home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Эх, как же красиво мы летели! Я, вся такая наездница, сидя на Кире, рядом огроменный черный дракон, несущий в пасти палку, на которой развевалось белое полотнище. Представляю, как это смотрелось снизу…

Сделав несколько кругов над усадьбой Аурелии и Альдида, мы дождались, пока все выскочат во двор и на стены. Первым по спирали стал снижаться Гром, демонстрируя белый флаг. Вслед за ним Кира со мной. На крылечке стояла стройная фигурки Аурелии в голубом платье, прикрыв глаза рукой, она следила за нашим полетом. На стене замерли в напряженных позах охранники. Во дворе суетились домочадцы, не понимая, то ли бежать прятаться, то ли встречать нас с оружием в руках. Что-то разглядев, вероятно, меня, — Аурелия махнула рукой в сторону стены.

Первым приземлился на плиты двора Гром, подняв кучу пыли. Глянул на Киру, медленно спускающуюся, и несколько раз мотнул головой с белым флагом. Нападать на него никто не спешил, но и подходить — тоже. И только после этого, не разжимая пасти, вожак что-то рыкнул, и Кира приземлилась рядом с ним.

— Аурелия! — звонко крикнула я, помахав ей рукой.

Мама Эрилива, словно только сейчас поверив в то, что я — это действительно я, прикрыла ладошкой рот и спустилась со ступеней. Подойти она явно не решалась, поэтому я, дождавшись пока Кира оставит лапу, по которой как по горке съехала вниз, я сама к ней подбежала. Народ застыл вокруг изваяниями, не решаясь делать резкие движения, но и не разбегаясь от своей хозяйки, а я уже подбегала к ступеням.

— Аурелия! Я вернулась!

И вот тут ее прорвало, за один стремительный шаг она преодолела расстояние между нами и крепко меня обняла.

— Вика, — выдохнула мне куда-то в волосы. — Как же вы нас напугали! Вы не представляете, что тут творилось! Слава богам, с вами все в порядке!

— А что творилось? — отстранившись из объятий, я взглянула на нее. — Где Эрилив?

— Ох, Вика… В тот день, когда вы исчезли, примчался Ирлейв с совершенно безумной новостью, что вас украл детеныш дракона. Мы сначала даже не поверили ему, драконы никогда не нападали раньше ни на лиреллов, ни на людей, — тут она перевела взгляд на Грома, и ее руки сжались на моих плечах. — Сказал, что Эрилив умчался догонять и отслеживать направление полета, а его отправил за помощью.

— Так, и что?

— В итоге Ирлейв, Альдид и еще несколько воинов помчались в горы — искать вас. Они периодически присылают вестников, а мы тут с ума сходим от тревоги… Я Кирину написала, он велел сообщить ему сразу как станет хоть что-то известно. А вчера вокруг кружили драконы, и мы уже и не знали, что думать. Вика, но что же произошло? Почему вы такая грязная и в рваной одежде? Вас обижали?

— Все нормально, Лия, — я успокаивающе погладила ее по руке. — Уже все хорошо. Меня действительно утащил детеныш дракона, в качестве игрушки, подружки и сокровища. Это его мама, — я кивнула на драконицу. — Ох и всыпала она ему по мягкому месту, когда увидела меня в пещере. А вот это — вожак стаи.

— У меня нет слов, — Лия нервно рассмеялась. — Вы единственное живое разумное существо за всю историю, которого уволок дракон, пусть и детеныш. Они раньше никогда не нападали ни на кого, кроме скота.

— Дети, — я вздохнула. — Что с них взять. Вот мама дракоши меня и вернула, как только выяснила куда.

— И что теперь делать с драконами? — Аурелия разглядывала две огромные фигуры, занявшие весь двор.

— Лия… Тут такое дело, — я помялась. — Надо написать князю Кирину, чтобы он приехал. Понимаете, я совершенно нечаянно вернула драконам разум, способность говорить и дала им имена.

— Что?!

— Ну да. Дракончику, похитившему меня, я дала имя Кир-рил или Кирюша. Его мама — Кира. А вожак их стаи — Гром.

— Приветствуем прекрасную леди, — громогласно произнес, прислушивающийся к нашим словам Гром.

Аурелия подскочила от этих слов, вытаращившись, словно увидела говорящее дерево.

— Да. Надо написать Кирину… — она помолчала, приходя в себя. — Приветствую вас, уважаемый Гром. Рада видеть вас и Киру в своем доме и спасибо, что вернули нам Викторию.

Кира вежливо кивнула огромной головой.

— Лия, — позвала я лиреллу. — А можно мне в дом? Я жутко хочу есть, пить и принять ванну.

— Ох, да что же это я! Что вам подать на завтрак?

— Супа! Безумно хочу горячей еды, еще хлеба или пирожков, и потом кофе. Ах да, кофе у вас нет. Ну, травяной отвар тогда. И можно покормить драконов? Мы все еще не завтракали.

Аурелия, взяв себя в руки, начала отдавать указания. Меня отвели в столовую, как только я помыла руки и умылась, и выдали еды. Правда, Лия предлагала мне сначала принять ванну и переодеться, но у меня от голода уже живот сводило. Два дня на жестком обгорелом мясе без соли давали о себе знать, и я не могла ждать ни минуты. С жадностью накинувшись на тарелку горячего грибного супа, я выпала из окружающей реальности. Услышала только, что драконам выдали мяса, и они остались во дворе.

А через несколько минут, когда я уже приступила к чаю с пирожками, в коридоре раздались громкие шаги, хлопнула дверь, и в столовую влетели три фигуры.

— Вики! — ко мне молнией метнулся Эрилив, вздернул со стула, схватив в охапку, и прижал к себе.

Ой! А как он тут оказался?! Но я даже не успела толком удивиться.

В следующую секунду он, совершенно ошеломив меня, как безумный начал покрывать мое лицо поцелуями, не давая прийти в себя.

— Вики! Вики! — до моего мозга доходили только эти слова, весь остальной жаркий шепот я не могла разобрать. Было ощущение, что он говорил на другом языке. И только в самом конце этой речи я смогла понять еще одно слово: — Моя!

— Рил, я… — попыталась я вклиниться в эту сумасшедшую речь, но он накрыл мой рот губами.

От неожиданности я что-то промычала, но… В общем, так я и не успела опомниться. Потому что, когда через какое-то время от двери снова раздался звук, оказалось, что мы, забыв обо всем, целуемся, а мои руки обнимают его за шею.

Он оторвался от моих губ, и я спрятала лицо у него на груди, а от двери раздалось деликатное покашливание. И тут я взвыла от боли, потому что мой телохранитель сжал меня в объятиях, не желая расставаться, а мои синяки на ребрах резко этому воспротивились.

— Что?! — Эрилив выпустил меня. — Ты ранена? Где?

Отстранив меня на расстояние вытянутых рук, он стал оглядывать мою фигуру. Взгляд замер на черных отпечатках пальцев Кирюши и заледенел.

— Что это?! Я убью его!

— Рил, тихо… Все нормально! Это просто синяки от пальцев. Меня дракончик нес, ему было тяжело и он слишком сильно сжал лапы, — поторопилась я с объяснениями. — И его уже наказала мама — отшлепала, за то, что он меня похитил.

От двери снова раздалось покашливание, и я выглянула из-за руки Эрилива.

— Ваша Светлость! Как хорошо, что вы прибыли! Альдид, Ирлейв! Ну, скажите же ему!

Как выяснилось, через некоторое время сумбурных проявлений чувств и эмоций, пока я ела, Аурелия отправила вестников князю Кирину, вкратце описав ситуацию, и Эриливу, чтобы он возвращался. Эрилив, к которому уже успел присоединиться остальной отряд, явился сюда, воспользовавшись амулетом переноса. Лошадей бросили во дворе, а сами помчались в дом ко мне. И почти вслед за ними прибыл Кирин, тоже используя амулет, полученный от Маркиса.

Я очень быстро, не вдаваясь в подробности, описал ситуацию с возвращением драконам разума и способности к речи. И поведала, что Гром — это вожак стаи, а Кира — мама похитившего меня малыша. После чего попросила у князя перерыв на полчасика, чтобы принять ванну и переодеться.

Аурелия лично отвела меня в купальню, прислав еще и горничную в помощь, и единственной сложностью оказалось выгнать оттуда Эрилива. Его прямо аж перекосило, когда мы с Лией стали твердить, что он не может находиться в одном помещении со мной, пока я принимаю ванну. Аурелии даже пришлось прикрикнуть на своего сыночку и чуть ли не за шиворот выволочь оттуда.

С помощью присланной горничной, я промыла волосы и отмыла с себя пыль и грязь. Особенно трудно было с ребрами, к которым даже прикасаться было больно, и тут ее помощь была неоценима — мягкой губкой, она осторожно промокала кожу в этих местах, а я кривилась, стараясь не поскуливать. Черт! Как бы там трещин не оказалось, вроде синяки не должны так сильно болеть.

А выйдя из купальни, я нос к носу столкнулась с Эриливом, подпирающим стену напротив.

— Рил, — я покраснела, столкнувшись с ним взглядами, и потуже затянула пояс на халате, выданном мне Аурелией. — Мне же еще собраться нужно, и волосы высушить, и синяки обработать живой водой… Ты рано пришел. И вообще, это женская половина, я же не одета.

Горничная отвела глаза и мышкой скользнула в мою комнату, чтобы приготовить одежду, а мы двое замерли в коридоре.

— А я и не уходил, — мрачно поведал он мне. — И не уйду, даже не проси! Я теперь от тебя вообще ни на шаг не отойду.

— Рил…

— Невозможная, сумасшедшая, невыносимая женщина! — он шагнул ко мне и обнял, уткнувшись лицом в мои мокрые волосы. — Ты хотя бы догадываешься, что я пережил за эти дни? Да я, наверное, поседел, только этого не видно в светлых волосах, — он резко выдохнул.

— А чего сразу я? — вяло возмутилась я, удобно устроившись в объятиях.

Было уютно и надежно, и так не хотелось, чтобы он выпускал меня. А еще от него пахло пылью и потом: и его собственным и лошадиным. Впервые я учуяла его запах, до этого ни разу не доводилось. Но это совсем не отталкивало, так гармонично эти резкие, в общем-то, запахи вписывались в картину его безумной скачки в погоню за нами и тем, как стремительно он ворвался ко мне в столовую.

И у меня возникла мысль, что я совсем не против, чтобы он меня никуда не отпускал. Что я устала от одиночества, от необходимости быть сильной, от того, что должна постоянно держать лицо и соответствовать, опекать, контролировать и заботиться обо всем и обо всех. Хотелось, чтобы кто-то взял на себя хотя бы часть этой ноши, помог, разделил. Чтобы снова почувствовать себя обычной девчонкой, и рядом было надежное плечо, за которым можно спрятаться хоть иногда. Быть сильной женщиной — тяжелая работа, и не от хорошей жизни женщины таковыми становятся.

— А кто еще? Это ведь не я бросил тебя и улетел к драконам. И не ты провела страшные безумные два дня и две ночи. Это не тебе пришлось сходить с ума от страха, что может случиться непоправимое. Что не уберег, не уследил, и корить себя последними словами…

— Ну, знаешь! — тихо возмутилась я. — Я тоже, вообще-то, не на увеселительной прогулке была.

— Ты боялась только за себя, — он, отстранившись, погладил меня по щеке и криво улыбнулся. — Я думал, рассудка лишусь от страха за тебя.

— Ну вот! — пробурчала я. — Я же еще и виновата.

— Ох, Вики, Вики… Как же ты не понимаешь? — он помолчал. — Ты примешь мой путь под небом?

— В смысле? — я приподняла брови. — На свидание сходить, что ли? На прогулку?

Он усмехнулся, но промолчал, внимательно глядя мне в глаза и ожидая ответа.

— Да я как-то еще не в форме, — я издала нервный смешок. — Давай сначала разберемся с делами и драконами, а потом сходим. Хорошо?

— То есть, ты примешь мой путь под небом?

— Да-да, приму. Но позднее, — я отстранилась. — Рил, прости… Меня ждет горничная, да и князя нехорошо заставлять ожидать. Нужно ведь закончить выяснение обстоятельств с драконами.

— Иди, — он улыбнулся. — Я жду тебя.

Горничная меня уже ждала, и пока она помогала мне высушить волосы и одеться, я витала в облаках.

Меня безумно смутили слова Эрилива про какой-то путь под небом. Что он имел в виду, я не поняла. Как-то не похоже это было на признание в любви, да и на предложение руки и сердца. Звал бы замуж — так бы и сказал, идем, мол, жениться. А так — гадай теперь, о чем он говорил? Может, он вообще предлагал мне стать его любовницей. Ведь невеста есть, и о том, что расторгает с ней помолвку, он не сказал.

Пришлось прикинуться дурочкой и ляпнуть первое попавшееся, что пришло на ум. Но не объяснил, не опроверг. Угадала, что ли? Ну ладно, если угадала, значит, сходим на свидание и будем разбираться по ситуации.

— Леди? — отвлекла от моих путаных мыслей девушка. — Какое платье вы хотите надеть?

— А что? Есть большой выбор? — я повернулась к ней.

— Да, — она улыбнулась. — Пока вы… путешествовали, вам сшили несколько нарядов. Хотите посмотреть?

Нарядов мне действительно сшили несколько. И все бы ничего, и даже больше, чем ничего — безумно красиво, только вот…

— А как я их сама застегивать-то буду? — я озадаченно смотрела на одно из платьев.

Нежно-бирюзовое шелковое платье в руках у горничной было великолепное, не придраться: облегающий лиф, никакого корсета, открытые плечи, маленькие рукава-фонарики, длинная и расширяющаяся к низу юбка. Только вот застегивалось оно на спине рядом крошечных пуговичек. И все остальные платья тоже имели подобные застежки.

— Но как же… — девушка даже растерялась. — Вы же не сами одеваетесь. Камеристка и застегнет.

— А-а-а, ну если только камеристка… — я хихикнула. Не объяснять же ей, что этой фигуры в моем доме не водится.

М-да. Ну и жизнь у этих благородных ледей — ни одеться самой, ни раздеться. Чувствую, вся эта красота так и будет висеть у меня в шкафу. Не заводить же камеристку только ради нескольких платьев.

Эрилив меня так и ждал под дверью, и мне его даже жалко стало. Пропало все желание подтрунивать над ним и его испугом. Все же я легко отделалась, а вот он переживал, и это я могу понять. Я б на его месте точно поседела от страха. Но и пытать его на предмет тайного смысла фразы про путь тоже не стала. Было неловко и все чаще посещало смущение в его присутствии, чего раньше совершенно не было. Невольно хотелось пригладить прическу, поправить юбку и на всякий случай глянуться в зеркало — все ли у меня в порядке. Даже его ослепительная внешность, вызывавшая сначала неприятие, переросшее в привычку, теперь смущала. Мне сложно соперничать с ним в красоте и это невольно будило комплексы.

Впрочем, сильно порефлексировать я не успела. Князь нас уже ждал, и мне пришлось очень подробно рассказать все, что произошло с момента, как Кирюша схватил меня у озера. Умолчала я только про кристалл-аккумулятор. Все же это подарок мне, мало ли, может, это какая-то страшная редкость и драконов начнут уничтожать ради них. Нет уж. Если Гром сочтет нужным — сам расскажет, а я их подставлять не стану, и так натерпелись.

— Да-а, леди. Ну и натворили вы дел, — резюмировал Кирин. — Вы и недели не пробыли в Лилирейе, а такие метаморфозы с одной из наших рас. Я даже и не знаю что делать. То ли наказать вас за вмешательство в миропорядок и равновесие, то ли наградить за то, что вы возродили к жизни древнюю могущественную расу.

— Да я не специально, — я виновато вздохнула. — Испугалась сильно, я ведь драконов раньше только на картинках видела. А тут живые, курлыкают и непонятно чего от них ожидать. То ли сожрут живьем, то ли зажарят сначала, то ли оставят навсегда в качестве игрушки.

— Это я понимаю. Но остальным-то драконам зачем жизнь поменяли?

— Ага… А вы бы решились возражать Кире? Видели, какая у нее морда? А зубы в ней какие? А я, между прочим, у нее в пещере сидела. А потом оказалось, что они миролюбивые и незлобные. Только с виду страшные. Ну и жалко их стало, — я опустила взгляд.

— Ну и что прикажете мне делать с вами? С ними-то теперь будем контакты налаживать. А вот как мне с вами поступить? Это ведь было прямое вмешательство в жизнь чужого вам мира.

— Ну… А давайте считать, что я хорошо сделала? — я неловко переступила с ноги на ногу, чувствуя себя нашкодившим ребенком. — Ведь драконы не окончательно разум потеряли, просто вырождаться начали. И они добрые, и не нападают никогда на разумных, у них это табу. Просто Кирюша непослушный ребенок, но и то — вреда мне не причинил, просто просил поиграть с ним, — я быстро глянула на князя и снова опустила ресницы.

Он промолчал, и я снова принялась оправдываться:

— Давайте сделаем вид, что я — добрая фея, а? Пришла и спасла драконью расу? — смотреть ни на кого из лиреллов я так и не решалась.

И опять тишина в ответ, только чей-то сдавленный смешок. Я быстро подняла голову, но так и не поняла, кто рассмеялся.

— То есть, наградить вас? — ровно спросил князь.

— Ну, не обязательно… Хотя, вы же мне баронство даровали? — пришла мне в голову мысль. — Значит, я уже не совсем чужая вам фея. А, можно сказать, своя… Можно оформить что-то типа грамоты, что мол, спасибо за драконов… Нет? — я снова переступила. — Это, чтобы никто не думал, что все произошло без вашего ведома.

— А орден не хотите?

— Орден? — в голосе князя чувствовалась насмешка, и я решила поерничать. — Нет, ордена не надо. Я вместо орденов и медалей беру награды домиками в столицах. Вот от короля Албритта уже жду один, он обещал.

— Неужели? А за что? — живо заинтересовался Кирин.

— Да тоже… За проявление и вмешательство, перевоспитание и дарование… — не выдержав, я вздохнула.

И тут грохнул смех, и я резко подняла голову. Хохотали все присутствующие в комнате: Его Светлость, Альдид, Ирлейв, весело смеялась Аурелия, и даже у Эрилива подергивались губы, в попытке сдержаться. Он единственный смотрел на меня с нежностью, остальные откровенно веселились.

— Ох, леди Виктория… — вытер выступившие от смеха слезы князь. — Будет вам домик в столице. Гром уже сообщил, что вы — сокровище нации. И что они теперь за вас любого порвут.

— А что же вы тогда… — возмутилась я.

— Не обижайтесь, леди. Но должен же я был выяснить всю ситуацию и ваше отношение к этим событиям. И потом, — он снова хохотнул. — Вы так мило смущались и краснели, что никаких сил удержаться не было.

Я обиженно поджала губы, но он не дал мне увлечься обидой.

— Итак, леди Виктория, — встав, он подошел ко мне и протянул шкатулку. — Здесь все бумаги на титул и земли, о которых мы говорили. Там же — карта княжества с учетом изменений. Домик в Анделле вы получите позднее. Мне нужно сначала подобрать подходящий вам по статусу. Все же, вы — сокровище нации драконов. Точнее расы драконов. Сараюшку я вам вручить не могу, — он улыбнулся. — Так что ждите документы по почте, и добро пожаловать на новоселье. Тем более, что грядет великое событие. И я очень рассчитываю погулять на празднике.

— На каком? — я с интересом посмотрела ему в глаза. — Что за событие?

— М-м? — он внимательно смотрел, чего-то ожидая, а я на него, тоже ожидая объяснения. — А вы еще не в курсе?

— Нет, — я покачала головой. — Так что за событие?

Он повернулся к Аурелии, ожидая чего-то, потом к Эриливу. Они оба едва заметно качнули головой, и у князя приподнялись брови.

— Вот как даже… Леди Виктория, пожалуй, я не стану рассказывать вам, что за событие. Вот когда назначим точную дату, тогда все и сообщу.

— Ну ладно, — я пожала плечами, и мысленно потерла ладошки. К сюрпризам я отношусь довольно спокойно и не умираю от любопытства. А вот возможность заполучить домик в столице княжества приятно грела душу. Уж там-то точно нет драконов, и меня никто не украдет.


Глава 9 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 11



Loading...