home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

За длинным столом сидели князь с сыновьями, граф Мавэ, король Албритт, граф Илизар и придворный маг Маркис. А на поверхности стола были расстелены карты, лежали какие-то бумаги. Вся доска для записей на стене была исписана и разрисована какими-то схемами.

— Леди, присаживайтесь. У нас к вам разговор, — Албритт жестом указал мне на стул.

— Я слушаю, — я присела и сложила перед собой руки.

— Прежде всего, леди, еще раз выражаем вам нашу с князем благодарность за организацию этой встречи. Ваша помощь неоценима. И сразу же хочу вас спросить, не возражаете ли вы, если это не последняя наша встреча в вашем доме? Разумеется, так же неофициально и инкогнито.

— Нет, не возражаю, Ваше Величество, Ваша Светлость, — я вежливо кивнула. — Я буду рада оказать вам содействие, насколько это в моих силах.

Ха, можно подумать они ждали от меня другого ответа, и я могу им отказать. Но хоть спросили из вежливости, и то приятно.

— Ну вот, а вы сомневались. Я же говорил, что баронесса нам не откажет, — король перевел взгляд на князя. — Вы просто ее еще плохо знаете, она самая настоящая фея.

— Я нисколько не сомневался в гостеприимстве леди Виктории, — князь улыбнулся. — Но спросить же было нужно.

— Это да, — король кивнул. — Баронесса, в таком случае, пользуясь вашей любезностью, мы с князем встретимся еще через несколько месяцев. От вас нам требуется помощь в организации самой встречи. Один из нас пришлет вам письмо. Ваша задача — организовать пересылку этого письма адресату в соответствующий мир. Как только мы оговорим точную дату между собой, то прибудем одновременно. Вас мы, разумеется, известим о сроках заранее. И большая просьба, организовать все так, чтобы в это время посторонних лиц в замке не было. Вот как сейчас. Вы создали просто идеальные условия для такой неофициальной встречи.

— Хорошо, Ваше Величество. Что-то еще?

— Гм, что еще… Еще Маркис дал князю амулет переноса. Его Светлость уверил, что настроить его на себя он сможет.

— Да-да, — вмешался князь. — Леди, Его Величество сообщил мне, что для того, чтобы попасть в ваши владения необходимо ваше личное разрешение. Не могли бы вы его озвучить? Магия вещь тонкая, и я бы попросил вас произнести это вслух.

— Ладно. Ваша Светлость, я даю разрешению перенестись на территорию моих владений вам и сопровождающим вас лицам, которые не замышляют против меня зла.

— И про меня тоже. Не хочется терять время на дорогу по баронству, — тут же добавил король.

— Ваше Величество, я официально даю разрешение переноситься вам и сопровождающим вас лицам, не замышляющим против меня зла, на территорию моего баронства, — послушно повторила я.

— Спасибо, леди Виктория. Теперь у меня для вас тоже есть сообщение. Как я вам уже говорил, та местность Лилирейи, в которой находится ваш замок, пустынна и принадлежит княжеству. Я отправлял письмо моему соправителем с вопросом о том, чтобы часть этих земель выделить вам. Сейчас я получил от него ответ, — князь приподнял со стола плотный конверт. — У вас ведь уже есть одно баронство в Ферине. Я считаю, что будет справедливо, если у вас появится баронство и на территории Лилирейи. У вас сохранится тот же титул — баронесса Лисовская. А учитывая, что это будет новое баронство, мы даже можем сделать ваш герб точно таким же, не меняя вашего грифона. Так даже будет удобнее, чтобы вам не пришлось делать новые печати и документы.

— О! — я обалдело уставилась на князя.

— Да, — князь откинулся на спинку кресла. — К сожалению, на этой территории нет поселений. Поэтому крестьяне вам принести ничего не смогут. Но там отличные леса, и если вы захотите торговать древесиной, то вполне можете получать от этого неплохой доход. Кроме того у вас будет достаточно обширная площадь морского побережья. Флот вы вряд ли захотите строить, но пользоваться береговой линией сможете по своему усмотрению. Ну и наконец, наши моря богаты рыбой и изумительно красивым жемчугом. Если вы сможете организовать их добычу, это принесет вам немалые средства.

— О-о! — снова протянула я, а сама судорожно пыталась придумать, как мне отказаться от такого подарка. Не надо! Мне одно-то баронство не нужно, я с ним справиться не могу. А еще и второе, да в другом мире! Мамочки…

— От вас мне нужно только согласие о принятии этого баронства и титула в Лилирейе. И копии документов, полученных вами в Ферине. Чтобы мы смогли внести ваш герб в наш гербовник и списки родов.

— А… Я могу?.. — начала я мямлить, подыскивая слова.

— Нет, не можете, — князь тихо рассмеялся и посмотрел на короля Албритта. — Боюсь, леди, что отказаться у вас не выйдет. Поймите правильно, ваш замок представляет собой большую ценность. И мы должны как-то обезопасить его. Если у вас не будет титула на территории Лилирейи — это слишком большой искус для желающих поживиться за ваш счет. Нужно, чтобы вы были не просто титулованы в нашем мире, но и земли вокруг принадлежали именно вам.

— Понятно, — вздохнула я.

Король Албритт рассмеялся и протянул к князю раскрытую ладонь, на которую тот, пожав плечами, положил золотую монету. А все остальные переглядывались и пытались сдержать улыбки. Не поняла?!

— Леди, не обижайтесь, — князь Кирин взглянул на меня с доброй улыбкой. — Мы поспорили с Его Величеством. Он уверял, что вы не захотите еще одного баронства, а я наивно утверждал, что еще никто в своем уме не отказывался от земель и титула.

— Видимо, я не в своем уме… Иначе бы я сюда не попала… Ладно, я согласна принять еще одно баронство. Копии документов с изображением герба я приготовлю. И… Спасибо, Ваша Светлость, — с запозданием дошло до меня, что, вообще-то, это меня облагодетельствовали.

Князь снова переглянулся с королем, и они оба рассмеялись. Нет, вы только посмотрите на них… Уже спелись… Правители! Страшно подумать, как они сдружатся после ужина с водочкой и просмотра фильмов.

— Вот и хорошо. Как только мы с соправителем оформим документы и нанесем ваше баронство на карту, я отправлю вам пакет всех документов. В случае, когда вам нужно будет что-то написать мне, скажите Эриливу. Он отправит магической почтой. И если вам потребуются ответы на какие-то вопросы относительно Лилирейи и ваших новых земель, не стесняйтесь, пишите. Вам помогут и ответят. Жаль, что я не могу оставить здесь баронета Дигона, — я поджала губы, и князь понял. — Но если вдруг потребуется помощь, известите. Вам направят помощников.

— Спасибо, — я еще раз кивнула.

— На этом, леди, все. У меня к вам больше вопросов нет, — князь вежливо кивнул.

— Ваше Величество? — обратилась я к Албритту.

— Мы еще поработаем, леди. А вы отдыхайте. Мы сегодня уже больше никуда не пойдем, и после ужина, я хотел бы посмотреть фильмы, о которых мне поведал князь. Он уверяет, что это нечто совершенно сказочное. Я заинтригован.

— Хорошо. Тогда к ужину вас пригласят, — я встала и пошла к дверям.

— Да-да, — король кивнул и тут же повернулся к князю Кирину с какой-то бумагой, и они оба в нее уткнулись.

Я печально глянула напоследок на этих… правителей… и вышла в коридор. Черт! Ну зачем я согласилась на это второе баронство?! Зачем оно мне? Что я с ним делать буду и главное, как? С одним-то управиться не могу.

Секунду постояла в коридоре, глядя куда-то мимо Эрилива и охранников князя и короля, и от души пнула стену.

— У-у-уй! — тут же взвыла от боли и, поджав отбитую ногу, запрыгала на второй, держась за стену.

Совершенно не стоило устраивать подобное показательное выступление, будучи обутой в открытые босоножки на шпильках. Пнула я сильно, так что и пальцы отбила сильно.

— Вики? — Эрилив подскочил ко мне и придержал под локоть. — Что случилось?

Охранники промолчали, но взгляды их были весьма красноречивы.

— Баронство у меня еще одно случилось, вот что, — я шмыгнула носом, едва сдерживая слезы.

— Что? — не понимающе переспросил лирелл. Охранники снова промолчали, но взгляды стали не просто красноречивыми, но и любопытными.

— Князь мне пожаловал те земли в Лилирейе, на которых стоит мой замок. Баронство у меня будет, еще одно, — прошипела я и, вытянув отбитую ногу, осмотрела пальцы. — Черт, больно-то как!

— О! Поздравляю, — Эрилив улыбнулся, а я только мрачно зыркнула на него. — Пойдем?

— Угу, — я осторожно наступила на ногу, тут же скривилась от боли и снова поджала ее. — Не пойду. Могу поползти.

Охранники, совершенно забыв, что им не полагается на меня пялиться и тем более хихикать над хозяйкой дома, уже вовсю веселились. Нет, конечно, они не смеялись. Но по глазам-то видно! И вот глаза их ясно говорили, что в глубине суровой мужской души они надо мной смеются.

— М-да, — телохранитель покачал головой и подхватил меня на руки. — И куда?

— Ко мне в комнату, буду ногу лечить, — я снова шмыгнула носом.

— Ну ты даешь, — Эрилив хмыкнул и понес меня наверх. — Это ведь замечательная новость. Почему ты так расстроилась? — спросил, когда мы отошли подальше от лишних ушей.

— Потому что мне и одно баронство не нужно. Рил, ну не умею я со всем этим хозяйством управляться. Я ведь обычная земная девушка, у меня свой собственный дом-то появился всего четыре месяца назад. А до того я с родителями жила или на съемных квартирах. У меня и титула-то никакого не было, не приняты они на моей родине. Нет у нас аристократов. А теперь баронство… Точнее два баронства! Ну что мне с ними делать? Зачем они мне?

— Ты все-таки очень странная, — он с улыбкой глянул на меня. — Да у нас за титул и земли готовы глотки грызть. А тебе дарят, и ты расстраиваешься.

— Вот такие мы феи загадочные, — печально вздохнула я.

— Почему феи? Это какая-то шутка? Почему тебя все называют феей? Крестьяне в Ферине, малышка эта, твоя фрейлина…

— О, господи, Эрилив. Я же уже говорила — я фея. Не очень хорошая, правда, но фея. Ну, присмотрись же, — и, не выдержав, рассмеялась.

— Ну да. А где же твои крылышки, фея? — он с улыбкой, аккуратно сгрузил меня на диван в моей гостиной.

— В шкафу лежат, чтобы не помялись, — я попробовала пошевелить пальцами и поморщилась. — Больно.

— Сейчас.

Присев рядом, телохранитель расстегнул ремешки на босоножке и снял ее. Потом осторожно ощупал мне отбитые пальцы.

— Так больно? Ничего не сломала?

— Больно. Сломала вряд ли, но ушибла прилично. Будь добр, сходи в ванную? Там на полочке стоит узкая голубая прозрачная бутылка с завинчивающейся крышкой. Без всяких этикеток и наклеек. Принеси, пожалуйста?

— Туда? — он кивнул в сторону двери, ведущей в смежную маленькую гостиную.

— Угу, и через спальню.

Вернувшись через пару минут, лирелл принес мне бутыль с живой водой и присел на диван.

— Что теперь?

— Надо смочить этой жидкостью ногу, — я протянула руку за бутылкой.

— Сиди уж, болезная, — покачав головой, Эрилив отвинтил крышечку и, налив на ладонь немного воды, растер мне ею ногу. — А почему у тебя те комнаты не обставлены? — спросил, продолжая осторожно втирать воду в пальчики.

— Нет времени придумать или найти что-то такое, чтобы мне нравилось. Абы как не хочется, а что-то нравящееся никак не находится, — я снова пошевелила пальцами на ноге. — Я и кабинет с гостиной только обставила. Вот как раз перед твоим приходом.

— Ну ты даешь, — в очередной раз повторил он и хмыкнул. — Как нога?

— Хорошо. Все, можем идти, — и я попыталась опустить ногу на пол. Но сделать мне этого Эрилив не дал — сам поднял босоножку, сам надел мне ее и застегнул ремешки.

Уже на выходе из комнаты я помедлила и, кивнув Рилу, попросила подождать. А потом, подойдя к стене и приложив к ней ладошки, потянулась к Замку.

— Прости меня, домик. Я не со зла, — прошептала еле слышно.

От Замка пришла волна эмоций. Не то чтобы сердитая или обиженная, но скажем так — выражающая его «фи» на мое поведение.

— Ну, хочешь, я что-нибудь сделаю для тебя? — я погладила стену. — Прости, пожалуйста. Давай я сама пропылесошу пол? Или даже помою? Честно-честно. Не сердись.

Замок подумал пару мгновений, и следующая его эмоция была со смешком. Простил он меня. Но отработать-таки придется — Замок пожелал, чтобы я уделила внимание территории земли вокруг. Чтобы стало красиво.

За ужином, как и планировалось, мы потчевали дорогих, во всех смыслах, гостей пельменями и водкой.

Король Албритт сначала скептически осмотрел запотевший графинчик и, не выдержав, спросил:

— Это вода? — и непонимающе взглянул на меня. — А почему в такой посудине?

— Нет, ва… маркиз. Это наш национальный русский алкогольный напиток — водка.

— Вот как? То есть, вина нет?

— Вина нет, есть водка. Она намного крепче вина. Попробуйте. Наши мужчины ее очень уважают, думаю, вам понравится.

— Да-а? Тогда попробуем, — вмешался князь Кирин. — Как ее правильно пить? Есть какие-то правила?

— Ну… У нас принято сначала чокнуться рюмочкам за какой-то тост. А пить нужно одним глотком. Водка должна пролиться в горло одним движением на выдохе, а глоток совершается уже на вдохе, — подумав, выдала я свои познания. — А потом выдохнуть и закусить. Лучше всего соленым огурцом. Вот.

— Как интересно, — князь переглянулся с королем, и они подняли свои рюмки. Все остальные мужчины за столом последовали их примеру. — Тогда, за хозяйку этого дома!

Рюмки короля и князя хрустально зазвенели, мужчины глотнули, соблюдая мою инструкцию, и дружно захрустели солеными огурцами.

— Вещь! — выдал в итоге Албритт и отправил в рот пельмешку — Маркис, не смотри, пей давай. Это тебе не гоблинский самогон, который ты мне контрабандой доставляешь.

Мужчины рассмеялись своей шутке, мне непонятной, и принялись активно уничтожать угощение на столе. Стоит ли упоминать, что одной бутылкой водки дело не ограничилось? А потом они все действительно смотрели фильмы до глубокой ночи. Впрочем, я их ждать не собиралась.

На следующий день ничего интересного не происходило ровно до обеда. Что-то показывала гостям, куда-то ходила с ними, накормили их обедом. Король сообщил, что сразу после ужина они отбудут обратно в Керисталь, так как завтра утром у него запланированные дела и встречи. Князь, подумав, тоже сказал, что раз у него теперь есть амулет переноса, который он уже настроил под присмотром Маркиса, то оставаться дольше он не станет. И отбудет вслед за королем, но уже в столицу своего княжества — Анделлу. Всех лошадок забрали из Листянок и расположили за воротами. В Ферине и Лилирейе соответственно.

А сразу после обеда случилось нечто из ряда вон выходящее. Вернулись те, кто отправлялся на ловлю разбойников. И не с пустыми руками… Разбойников, которых они привезли, было немного, всего пятеро. Заросшие грязные мужики с гнилыми зубами выглядели отвратительно.

— Леди, — Ассер дер Мурал спрыгнул с седла. — Ваш приказ выполнен. Банды больше нет. В живых остались только эти пятеро, мы привезли их на ваш суд.

— А… сколько было? — я сглотнула комок, подкатившийся к горлу.

— Четырнадцать. Девять не пожелали сдаться, и были убиты на месте в бою. Этих поймали. И вот еще ее нашли в яме, — он мотнул головой на одного из солдатиков Летания. С ним в седле сидела грязная, избитая и изможденная женщина в рваном платье. — Говорит, что она местная, из одного из соседних сел.

Меня замутило, и я не глядя схватилась рукой за кого-то стоящего сзади.

— Ассер, — вышел вперед Назур. — Раненые есть?

— Из наших нет. Солдатика порезали и охранника маркиза подстрелили. Стрелу мы вынули и обоих перебинтовали, но надо заняться ранами.

Пока мы разговаривали, мои демоны осторожно сняли с седел бледного до синевы солдата и охранника короля в окровавленной одежде, и повели их в замок.

— Назур, скажи Алексии… — я мотнула головой на раненых.

— Не волнуйтесь, Виктория. Жена Тириса лекарь, она займется.

Тем временем с седла спустили и спасенную женщину, и она, пошатываясь, двинулась к нам.

— Леди, — не дойдя несколько шагов она упала на колени передо мной. — Леди… Я уже и не надеялась, — из ее глаз хлынули слезы. — Я последняя осталась… Думала, что уже все, — и она зарыдала в голос.

Я смотрела на нее и не могла ничего сказать. В горле прочно стоял ком, такой, что даже дышать было тяжело. Я и хотела, и не могла спросить ее о том, что с ней было, и что она пережила. Просто не могла. Я никогда не смотрела по телевизору всякие программы о криминальных ужасах или ток-шоу с героями всяких жутких историй. Потому что не умела абстрагироваться от этого кошмара, и смотреть именно как нечто познавательное. И вот сейчас передо мной рыдала на земле женщина, которая все это пережила. А чуть в стороне стояли те, кто все это сотворил.

А пока я смотрела на них, пытаясь взять себя в руки, из замка уже высыпал народ. Король со своими приближенными, князь с прочими лиреллами. А их Листянок все прибывали и прибывали селяне. И как раз они роптали, гул в толпе все нарастал, пока не раздался женский выкрик: «Повесить их, сволочей».

— Леди, на сук их, — поддержал другой голос из толпы.

— Леди, справедливости, — воззвал третий голос.

И я мучительно сглотнула ком в горле. Я не могу… И перевела взгляд на короля, который стоял чуть в стороне и смотрел на меня.

— Баронесса, вы хотите, чтобы я осудил их по королевскому решению? — спокойно спросил он у меня. И я судорожно закивала. — Или вы сами? — и я тут же отчаянно замотала головой.

— Рассказывай, — он шагнул вперед и обратился к рыдающей женщине. — Кто такая? Как долго у них? Что еще видела и знаешь?

— Я Светана, из деревни Опреловка. Мы ехали на ярмарку, а они… — она всхлипнула. — Мужиков наших сразу порешили, когда телегу захватили. А меня и еще двух баб забрали.

— Когда? — спокойно спросил Албритт.

— Да уж почитай три недели как. Нюрана померла на четвертый день… Эти сволочи… Они… А она совсем молоденькая была… — женщина судорожно вздохнула, сдерживая всхлип, и сжала пальцы. — А я и Юлянка, мы в яме почти все время сидели, кроме того времени, когда они нас… вытаскивали.

— И где эта Юлянка?

— Вон тот, глава их, — бывшая пленница кивнула на здоровенного патлатого разбойника, — порезал он ее. За то, что она ему чуть глаза не выцарапала. А мне показывал, пока ножом ее разрисовывал, что будет со мной, если я тоже вздумаю царапаться.

— Что еще видела и знаешь?

— Больше ничего. Они уходили периодически, вещи приносили. Но людей не приводили. Я разговоры слышала, они их убивали сразу. Говорили, мол, баб нет, а мужики им без надобности.

Слушала я все это, и у меня волосы дыбом вставали. В прямом смысле этого слова. Я чувствовала, как из прически одна за другой вылетают шпильки, и волосы выскальзывают на свободу, паря вокруг головы. И возникло странное чувство, почти как тогда, во дворце с принцем Гесилом.

— Господин, леди, — закричал кто-то из толпы селян. — Повесить их. Народ-то пропадал, а это они… А мы уж и веревки принесли!

Разбойники молчали, только зыркали исподлобья. Осмотрев их всех по очереди, я встретилась взглядом с главным и… Он усмехнулся. Ни капли сожаления, раскаяния, страха. Нет, лишь смотрел на меня и скалил зубы в кривой ухмылке. И вот тут у меня сорвало крышу. Ощущение нереальности происходящего нахлынуло, словно прорвало плотину. И я стояла, так же молча, и смотрела на него, не в силах отвести глаз. А в толпе кто-то завизжал…

— Вика! Вика, остановись! — меня кто-то тряс за плечи.

Я с трудом отвела взгляд от деревянной статуи, на которую смотрела и взглянула в глаза Эйларда.

— Вика, не надо! Их сейчас повесят!

— Что? — хрипло спросила я. — Что не надо?

— Не надо превращать их всех в дерево, — терпеливо повторил маг. — У тебя опять глаза светятся. Остановись.

— Что?! — переспросила я и посмотрела на ту самую деревянную статую, которую гипнотизировала до этого.

О, боже! Высокая деревянная скульптура один в один повторяла черты лица и очертания фигуры главного разбойника. Это… Это я?! Я перевела взгляд дальше — оставшиеся четверо бандитов стояли на коленях и в немом ужасе смотрели то на своего главаря, то на меня. И когда мы встретилась взглядом с одним из них, он как-то тонко, по-бабьи закричал, обращаясь к Албритту:

— Лучше повесить нас, господин. Смилуйся, — и его сотоварищи подхватили его крик.

— Повесить! — король небрежно махнул рукой, и разбойников потащили к деревьям неподалеку.

Там озверевшие селяне уже пристраивали веревки на ветках. А я все не могла отвести глаз от того, во что превратился глава разбойников.

— Леди, молю — отдайте его мне, — произнес кто-то тихо. На меня смотрела Светана, и такое у нее выражение глаз было…

Непонимающе глядя на нее, я кивнула, хотя не могла взять в толк, зачем ей эта статуя. На меня вообще какой-то ступор напал.

— На щепки его, гада. Я сама лично распилю его и спалю. Чтобы даже духу от этой сволочи не осталось… — она поднялась, наконец, с земли.

А за это время веревки уже пристроили на деревьях, и я поняла, что мне пора уходить. Смотреть на это я не в силах. Я же потом спать по ночам не смогу. Судорожно вздохнув, я сделала шаг назад, пытаясь отвернуться.

— Баронесса, — король говорил тихо, но твердо. — Вам нельзя уходить. Это ваши земли, ваши селяне и ваши разбойники. Если бы меня сейчас здесь не было, суд пришлось бы вершить вам. Вы должны остаться до самого конца.

— Я… не могу, — голос у меня был тихий и хриплый.

— Надо, леди. Можете закрыть глаза, но вы должны остаться до самого конца.

Боже… Боже… Как я дальше-то жить буду? Почему моя сказка такая неправильная? Где мой принц на белом коне? Где Крестная Фея? Почему тот принц, который достался мне, стал в итоге козлом? Почему в моих владениях разбойники убивают людей, калечат женщин, а я должна смотреть, как их сейчас повесят? Почему я сама — фея. Фея чего? Ночных кошмаров? Почему я не могу сотворить светлого чуда, а только караю?

И я под пристальными взглядами моих селян и гостей замка, повернулась лицом к деревьям. А потом стало как-то темно перед глазами, и в ушах, словно вата набита. Нет, я стояла и даже, не моргая, смотрела куда-то туда. Только не видела ничего и ощущала спиной, что сползаю по кому-то вниз, пока меня не обхватила за талию чья-то сильная рука, не давая упасть.


Глава 10 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 12



Loading...