home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

БОМ!!! ХРЯСЬ!!!

— Великая матерь! — возглас фальцетом.

Я вскинулась, судорожно пытаясь очухаться ото сна и проморгаться. Голова соображать пока отказывалась, сфокусироваться тоже удалось не сразу, а когда все-таки удалось…

— Ты чего подкрадываешься? — возмутилась я, глядя на Тимара.

А этот крендель сидел на полу напротив раскладушки, держась одной рукой за лоб.

— Я не подкрадываюсь, — нет, он еще и возмущается. Вы посмотрите на него!

— А чего тогда?

— Я цветочки… Вон, — пацан кивнул куда-то в сторону, не отрывая руку от головы. — А ты сразу драться! — добавил укоризненно.

Я посмотрела в направлении его кивка — возле моей подушки лежал маленький букетик из первых цветов. Перевела взгляд дальше. А дальше была моя рука, которая крепко сжимала за ручку сковородку. Гм. Смущенно глянула на Тимара, а он, наконец, оторвал руку ото лба, и я упала лицом в подушку, стараясь смеяться не очень громко. На лбу у него наливался багрянцем огромный шишак.

— И ничего смешного, — пробурчал недовольно Тимар, а я чуть ли не рыдала от смеха.

— Ох… Тим, прости, пожалуйста. Я не специально, — вытерев выступившие от смеха слезы, я выпустила, наконец, свое страшное оружие. — Я же спала, а во сне что-то послышалось. Ну вот, на рефлексах и сработала.

— Да я понял, — он встал с пола и снова потер лоб.

— Очень больно? Давай, лед приложим? А то вон шишка какая, и синяк будет, — я смущенно улыбнулась.

Черт, неудобно-то как. Мальчишка мне цветы, а я ему сковородкой в лоб. Хорошо хоть она не чугунная, а тефлоновая. А то ведь и убить так могла.

— Да ладно, сейчас перекинусь, и все пройдет, — он хмыкнул. — Только ты уж больше не дерись. Больно все-таки.

— Тима-а-р, — я не выдержала и снова захохотала в голос. — Ох, не могу. Ты не обижайся, я не со зла.

Это чудо лохматое укоризненно посмотрело на меня и тоже присоединилось. Эх, хорошо день начался.

Пока я приводила себя в порядок и умывалась, Тимар удалился в холл, пробыл там какое-то время и вернулся уже без шишки на лбу.

— Неплохо, — я оценивающе прошлась по нему взглядом. — Глаза, я так понимаю, тоже уже здоровы? Не надо больше закапывать?

— Не надо, — он кивнул. — При перекидывании все проходит.

— Да, здорово. У людей так не бывает, а жаль. Ладно, сейчас позавтракаем, а потом все расскажешь.

Когда мы закончили есть, я многозначительно на него взглянула.

— Ну, давай, начинай свой рассказ. По порядку. Кто такой, что случилось, ну и так далее.

Тимар помедлил, продолжая вертеть в руках кружку.

— Мое полное имя — Тимар Ойлер. Как ты уже знаешь, я оборотень. Вторая ипостась — волк.

— Это я уже знаю, — вклинилась я, так как Тим опять сделал долгую паузу.

— Ну да. Собственно, что еще. Я сирота, и из близких никого в живых нет. Жил до недавнего времени в Орбурне. А как появился там новый градоначальник, тяжело стало. Не то чтобы он изводил всех нелюдей, но с его попустительства стали нас выживать из города. Гномы и эльфы те в обиду себя не очень-то дают, а вот оборотням туго пришлось. Как где у кого в округе скотина или птица помрет, так сразу крики: мол — «Оборотни проклятущие задрали». Так что наши стали из города уходить.

— Тим, я очень сильно извиняюсь, что перебиваю, но Орбурн — это что?

— Так город, — он непонимающе на меня уставился. — Неделях в трех пути отсюда.

— Отсюда — это откуда?

— От Листянок.

— Ага, — я озадачилась. — А Листянки — это что?

— Листянки — это село, в котором мы вчера встретились, — Тимар смотрел на меня с недоумением, но послушно отвечал.

— Ясно, — я помолчала.

Ясно-то ясно, но ничего не понятно. Кто-то из нас ошибается, и довольно сильно. Или? Ой, нет, это было бы слишком странно.

— Тим, извини, но у меня еще вопрос. Как называется твой мир?

— Ферин.

— Ферин… — я приложила ко лбу свою пустую кружку из-под кофе. — А я сошла с ума, какая досада… Ладно, я еще вернусь к этому вопросу, а пока давай вернемся к твоей биографии.

— Ну… Вот и жил я в Орбурне. Потом дед умер, я один остался.

— А родители?

— А родители давно сгинули, я их и не помню. Меня дед растил, — Тимар вздохнул. — А как дед помер, так сосед стал придираться ко мне постоянно. Сначала пытался практически даром выкупить наш дом, а как я отказал, так он озлобился. Все придирался… Потом подстроил, что якобы я у него кошелек украл. А я не крал! — в голосе Тима прорезались слезы. — Я не вор!

— Я верю, Тим, — положив ладонь на его сжатую в кулак руку, я легонько пожала. — И что дальше?

— А дальше стражу он позвал. И разбираться никто не стал бы. Как же, почтенный горожанин жалуется на сироту-оборотня. Никто бы и расследовать не стал что там и как, повесили бы меня и все дела. Вот я и решил удирать. Перекинулся и попытался сбежать.

— А проволока откуда? Я так поняла, ты не мог перекинуться обратно в человека, потому что она серебряная, да?

— Да, — он поморщился и непроизвольно потер шею. — Стражник один успел накинуть, да я вырвался. Вот и скитался, думал дойти куда-то, где еще оборотни есть, чтобы помогли.

— Тим, а ты чего такой больной-то был? Прости, я не очень разбираюсь в оборотнях. Но всегда думала, что уж волк-то никогда не пропадет. Ну, охота там и все такое.

— Вика, я в городе вырос! А на охоте-то и не был никогда. Перекидывался, конечно, регулярно, куда ж без этого. Но охотиться… А тут еще серебро на шее — все силы высосало. Тебе же этот пацан сказал верно, не сними ты ее с меня, я б еще неделю протянул, самое большее. Оголодал совсем, заболел. Вон, дожился, курицу украсть попытался, да человеческий ребенок меня поймал, — Тим фыркнул.

— М-да, — мы помолчали каждый о своем.

— Вика… — он помялся. — А ты ведьма, да?

— Чего? — от неожиданности я даже закашлялась. — С чего ты взял?

— Ну, у тебя тут все такое странное. Вещи какие-то непонятные, и мебель чудная. И вот эти штуки, — он кивнул на микроволновку, потом на электрический чайник.

— А… Да нет, Тим, вещи не странные, и я не ведьма. Это просто мир другой, как оказалось. Мой мир — Земля, а твой — Ферин. Вот такая, друг мой, странная ситуация.

— Земля? — теперь была очередь Тимара многозначительно тянуть паузу. — И что же нам теперь делать? — он с несчастным видом взглянул на меня.

— Что делать, что делать… Снимать штаны и бегать… — мрачно пошутила я, но увидев его распахнувшиеся в изумлении глаза, тут же исправилась. — Для начала будем тебя приводить в нормальный вид и одевать. Затем будешь жить у меня. Дом приведем в порядок, видишь какая тут ситуация? — кивнула куда-то в сторону холла.

— Вижу, — Тимар послушно кивнул. — Только я не очень понял, почему все комнаты заперты, а ты в кухне обретаешься?

— Да не открываются они, а ломать двери жалко. Все надеюсь найти от них ключи.

— А ты тут недавно, что ли?

— Ага, несколько дней всего, — я кивнула. — В наследство по дарственной получила дом, да только вот прежняя хозяйка умерла в тот же день, как мы документы оформили. Я у нее ничего и узнать-то не успела.

— Понятно, — Тимар пожал плечами. — Тогда ты мне говори, что делать, а я буду выполнять. Ты не смотри, что я такой худой, это временно. Отощал, пока бегал в волчьей шкуре. А на самом деле я довольно сильный.

— Что делать… А не знаю я, Тим. Можно тебя так сокращать? — он кивнул. — Пока ключи не отыщем, все другие комнаты и помещения недоступны. Вот пока собираю панно, которое осыпалось со стены. С огородом и всем остальным мне не справиться — я горожанка и даже не представляю, с какой стороны ко всему этому подступиться. Да и вообще… Странный дом какой-то. И мне здесь странно.

— Чем странно? — Тим непонимающе взглянул.

— Да всем. Воды вот горячей нет. Холодная-то проведена, а горячей нет. А я не знаю, что нужно сделать, чтобы она была. Наверное, нужно бойлер специальный устанавливать. И еще, скорее всего, нужно фильтры какие-то ставить, тоже вопрос — как и куда. Ванны и душа нет, а я так не привыкла. Знаешь, каково это бегать по нужде во двор и мыться из тазика, если привык жить в квартире с душем и нормальным туалетом? — я смущенно рассмеялась. — Уж прости за такие подробности. А еще почему-то нет печки. А учитывая, что дом каменный, я зимой здесь околею. Как-то ведь надо его отапливать? Вопрос — как? Но даже если бы печка была, я понятия не имею, как ее растапливать.

— М-да, — Тим растерянно на меня смотрел. — Я как-то не подумал об этом. Но насчет печки — это я сделаю.

— Ну, собственно вот, — я улыбнулась. — Ладно, с этим до осени разберемся. А сейчас знаешь что? Давай-ка ты попробуй разобрать всякий хлам в сарае? Весь мусор выгреби, все, что может показаться подозрительным — в одну кучу, явный хлам — в другую, все нормальное — в третью. Ну, приберись там, подмети, окошко помой. Ладно? А я съезжу в город, закуплю продуктов и тебе одежду.

Так мы и сделали. Предварительно Тим под моим руководством снял с себя мерки, которые мы записали на бумажку, измерили его рост и размер ноги. Потом я выдала ему все, что могло пригодиться при уборке в сарае, до которого у меня еще не дошли руки, и уехала.

Шиковать с одеждой и наряжать его я не собиралась. Просто необходимые пару комплектов, один для дома, второй в город со мной съездить, кроссовки, тапки. Как одеваются в его мире, я не знала, поэтому собиралась купить джинсы, пару футболок и трикотажные брюки. Да и все равно — денег, которые в ходу там, у меня не было. Тоже вот вопрос, кстати. Если нам туда выходить, то нужна тамошняя местная одежда. Так что пока изучение Ферина откладывается. Буду только слушать истории о нем.

Закупив все необходимое, я вернулась домой. Тим за эти три часа успел выгрести все из сарая, рассортировать по нескольким кучкам и вычистить самое помещение. Я присвистнула, шустрый мальчик. Я бы сама с этим всем возилась дня два, не меньше.

— Тимка, пойдем в дом? — позвала его. — Я тебе вещи привезла. И покушаем что-нибудь.

Вошла в дом, не дожидаясь его, потопала в сторону кухни, но обомлев, выронила пакеты из рук. Под лестницей, там, где раньше располагалась глухая стена, обшитая деревянными панелями, появилась дверь. Причем не просто дверь, это было бы слишком тривиально. А дверь с торчащим в ней ключом, что учитывая специфику дома, становится важной деталью. Украшала ее маленькая металлическая картинка-табличка, какие вешают в отелях. И на ней — штрихами нарисована ванна и льющаяся сверху из душа вода. А рядышком…

Бросив пакеты, я метнулась к двери, открыла и едва не зарыдала от счастья. Спасибо тебе, Дом! Ванна — чугунная, белая, на ножках в виде львиных лап. Сверкающие краны. Шторка, стыдливо сдвинутая в уголок. Стены и пол, выложенные крошечной зеленой плиточкой. Небольшое окошко почти под потолком с витражом, на котором русалка расчесывала волосы, сидя на камушке. Два стеллажа из светлого дерева. И в уголочке, отгороженный невысокой стеночкой, тоже выложенной плиточками — ОН! Тот самый фаянсовый предмет, который принято обнимать с похмелья.

Я стояла с умильным выражением лица и чуть не плакала от восторга. Прощай, мытье в тазике. Прощай, деревянный домик с покосившейся дверцей во дворе. У меня есть то, что нужно!!! Поймав себя на этой мысли, чуть не захохотала в голос. Господи, кто бы мне раньше сказал, что я буду так радоваться при виде унитаза — не поверила бы.

— Вика? Ты где? Почему сумки валяются? — в холле раздался голос Тимара.

— Тим, скорей сюда. Смотри! — выдохнула, когда он заглянул.

— Ого! А это откуда? — Тим уважительно присвистнул. — Ведь не было же тут двери. Да? Я вроде помню…

— Не было! А теперь есть! — я со счастливым смехом подергала его за рукав Тимара. — Тимка, ты не представляешь, что у нас теперь есть! Это же душ, и ванна, и унитаз. — Отпустив его, начала крутить краны, и о чудо, из них пошла теплая вода. — А-а-а!!! Тимка, и вода — горяченькая! Сегодня же все здесь отдраиваем, и вечером мыться.

— Гм, — оборотень явно не понимал весь масштаб моего счастья, но невольно улыбался в ответ. — Ладно. Я пока пойду, сумки отнесу в кухню.

— Ага, — я кивнула и осталась радоваться дальше. — Спасибо, — прошептала, погладив стенку. — Не знаю, как ты это сделал, но спасибо!

Пока я тут млела, из кухни раздался грохот, и вскрик Тимара.

— Вика!

— Что? — я влетела к нему, споткнулась на пороге и замерла.

Там, где раньше пустовала стена, сейчас красовалась большая печь. Вот прямо настоящая, как в сказках. Только не беленая, а вся выложенная красивыми цветными изразцами. А перед ней, вытаращившись, замер оборотень.

Я медленно прошла к кухонному столу, и присела. Подперла рукой подбородок, и залюбовалась.

— Тимка, ты думаешь о том, о чем и я?

— Ага, — он подошел и сел рядом.

— М-да.

Мы с ним молча любовались на новый дизайн кухни. А у меня в голове бродили мысли, что ввязалась я в непростую историю с этим домом. И что история эта какая-то волшебная. Надеюсь только, что волшебство это светлое. Я скосила глаза на парнишку рядом. Оборотень… Спорно, конечно, оборотни в сказках всегда страшные существа, то есть темные. А тут непутевое и нескладное существо, с которым мне еще предстоит нянчиться и нянчиться.

И дом… Снаружи — для всех это заброшенное и развалившееся здание, эдакий «дом с привидениями». А внутри (очень даже неправильном внутри, хочу заметить) — это красивый, хоть и запущенный и грязный особняк. Причем живой, судя по моим ощущениям. И, похоже, не только живой, а еще думающий и дружелюбный. Ведь он услышал мои слова о ванне и печи, и тут же поспешил для меня их материализовать. А вот интересно, а если ему подсунуть красивые картинки по дизайну, сможет он это сделать? Я мечтательно зажмурилась. Ух! Вот бы я разошлась тогда. Выбрала бы самые стильные и классные интерьеры! А то мрачновато тут. Места много, два этажа, куча комнат, кухня вон какая огромная, а все как-то бестолково и неуютно. Темно.

— Тимка, — протянула задумчиво. — Ты иди в сарай, закончи там, что сможешь сам, без меня. А я сейчас разберу сумки, быстро что-нибудь приготовлю перекусить, а потом найдем занятие внутри дома. Ладно?

— Ладно, — парнишка покладисто встал. — Только там куча каких-то непонятных предметов. Я выбросить не решился, разложил все по кучам. Ты сама потом глянь.

Как только Тимар вышел, я, обмирая от любопытства, подошла к печке. Потрогала ее пальцем, погладила ладошкой. А потом, решившись, отошла к стене, и прислонилась к ней щекой, погладила шероховатую поверхность.

— Домик, спасибо. Не знаю, как мне нужно с тобой общаться, чтобы попросить о чем-то и поблагодарить. Но я оценила. У нас еще все комнаты неоткрыты, и как только я до них доберусь и вычищу, давай мы их красиво обставим? — я хихикнула, настолько безумно себя ощущала. — Если я найду красивые картинки и оставлю их тебе, у тебя получится по ним воссоздать интерьер и обстановку? Но если даже нет, то все равно спасибо. Я так мечтала принять горячую ванну.

Сначала ничего не происходило. А потом на грани восприятия пришло даже не чувство, а отголосок чужих эмоций, на уровне щекотки в кончиках пальцах. Легкое удивление, доброжелательность, нечто отдаленно напоминающее улыбку и согласие. Вах!!! Я в шоке!

Остаток дня для меня прошел в какой-то эйфории. Я невольно себя ловила на глупой улыбке, которая сама появлялась, стоило мне задуматься. Мы с Тимаром разобрали мусор из сарая, который он рассортировал. Весь хлам сгрузили в мешки и вытащили за ворота на земную сторону. Гм. Абсурдно звучит, но тем не менее. Все, что могло пригодиться в хозяйстве, аккуратно разложили и развесили в сарае. Еще часть предметов мы с ним опознать вообще не смогли. Поэтому поразмыслив, сгребли в мешок и поставили в углу. Я решила, что туда же отправлю и те штуки, которые были в столовой, и которые я тоже не смогла опознать. А то мало ли, выкину, а это что-то нужное. Зато обнаружился ключ. Мы с Тимаром переглянулись, я потерла ладошки в предвкушении, а он понятливо хмыкнул. И сразу, как только закончили с сараем, мы чуть ли не бегом, рванули искать дверь, к которой мог бы подойти этот ключ.

Подошел он к одной из дверей на первом этаже. Щелкнул замок, я радостно повернула ручку, открыла дверь и… И разочарованно застонала. Большая пустая комната выглядела так, словно по ней прошел сель.

— Я не понимаю, — взвыла я. — Как такое вообще возможно? Это же комната, откуда здесь столько грязи?!

— Вика, — Тимар потер ухо. — Не кричи так, оглушила.

— Тим, ну ты глянь! Глянь! Это же ненормально. Откуда тут все это?

— Эх, Вика… В магическом мире возможно все, даже болотная грязь на стенах и потолке.

И мы с ним тоскливо взглянули на потолок. На котором действительно были засохшие комки глины и ила.

— М-да. Ладно, завтра займемся. Поможешь мне?

— Конечно, помогу, можешь и не спрашивать, — Тим фыркнул.

— Спасибо, — я вздохнула и про себя порадовалась, что у меня появился неожиданный помощник. — Тим, слушай, нам бы еще сегодня ванну отмыть. Ты пойдешь мыть, а я ужин готовить, или наоборот? У тебя с готовкой вообще как?

— Нормально. Я же с дедом вдвоем жил, так что готовить я умею.

— О, давай тогда ты займись едой, а я сантехникой. Так проще, а потом я тебя научу всем пользоваться. И объясню, какие препараты для чего.

Выдав Тиму продукты и объяснив, как пользоваться плитой, теркой и миксером, я ушла в ванную. Сильно много там убирать было нечего, учитывая, что Дом создал ее совсем недавно. Но, тем не менее, плитка и сантехника были покрыты небольшим налетом, как в давно стоявшем закрытым помещении. Так что как ни крути, а чистить было надо. Чем я и занялась, вооружившись пароочистителем и бытовой химией. Нет, все-таки пароочиститель — это мегавещь! Да еще такой мощный!

Тимар меня приятно удивил. Когда я, довольная результатами своих трудов, выползла из сверкающей чистотой ванной, то почувствовала вкусные запахи, доносящиеся из кухни.

— Вкусно пахнет, — я заглянула к Тимару и плотоядно облизнулась. — Чем порадуешь?

— Мясо с картошкой в горшочках, — оборотень улыбнулся мне, отвлекшись от нарезания помидора. — И салат. Ой, какая ты чумазая, — он фыркнул.

— На себя посмотри! — я тоже фыркнула. — Долго еще ждать? Помыться успеем?

— Успеем, еще минут пятнадцать.

— У, это мало. Точно не успею, — я прошла и убрала бутылки с химией в шкаф. — Слушай, давай тогда ты иди в душ. Ты мальчик, тебе на это много времени не нужно. Я пока присмотрю за едой. А я уж после ужина.

— Как скажешь, — Тим послушно отложил нож в сторону.

Нет, все-таки какой хороший парень. Не спорит, не возникает, готовить умеет, по хозяйству помогает. Вот ведь кому-то с мужем повезет.

И я отправила оборотня изучать блага цивилизации двадцать первого века в ванной и обновлять гель для душа и шампунь, которые я купила специально для него. Все-таки парню мои цветочные гели не подходят. Пусть пользует мужские с запахом «Морского бриза». Вышел он минут через десять, благоухающий, чистый, переодетый в новые вещи, которые я ему сегодня купила.

— Да ты прямо красавчик. Тебя еще подстричь нормально и откормить, и вообще неотразим будешь, — я с удовольствием оглядела его, а он зарделся и смущенно пригладил волосы.

А потом я хвалила его за вкусный ужин, и снова он смущенно краснел, а я только диву давалась. В нашем мире, наверное, уже и не встретишь шестнадцатилетних мальчишек, которые бы умели так много, при этом имели хороший характер, и еще не разучились бы краснеть. А жаль.

После целого часа в ванной, где я балдела и наслаждалась, мы легли спать. И снова мне снился тот же мужчина, что и в прошлый раз. Светлые волосы, спокойные глаза и совершенно неразличимые черты лица.

Следующие несколько дней мы с Тимаром словно две Золушки занимались уборкой, мытьем, и выгребанием мусора. Оказывается, отмыть комнату, которая не просто загаженная и пыльная, а чудовищно грязная, это вам не банальную уборку сделать. Мы отскребали куски глины от стен и потолка, отмачивали, отмывали, выметали камни и ветки. Как все это попало в закрытую комнату с закрытым же и целым окном — для меня загадка. Кстати, обнаружили еще один ключ. Причем в таком месте, что только могли открыть рот и озадаченно переглянуться. Он был в комке глины, прилепившемся к потолку. А когда тот упал на пол после наших манипуляций, из него вывалился ключ. Мы с Тимаром молчаливо посмотрели на него, друг на друга, обвели печальным взглядом комнату и, не сговариваясь, положили его пока в ящик в кухне. Открыть еще одну такую же изгвазданую комнату у нас не было моральных сил. Вот закончим с этой, тогда пойдем дальше.

Но в итоге, после всех наших трудов комната приняла чистый вид. Большое окно. Высокие потолки, квадратная форма, примерно двадцать пять квадратных метров. Гостиную тут сделать, что ли?

Ключ, найденный тут, подошел к двери на втором этаже расположенный над ванной. И оказался тоже ванной. Абсолютно идентичной, если не считать, что плитка здесь была бледно-бирюзовая, а витраж в окне изображал пляж и полоску моря, уходящего вдаль. В процессе ее вымывания нашелся третий ключ, и снова от комнаты на первом этаже.

Эта комната была поменьше соседней. Не такая грязная, а всего лишь замусоренная какими-то клочками бумажек, сломанными ящиками, похожими на винные, а в разбитом сундучке в углу у окна — очередной ключ. От комнаты на втором этаже.

В общем, так мы и проводили наше время. С утра до ночи, не разгибаясь, отмывали очередное помещение, по очереди готовили еду, и много говорили. Устав, складывали на столе в столовой паззл из плиточек для панно. Он был собран уже наполовину, и я планировала, как только мы его дособираем, приклеить на место.

День заканчивался одинаково — закидывали в навороченную стиральную машинку с сушкой изгвазданные за день вещи, и пока она стирала и сушила, мы ужинали. Ни телефона, ни интернета я провести сюда не успела. Поэтому нам оставалось только разговаривать. Я рассказывала Тимару о себе и своей жизни. А Тимар мне о своем детстве, о городе, в котором вырос, о его мире вообще.

А Дом по-прежнему радовал нас игрой в «Найди ключ». Как только мы заканчивали вымывать очередную комнату, в совершенно неожиданном месте находился ключ от следующего помещения. Таким образом, на первом этаже мы имели в наличии — прихожую, холл, ванную, кухню-столовую и четыре комнаты. Была в расположении помещений определенная неправильность, так как явно не мог дом быть спланирован так кособоко. Четыре комнаты по одной стороне и всего лишь кухня, пусть и совмещенная со столовой с другой стороны. Но больше дверей на первом этаже не было. По крайней мере, пока.

Второй этаж порадовал нас ванной и шестью комнатами. Как так могло быть, я не понимала. Такое ощущение, что внутри дома помещения вообще располагались в совершенно произвольном порядке, никак не привязанном к внешним стенам дома. И уж явно, глядя на домик снаружи, нельзя было даже предположить, что внутри столько комнат. Потому что так просто не могло быть. Но было.


Глава 2 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 4



Loading...