намного дороже, я уже узнавала — от трех до десяти тысяч рублей за единицу. И подумывала я о том, чтобы со временем наладить торговлю на Земле бондарными изделиями из Ферина. Гипотетически можно продавать все это оптовикам, а они уж пусть реализуют, как хотят. И тем и другим от этого только польза. А на вырученные деньги можно было бы для феринцев закупать что-то нужное. Например какой-то садовый инвентарь.

Тетка-селянка одобрительно закивала, сказав, что таки да, ткани и что-то для хозяйства — это замечательно.

— Ну вот и славно. Тогда через часик-другой я жду вас, — я кивнула этой тетке. Черт, не помню, как ее зовут, аж неудобно. — Донат, вы задержитесь, пожалуйста, на пару минут? Капитан Летаний, и вы, пожалуйста.

Селяне рассосались, а старосту и капитана я пригласила внутрь.

— Пойдемте, попьем кофе и обсудим пару вопросов. Не возражаете?

А уже за кофе, я сначала обратилась к старосте:

— Донат, я очень польщена, что вы так за меня переживаете. Только давайте вы в следующий раз попробуете успокоить селян, ладно? Вот эти демоны, — я кивнула на Назура, — он и Арейна, мне точно не угрожают. Вы ведь помните, что я говорила? Они мне дали клятву верности. Поверьте, ее нарушить нельзя.

— Да я помню, леди, — Донат смущенно подергал себя за ус. — Так бабы переполошились. Как увидели с утра башни, галдеж подняли… Вы же видели Ольгиру… Она себе как в голову что втемяшит… Так еще и сынок ее средний, разверещался. Всех пацанов перебаламутил. Мол, госпожичку демоны пожрали, а себе домик ейный забрали.

— А что за сынок? Я его знаю? — а сама смущенно покосилась на Назура, который с непроницаемым лицом сидел напротив.

— Да мелкий он у нее еще. Врал как-то, что вы у него оборотня выкупили за сладости.

— Ах этот, — я хмыкнула. — Да, было дело. Этот пострел собирался Тимара утопить, когда тот перекинуться в человеческую ипостась из-за болезни не мог.

— От поганец! — с чувством выдал Донат. — Вот не знал я раньше, а то бы выпорол!

— Ладно, дело прошлое. Сейчас не об этом, — перевела я тему. — Вы лучше, Донат, прикиньте, что пригодится в хозяйстве полезного из земных вещей? Я сразу и закуплю.

— Госпожичка, так дорого больно вам обойдется-то… Село у нас большое…

— А я не просто так. Те, кто придут помогать мне с замком — это в благодарность получат. Для остальных — мне взамен вернут стоимость этих вещей продуктами. Соленьями всякими, фруктами, грибами сушеными, крупами, медом. Урожай у вас хороший, я видела. Так и рассчитаются. Я соления люблю — и огурцы, и помидоры, и прочие дары огорода. Устроит вас такое предложение? Вы мне только подскажите, что вам нужнее всего?

В итоге мы сошлись на том, что нужны им ткани в рулонах, а они уж сами их поделят. Стальные ножи разных размеров, обычные такие, кухонные. Которые у нас в любом хозяйственном продаются. Для работы по огороду разный садовый инвентарь, и на мое усмотрение для баб что-то из кухонных мелочей. Затем староста ушел, и я заговорила с капитаном Летанием.

Вкратце поведала о том, что теперь вместо дома — замок, как он уже видит. Сообщила, что в ближайшее время увеличу штат прислуги и охраны. Причем охрана, скорее всего, будет из демонов. Капитан покосился при этих словах на Назура, но промолчал. И спросила его совета, как мне лучше поступить, чтобы обозначить принадлежность этих людей и нелюдей к моему дому. Может, форму им какую или знак специальный. Чтобы народ не пугался и видел, чьи это сотрудники. Подумав, капитан посоветовал либо плащи с моим гербом и цветами, либо перевязь с этими же знаками отличия.

— Спасибо, капитан, — я улыбнулась ему. — Как только определюсь с количеством, сразу же закажу им перевязи. Это будет проще всего.

— Да не за что, леди. Если что, обращайтесь. Ах да… Народ у вас тут жалуется, разбойники, говорят, появились. Уже несколько нападений было. Селяне помощи просили, да только мы-то к вам приставлены, не можем. Так вы уж как своих… гм… демонов наберете, разберитесь.

— О как, — я посмотрела на Назура. — А чего ж мне не доложили. Я же вроде как их баронесса.

— Так знают же, что нет у вас пока никого, кто сможет справиться. Маг ваш к дому в довесок идет, что от него толку. А демон всего один, и тоже за домом приглядывает, — Летаний пожал плечами.

— Понятно. М-да. Ладно, значит, с сегодняшнего дня Назур становится начальником службы безопасности, — я помолчала. — Капитан, если вдруг что-то узнаете, сразу же докладывайте, хорошо? — он кивнул. — Назур, ну а ты знаешь, что делать. Мы вчера об этом говорили. Набирай себе помощников.

Отпустив капитана, мы с демоном скорбно переглянулись, и я на его недовольный взгляд только руками развела.

— Назур, ты уж не обижайся на них. Сам понимаешь — стереотипы сильны. Пока они еще привыкнут и смирятся, что и баронесса у них такая странная и те, кто у нее работают, тоже не от мира сего. Точнее того. Короче не от Ферина, — я рассмеялась на невольный каламбур.

— Да я понимаю, — Назур тоже хмыкнул. — Вики, вы мне лучше скажите, сколько народу набирать? И какие требования?

— Гм. Ну… Блин, вот ты спросил! Если бы я еще знала, сколько их надо. Давай прикинем… У нас четыре выхода в миры. Значит, четверо должны их караулить, чтобы быть рядом и встречать-провожать приходящих, так? Им на смену еще четверо, чтобы круглосуточное дежурство организовать. Еще несколько нужно, чтобы в доме присутствовали и могли выехать по необходимости. Вот как сейчас, например, чтобы разобраться с разбойниками. Еще четверо хватит?

Назур задумался, что-то прикидывая:

— То есть двенадцать? Я правильно понял? — уточнил он.

— Ну, давай пока двенадцать. Ты над ними старший, а-ля дядька Черномор. Итого будет тринадцать человек. Ой, тьфу, демонов, — тут мне пришла в голову мысль, от которой я фыркнула, не удержавшись. — Будет чертова дюжина демонов.

Назур ничего не сказал, только в очередной раз закатил глаза и укоризненно покачал головой. Даже не уточнил, что это за дядька такой.

— Назур, а вот насчет требований… Прежде всего — они все должны будут дать мне клятву. На пожизненную я не претендую, но как минимум на срок контракта. Во-вторых, выбирай таких, которых ты сам знаешь и можешь им верить, или же по надежной рекомендации. Ты ведь понимаешь, как сильно я рискую? — он кивнул. — Далее, я не буду возражать, если некоторые привезут жен, или как ты сестер. Наоборот, это придаст некие гарантии, а для женщин тоже найдется работа в доме. Тут сейчас поле непаханое, столько всего нужно сделать. Ну и напоследок пожелание, а не требование. Предпочтение обедневшим дворянам, у вас все же есть определенный кодекс чести и понятия.

— Понял. Ладно, значит, я сегодня же напишу нескольким, в ком я уверен. А насчет остальных подумаю.

Оставив Назура, я пошла искать Филю и свою одежду. Скоро же придут селяне, надо привести себя в божеский вид.

Филимон меня уже ждал.

— Ну? Что там тако-о-у-е было с утра пораньше? — зевая протянул он.

— Селяне… Скоро придут помогать с уборкой, так что подъем, завтрак и ждем.

— А чего так рано-то? — пробурчал он недовольно.

— Так а что ты хотел? Летняя пора, крестьяне встают рано. Коровы и все такое. Увидели замок, испугались, — и я вкратце пересказала Филе произошедшее.

— Ясно. Пошел я за сметаной, — кот спрыгнул с постели и направился к двери.

— Филя, погоди, — я немного помялась, но все же спросила. — Филь… Ив приходил?

— Приходил.

— И?

— Ждал. Долго сидел, больше часа. Расстроен сильно и нервничает.

— М-да, — я тоже опечалилась. — А как ты узнал, что он расстроен? Лица же не видно.

— Но движения-то видно, пальцами барабанил, ходил взад-вперед. То сядет, то снова вскочит. Ты лучше думай, как ты перед ним оправдываться будешь, — невозмутимо произнес кот.

— Думаешь, сильно придется оправдываться?

— А ты сама-то, как думаешь? То каждую ночь встречались, поцеловались и ты тут же исчезла. Что он, по-твоему, должен думать? Я тебе уже говорил свое мнение, что зря ты так. Лучше бы поговорила с мужиком нормально, объяснила…

— Да я знаю, что ты все правильно говорил, Филь, — я совсем расстроилась, так как понимала, что он полностью прав. — Струсила. А сейчас не знаю, что делать.

— Дуреха ты у меня все-таки, — фамильяр подошел ко мне и потерся об колени. — И что бы ты без меня-у делала-а-у? Пропала бы ведь, а еще фе-у-я. Меня слушать надо было. Филя умный, Филя плохого не посовето-у-ет.

— Да какая из меня фея? — я присела на корточки и погладила пушистую спинку. — Одна фикция. Ничего не умею, ничего не знаю. Такая же непутевая, как и баронесса. И за что все это на меня свалилось? Жила себе спокойно, в начальники никогда не лезла, так нет же… Столько всего навалилось — еще немножко и сломаюсь.

— Не сло-о-у-маешься. Ты друзей выбирать умеешь и помощников. Не дадим тебе пропасть. Пойдем, будем кормить твоего любимого, единственного и неповторимого меня смета-а-у-нкой и колба-у-ской.

— Пойдем, — я рассмеялась и подхватила его на руки. — Для такого любимого, единственного и неповторимого тебя мне не жалко ни сметанки, ни колбаски.

Весь день у нас прошел в какой-то бесконечной суете. Пришли селяне и я давала им указания. Назначив над ними старшей Алексию, обозначила фронт работ. Попросила начать с наших комнат и башенок, а затем уже все остальное поочередно. Не то чтобы там было очень много работы. Все же замок у нас новенький, свежеиспеченный так сказать. Но в помещениях был все равно некий налет, точно как в самой первой ванной. Вроде как в застоявшемся помещении. На стенах это не чувствовалось, а вот на оконных стеклах и полу было заметно. Уж не знаю почему. У меня даже закралась крамольная мысль, что просто Дом, точнее теперь уже Замок, любит, чтобы за ним ухаживали и прибирали. Потому так все и происходит. Ну, надо — значит, надо. Помоем и приберемся. Мужикам я тоже показала, какую именно территорию нужно вскопать и разрыхлить. Хоть и конец лета уже, но может, что-то успеем посадить. Глядишь еще и примется.

Потом мы осматривали подвал. Лично я впечатлилась. Причем не столько его размерами и количеством изолированных помещений в нем, а скажем так, функциональностью. Алексия и Арейна меня по ходу дела просветили, для чего нужны некоторые из них. Оказалось, что одно — для алкогольных напитков, другое — для хранения копченостей и сыров, третье (впрочем, тут даже я догадалась) — аналог морозильной камеры. Еще одно с рядами полок и навесов — для всякого инвентаря. Следующие два — для солений и свежих овощей и фруктов. Лично я не понимала, по какому принципу они это отличают. Ну да — температурный режим разный, какие-то деревянные короба стоят и поддоны, а где-то балки под потолком. Для себя я сделала вывод, что это большой холодильник с полками для разных продуктов. Вот пусть те, кто понимают, сами и разбираются, куда что ставить. А у меня других забот пока полно.

Пока селяне работали, я отозвала в сторонку шумную и боевую Ольгиру, которая громогласно командовала ими, и уточнила, что именно им в благодарность за работу купить. Какие конкретно ткани, и что их хозяйственных предметов? Она так же громко обрадовалась, всплеснув руками, и стала объяснять. А я, послушав ее громкий голос, от которого аж голова болеть начала, остановила ее:

— Так, Ольгира. Тихо. Ну-ка зови мне одну из ваших селянок, которая послабее и хуже всего управляется с физической работой. Я с ней сейчас поеду в магазин, на месте выберет.

— Ох ты ж, боги. Так я с вами и поеду, госпожичка! — рявкнула она.

— Э… Нет, Ольгира. Вы лучше за всеми приглядывайте, Алексии одной сложно за всем уследить. А мне кого-то другого ведите, — я даже испугалась такой компании.

В итоге мне позвали из села, в которое сбегал пацаненок, пришедший с одной из женщин, крепенькую старушку и молодого парня, ученика кузнеца. Вот с ними я и поехала, взяв с собой Тимара и Яниту. Опущу их восторги и растерянность во время пути, скажу только, что ехали они, раскрыв рот и нервно оглядываясь. Тетка Стасия, как назвалась женщина, в магазине тканей долго придирчиво щупала отрезы. Выбрала несколько рулонов бязи и ситца, в основном ярких и цветастых, один рулон темно-серый, и два рулона фланелевой ткани — зеленой и красной. Сказала, что это детишкам на рубашки. Загрузив все это в такси, мы отправили с ними домой Тимара.

Затем покупали кухонные ножи в хозяйственном магазине. Тут участие принял уже и ученик кузнеца, Матей. Они со Стасией что-то щупали, обсуждая, и в итоге мы набрали целую кучу ножей разной величины, совершенно простых и незатейливых, но весьма впечатливших феринцев. Кроме того взяли несколько терок для еды.

Затем в отделе для садоводов Стасия и Матей, тихо переругиваясь, выбирали разные мелочи — секаторы, ручные тяпки, грабельки, мотыжки, разрыхлители, совки… Я только молча следовала за ними, указывая из какой ценовой категории можно выбирать, и мотала на ус, что может пригодиться в будущем. У меня в баронстве еще несколько поселений…

Поездка эта произвела на Стасию и Матея неизгладимое впечатление. Мне даже пришлось с них взять клятву, что они никаких подробностей рассказывать не будут, чтобы не множить просящих и страждущих. Пригрозила, что иначе ничего больше для них покупать не буду и самих с собой никогда не возьму, если будут языки распускать. Они переглянулись, поморщившись (видать собирались потом посплетничать), но клятву дали.

К вечеру, когда мы вернулись в замок, множество помещений уже было отмыто, а земля на участке вскопана. Отпустив всех селян до завтра, сказала, что выдам им благодарность после окончания работ, а пока велела Матею сгрузить все купленное в одной из комнат. Он демонстративно тяжко вздыхал и бурчал, но спорить не решился. А тетка Стасия блестя глазами, утопала к остальным женщинам. Эх, ведь не удержится же, разболтает, что именно мы купили сегодня…

А у меня по плану еще было попросить Дом, обставить нам хотя бы по одной комнате. Выбрать дизайн для остальных пока нет времени.


Глава 26 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 2



Loading...