home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

— Вики? — спросил телохранитель, отвлекая меня от невеселых мыслей. Я даже и не заметила, что, оказывается, уже несколько минут стою, уставившись невидящим взглядом на скамеечку во дворе.

А подумать было о чем. О невезучих студентах; о самонадеянном Всеволоде Ивановиче, утащившим совершенно неподготовленных, как выяснилось, к суровым магическим битвам земных студентов в другой мир. О том, что предстоит мне общаться с ковеном магов… И чем дальше, тем больше не нравилось мне это. Мутные они какие-то. Их непонятное поведение не вписывалось ни в какие рамки. Читая книжки, я всегда думала, что уж ковен магов-то должен непременно участвовать во всех мало-мальских важных событиях, происходящих в магической сфере жизни. Но этот ковен какой-то неправильный. Или же неправильны мои ожидания их действий.

Переход между мирами открылся — а от них ни слуху, ни духу. Эйлард, который фактически маг Ферина и имеет к ним самое прямое отношение, написал им, и снова тишина. Пока он сам не приехал в столицу и не заявился к ним лично. Жалование ему назначил король, а ковен никак это не пытается исправить или проконтролировать. Опять-таки я — казалось бы, ведь я хозяйка этого перехода. Ну да, не маг я, но ведь это еще сильнее должно было их заинтриговать, взволновать, насторожить, в конце-то концов. Но нет, они даже не пожелали со мной пообщаться, когда я явилась к ним лично. Бред какой-то. Зато потом вон как дружно рванули ко мне, как только пронюхали о моей фейской крови. Да еще и не с самыми чистыми намерениями, раз не смогли попасть на территорию баронства. Ведь то заклятие, которое я наложила в состоянии стресса, весьма просто и явно озвучивало, кто именно ко мне не сможет попасть. И не попадают…

А сейчас? Нет, я, конечно, понимаю, что земные студенты и земной же магистр к ним отношения не имеют де-юре. И помогать им феринские маги не обязаны. Но одно дело «не обязаны» и другое — «не хотят». А они именно не захотели. Ни за что я не поверю, что за три дня не нашли маги возможности перенестись порталом из Керистали в эту деревню. Ведь они могли прислать хотя бы одного мага, спасти умирающих. А если они настолько безразличны к судьбам иномирян, то хотя бы разобраться в ситуации. Узнать, что за нежить такая, раз с ней не справилось сразу несколько магов. Проконтролировать произошедшее… Ну хоть что-то… А тут — тишина. У меня уже такое странное чувство складывается, что «ковен» — это просто громкое слово. А по сути это какой-то «шараш-монтаж», которому ничего не надо, ничего не интересно, а главное, который ни на что не способен. И все меньше мне хотелось с ними встречаться.

А еще смущала одна мысль, которую я гнала от себя, но, тем не менее, ситуацию это не меняло. Ведь практически все, живущие в моем доме, дали мне клятву верности. Даже Алексия и Яна, после того, как с нами поселились Арейна и Назур, одним вечером пришли ко мне в комнату и потребовали принять от них клятву, сказав, что так будет правильно. И что тогда никто не сможет потребовать от них насильно каких-то сведений обо мне. То есть все мне поклялись, кроме трех душ. Филя, но он мой фамильяр. Тимар, но он мой друг и ему я верила, и даже хотела за эти дни узнать, можно ли официально оформить над ним опеку, чтобы он мог при случае воспользоваться моим именем. И третий, кто не давал мне клятву — Эйлард. Как-то это было глупо, просить ее у мага, но по факту-то он ведь имеет непосредственное отношение к ковену магов Ферина, а не ко мне. Я ему никто и ничто, ему важен только Источник. И как предугадать его поступки, в случае, если ковен даст ему прямой приказ? Ведь он будет обязан подчиниться.

На мыслях об Иве и сведениях, полученных от пророчицы, я пока старалась вообще не останавливаться. А то начну расстраиваться, нагнетать обстановку и впадать в депрессию. А сейчас некогда.

— Вики? — снова позвал Эрилив. — Кто эта девушка?

— Что? — я заморгала, пытаясь сфокусироваться на нем. — Наташа? — он кивнул. — Мы в детстве дружили с ней. Учились в одном классе и сидели вместе за партой.

— Понятно, — он помолчал. — Мне было бы интересно посмотреть на то место, где ты родилась и выросла.

— Увидишь еще, — я пожала плечами. — Вот как поеду навещать родителей, так и увидишь. Эйлард там уже был, впечатлился… Я тебя с родителями познакомлю. Ох, мама и устроит тебе, — я хмыкнула, представляю мамин шок от внешности Эрилива. — А ты чего сегодня такой странный? — я только сейчас обратила внимание на то, как молчалив и неулыбчив сегодня лирелл.

— В каком смысле? — он удивленно приподнял брови.

— Невеселый ты какой-то. Ладно, неважно. Тут действительно нечему радоваться, — махнула я рукой. Сама-то не веселюсь, чего от него требовать?

— Леди? — из домика выглянула Оллана. — Пройдите, пожалуйста, вас зовет Карила.

— Да?

Я быстро вошла в комнату, в которой на столе по-прежнему лежала спящая Наташа. Сейчас с ее тела были убраны все бинты. Женщины с помощью живой воды залечили все раны, а девушку прикрыли до плеч простыней. А вот с лицом лекарь явно не справилась. Я, прикрыв рот ладошкой, смотрела на спящую. Нет, что-то Кариле удалось, причем многое. Исчез ожог, больше не было ран и корки на лице. Но… Так как лицо Натальи эта нежить разорвала когтями, а потом отодранную плоть приложили обратно, то под уже здоровой молодой кожей видны были утолщения тканей. Не знаю, отчего и почему не разгладились мышцы лица, но все лицо девушки было бугристым.

— Карила? — вопросительно глянула я на уставшую демоницу.

— Леди, я все сделала, что смогла. Мы и яд убрали, и раны все залечили. На теле все гладенькое, ни шрамчика не осталось. А тут, сколько не бились… Повреждены лицевые мышцы и отчего-то на них не действуют ни живая вода, ни мои заклинания. Кожу восстановили, а не разглаживаются шишки…

— А мертвая поможет? Если потом ею как-то умыть?

— Не думаю, — Карила покачала головой. — Может, если бы сразу обработали живой водой, то все исчезло бы. А на жаре, да под воздействием яда, — она печально вздохнула.

— Но как же так?

— Леди, я не знаю, что еще можно сделать. Попробуйте вы? Вы ведь фея?

— Ну да… фея, — я невесело хмыкнула. Если бы я еще могла управлять этими своими фейскими способностями.

— Мы выйдем, чтобы не мешать вам, — за моей спиной тихо скрипнула дверь, а я не оглядываясь, подошла к столу.

— Наташенька, ну как же так? — снова повторила я. — Я ведь обещала… — протянув руку, я кончиками пальцев осторожно провела по лбу спящей девушки.

Ну что же делать? Как? Ну, вот как мне помочь ей? Все прошлые всплески моего волшебства были непредсказуемы и неконтролируемы, я совершенно не могла предугадать их результат. Может, нужно очень захотеть чего-то конкретного? Как тогда, у водяного. Но я ведь хочу, очень хочу помочь Наташе. Она ведь была такая красивая! К тому же, не чужой мне человек, мы дружили в детстве. И я продолжала осторожно гладить ее лицо, почти не прикасаясь к новой молодой коже. По лбу, по щекам, обвела овал лица, тонкие линии бровей, тени под глазами. Я действительно очень хочу, чтобы она снова стала такая же красивая, как и раньше, даже еще лучше. Ведь я обещала ей.

В воздухе неуловимо запахло озоном, а у меня начали электризоваться волосы, собранные в высокий конский хвост. А вдруг сработает? И я сосредоточилась на ощущениях в своих пальцах, кончики которых начало немного покалывать, продолжая разглаживать лицо Наташи. Где-то за спиной раздался легкий вздох, но я даже не оглянулась, стараясь не отвлекаться. Через мучительно долгие секунды вслед за моими пальцами словно светлячки побежали по коже девушки. А когда они гасли, вместо безобразных бугров оставалась совершенно гладкая ровная мышечная ткань. Не знаю, сколько секунд или минут я разглаживала лицо Натальи, но когда в очередной раз взглянула на картину в целом, то передо мной было спокойное расслабленное лицо очень красивой девушки. С утонченными чертами, высокими дугами бровей, с гладкой бархатистой кожей, которая словно светилась изнутри. Не было больше черных теней под глазами, исчезли страдальческие складки у уголков губ, кожа потеряла бледный, почти землистый оттенок и светилась здоровьем.

Хм… Кажется, я даже перестаралась. Нет, Наташа и раньше была красивой, но сейчас в чертах лица появилась утонченность и легкость. Вроде и все то же самое, но как-то чуть легче, чуть изящнее. Так же, как под руками умелого стилиста лицо женщины неуловимо меняется, так и под моими пальцами сейчас слега изменилась Наташа, причем без всяких теней, румян, корректоров и пудр. Вах! Я прямо фея! Отступив на шаг назад, я с удовольствием разглядывала результаты своего волшебного вмешательства.

— Потрясающе, — мне на плечи легли теплые ладони и чуть потянули назад. — Ты невероятная молодец. Она стала очень красивой.

— Да, действительно все получилось, — я с благодарностью откинулась на стоящего сзади Эрилива. — Ты не ушел?

— Нет, конечно. Я все время буду рядом, пока нужен тебе, — его руки переместились и переплелись, обнимая меня за плечи и легонько прижимая к себе, давая опору.

— Спасибо.

Я кивнула, а в душе вдруг поднялась теплая волна благодарности к этому замечательному парню. Такому надежному и славному, который действительно стал мне необходим за эти несколько дней. Вот уж действительно — родственная душа. Как жаль, что… Я прогнала ненужные мысли и, повернувшись в кольце рук, просто уткнулась носом в тонкую рубашку на его груди, приобняв за талию. Почему-то мне сейчас безумно требовалось почувствовать надежное и дружеское объятие. Совсем меня выбили из колеи ночной разговор с пророчицей и шок от того, что случилось со студентами. И пугала поездка в Керисталь. Даже не знаю, как бы я справилась без Эрилива.

Тихонько скрипнула дверь, и я быстро сделала шаг назад. А то мои спутники как-то неправильно реагируют, особенно Эйлард. И мне совсем не хотелось разборок и выяснения отношений, все равно ничего не докажешь и не объяснишь, только настроение у всех испортится.

— Леди? — позвала Карила, внимательно глядя на нас с Эриливом, который неохотно разжал руки.

— Да, Карила, входите, — я улыбнулась ей. — У меня получилось. Прямо не ожидала, что смогу так хорошо, посмотрите. Только надеюсь, что больше ничего подобного повторять не придется, как-то оказалось тяжело.

— Да, я вижу, — она продолжала меня рассматривать. — Я сейчас дам настойку, вам нужно восстановить силы.

— Давайте, — покладисто кивнула я. — Вот уж от чего не откажусь…

А демоница уже шагнула к столу и стала внимательно оглядывать лицо спящей студентки.

— Да-а, вы действительно фея. Почему-то мне кажется, что раньше она была не так красива, как сейчас.

— Ну… Если только совсем чуть-чуть, — смущенно пробурчала я.

— Ну, мне-то можете говорить как есть, — женщина повернулась ко мне. — Не забывайте кто я, и что могу видеть все, даже то, чего никогда не заметить человеческим магам. Эрилив, позовите, пожалуйста, травницу и, если сможете, перенесите девушку на кровать. Ребята придут в себя минут через пятнадцать, можно будет сразу напоить их укрепляющим отваром и забирать.

Лирелл, послушно кивнув, шагнул к дверям, а Карила, не обращая на него внимания, уже что-то капала мне из какого-то своего пузырька в кружку с водой.

— Пейте, — протянула она кружку мне, и я послушно выпила что-то пахнущее травами.

Как-то я и вправду чувствовала себя уставшей, оказалось, что волшебство отнимает много сил. Похоже, я пользуюсь им не так как надо, и трачу на него собственную энергию. Ну вот где этих фей носит? Мне же учиться надо…

Эрилив зашел вместе с Олланой и, подхватив Наталью на руки, осторожно перенес на кровать, к которой тут же направились травница и демоница. За окном тем временем послышались голоса, похоже, стягиваются студенты. Ну и хорошо. Пора отправляться.

Пока я с Эйлардом и профессором обсуждала в сторонке список книг и амулетов, а так же место, где их лучше покупать и примерную стоимость, все студенты кучками устроились во дворе, ожидая отбытия. И вот снова открылась дверь домика, и на крыльцо вышел Стас. Уже одетый в чистые вещи, улыбающийся и очень растерянный. И студенты с гомоном бросились к нему, наперебой задавая вопросы и осторожно похлопывая по плечам и пожимая руки. Парни увели его с крыльца, и мы стали ждать Наташу и Карилу. Они вышли вместе и вновь гомон студентов — в основном девичьи голоса — радостно приветствующих девушку. А потом повисла тишина.

— Наташ… — кашлянула одна из студенток. — Ты… У меня просто слов нет. Ты выглядишь так, что… Обалдеть, короче.

— Что?! — Наталья в панике вскинула руки и стала ощупывать лицо. — Но ведь нет шрамов, да? Оллана? Карила? Ведь нет же? Вика? Где Вика? — она судорожно стала оглядываться вокруг, ища меня взглядом.

— Успокойся, девочка, все хорошо, — Карила отвела ее руки от лица. А я помахала рукой Наташе издалека.

— Наташ, — тут же поспешила исправиться студентка, напугавшая Наталью. — Ты выглядишь потрясающе. Ты такая красивая, что аж завидно, честное слово.

— Точно. Ага. Наташенька, с выздоровлением, — наперебой заговорили остальные девушки, и губы Наташи тронула улыбка облегчения.

Кивнув подругам, она уже быстрым шагом шла к нам, улыбаясь своим однокурсникам.

— Вика! — она меня порывисто обняла и шепнула на ухо. — Спасибо! Я знаю, что если бы не ты, то ничего не вышло бы, мне Карила сказала. Не знаю пока, как я выгляжу, у Олланы нет зеркала, но спасибо за все.

— Наталья, рад, что с вами и со Стасом все хорошо, — улыбнулся ей профессор. — Не представляете, как вы меня напугали… Я уже боялся, что… Впрочем, не важно. Ступайте к остальным, ваши вещи девушки принесли. Сейчас отбываем в замок Виктории, она любезно пригласила нас погостить несколько дней.

— Виктория, голубушка, а мы вас совсем потеряли, — с лестницы спускалась улыбающаяся графиня Ниневия. — Мы вас давно поджидаем.

— Здравствуйте, леди Ниневия, — я улыбнулась в ответ. — Задержались немного.

— Ну, прибыли и хорошо. Пойдемте, дорогая, я покажу вам ваши комнаты. Это Эрилив, ваш телохранитель, я правильно поняла? — она с восторгом рассматривала лирелла.

— Эрилив ле Соррель, леди, — вежливо поклонился он.

— Илизар был прав, — она кивнула. — Необычайно красивый мальчик. Эрилив, вы ведь позволите вас называть по имени? — он кивнул. — Ваша комната рядом с покоями леди Виктории, между ними есть дверь, как и вы и просили. Илизар мне все объяснил.

Покои, которые мне выделили, состояли из двух комнат. Уютная светлая гостиная, из которой вела дверь в комнату Эрилива, спальня и маленькая ванная комнатка. К сожалению, никакого водопровода здесь не было, как и во дворце короля, но стояла деревянная большая лохань, тазы и кувшины. Леди Ниневия предложила мне принять с дороги ванну, если нужно, но я ограничилась умыванием. Я и испачкаться-то не успела, не верхом же ехали.

За обедом, к которому спустился и сам граф Илизар, хозяева расспрашивали нас о том, где мы были, что так задержались. И я рассказала о группе земных студентов, о происшествии с нежитью, о нежелании магов Ферина помочь. И в итоге обратилась к графу.

— Господин Илизар…

— Просто Илизар, мы же не на публике, — он улыбнулся мне.

— Хорошо, спасибо, — я с улыбкой кивнула ему. — Так вот. Знаете, я бы хотела, чтобы об этом узнал Его Величество и Маркис. Я не очень понимаю всю эту закулисную возню, но мне совсем не нравится, как ведет себя ковен. Как-то это все нелогично и странно. И еще, представители ковена давно хотят со мной пообщаться и проникнуть ко мне в дом. Только вот они пытаются перенестись с помощью амулетов. А то заклятие, что наложено мною, им это категорически не позволяет. Делайте выводы… — я многозначительно посмотрела в глаза графу. — Сейчас, пока я в столице, я согласилась с ними встретиться. К этому времени сюда прибудет Эйлард.

— Но?

— Да, но… Илизар, я не доверяю вашим магам. Не знаю, что им от меня нужно. Но что-то точно надо, причем они захотели со мной встретиться, только узнав, что я фея. А до того даже не впустили в свое здание. Я бы хотела, чтобы на этой встрече присутствовал Маркис или Его Величество. Если это, конечно, возможно. Поговорите с королем?

— М-да, — граф задумчиво повертел в руках вилку. — Я передам ваши слова Его Величеству. Вы пока не спешите встречаться с магами, подождем его ответа.

— Я так и планировала, — кивнула я. — Леди Ниневия? Так как я в столицу ненадолго, сами знаете, переход оставлять на долгий срок нельзя, то хотела бы как можно быстрее сделать все необходимые дела. А в оставшееся время можно и просто погулять и отдохнуть.

— Да-да, Виктория. Я сегодня на ужин пригласила несколько дам, в том числе тех трех, которые готовы выступить в роли вашей наставницы. Точнее четырех. Буквально вчера вечером еще одна леди заинтересовалась вашим предложением.

— Вот как? Что за леди? Ну и остальные? Расскажите мне заранее, чтобы я знала, чего ожидать?

— Вчера я беседовала с баронессой Селеной Ольгрив. Вот она и проявила большой интерес и просила замолвить за нее слово.

— А можно поподробнее о ней?

— Конечно. Селене тридцать девять лет, то есть она по возрасту в наставницы не очень вам годится, слишком молода для этой роли. Вдова уже лет десять. Ее муж вместе с маленьким сынишкой погиб при нападении разбойников. А Селена очень тяжело перенесла их гибель и так больше и не вышла замуж, хотя претендентов хватало. Живет достаточно замкнуто, очень редко посещает балы и светские мероприятия, хотя раньше блистала на них. Лично мне она очень нравится. Умная, добрая, из хорошего старинного рода, хотя и обедневшего.

— Поняла. Кто еще?

— Далее — Архелия Грейдер. Шестьдесят лет, вдова виконта Грейдер. Дети и внуки живут тут, в столице. Затем, Долара Жерон, пятьдесят восемь лет, тоже вдова, титула не имеет. И наконец, Гелла Аритмайр, шестьдесят пять лет и, разумеется, тоже вдова. Как вы понимаете, только одинокие женщины могут позволить себе уехать на долгий срок из дому.

— Спасибо, леди Ниневия. А можно мне сначала с ними со всеми пообщаться как-то так непринужденно и посмотреть на них в целом? Не собеседование же устраивать, — я улыбнулась.

Лично у меня пока на первом месте стояла, как раз эта самая Селена, которая моложе остальных и якобы не подходит на роль наставницы. По мне, так наоборот. Уже не девочка, но еще и не пожилая женщина. По моему скромному мнению, как раз с ней мне было бы легче общаться. Впрочем, посмотрим.

В итоге было решено, что все эти четыре дамы, а так же еще несколько приятельниц Ниневии, придут на ужин. А учитывая, что ужин тут — это мероприятие весьма продолжительное, то мне должно хватить времени пообщаться с ними со всеми понемногу, а уже по необходимости провести более полное собеседование завтра. Понятно же, что кто-то из них будет мне симпатичнее остальных, а кто-то явно не подходит по складу характера.

Время до ужина пролетело быстро и незаметно. Мы осмотрели дом графа, немного поговорили с Ниневией и собрались к ужину. А Эрилив все время следовал за нами тихой тенью на небольшом расстоянии, чтобы не мешать. Вел он себя незаметно, не привлекая внимания и не вступая в разговор, если только вопрос не был задан непосредственно ему. Но Ниневии он понравился. И она мне даже шепнула перед уходом в свою комнату, чтобы собраться к ужину:

— Очаровательный юноша. Не знаю, почему он вдруг выступает в роли простого телохранителя, он явно аристократ и весьма непрост. Даже жаль, что не он ваш жених. Из вас вышла бы отличная пара, вы подходите друг другу.

— С чего вы взяли? — я даже растерялась от такого заявления и сейчас с удивлением смотрела на улыбающуюся графиню.

— Ну, видно же, — она сделала рукой какой-то замысловатый жест. — И потом, между вами воздух чуть ли не искрится…

— Э-э… — промямлила я.

Вот уж не заметила бы, чтобы между нами что-то там искрилось… И поползновений со стороны Эрилива тоже никаких не было. Да и я тоже совсем не испытывала к нему влечения. Ну, то есть, конечно, было разок. Тогда, в море. Так это же не считается. Я украдкой оглянулась на Эрилива, который стоял на несколько шагов сзади нас и смотрел куда-то в сторону. Красивый. И грустный. И еще какой-то родной.

Какой?! Так, чего это я? Какой, к черту, родной? Мы знакомы всего несколько дней. И вообще, у него невеста есть. А у меня — Ив. Почти есть. А еще точнее — будет. Дождаться бы еще.

За ужином собрались все приглашенные дамы, и сейчас весело щебетали за столом. Всех потенциальных моих учительниц мне Ниневия показала украдкой. И двух я отмела сразу же.

Архелия Грейдер, вдова виконта мне не приглянулась сразу. Слишком жестким был взгляд холодных голубых глаз. И слишком пристально она оглядывала меня, ловя малейшие, заметные только ей промахи, от которых поджимала губы. Нет, я и сама знаю, что не являюсь знатоком этикета. Для того и ищу учительницу. Но вот уж чего мне совсем не надо, так это чтобы меня в эти ошибки тыкали носом, как нашкодившего щенка, или муштровали. Вот еще. За свои деньги я рассчитываю получить качественное обучение и вежливое, как минимум, обращение. А у Архелии был такой вид, словно по мне розги плачут.

Долара Жерон была приятнее. Круглолицая пожилая женщина с пышной прической в целом к себе располагала. До тех пор, пока мы не стали общаться за столом. У нее оказался очень громкий резкий голос, который буквально ввинчивался в мозг, у меня аж зубы заныли. И неприятная привычка говорить много и быстро. Поначалу я еще как-то старалась абстрагироваться от этого, но примерно через час поняла, что мне не выдержать общение с этой достойной дамой в больших количествах. На такой подвиг я способна только вот так, в гостях у Ниневии. И хотя сама по себе Долара мне симпатична, но вот стать ее ученицей я не смогу.

Гелла Аритмайр в целом мне понравилась. Вежливая немолодая дама производила очень приятное впечатление. Не давила своим мнением, вежливо интересовалась моими делами и планами на эти три дня в столице. Посетовала, что мне приходится ходить везде с телохранителем — ведь это так утомительно для женщины, когда рядом посторонний мужчина. И даже высказала совет, что, возможно, мне было бы комфортнее, если бы я нашла себе телохранительницу-женщину. Есть такие в Ферине. Я себе на ус информацию намотала, скосив глаза на невозмутимого Эрилива, развлекающего беседой соседку по столу. И вспомнила его слова, что в Лилирейе тоже есть женщины-телохранительницы. А раз так, то я бы предпочла именно оттуда ее нанять. Ведь все лиреллы маги, а это дорогого стоит в условиях моего нынешнего существования.

И наконец, Селена Ольгрив. Красивая стройная женщина с облаком пушистых светлых кудряшек, которые она пыталась упрятать в тугую прическу, мне понравилась сразу. Спокойная, неназойливая, говорила она немного, но по существу. И замечания были весьма к месту. Понравилось мне и ее чувство юмора, тонкое и ненавязчивое. Но больше меня впечатлило не это. А ее пластика и умение двигаться — осанка, поворот головы, точно выверенные движения рук и умение в нужном месте изогнуть бровь. Хочу-хочу-хочу! Тоже хочу так научиться. Я, разумеется, как любая городская девушка, весьма шустро бегаю даже на высоких шпильках. Но до грации Селены мне далеко.

В общем, выбирать я решила между ними двумя и после личной беседы. О своем решении я шепотом сообщила Ниневии, сидящей рядом. И попросила помочь мне организовать с ними двумя хотя бы кратенький пятиминутный разговор уже сегодня.


Глава 16 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 19



Loading...