home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Пока демоны обустраивались, я бездумно сидела на поваленном дереве в Лилирейе. Просто отдыхала, смотрела на море и на Марсика, который носился по пляжу, пытаясь поймать местный аналог чаек, только не бело-черных, а бело-синих. К родителям сегодня поехать не удастся, теперь нужно дождаться, пока мы закончим все дела с ювелиром. А чем-то заниматься в доме мне не хотелось. Эрилив сначала нерешительно потоптался рядом, и как мне показалось, хотел присесть рядом. Но я промолчала, сделав вид, что не вижу его метаний, и он сел сбоку под сосной, вытянув длинные ноги и засунув в рот травинку. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Молчит он, видите ли… Ну и пусть молчит. А примерно через полтора часа за мной прибежал Кидор.

— Леди, — звонкий мальчишеский голосок раздался рядом так неожиданно, что я даже вздрогнула. — Вас ювелир зовет. Говорит, что он отдохнул и готов выслушать ваши пожелания.

— Спасибо, Кидор, — я улыбнулась демоненку. — Иду. Я встала и оправила подол платья.

— Эрилив, идем? — оглянулась на лирелла, а он уже тоже встал и ждал меня.

— Да, конечно. Марс! — громко крикнул он щенку. Марсик путаясь в лапах и загребая ими песок, пулей помчался в нашу сторону. Как только он до нас добежал, мы пошли обратно в замок. По дороге к гостиной, зайдя в мой кабинет, где я взяла цветную копию рисунка со своим гербом.

— Господин Нерзок, — я вошла, к ожидающему меня ювелиру. Три его охранника стояли у дверей в обманчиво расслабленных позах, а Нерзок и его ученик сидели за столом, на котором лежали две объемных сумки.

— Леди, — Нерзок и Ириан встали из-за стола и подождали, пока я подойду и присяду. Эрилив прошел в комнату вместе со мной и сел в стороне в одно из кресел, заняв местоположение между демонами-охранниками у дверей и нами, сидящими у стола.

— Как вы себя чувствуете? Устроились в комнатах? Вас все устраивает? — вежливо поинтересовалась я, как радушная хозяйка.

— Да-да, леди. Все замечательно. Ваш мажордом выделил нам отличные комнаты, мы уже расположились. И у вас замечательный повар. Давно я не ел такой вкусной еды.

— Мажордом? — озадаченно протянула я. Это он про кого? Про Велисвета, что ли? — А повар у меня женщина, домовушка. Я передам ей ваши слова, думаю, ей будет приятно.

— О! — Нерзок удивленно улыбнулся. — Так у вас не только мажордом и прислуга домовые, но еще и повариха? Надо же, как интересно. Впервые вижу, чтобы в одном доме уживалось сразу несколько домовых.

— Да… Вот такой у меня нестандартный дом, — я рассмеялась.

— Да, дом у вас удивительный. Теперь понимаю, почему вы попросили клятву о неразглашении информации. Ну что ж, теперь давайте вернемся к делу, леди, если вы не против.

— Да, разумеется. Назур ведь вам вкратце уже сообщил, что именно мне требуется?

— Да. Он написал, что вам нужно родовое кольцо-печатка с вашим гербом и баронская корона. И какие-то украшения, которые вы сможете носить, не боясь выглядеть неподобающе статусу, но при этом не вульгарно. Это так?

— Да, все верно. Вы очень верно описали то, что мне требуется.

— Отлично, — Нерзок указал глазами своему ученику на одну из сумок, и тот стал вынимать из нее коробки, обитые бархатной тканью. — Леди Виктория, я с вашего позволения сначала продемонстрирую несколько баронских корон, которые я взял смелость изготовить и привезти вам уже в готовом виде. Назур дер Кахтелир вас хорошо описал, и я постарался учесть все, что смог. Если размер вам немного не подойдет, то не смущайтесь, это элементарно подгоняется.

— Серьезно? — озадачилась я. — Я не знала, что Назур вам меня описывал. А можно узнать, что именно он написал? Интересно ведь.

— Он описал ваши внешние данные, телосложение, рост, расовую принадлежность и немного характер. Поэтому я взял на себя смелость подобрать то, что могло бы вам понравиться.

— Я в нетерпении… Эрилив? — оглянулась я на телохранителя. — Вы не хотите поучаствовать в выборе? Я с интересом выслушаю ваше мнение.

— Как скажете, леди Виктория, — лирелл встал и приблизился к нам. — Вы позволите? — он взялся руками за спинку стула и вопросительно обвел взглядом меня и Нерзока. Дождался кивка и присел, сложив руки на столе.

— Господин Нерзок, ну показывайте же, я умираю от любопытства, — улыбнулась я ювелиру. Дальше Нерзок принимал из рук своего ученика по очереди большие коробки, открывал их и выставлял передо мной в ряд. Пять коробок, пять корон, и миллион солнечных зайчиков отражающихся от россыпи самоцветов.

— С какой вы желаете начать примерку? — Нерзок замер с приподнятыми руками, не зная, какую из корон вынуть первой.

— Давайте по порядку. Только прошу вас помочь мне надеть их, — встав, я подошла к большому зеркалу на стене и замерла в ожидании. Рубины, бриллианты, изумруды, жемчуг, сапфиры, аметисты, топазы… Это только те камни, которые я знала «в лицо». Некоторые камни мне были неизвестны, так что я только любовалась на все это великолепие. Короны действительно были изумительны. Не слишком громоздкие, изящные, не уродующие голову и не пригибающие к земле. Ювелир и правда оказался очень понятливым. Одну корону я отмела сразу же, как только примерила. Слишком много рубинов, на мой вкус, хотя сама по себе она была очень красива. Еще от одной отказалась после долгих сомнений, — той, что с изумрудами. У меня уже есть одна диадема с изумрудами, и вторую мне не хотелось. Третья, которую я тоже отложила в сторону после примерки, была с топазами, опалами и александритами. Очень красивая, но я не представляла с чем ее потом можно носить. Все-таки камни весьма яркие и насыщенные, сложно подбирать к ним наряд. А дальше начались мои страдания над двумя оставшимися. Они обе мне безумно нравились, и я никак не могла определиться с выбором.

— Эрилив, что скажете? — я с улыбкой повернулась к телохранителю. На моей голове красовалась изящная корона с бриллиантами и опалами.

— Очень красиво, — лирелл внимательно оглядел украшение. — Но возможно еще примерить последнюю?

— Да, конечно. Нерзок, помогите мне, пожалуйста, — я сделала шаг к ювелиру и дождалась, пока он снимет с меня эту и наденет последнюю. Я сама склонялась именно к той, до которой дошла очередь. Выполненная в растительном стиле, эта корона была воздушна и изящна. Семь зубцов, которые полагаются баронской короне тут были выполнены из переплетенных листочков, а в каждом из них свисала вниз грушевидная жемчужина. Три вида металла: белый, розовый и желтый. Камни прозрачные, неуловимо меняющие свой цвет, когда на них смотришь с разных сторон.

— Платина, розовое и желтое золото, — начал комментировать ювелир. — Жемчуг редкой грушевидной формы. Это большая удача, что удалось подобрать девять абсолютно одинаковых, как по форме, так и по цвету, жемчужин. Камни — хамелиоры.

— Хамелиоры? — я повернулась к зеркалу. — Первый раз слышу это название.

— Да, леди. Эти камни через некоторое время приобретают окрас того цвета, что и наряд надевшего их. Если вы подождете, то минут через пять они станут оттенка вашего платья.

— Как интересно. Давайте подождем, — я вгляделась в свое отражение, изучая этот шедевр ювелирного искусства. Определенно, я хочу именно вот эту корону. Она не выглядит громоздкой, статусной или пафосной. Невероятно изящная и в то же время, имеющая дорогой вид. Я повертела головой, приглядываясь, и жемчужины покачивались в такт моим движениям, приковывая к себе взгляд.

— Леди Виктория, — Эрилив оглядел меня. — Мне кажется именно эта подходит вам больше всего.

— Соглашусь с вашим телохранителем, леди, — поддержал его ювелир. — Именно эта более всего вам идет, на мой взгляд. У вас весьма необычная внешность и удивительный цвет глаз, никогда не видел ничего подобного. И насколько я вижу, ваш родной цвет волос темно-каштановый, простите за бестактность. Именно такая форма и жемчуг выигрышнее всего смотрятся на вас. И хотя хамелиоры не так дороги, как изумруды или бриллианты, но за счет редкой формы и оттенка жемчужин, эта корона выглядит наиболее выигрышно на вас.

— А почему вы сказали, что жемчужин девять? Здесь ведь только семь.

— Все верно, леди. Еще две жемчужины находятся в серьгах, которые можно приобрести в комплект к этой короне, если пожелаете. А вот для кольца-печатки я привез только камни. Чтобы можно было на месте выполнить его, используя нужный самоцвет.

— То есть, у вас есть с собой хамелиоры подходящие для печатки?

— Совершенно верно, леди. Два округлых камня для женского и мужского перстня. Я предположил, что вы, возможно, захотите заказать сразу же перстень и для вашего будущего супруга.

— Хм… Что сказать я не нашлась, поэтому вглядывалась в камни на короне, которые потихонечку изменяли цвет, и приобретали тот же оттенок, что и мое сиреневое платье.

— А можно взглянуть на камни?

— Ириан! — Нерзок обернулся к ученику, повелительно указав на вторую сумку, и тот послушно зашуршал.

— Прошу вас, леди, — позвал ученик через минуту, выкладывая на стол коробочку. Мы с Эриливом подошли к столу, и я с интересом заглянула в нее. На черном бархате лежали два круглых камушка хамелиора с плоской поверхностью, один чуть поменьше, второй более крупный. Центр камня представлял собой абсолютно ровную гладкую поверхность, а огранка была только по периметру.

— А почему такая странная форма? — вскинула я глаза на ювелира.

— В центре на гладкой ровной поверхности будет камея, изображающая ваш герб. Я ведь не знал заранее, какую именно корону вы захотите, поэтому камни пока в виде заготовок.

— Эрилив? — вопросительно посмотрела я на лирелла.

— Повторю свое мнение, леди Виктория, — он чуть улыбнулся. — Та корона, что на вас сейчас — больше всего вам подходит.

— Ну что ж, — я улыбнулась мужчинам. — Мне тоже именно эта нравится больше всего. И хотя, как вы говорите, она не так дорога, как прочие, меня это не смущает. Мне важнее, чтобы украшение мне нравилось. А изумруды и бриллианты у меня уже есть.

— Мудрое решение, — Нерзок поклонился мне. — Я рад, что не ошибся в своем мнении о вас, или же скорее в характеристике, кою вам дал Назур дер Кахтелир. — Взглянете на серьги? Получив мое согласие, ювелир протянул мне коробочку с сережками, и снова я вертелась перед зеркалом. Небольшие хамелиоры прилегали к мочке уха, а жемчужины свободно свисали вниз, покачиваясь, так же как и те, что в короне. Красивые серьги… И в то же время не настолько вычурные или вызывающие, чтобы нельзя было их носить спокойно в любое время, а не только в комплекте к короне. Определенно, — они мне нравятся. Решив с этим, я попросила снять с меня корону и отложить ее и серьги, а все прочие убрать, чтобы не мешали. Потом Нерзок рассматривал грифона на гербе, и мы обсуждали желаемую форму кольца-печатки. Для моего кольца он предложил легкую конструкцию, а для мужского более брутальный вариант.

— Ну что же, леди. Я все понял, кольца будут полностью готовы через три дня. Заклинания на корону и серьги я так же наложу за этот же срок. Мне понадобится от вас капля крови, для привязки их к вам, чтобы никто не смог похитить или подделать. А пока не желаете посмотреть прочие драгоценности?

— Боюсь, что я уже не осилю финансово прочие драгоценности, — я смущенно улыбнулась.

— К сожалению, мой бюджет не бесконечен.

— Тогда можете просто полюбоваться и может, выбрать что-то на будущее, — ювелир понятливо улыбнулся. — Надеюсь, мы с вами видимся не в последний раз. Буду рад вновь выполнить для вас какие-либо заказы в дальнейшем. Вежливо поблагодарив Нерзока за понимание, мы с Эриливом стали рассматривать драгоценности — красивые до дрожи. Ювелир действительно учел комментарии Назура о моем характере, и смело могу сказать, я бы скупила почти все, что видела, если бы у меня были деньги. Уж на что я спокойно отношусь к украшениям, но тут и моя душа не выдерживала. Особенно мне приглянулись одни сережки. С колечка вниз свисали две тонких цепочки, на одной болталась бабочка с раскрытыми крылышками, выполненными из эмали и маленьких самоцветиков, а на второй цветок. И при движении казалось, что бабочка пытается на цветок приземлиться, но ей это никак не удается. И точно такое же колечко. Но на нем бабочка уже опустилась на раскрытый цветок и хоботком припала к камушкам в сердцевине. Я даже не удержалась и примерила этот комплект, но волевым решением оттащила себя от них.

Еще раз поблагодарив ювелира, я его оставила, и мое место занял Назур. А потом, насколько я узнала из его фраз, леди Ниневия и леди Селена горели желанием осмотреть привезенные Нерзоком запасы. Так что, думаю, он не останется в накладе. Народу у меня тут много, хотя бы часть, но у него раскупят.

Отпустив Эрилива, так как я не собиралась сегодня никуда из замка, я пообещала ему, что если вдруг… то обязательно позову его и ушла к Арейне. А то что-то я совсем на самотек дела пустила. Точнее не на самотек, а на нее. Нехорошо как-то, нужно хоть немного принимать участие. И мы с ней почти до вечера занимались делами баронства: отчетами старост, перепиской, налогами и прочей ерундой. Как оказалось, она уже переговорила с профессором Владиром и уточнила часть информации о налогообложении, и теперь мы точно знали, какой доход я получу в этом месяце и сколько с него нужно уплатить в казну. Тем более что буквально через пару дней нужно ехать и этот самый доход собирать. Не ждать же, пока селяне сами привезут деньги. На них мы возложили самостоятельную доставку только продуктов.

Порадовавшись ожидаемой сумме — хватило бы не только на оплату только что заказанных украшений, но и на спокойное проживание в течение следующего месяца, — я весьма довольная ушла к себе. Переодевшись в удобные шортики и маечку, которые я могла себе позволить ныне только наедине в своих комнатах, включила телевизор и загрузила фильм, который намеревалась посмотреть. И только с комфортом развалилась на диване в гостиной, как в дверь постучали.

— Ну кого еще там принесло, — недовольно пробурчала я и пошла открывать. — Да? На пороге стоял Эрилив.

— Привет, — он улыбнулся. — Можно?

— Можно, входите, — сделав шаг в сторону, я впустила его. — Я кино смотреть собиралась.

— А почему так официально и на «вы»? — он приподнял брови.

— Да ну, путаюсь я, когда на «ты» можно, а когда на «вы». Лишняя головная боль, — я рассмеялась. — Мне проще тогда уж все время быть на «вы», чем постоянно перескакивать туда-сюда и путаться. Так что давай вернемся к исходному, и будем как прежде «выкать» друг другу.

— Ну уж нет, — он закинув голову хрипло рассмеялся. — Я категорически против. Мы перешли на неформальное общение, и возвращаться к официозу я не хочу.

— Ага, зато от меня требуется соблюдать его, — я скорчила рожицу.

— Вики, ну не верю я, что ты не в состоянии при чужих обращаться ко мне на «вы», чтобы не портить свою репутацию панибратскими отношениями с телохранителем, и не опускать меня до уровня слуги. Но при этом все остальное время вести себя нормально.

— Да-а, — вредно протянула я, поманив его к дивану и усаживаясь сама. — А вот профессора Владира, Ниневию и Селену кем считать? Чужими или своими? Я вот уже не могу понять.

— Своими конечно. Они ведь будут тут жить, — он улыбнулся и присел рядом, косясь одним глазом на экран телевизора с застывшими титрами фильма.

— Сложно у тебя все.

— И ничего не сложно. Ну, хочешь, я тебе буду говорить, при ком ко мне следует обращаться на «вы»? Или же сам предварительно буду обращаться официально, и это

сигнал, что и ко мне нужно так же. А все остальное время я рассчитываю на дружеское «ты».

— Ладно, уговорил, черт языкастый, — я прыснула от смеха.

— Вот и хорошо, — лирелл лукаво улыбнулся. — А теперь мой подарок. И не вздумай отказаться, — ты обещала, что беспрекословно примешь все, что я захочу тебе подарить.

— Ты меня интригуешь, — я села поудобнее, с любопытством ожидая, что же он мне приготовил.

— Вот, — вынув из кармана две коробочки он протянул их мне.

— И что тут? О-о-о! — под крышечкой лежали серьги-бабочки.

— Я видел, как они тебе понравились, так что отказа не принимаю. Он сам открыл вторую коробку и протянул мне ее. Бабочка так же сидела на цветке и пила хоботком невидимый драгоценный нектар.

— Надевай. И носи с удовольствием, — осторожно вынув кольцо из коробочки, он на ладони протянул мне его.

— А… Слушай, но они же, наверное, стоят ужас сколько… Я не могу…

— А вот не нужно считать мои деньги, — лирелл подмигнул мне. — Обещала — выполняй.

— Хорошо, — я рассмеялась и надела сначала кольцо, которое идеально подошло мне по размеру и вслед за ними вдела в уши сережки, сняв свои маленькие.

— Вот так-то лучше, — Эрилив довольно улыбнулся. — Что ты смотреть собираешься?

— «Легенды осени». Я уже давала князю посмотреть этот фильм, а тут вспомнила и решила сама пересмотреть. Хочешь присоединиться? Ты же тогда так и не посмотрел его.

— Хочу, конечно.

— Тогда иди к себе, переобувайся, одевайся удобнее и возвращайся. Я подожду тебя. Вернулся лирелл минут через пять — в мягких брюках, футболке и босой. Я только обвела его плотоядным взглядом и мысленно облизнулась. Красавец мужчина! За то время, пока он отсутствовал, я пододвинула к дивану пуфы, чтобы можно было сидеть удобно вытянув ноги, раз уж нас теперь двое и я не могу развалиться на диване во все свое удовольствие.

Достала из холодильника фрукты, орешки. Ну да, люблю я погрызть что-то в процессе просмотра фильмов. А что? Вкусно же…

— Входи и усаживайся поудобнее, — я кивнула Эриливу на диван. — Пиво будешь? У меня целых три бутылки есть в холодильнике.

— Я смотрю, ты приготовилась, — он с улыбкой кивнул на блюдо с фруктами и орехи.

— А то ж… Так что? Будешь?

— Буду.

Остаток вечера прошел в лучшем виде. Было выпито пиво и съедены орешки. Из трех бутылок — две уговорил Эрилив и одна досталась мне. Расслабившись и погрузившись в события, происходящие на экране, мы как-то забыли обо всем и вели себя непринужденно. А учитывая, что фильм не просто длинный, а очень длинный…

… я сижу, привалившись к плечу лирелла. А вот он положил голову мне на колени, и я, глядя на экран, расплетаю ему тонкие косички, которые он с утра себе наплел, прежде чем скрепить их в одну толстую косу. Я облокотилась на стопку подушек, вытянув ноги на диване, а он, подумав, подтащил меня поближе, перекинув мои ноги через колени и сложив на них руки. Вот очередная пертурбация, и моя голова на его коленях, и уже его руки перебирают мои волосы, стянув резинку с хвоста и распустив их, а я балдею от ощущения. Потом его пальцы осторожно стирают с моего лица дорожки слез, которые стекая, мочили его брюки. Ну а что? Жалостливое кино же. А потом он, остановив на паузу фильм, выдает мне бумажные салфетки, так как я шмыгаю носом. А у него самого комок в горле…

— Прекрати подвывать, — всхлипнув напоследок, я смущенно посмотрела на Эрилива.

— А это не я, — оскорбленно сообщил он мне. И тут же добавил, хитро улыбаясь: — Это мой желудок. Не кормишь ты мужчину, только всякие страсти показываешь. Видишь, как я проголодался на нервной почве?!

Прыснув от смеха, я встала.

— Сейчас я пойду надену брюки вместо шорт, и ты обувайся. Пойдем разорять кухню и добывать пропитание. Шушукаясь и пересмеиваясь, мы крадучись спустились в кухню и принялись искать добычу. У Любавы тут идеальный порядок, но расставлено теперь все так, как удобно ей. Я сюда не лезла больше. Так что прошло некоторое время, прежде чем мы нашли, чем заморить червячка. Настругав колбасы и копченостей, я выложила их на тарелку, а

Эрилив тем временем нарезал хлеба. Потом отыскались пирожки, оставшиеся с обеда, соленые огурцы и маринованные помидоры… Выставив все это богатство на стол, я заглянула в кладовку и нашла ящик с пивом. По большому счету это пиво пила только я, для меня его и покупали. Все прочие пили пиво из бочек, которое закупали в Ферине. Но мне оно не очень нравилось, и я по старинке предпочитала земное, если уж вообще его пила.

— Пиво будешь? — шепотом спросила я, выглянув из кладовки.

— Давай, — тихо рассмеялся лирелл. Расположившись за столом, мы принялись за поздний ужин, если можно так назвать ночную обжираловку.

— Открой рот. Ну же, давай ням-ням, — я с улыбкой протянула руку с кусочком копченого мяса. — И не говори потом, что я тебя не кормлю. Послушно открыв рот, Эрилив осторожно губами взял мясо и, стараясь не смеяться, прожевал.

— Еще, — и как галчонок открыл рот. И уже моя очередь, давясь от смеха, выбирать ему новый кусочек.

— Давай, маленький, ам-ам, — я вложила в его рот очередной кусочек мяса. — Вика хорошая, Вика добрая. Видишь, как она своего телохранителя холит и лелеет? — приговаривала я, вкладывая следующий кусочек мяса в рот смеющегося лирелла.

— Да-да, — лирелл аппетитно жевал. — Очень хорошая. А теперь помидорку.

Пока я выбирала на тарелке не слишком большую маринованную помидорку, он тоже взял кусок карбоната и протянул руку к моему лицу.

— Эрилив тоже хороший, и добрый, открывай ротик, девочка Вика, будем тебя кормить, — и он впихнул мне кусок, — и мы оба давились смехом.

— Вот, хороший и мягкий помидор, кусай, — я поднесла овощ к его губам. — Ой! — сок и мякоть брызнул в стороны. — Ну вот… Испачкались, — и я пальцами стерла с подбородка мужчины мякоть помидора.

— А ты аккуратнее, — Эрилив подмигнул мне и облизнулся. — Все-таки не абы кого кормишь, а княжеского племянника.

— Ой-ой! Скажите, пожалуйста. Можно подумать, я виновата, что княжеский племянник такой проглот, и требует, чтобы его по ночам из рук кормили, — я, стараясь не шуметь, хихикнула.

— А нечего ему по ночам всякие драмы показывать! На нервной почве знаешь, какой аппетит просыпается?!

Вот так душевно переругиваясь и пересмеиваясь, мы кормили друг друга, запивая все это пивом. Подъев запасы, прибрали за собой посуду и на цыпочках прокрались к моим комнатам, досматривать конец фильма. И снова я удобно пристроила голову у него на коленях, а он перебирал мне волосы и легонько массировал виски.

— Да-а, Вики. Фильм — слов нет, — протянул блондин, когда кино закончилось. — Я впечатлен.

Будешь смотреть еще что-то, зови меня, ладно?

— Ага, — я села.

— Но больше всего мне понравился наш поздний ужин, — он подмигнул. — Готов так есть всегда.

— Ага, размечтался. Нет уж, такая кормежка полагается только в комплекте с фильмом. Мы помолчали, посмеиваясь, и разошлись по спальням. А у меня появилась одна идея, которую я хотела предложить завтра ювелиру. Очень уж это выглядело хорошо и для него полезно. А я может, скидку какую получу…


Глава 24 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 26



Loading...