home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

— Слушай, зверь, а у вас тут вода есть? — вздохнула я, снова дойдя до зубастой морды. — Умираю, как хочу пить.

Дракон внимательно меня выслушал, смешно по-собачьи наклоняя голову, и припустил внутрь пещеры. Ну и я за ним.

Вода нашлась в глубине — она стекала откуда-то сверху тонюсенькой струйкой, и скапливалась в каменной чаше естественного происхождения. А судя по тому, что была она ледяной настолько, что зубы ломило, где-то на горе бил родник, и именно оттуда вода и попадала в пещеру. Утолив жажду, я огляделась. В потолке пещеры были две небольшие щели сквозь которые падал солнечный свет, плюс из входного отверстия, так что видно было прекрасно.

— Хм, дракоша. А ты тут неплохо устроился, — протянула я. — Светло, сухо, песок на полу. А у тебя тут, случайно, сокровищ нет? А то, говорят, вы, драконы, любите их собирать.

— Ама-а-а, — протянул лапу дракон и легонько прикоснулся к моей ноге.

Я сначала сжалась в комок от страха, — все же когти там о-го-го, — а потом присмотрелась к своим ногам. Мало ли, может там прилипло что.

— Ама? Опять ты… Я не ама, я — Вика.

— Ика, — повторил он за мной. — Ама, — и снова аккуратно прикоснулся к моим ногам.

— Ну ладно, Ика, так Ика. А что насчет сокровищ?

— Ика — ама, — терпеливо повторил он и в третий раз коснулся моих ног.

— Я ама? Сокровище — ама? — ящер кивнул. — И я ама? — снова кивок. — Е-мое-о-о, так это что? Я — сокровище?! И ты поэтому меня украл?!

Обрадовавшись, что я все правильно поняла, дракон бурно закивал.

— Жесть! — я даже села на пол. — То есть я — сокровище, ты меня украл… И что теперь?

— Курлы, — проворковал мой чешуйчатый собеседник.

— Не-э-эт, друг мой. Так дело не пойдет. Я, конечно, сокровище, еще какое. Но немного иначе. Я живая, настоящая. Мне кушать надо, и пить, и спать. Я не могу жить в пещере.

— Курлы! — дракон мотнул головой.

Оставшееся время до вечера я убеждала похитителя, что меня надо отпустить. Рассказывала ему о своем доме, о мирах, о том, что на мне куча обязательств. В ответ получала два слова: Курлы и Ама.

— Блин! Ну что ты заладил, курлы да курлы, — в сердцах выпалила я. — Я есть хочу! А ты все курлыкаешь тут. Вот сейчас как верну тебе речь, будешь тогда знать. Я вообще фея, между прочим.

— Ама!

— Фея!

— Ама!

— Яп-понский гор-р-родовой! — скрипнула я зубами. — Ну все, достал. Теперь пеняй на себя. Не знаю, как ты будешь жить дальше среди своей драконьей братии, но ты с этой минуты разумный, точно так же как вся ваша раса была разумной до одичания! И говори со мной на нормальной языке!

— Сокровище-э-э! — снова заладил дракон и поперхнулся от неожиданности.

— Ага! — я вскочила на ноги. — Ну наконец-то.

— Ика? — желтые глаза вытаращились на меня в ужасе.

— Нет уж. Раз научился говорить, произноси мое имя правильно — Вика!

— Вика-а-а… Сокровище!

— А-а-а, — я схватилась за голову. — Ну не сокровище я. Я — фея! Ну целый же день тебе об этом твержу. Тебя как зовут?

— Зовут? Никак.

— Будешь Кирилл, — решительно постановила я.

— Кир-рил… — дракон только моргнул.

— Так, Кирюша… Давай начнем все сначала. Я не сокровище. Я живая и настоящая. Меня надо вернуть.

— Нет. Вика хорошая. С Викой весело, — зубастая голова мотнулась.

— Гм, — начала я подозревать нехорошее. — Кирюша, а скажи-ка мне, ты взрослый уже? Где твои родители?

— Мама скоро прилетит, — он улыбнулся.

— О, господи… Сейчас еще и мама прилетит, — я нервно забегала по пещере. — Ладно. Будем маму вразумлять и разговаривать. Может, хоть она меня вернет на место.

Мама прилетела примерно через час. И все это время я нервно наматывала круги по пещере.

— Мама, мама, — заголосил Кирюша и, смешно вскидывая зад, бросился к выходу.

Ну и я за ним, ясное дело.

А там такая мама! А у мамы такие зубы! А лапы! А хвост! Ой, мамочки…

— Курлы, — проворковал этот огромный крылатый динозавр и ласково ткнул мордой сыночку.

Я же благоразумно спряталась за краем выхода и подглядывала за встречей родительницы с отпрыском. Высовываться раньше времени было банально страшно. Мало ли, может, эта драконья самка нервная, и сначала превратит меня в шашлык, а потом будет разбираться, из чего этот шашлык приготовился.

— Мама! — воскликнул дракоша. — А я сокровище добыл. Сам!

— Ик! — мама драконица, обалдев от такой речи дитятки, хлопнулась на хвост и вытаращилась на него.

— Курлы? — вопросила она, наклонив голову.

— Настоящее! Честно! Я же уже большой, сам слетал. И добыл! И принес! — захлебываясь словами, тараторил Кирюша. — Она в пещере, мам. Она так светится, ты увидишь. Настоящее сокровище!

Вот тут я решила, что пора мне выходить.

— Здрасьте, — робко произнесла я, высунув голову из-за стенки.

И тут же стремительно нырнула обратно, потому что в мою сторону метнулась струя пламени, сопровождающаяся таким рыком, что в ушах звенеть начало.

— Ну ты…. Совсем сбрендила? — выкрикнула я, благоразумно не высовываясь. — Это между прочим твой сын меня украл и притащил сюда. А я есть хочу! И спать! И домой — меня там ждут. А я торчу тут в вашей пещере. Вот.

— Курлы?! — снова взревела драконица, но судя по эмоциям, адресовалось это не мне.

— Мама-а-а, — заголосил Кирюша.

Решив рискнуть, я снова выглянула и обалдела. Зажав подмышкой свое непутевое чадо, это зубастая мамаша шлепала его по филейной части.

— Курлы! Курлы! — приговаривала она. — Ама? Курлы!

— Ну, мама-а, она же светится! — верещало дите. — Как настоящее сокровище!

— Курлы! — постановила его мать, отпустила и подняла голову.

И я тут же спряталась. Мало ли, а то сейчас и мне люлей всыпет…

— Курлы? — огромная голова на длинной шее заглянула в пещеру и, покрутившись, нашла меня взглядом.

— Здрасьте, — снова пискнула я. — А я это… Несъедобная. Меня нельзя было красть. Я вообще фея, между прочим. И Кириллу даже сказала об этом. А он заладил — 'Ама', да 'Ама'.

— Ама-а-а-а, — выдохнула она, обдав меня горячим дыханием.

— А-а-а, опять двадцать пять! Так, мамо, простите, но иначе с вами не получается. С этой секунды вы тоже разумная драконица, как и была вся ваша раса ранее. И говорить можете. Да.

— Сокровище-э-э, — повторила эта чешуйчатая мамаша и, поперхнувшись, закашлялась.

— Ура! Ура! — я даже на месте подпрыгнула. — Уважаемая драконица, а теперь давайте поговорим, как две разумные женщины.

Огромные желтые глаза моргнули.

— Ваш сыночек меня украл. А я категорически против. Вот. И мне пришлось повлиять на него, ну и на вас, уж извините.

— Драконы не крадут людей, — подумав, выдала голова, так как тело все еще оставалось снаружи.

— Не бывает правил без исключений, — я пожала плечами. — Вероятно, вашему мальчику стало очень скучно. Вот и утащил меня. И кстати, я не человек. Приятно познакомится, но я — фея. И зовут меня Вика. А вас?

— А меня? — она задумалась. — Никак.

— Тогда вы будете Кира. А ваш малыш — Кирилл.

— Кир-рил, — тут же донесся голос дракоши с балкона.

— Хорошо, — согласилась я. — Кир-рил. А еще я хочу есть. Меня целый день не кормили, между прочим.

— Х-хэ-э, — задумчиво пыхнула Кира, и струя огня пронеслась мимо меня в стену.

— Не стоит так нервничать, — произнесла я, проследив этот факел.

— Вика… А я барана принесла, — ровно произнесла, все еще не пришедшая в себя, драконица.

— А я сырое мясо не ем, — так же ровно ответила я.

— Поджарим… — заторможено ответила она и исчезла.

Ужинала я мясом, поджаренным огненным дыханием. Сами драконы деликатно, чего я не ожидала, поели на балконе, чтобы не смущать меня тем, как они заглатывают сырое мясо.

А потом мы с Кирой полночи разговаривали. Я ей рассказывала о том, как я сюда попала, кто я и откуда, чем занимаюсь. О других мирах и своем Замке. О демонах и домовых. А она вкратце поведала о драконах.

У них действительно сохранились остатки разума. Может, не на уровне двухлетнего ребенка, а скорее восьмилетнего, но все-таки не в том объеме, что было много веков назад. Почему раса драконов выродилась, никто не знал. Никаких преданий, историй и слухов. Просто одичали, вырождаясь. Сначала пропала способность говорить, а затем и разум стал угасать. Люди и лиреллы стали бояться их, так как ящеры воровали периодически скот, но при этом ничего не могли объяснить или предложить выкуп. И как-то так постепенно драконья цивилизация пришла в упадок. Единственное табу, которое они сохранили — это никогда не нападать самим на жителей других рас, только обороняться. За это и получил по пятой точке сегодня Кир-рил, что нарушил запрет и украл меня.

— Кира, а ты можешь меня вернуть? Я ведь не могу тут оставаться.

— Могу. Ты только скажи, куда тебя отнести.

— Вот если б я знала… Где-то не очень далеко от озера, с берега которого меня украл Кирюша, находится поместье. Дом белый, а ставни и двери синие, забор тоже белый, каменный.

— Не знаю где это, надо покружить поискать. Завтра можно слетать на разведку.

— Ну и хорошо, — я облегчено вздохнула.

— Вика, — задумчиво наклонив голову, спросила Кира. — Ты ведь фея. А ты можешь вернуть разум всем драконам этого мира?

— Нет, Кир. Не осилю. Мне нужен живой контакт. Но если кого позовете, то думаю, что смогу.

— Вика, а можно попросить тебя оказать честь и побыть нашей гостьей еще хотя бы один день? Я приведу всех кого смогу найти из стаи.

— Можно, — покорно вздохнула я. Как будто у меня есть выбор.

Спала я под боком у Кирюши, и проснулась утром от хлопанья крыльев. Оказалось, что рано утром, пока мы с Кир-рилом еще спали, Кира улетела. И сейчас на балкон опустился помимо нее огромный черный дракон, оглядывающий меня с большим интересом.

— Вика, — позвала меня драконица. — Это вожак нашей стаи.

— Очень приятно, я Вика, фея. Возвращаю вам разум и способность говорить, — заученно произнесла я.

— Кур… — тут же громовым голосом начал говорить вожак, замер, прислушался к себе и… — Приветствую тебя, фея Вика, — его огромная голова склонилась в подобии поклона. — Прошу оказать мне честь и дать имя.

— Гром. Нравится?

— Спасибо за имя, фея, — он хохотнул на низких частотах, и у меня едва ноги не подогнулись. — Я твой должник.

— Сочтемся, — я вежливо улыбнулась. — Кто следующий? Кира, а ты мне пока не добудешь еды, а? Фруктов бы, ну или на крайний случай мяса, как вчера.

— Я дам приказ, фея Вика. Тебе все принесут, — ответил вместо нее Гром.

И понеслось… Драконы, драконицы и драконята. Черные, синие, желтые, зеленые, сиреневые, оранжевые… И имена, имена, имена… Перерывы на еду и снова все по новой до самого вечера.

— Вика, — обратилась ко мне Кира, когда улетели все драконы, кроме нее и вожака. — Мы нашли нужную усадьбу. Завтра утром я тебя отвезу.

— О! Отлично. А то меня, наверное, ищут.

— Вика, — прогромыхал Гром. — Это тебе от всех нас, — и он протянул мне на ладони прозрачный камень, похожий на бриллиант, размером с куриное яйцо.

— Ого-о-о, — присвистнула я. — А это просто камень или?..

— Или… — хохотнул он.

— Спасибо. А можно узнать, что это?

— Это кристалл, помогающий аккумулировать и направлять магическую энергию. В твоем случае — энергию волшебства. В чем-то магия драконов схожа с твоей, и именно такими камнями мы и пользовались раньше.

— А у вас есть магия? — уточнила я.

— Конечно! — высунулся Кирюша. — Иначе как бы я подкрался к тебе? Я уже умею ею пользоваться. И потом, во время игры… — тут он понял, что сболтнул лишнее и спрятался за мать.

— Жульничал, значит? — ласково спросила я дракошу.

— Нет, просто применял магию. Ну я же так хотел выиграть! — не выдержав, он снова высунулся из-за Киры.

Укоризненно покачав головой, я на него строго посмотрела. Теперь-то понятно, как это я умудрилась столько раз проиграть в крестики-нолики обычному дракону, да еще ребенку.

— А как им пользоваться? — повертела в руках камень, я перевела взгляд на вожака стаи.

— Ты ведь фея, а все знают, что феи используют волшебные палочки, — ответил Гром. — Но ты какая-то неправильная фея, и у тебя почему-то все получается без нее. Вот этот кристалл поможет тебе распределять свои силы, накапливать их и узнать сущность своей силы. Кроме того, он определит твою стихию. Ты фея чего?

— Самой интересно, пока только догадки.

— Как так? — дракон смешно наклонил голову.

— Ну как-то так. Так получилось. Прабабушка по слухам была феей радуги. Но я точно не такая. У меня волосы электризуются, когда я нервничаю, и глаза светиться начинают. А еще в воздухе пахнет озоном. Как перед грозой, — пояснила на недоуменный взгляд драконов.

— Фея грозы, может? — высказалась Кира. — Дождь или грозу вызывала?

— Нет. Я только могу даровать какие-то таланты, черты характера и способности, красоту вернула девушке один раз. Но в основном только превращаю что-то одно во что-то другое.

— Ух ты! — вклинился Кирюша. — Вика, а что ты превращала?

— Ну… Стол деревянный в стеклянный, цвет одежды меняла, из солнечного и лунного света живых рыбок сделала. Еще наказав… гм… нехороших людей, превратила их головы в головы животных: свиную, козлиную и змеиную. А одного разбойника в деревянную статую обратила, — я помрачнела от этих воспоминаний.

— Фея метаморфоз? — вопросительно посмотрела на вожака Кира.

— Похоже на то.

— А такие разве бывают? — я улыбнулась.

— А почему нет? — философски протянул Гром. — Но так ли это на самом деле тебе смогут сказать только феи. А мы можем проверить, если ты согласишься.

— На что и как?

— Вика… Мы бы очень хотели вернуть разум и способность к речи всем драконам, но понимаем, что ты не можешь жить тут столько времени. Ты можешь завтра наложить свои чары на нашу реликвию? Чтобы драконы поклонившиеся ей приобретали дарованные тобой способности?

— Не знаю, — растерялась я. — Я так никогда не делала.

— Попробуй? Мы с утра отнесем тебя к святыне, а потом оттуда сразу же вернем к лиреллам.

Так мы и договорились. Ночь я опять спала под боком у Кирюши, который никак не желал расставаться со своим сокровищем и отпускать меня. Подаренный камень я положила за пазуху, надеясь, что он и правда как-то поможет мне аккумулировать силы.

А утром Кира отвезла меня в горы к их святыне, стоящей на вершине горы. Внешне ничем непримечательный камень не бросался в глаза. Просто большой валун на ровной площадке. И только подойдя ближе, я увидела узоры и руны, покрывающие его бока.

— Вика, вот он. Попробуй? Все драконы хотя бы раз в жизни прилетают к нему, поклониться и попросить благословения, — поведал мне Гром, который уже ждал нас.

И я попробовала. Честно собралась с силами, представила, что именно я хочу, и сосредоточилась. Никаких изменений в камне я не заметила, и получилось у меня или нет, было непонятно.

— Я сделала что смогла, — перекатив под рубашкой немного нагревшийся кристалл, сообщила я Грому. — Но как проверить и убедиться сработало ли, я не знаю.

— Сейчас проверим, — огромная голова качнулась в сторону. — На рассвете прилетели драконы из соседней стаи, мы посылали к ним гонца. Вика, подойди ко мне, ты под нашей защитой, они должны это видеть.

Следующий час я сидела на хвосте Грома, который он обернул вокруг себя, наблюдая за вереницей драконов из чужой стаи. Сделав круг над площадкой, дракон садился, склонял голову перед святыней, а через пару минут его глаза начинали светиться разумом. Далее следовали слова благодарности в мой адрес, и я давала имя. М-да. Обогатилась Лилирейя земными словами за эти два дня, так как придумывать все новые и новые имена драконам становилось все сложнее. Были использованы и названия самоцветов, и цветов, и явлений природы, и земные имена всех народов, какие мне только удалось вспомнить.

И наконец, пришло время везти меня домой к Эриливу. И вот тут встал вопрос, а как отреагируют лиреллы на явление драконов? Ведь меня утащил именно один из их соплеменников. Как бы не начали военные действия. После некоторых раздумий было решено, что я лечу на Кире, а Гром нас прикрывает. А чтобы народ снизу увидел, что мы летим с добрыми намерениям — часть моей несчастной шелковой рубашки была пущена на белый флаг. Рукава от нее я оторвала еще в первый день, когда мы развлекались Кирюшей, — один из них превратился в повязку на голову, второй в полотенце. И сейчас я оторвала нижнюю часть рубашки, оголив черные синяки от пальцев Кирюши на ребрах. На себе я оставила только коротенький топик, прикрывающий грудь. Кристалл положила в один из рукавов и прицепила к поясу. А оторванное полотно прикрепила к длинной палке, которую принесла Кира. Буду надеяться, что белый флаг — знак миролюбивых намерений во всех мирах.


Глава 8 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 10



Loading...