home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Утром я проснулась довольно поздно. Впрочем, это для меня обычное явление, да и легла вчера поздно. После прогулки с Эриливом в парке мы еще пошуршали в кухне, добывая еды, чтобы накормить оголодавшую меня.

Поговорить с ним и толком выпытать информацию мне так и не удалось. Стоило мне коснуться темы и вопросов, на которые он не хотел отвечать, как он тут же затыкал мне рот поцелуем. Вопросов у меня осталось много, но, поняв, что из него получить ответы не смогу, я сдалась и отложила это на сегодня. У меня пока еще есть в окружении лиреллы и кроме Эрилива. Вот именно им и предстоит выдержать допрос.

И начала я с горничной. Пока она делала мне прическу, я осторожно приступила к расспросам.

— Анти, а ты лирелла или человек? — словно невзначай уточнила я для начала.

— Лирелла, леди, — она улыбнулась моему отражению в зеркале.

— Это хорошо, — ответила я на ее улыбку. — Анти, а расскажи мне про ваши традиции? Я ведь впервые в вашем мире.

— А что именно вас интересует, леди?

— Да много чего. Хочется узнать о вас побольше. Но давай начнем с самого интересного, — и я подмигнула ей. — Расскажи, как у вас свадьбы проходят?

— В Храме Богини Судьбы. Жрец совершает обряд, и молодые приносят клятвы, — послушно ответила девушка и закрепила мне шпильками очередную прядь.

— А поподробнее? Интересно ведь.

— Ну… Невеста едет в Храм отдельно от жениха, а он ее уже там ждет. Потом жрец зачитывает ритуальный текст и просит их обменяться клятвами. Еще спрашивает у присутствующих свидетелей, нет ли причин, по которым эти двое не могут стать мужем и женой.

— О, а у нас тоже так делают. А дальше?

— Дальше жених, надевает девушке браслет, и если богиня приняла их клятвы, и обмана нет, то брак считается свершенным.

— А если богиня не приняла?

— Тогда браслет не застегнется. Точнее застегнется, но на обычный замок, а на магический — нет. Если же брак свершается, то брачный браслет снять уже нельзя, только после смерти хозяев.

— Ого!

— Да, — Анти улыбнулась. — Если сработала магия и девушка стала женой, то тогда и она надевает на мужчину парный браслет, признавая его своим мужем. С ним та же ситуация.

— Понятно. Красивый обряд… А помолвки как у вас заключаются?

Тут взгляд горничной скользнул на мою шею, оглядев ключик, подаренный вчера Эриливом, и она немного покраснела, заставив меня напрячься.

После осмысливания вчерашних событий у меня были поводы для раздумий. Сначала, поддавшись эйфории и поглупев от бурливших гормонов, я решила не акцентировать на этом внимание. Но, еще раз прокрутив все в голове…

Первые подозрения у меня возникли после слова 'хлеб'. Скажи Рил: 'Будешь булочку или пирожок?', я бы даже и не обратила внимания. Но предложение разделить хлеб, да еще после вина… Очень уж это напоминало церковный ритуал. И хотя, как я знала, религия в Лилирейя иная, но обряды у большинства рас и народов схожи, ибо сложно придумать что-то экзотическое. Вот и предложенные лиреллом вино и хлеб вызвали у меня четкие ассоциации. И сначала, первой реакцией было отказаться от хлеба, а то мало ли… Но потом, я передумала.

Во-первых, я доверяла Эриливу. Он ни разу не дал мне повода сомневаться в своей честности и порядочности. Да и невозможно жить, не веря вообще никому. Во-вторых, у меня закралась мысль, что это какая-то тайная помолвка. И вот тут возникало 'в-третьих' и 'в-четвертых'.

Я устала балансировать на грани и каждую минуту бояться, что явится очередной иномирный мужик, желающий затащить меня под венец, только из стремления заполучить мое имущество и способности. Все лето я прикрывалась мнимой помолвкой с Илфинором. Но бесконечно это тянуться не могло. Уже осень и вот-вот он нагрянет лично, а то и вместе со своим повелителем, и потребует ответа. И говорить 'да' я не собиралась.

Да еще так некстати Владыка демонов… Нерзок известил меня, что Владыка лично со своим сыном приехал в его магазин, чтобы увидеть мои изображения, которые буквально всколыхнули столицу. И очень уж внимательно они рассматривали мои фотографии, чтобы Нерзок ничего не заподозрил. Особенно не понравились ему взгляды, которыми папенька с сыном обменивались, и то, как задумчиво крутил кольцо на своем пальце Владыка. А учитывая, что он вдовец, да и сын у него холост… Так что, как только ювелиру стало известно от одного из приближенных к двору лиц, что Владыка выехал ко мне, он тут же написал подробное письмо.

И что делать, если глава демонов начнет сватать мне себя или своего сына? Опять рассказывать сказки про Илфинора? Не поверит ведь. Это Албритт спустил все на тормозах после моего показательного выступления в его дворце, и отступил. Для него главное было то, что мой жених из Ферина, а не с Земли. А Владыка ведь так легко не отступится, что ему какой-то там эльф из Ферина, с которым даже еще не было обручения, а только договоренность на словах. Мне оставалось бы тогда только надеть браслет Илфинора и признать официальную помолвку с совершенно чужим мне мужчиной, неинтересным и неприятным, пусть даже и вполне порядочным.

И именно сейчас всплывало это самое 'в-четвертых'. Эрилив с его чувствами, которые он ясно показал и я поверила. Мои чувства к нему, которые я, как могла, душила, но безуспешно, что уж лукавить. Совсем не дружескую симпатию я к нему испытываю, и уже давно. И даже платоническими их не назовешь… А мысли о его невесте будили ревность, с которой тоже приходилось бороться, запинывая ее подальше, ибо прав у меня никаких на Рила нет. Но я окончательно отступилась после его заявления, что он не может на мне жениться.

И вот вчера этот непонятный ритуал с предложением принять его путь под небом, с разделением вина и хлеба. В глубине души я решила, что это помолвка. И хотя не понимала, почему он не спросит меня прямо и, будучи морально не готовой к ней всерьез из-за банальной трусости, я бы приняла его предложение. Слишком уж много проблем это решало.

На первом месте, безусловно, мои чувства к нему и, как оказалось, его ко мне. На втором то, что я верила, что если вдруг я попрошу отменить помолвку и отпустить меня, и не важно по какой причине, — он не откажет. За эти дни я поняла насколько ему можно доверять. И на третьем месте — я могла забыть про притязания на меня всех прочих женихов. Все, я была бы помолвлена, и поезд для них ушел.

Мысли об Иве меня давно уже не посещали. Эрилив прочно вытеснил тот образ, что мне снился и казался сказкой. И если и ждала я еще приезда Ива, то скорее из любопытства и желания увидеться живьем, объясниться, извиниться. Чувствовала себя при этом свиньей, почти коварной изменщицей, но ничего не могла с собой поделать. И это несмотря на то, что я не говорила Иву, что люблю его и не давала обещания, что точно дождусь. Говорил всегда он, я больше слушала.

Так уж случилось, что реальный живой мужчина рядом, пусть и не принадлежащий мне полностью затмил образ из сна. Любовь не выбирает, кого осчастливить взаимностью или сделать несчастными неразделенными чувствами. И я честно боролась со своей симпатией, стараясь оставаться только другом. Потому и отметала все намеки и наезды Филимона, что Эрилив молчал, а я не хотела навязываться. Потому до последнего не верила и отстранялась, предпочитая быть слепой и глухой, чем обнадеженной и безответно влюбленной дурочкой. Только вчера, после проявления его чувств и поцелуев, после того как я увидела его глаза, его страх потерять меня, я поверила.

Потому и проглотила я вчера его невнятный лепет про то, что хлеб — это просто булочка, а золотой ключ от его сердца — это просто подарок. Удивилась, конечно, так как подсознательно ожидала кольца или браслета, даже не будучи полностью готовой морально. И пусть я сомневалась, но приняла бы и то, и другое. Но что я знаю о традициях лиреллов? Ничего.

— Так что, Анти? — отвлеклась я от своих мыслей. — Как у вас проходят помолвки?

— Это долгая и красивая процедура, которая длится несколько дней, — она мечтательно улыбнулась и еще раз глянула на мой ключик. — Мужчина, когда решается открыто признаться в своих чувствах и намерениях о браке, публично предлагает девушке разделить с ним путь под небом. Вот как вчера господин Эрилив, — она смутилась, и я ободряюще кивнула ей, чтобы продолжала. — Если девушка не против принять ухаживания, то она соглашается, и они вдвоем уходят куда-нибудь, и никто не должен препятствовать этому — ни родители, ни опекуны девушки. Затем, если мужчина видит, что девушка отвечает ему взаимностью, то он вручает ей ключ от своего сердца.

Анти покраснела и снова взглянула на мой ключик, а я поняла, что тоже начинаю заливаться краской.

— Кхм. А ключ должен быть именно драгоценностью?

— Нет, леди. Любой, хоть от амбарного замка, хоть выпиленный из дерева. Это просто символ искреннего чувства и того, что мужчина отдал свое сердце.

— А дальше?

— Если девушка приняла его, то это первый шаг на пути к помолвке. Это означает, что она отвечает на чувства мужчины и готова принять все остальное, что он предложит ей помимо сердца.

— Как интересно, — я задумчиво подвигала ключик на цепочке. — А второй шаг на пути к помолвке? Ключ первый, а дальше?

— А дальше он предлагает разделить с ним пищу и питье. У крестьян это хлеб и вода, аристократы, как правило, используют вино и тоже хлеб, — она опять смутилась и сделала паузу, словно ожидая моей реакции.

— И что это означает? — подтолкнула я ее рассказывать дальше. Делать мне прическу Анти уже закончила и сейчас вынимала из шкафа одно из моих новых платьев.

— Что для них пища и вода теперь общие, что они верят друг другу и готовы принять их из рук друг друга. Потому что лирелл никогда не возьмет еды из тарелки чужого, только любимой женщины или матери.

— Да-а? — удивилась я. Что-то я не заметила, чтобы Эрилив смущался, когда таскал у меня вкусняшки из тарелок, отпивал из моего бокала или принимал еду из рук. — А есть еще и третий шаг?

— Да, леди, — она снова покраснела. — У них есть одна ночь до свадьбы, и никто не может запретить ее, даже родители девушки, как бы они ни были против. После совместной ночи… — она помялась и бросила взгляд сначала на меня, потом на кровать. — После того, как мужчина провел с женщиной ночь после вручения ключа и разделения пищи, они считаются помолвленными официально.

Вот тут я выпала в осадок. Ничего себе нравы… А как же целомудрие невесты? Я думала тут все как в средневековье на Земле, а оно вона как.

— Именно совместная ночь или секс? — все же решилась я уточнить. — Ну, в смысле, физическая близость, — уточнила на ее непонимающий взгляд.

— Близость, — почти прошептала она и отвернулась.

— Поня-а-а-тно…

Так вот с чего Рил вчера вдруг проявил такую настойчивость. Я его еле выпихала из своей комнаты, так как считала, что провести вместе ночь в доме его родителей это верх неприличия. А, оказывается, он собирался закончить помолвку. Вот жук! Я усмехнулась своим мыслям. То есть я сейчас как-бы 'немножко помолвлена'. Но не окончательно. М-да.

— А как окружающие узнают, что помолвка окончательная? Ведь девушка может отказаться от близости.

— Ну, вообще-то, если девушка приняла ключ и разделение пищи, то от близости она уже не отказывается, — Анти хихикнула и внимательно посмотрела на мою левую руку.

И я тоже на нее посмотрела. Ничего не увидела ничего, кроме с детства знакомых мне родинок, и вопросительно взглянула на горничную, а она на меня.

— И-и-и?

— После… близости, — споткнулась она на этом слове, — у них обоих на запястье появляется татуировка с первым именем будущего супруга.

— Ну ничего себе! — не сдержалась я от эмоций. — Сама появляется?

— Ну это ведь магия…

— Ах, ну да, магия… И что же, они так и продолжают до свадьбы, гм, быть близкими? — уточнила я.

Странный все же обычай. Или это, чтобы невеста вышла замуж гарантированно и не отменила помолвку? Ведь детей-то не в капусте находят, могут они случиться и после такой вот 'игривой' помолвки.

— Нет, что вы. Только единожды. А потом до свадьбы нельзя, — она улыбнулась.

— Да-а-а, — протянула я. — Чего только не придумают… лиреллы. У нас все совсем иначе, только обряд свадьбы чем-то похож. А вот помолвка…

Я даже головой покачала и снова усмехнулась своим мыслям. Ну, Эрилив, держись. Предупрежден, значит, вооружен. Мстить я, конечно, не стану. За что? За то, что он хочет жениться на мне и пытался совершить помолвку? Но вот за финт с тем, что пытался провернуть это втихушку, зная о том, что я не понимаю, что происходит… Не знаю пока, что я придумаю, но придется еще ему за мной побегать.

Отвлек меня от разговора с горничной вызов по ментальной связи.

'Вика-у, — раздался мяукающий голос Филимона. — Я, конечно, понимаю, что тебе там весело и интересно. Но ты возвращаться планируешь?'

'Привет, Филь. Конечно, планирую. Сегодня. Как вы там?'

'Да мы-то нормально. А вот Владыка демонов, похоже, начинает терять терпение'.

'Блин! — я даже губы поджала и махнула рукой Анти, что это не ей. — Все-таки приперся! Один или с сыном?'

'С сыном. Их Селена развлекает, как может. Правда, выйти в Мариэль ей никак нельзя, так они через открытые ворота часами беседуют. Мы им там кресла с двух сторон поставили'.

'Отлично! — обрадовалась я. Кажется, мой план начинает действовать. — А на нее уже подействовали снадобья Карилы и живая вода?'

'Еще как, — задумчиво протянул кот. — Выглядит лет на пятнадцать моложе и волосы отросли и погустели. Она их теперь по земной моде носит распущенными или в косу заплетает. Вика-у, скажи мне, что ты тут не при чем?'

'Я тут не при чем', - послушно ответила я

'Интересно-у, и почему я тебе не верю? Стерва ты все-таки, — добавил он с ноткой гордости в голосе. — А еще фея называется!'

'Филька, только попробуй кому-нибудь проболтаться о своих домыслах!'

'Молчу, как рыба!'

'Вот и умничка. К обеду будем, только соберемся. И скажи Лекси, что я везу ей помощницу. А Назуру — что прибудут ученики, будущие охранники. Пусть выберут три комнаты для мальчишек, по двое в одну, и отдельную для моей будущей камеристки. Приеду — обставлю'.

'Вот вечно ты тащишь в дом всех, кого ни попадя, — проворчал кот. — Тебе мало народу?'

'Цыц, кошак. Все объяснения потом. На меня и так уже горничная косится'.

Анти действительно озадаченно на меня посматривала, не понимая, что это я вдруг так внезапно ушла в себя, но не мешала.

Выйдя из комнаты, я столкнулась с Эриливом, подпирающим стенку напротив с блаженным выражением лица.

— Привет, — я улыбнулась, ни подавая вида ни словом, ни взглядом, что я в курсе его вчерашней выходки с обручением.

— Доброе утро, любимая, — и не успела я опомниться, как оказалась в его объятиях.

За спиной ойкнула Анти и быстро нырнула обратно в мою комнату, но я даже не оглянулась. Да и не смогла бы. Мой, как оказалось, жених целовал меня, и я не видела причин уворачиваться.

А стоило нам спуститься в столовую, все взгляды скрестились на нас.

— Доброе утро, — ласково улыбаясь, поздоровалась Аурелия и, ничуть не скрываясь, уставилась на ключик на моей шее. — Как отдохнули? Успели поспать?

— Гм, — меня обдало жаром, когда я поняла ее намек.

— Успели, — грустно ответил вместо меня Эрилив.

— Да? А мы думали… — она запнулась и перевела взгляд на мое запястье. Удивленно приподняла брови, осмотрела запястье сына и ее улыбка померкла. — Ну, присаживайтесь же к столу.

Прикинувшись шлангом, словно ничего не понимаю, я тоже удивленно приподняла брови, ожидая ее объяснений. Перевела взгляд на Эрилива, и у него забегали глаза, а кончики ушей порозовели. Ага-а-а, значит, все-таки чует, что не прав. Ну ладно, посмотрим, что будет дальше.

Сидя за столом и поедая свежую сдобу с чаем, обсуждали планы. Я сообщила о разговоре с Филимоном и о том, что Владыка демонов уже приехал и ждет под воротами, не имея возможности войти внутрь без меня. Эрилив тут же напрягся, а мать и отец многозначительно ему моргали и косились на меня. Я делал вид, что ничего не замечаю. Только один раз, когда Ирлейв постучал пальцем по лбу, глядя на брата, я недоуменно на него посмотрела, и он тут же сделал вид, что он чешет лоб. Ну-ну… Конспираторы!

— Вика, — словно вспомнив о чем-то, обратилась ко мне Аурелия. — А вы вчера в оранжерее гуляли?

— Ну да.

— И как? Все нормально было? Ничего странного не происходило? — с хитрым видом спросила она.

— Э-э, не знаю, — я посмотрела на Эрилива.

— А в парке потом тоже гуляли?

— Да, — осторожно ответила я.

— И там тоже ничего странного не заметили?

— Мам, ты о чем? — первым не выдержал Рил. — Что случилось?

— Нет-нет, ничего страшного. Наоборот… — она переглянулась с мужем и, не выдержав, прыснула от смеха.

— Ма-а-ама!

— Да нет, правда все хорошо. Только несколько неожиданно. Не желаете ли перед отъездом заглянуть в оранжерею и парк?

Мы желали, еще как! После такого-то интригующего вопроса. А дойдя до середины оранжереи, остолбенели. Насколько я помнила, именно тут меня Эрилив поцеловал в первый раз. И вот начиная с этой невидимой линии, часть растений постигла метаморфоза. Растущие по краю дорожки местные растения, отдаленно похожие на фикус, но с листьями большими как у лопуха, полностью изменились.

— Да-а-а, — задумчиво протянула я, глядя в зеркальную поверхность одного из листьев.

— Вика, расскажите же, о чем вы думали, когда превращали их листья в зеркальные? — лукаво улыбаясь, спросила Аурелия.

— О том, что мне ужасно не хватает зеркала, посмотреться на себя, — вздохнула я.

— Зато теперь в нашей оранжерее зеркал с избытком. Представляю, какой фурор произведут эти кусты у наших соседей.

— Так вы не сердитесь? — виновато посмотрела я на хозяйку дома.

Похоже, так как я вчера была в абсолютно неуправляемом эмоциональном состоянии, моя сила самопроизвольно выплеснулась, а я даже и не заметила. И вот результат. Эрилив хихикнул и обнял меня за плечи, не стесняясь родителей.

— Ну что вы, леди, — ответил вместо жены Альдид. — Уверяю вас, ни у кого в Лилирейе нет ничего подобного. Нам есть чем похвастаться даже перед столичными воображалами, — и он подмигнул жене.

— А что в парке? — аккуратно уточнила я.

— Сейчас покажем, — супруги переглянулись.

А в парке были лавки, на которых мы присаживались. Стояли они на месте, и даже были не зеркальными. Нет, всего-то древесина, из которой они сделаны, полностью изменила состав. Теперь это было нечто среднее между пробкой и каучуком. Внешне — пробка, а садишься — пружинят, словно отлиты из плотной резины.

— Такие удобные, — Альдид с удовольствие присел на нее и слегка покачался, отталкиваясь ногами.

— Надо же, — Рил изумленно плюхнулся рядом и попрыгал. — Шикарно! Ирлейв, прыгай, — ничуть не смущаясь, позвал он брата.

Картина маслом: я стою краснею, Аурелия смеется, а три блондинистых лирелла, как мальчишки, подпрыгивают на лавке.

— Вика, приезжайте к нам еще, — выдала она в итоге. — Нам очень нравится все, что у вас получается.

А сразу после познавательной прогулки, не откладывая больше, мы принялись за сборы. Все саженцы и семена нам стащили во двор, туда же привели лошадей. Мои приемыши-лиреллы стайкой сбились рядом с лошадками, испуганно косясь и не очень понимая происходящее, а я с удовольствием их оглядела. По приказу Аурелии им выдали новую одежду, взамен их рванья. А на мой вопрос она твердо ответила, что ей гордость за княжество не позволяет отпустить лиреллов в таких тряпках. И одежда, это самая малость, что она может для них сделать. Так что сейчас мальчишки щеголяли в серых рубашках, черных брюках и кожаных колетах, поскрипывая новыми сапогами. На Ильзе было точно такое же платье как у Анти, а короткую рваную стрижку она спрятала под косынкой. Насколько я поняла, им выдали несколько комплектов униформы для прислуги.

Наконец все были готовы, мой увеличившийся багаж упакован и добавлен к остальному. Переодеваться я не стала, оставшись в местном платье. Все равно мои брюки для верховой езды годились теперь только на половую тряпку, а сапоги нужно было чистить специальными средствами или же тоже выкидывать. Да и с главой демонов пока лучше встречусь в длинной юбке, успеет еще налюбоваться на мои ноги.


Глава 11 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 13



Loading...