home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

И вот, все открытые помещения были отмыты и радовали глаз пустотой. Ведь как говорили древние римляне: Industriae nil impossible— для прилежного нет невозможного.

Но ключ от последней двери на втором этаже мы так до сих пор и не нашли. Более массивная, чем прочие, она и внешне выглядела иначе. Более темное дерево, покрытое резьбой, тяжелая круглая ручка.

— Тим, как думаешь, тут есть что-нибудь интересное? — я стояла, прислонившись к стене коридора на втором этаже.

Мы только что закончили отдраивать последнюю открытую комнату, и сейчас пугали друг друга встрепанными волосами и грязной одеждой. На полу устало остывали пылесос и пароочиститель.

— Думаю, что есть. Дверь другая, видишь? — Тим, повертел в руках бутылку с «Мистером Проппером».

— Вижу. Интересно, где может быть ключ от нее? Мы вроде все уже вычистили, все перебрали.

— Не знаю, Вика, — оборотень бросил «Мистера Проппера» в пустое ведро, из которого мы только что вылили очередную грязную воду. — Слушай, а может пока хватит с комнатами, а? Надо бы двором заняться. Ты обещала газонокосилку купить.

Да, я обещала ее. Причем давно, но неожиданно мы так погрязли в уборке дома, что на двор ни сил, ни времени у нас уже не было.

— Двором? — тоскливо вздохнула я. — Тим, давай ты там сам, а? Не люблю я в земле ковыряться. Мне от одной мысли, что нужно грядки вспахивать дурно становится. Ты только скажи, что нужно, я все куплю и привезу. А дальше ты уж сам: копай, подстригай, сей, поливай, и вообще делай все, что сочтешь нужным. Забор бы еще поменять…

— Забор? — Тимар тоже вздохнул. — Надо.

— Тим, да ты не бойся, — я взглянула на тоскливую мордашку и поняла, что он думает, что забор ему придется ставить самому. — Я найду фирму, которая этим занимается. Приедут специально обученные дяденьки и поставят нам с тобой забор. Нам только выбрать надо какой мы хотим — деревянный, как был, или лучше из металлических щитов.

— Вика, — оборотень помялся. — Тебе бы сюда забор такой, ну… лучше бы вообще каменный.

— Зачем?

— Ну, понимаешь… — и снова мнется.

— Нет, пока не понимаю.

— Скоро многие узнают, что ты тут, и переход открылся. Тут же паломничество начнется. И не все гости могут быть безобидными.

— Эмм? — я подвисла. — Переход? Паломничество?

— Ну да, — Тимар бросил на меня взгляд исподлобья. — Я же поначалу не понял кто ты, и что это за место. Наверное, потому что ты тут недавно совсем поселилась. А я сам в таких местах не бывал, только читал. Но скоро уже не скрыть будет, многие догадаются.

— Та-ак, Тим, — я подбоченилась. — А вот с этого места поподробнее. То есть я, конечно, уже и сама поняла, что тут место какое-то заколдованное, раз проход в другой мир, да и дом явно непростой. Но вот насчет остального, что-то я не въеду никак.

— Вик, ну ты — хозяйка дома на перекрестке, что тут непонятного?

— Это-то я в курсе. И что хозяйка, и что дом… А почему на перекрестке? — я приподняла брови. — В тупике дом стоит.

— Да нет же. Это в твоем мире он в тупике. А так — он на перекрестке. Только это перекресток миров. И ты не просто хозяйка дома, ты — Хозяйка! — он интонацией выделил последнее слова, внимательно глядя мне в глаза.

— Ага…

— Теперь понимаешь? Ты — Хозяйка этого места. Дом спал, пока тебя в нем не было. А сейчас он проснулся и принял тебя. И вот.

— И что — вот? — поджала я губы. Ох, что-то мне все это не нравится.

— И скоро все увидят, что есть новая Хозяйка, и перекресток оживет. Ну, наверное, — он сердито всплеснул руками. — Я же говорю тебе, что только читал про это. Но, думаю, что так и будет.

— То есть попадос, и нам скоро ждать гостей, — я мрачно сложила руки на груди.

— Угу. Оружие бы нам какое? — Тимар почесал кончик грязного носа.

— Угу. Оружие… Где ж я тебе его возьму? Максимум газовый баллончик, ну электрошокер еще.

— Я не знаю, что это. А может, меч? — Тимар наткнулся на мой скептический взгляд и понизил голос. — Или арбалет? — еще тише. — Кинжал?

— Шутишь? В моем мире все это не используется. Я меч и арбалет только в музее и видела. Я узнаю, может, пневматическое ружье можно купить без лицензии. Только знаешь, я не смогу выстрелить в человека.

— А в нечеловека? — Тим напрягся.

— А? — я непонимающе взглянула в него. — Ой, Тим, да ну тебя. Путаешь меня. Я сказала в человека по инерции, так как кроме тебя я раньше «нечеловеков» никогда и не встречала. Я вообще ни в кого живого не смогу выстрелить. Думаю, что не смогу.

— Тогда, значит, нежить ты берешь на себя, а я уж с живыми разберусь, если что, — оборотень криво улыбнулся.

— Ик. Нежить?! — я сглотнула.

В общем, поговорили. Сказать, что этот разговор произвел на меня впечатление — не сказать ничего. На следующий же день я схватила Тимара в охапку и потащила в центр города. Для начала оплатила подключение городского телефона, затем заскочили к интернет-провайдерам и заказали, чтобы нам провели интернет. Потом сдала Тимара в парикмахерскую, чтобы его подстригли и облагородили, а сама скупила все журналы по дизайну интерьера, какие оказались в наличии в киоске Союзпечати. Следующей точкой был офис строительной фирмы, устанавливающей ограждения.

К словам Тимара о потенциальных гостях я прислушалась в полной мере, особенно впечатлилась намеками на нежить. Посему решила на ограду не скупиться. Забор заказала кирпичный, с коваными штырями поверху. Это ощутимо уменьшило сумму на счете, который на мое имя оформила Эльвира Николаевна.

Стоит ли говорить, что далее был магазин, в котором я с маниакальным блеском в глазах выбирала самый мощный электрошокер? Парнишка-продавец даже стал на меня как-то нехорошо поглядывать. Особенно после вопроса, что он думает насчет вот этой электрической дубинки, и точно ли она остановит упыря? Тут Тимар прыснул в кулак, демонстративно закатив глаза, и продавец немного расслабился. Только вот я не поняла, Тимар не верил, что упыря можно остановить таким способом, или просто решил успокоить продавца? Если первое — то я начинаю волноваться! И, пожалуй, одного шокера мало. Капканов, что ли еще купить? Хотя нет, я с моим везением сама же в них и угожу.

В общем, приехали домой на такси мы только к вечеру. Была переделана куча дел, закуплены садовые инструменты и газонокосилка, оплачен забор, заодно прикупили всяких вкусняшек на ужин. Тимар блистал новой модной стрижкой и очумевшими глазами. А я прижимала к груди сумку со средствами самозащиты. Уф, аж страшно: несколько электрошокеров разного размера, перцовые и газовые баллончики, кастет для Тима и персональная сирена для меня. Пусть упыри умрут от разрыва сердца — она так вопит, что я сама чуть не скончалась на месте с перепугу.

А Тимар пребывал в слегка шоковом состоянии от впечатлений. Я же его первый раз вывезла из дому. Там-то он уже освоился, и уверенно пользовался и бытовой техникой, и телевизором, и даже играл в «Сапера» и «Пасьянс» на моем компьютере. А тут сразу в центр города выехали, магазины, машины, троллейбус и автобус, толпы людей… А еще, все встречные собаки сначала облаивали его, но после строго взгляда, который Тим бросал на них, поджимали хвосты и пытались куда-то забиться. Волк, однако, хоть и совсем молоденький.

Утром я проснулась от каких-то воплей, доносящихся с улицы. Спали мы по-прежнему в столовой, так как это было единственным обжитым помещением. Только я на раскладушке, а Тимар на большом надувном матрасе-кровати. А раз мы в столовой, значит, шум идет из Ферина. Блин! И где Тим? Я прислушалась. С другой стороны дома доносился шум газонокосилки. Еще раз блин. Быстро накинув халат, я пошла открывать утреннему визитеру. Вот ведь, как сглазил вчера Тимар!

Я сердито распахнула калитку в Ферин и в недоумении застыла. Никого не было.

— Здра-а-увствуй, — донесся снизу голос.

— А? — опустив глаза, я увидела сидящего на земле огромного черного кота.

Кот был действительно здоровенный. Пушистая черная шерсть лоснилась на солнце, длинный хвост обвивал лапки. А морда… Блин, да у него морда шире моего лица! Да уж, впечатляющая животинка.

— Мяу.

— Тьфу, показалось, — я присела перед котом на корточки. — Ну? И чего орем?

— Жра-а-уть дай, — кот наклонил голову набок, а я отшатнулась от неожиданности и чуть не упала на попу.

— Это ты говоришь? — с подозрением уставилась я на котяру. Еще один оборотень, что ли?

— Мяу? — кот с невинной мордой непонимающе смотрел на меня.

— Ага… Мяу. Значит, все же померещилось.

— Мя-а-уса дай!

— Что?! — так, кажется, меня кто-то дурит.

— Мяу! — и снова невинный взгляд круглых глаз.

— Мяу? — я прищурилась.

— Мяу, — согласился зверь.

— Ну, раз «мяу», то сейчас сухого корма насыплю, — встав, я развернулась к нему спиной.

Был у меня дома мешочек с сухим Вискасом. Всегда жалко уличных кошек, которые голодают, вот я и подсыпала им периодически в мисочку у ворот на земную сторону.

— Мя-а-уса-а! — взвыли за моей спиной.

— Перебьешься, — бросила не глядя. — У тебя и так морда поперек себя шире. Пожуешь сухариков на завтрак.

Уже понятно, что это действительно с котом я тут так мило беседую, и тот пытается меня дурачить. А раз так, то и я церемониться не собираюсь.

— А рыбы-ы-ы?

— Сходи, налови, потом хоть объешься, — я с независимым видом обернулась к наглому кошаку.

— Зла-а-уйя! — припечатал меня кот.

— А за злую ответишь, — я старалась не рассмеяться. — Проваливай, раз сухариков не хочешь. Иди мышей лови, вот и будет тебе мясо.

— Добра-а-айя! — кот дал задний ход. Я прищурилась и посмотрела на него. — Ну дай мя-а-уса.

— Ладно уж, пойдем, найду, чем тебя покормить, наглое создание, — я сделала шаг в сторону, пропуская его во двор.

Тот важно прошагал мимо меня, только хвост подрагивал.

— И ничего я не нагло-о-уе, — протяжно сказал он. — Я прямо-о-у-линейное.

Я прошла в кухню и, подождав пока мохнатый гость войдет, закрыла дверь.

— Скро-о-умно живе-о-ушь, — протянул он, фыркнув. — А еще-у Хозя-у-ка.

— Тебя спросить забыла, — я демонстративно хмыкнула. — А будешь хамить, из прямолинейного станешь извилистым.

На самом деле мне нравился этот безмерно наглый хамоватый кот. Но так как я веду себя вежливо только с теми, кто сам не хамит, то в данном случае решила, что церемониться с ним не буду. И показывать ему свою симпатию раньше времени тоже не стану. Вот Тимар был милашкой и душкой, так и я ни слова грубого ему. А тут прямо «Нахаленок», точно как у Михаила Шолохова.

— Извили-и-устым? Это как? — кот сидел на полу и с независимым видом оглядывал помещение.

— А это когда за шкирку берут и выносят за ворота, — я достала из холодильника кусок отварной курицы. — Курица вареная есть. Будешь?

— А мя-а-усо?

— А чем тебе курица не мясо? — я приподняла одну бровь. — Не хочешь — свободен.

— Зла-у… — тут он наткнулся на мой взгляд. — Буду.

Пока кошак ел курицу, я поставила вариться кофе и быстро застелила постель. Кот кушал не спеша, довольно аккуратно, так что я, хмыкнув, достала блюдечко и бутылку молока из холодильника. Демонстративно побулькала им, привлекая внимание.

— Молоко будешь?

— Моло-у-ко? — он презрительно наморщил нос. — А сли-у-увки есть?

— Понятно, значит, обойдешься, — я открыла дверцу холодильника и собралась поставить молоко обратно.

— Да буду, буду, — сразу согласился мохнатый наглец.

Сдерживая улыбку, я налила молока в блюдце и чуть подогрела в микроволновке. А тут и кофе поспел. Выглянув из прихожей, крикнула Тимару, чтобы шел пить его и вернулась к коту.

— Вика, а ты семена травы для газона уже купи… — в кухню стремительно вошел Тимар и застыл на пороге.

Прищурившись, окинул внимательным взглядом утреннего гостя, а тот вздыбил шерсть на загривке. Правда смотрелось это не страшно, потому что хотя котяра и был огромный, но сложно бояться того, кто только что так нагло выклянчивал еду. И к тому же с его усов капало молоко.

— О, началось, — Тим фыркнул, а потом не глядя больше на кота, занялся напитком, разлил в две чашки и сел за стол.

Я молчаливо присела рядом и тоже начала пить кофе с печеньем, наблюдая за ними.

— Оборо-о-утень? Ты что тут дела-а-уешь? — кот перестал топорщить шерсть, но смотрел на Тимара с опаской.

— Живет он здесь, а что? — ответила вместо Тима я.

— А за-а-учем тебе оборо-утень? — зверь с удивлением взглянул на меня.

— Ни зачем. Просто живет, и он мой друг. А тебе-то что? — я чуть улыбнулась.

— А я?

— А что ты? — тут была моя очередь удивляться, а Тим фыркнул в чашку с кофе, но промолчал.

— Так я же прише-о-ул.

— А зачем ты пришел?

— Как зачем? — кот так удивился, что даже забыл, что надо тянуть гласные.

— Вот и я спрашиваю — зачем?

— Вик, — все-таки не выдержал Тимар и вмешался в разговор. — Он к тебе жить пришел, если я правильно понял.

Я перевела задумчивый взгляд на кота, подперла подбородок кулаком и скептически уставилась на него.

— Ну да, — зверь нервно дернул кончиком хвоста. — Я тебя выбрал. И пришел.

— Да неужели? И для чего же ты меня выбрал? — я изо всех сил старалась не рассмеяться.

— Ну как же… Я же фамилья-у-ар.

— А-а-а, фамильяр… — я хмыкнула. — Ну тогда ты не по адресу пришел. Я не ведьма.

Тимар снова фыркнул в чашку, а кот задумался.

— Что, совсем не ведьма?

— Совсем.

— Даже ни капельки? Ну, может, хоть чуть-чуть? — он с такой надеждой на меня взглянул, что мне его аж жалко стало.

— Ну, как тебе сказать? Любая женщина немножко ведьма, особенно если ее разозлить. Тогда летят клочки по закоулочкам.

— А ты в гневе страшна? — кот повеселел.

— Тимар, я в гневе страшна? — с улыбкой взглянула я на оборотня.

— Ужасно! — тот демонстративно потер лоб в том месте, где я его когда-то припечатала. — Особенно, если у тебя в руках сковорода, — и, не выдержав, Тим рассмеялся в голос.

— Подходит, — кот обрадовался.

— Ну, это тебе подходит, — я снова посмотрела на него. — А мне-то ты зачем? Я в фамильяре не нуждаюсь.

— Позвольте представиться, — зверь, неожиданно для меня, встал на задние лапы, сложил передние на пузике и чуть склонил голову в поклоне. — Потомственный фамильяр в пятидесятом поколении. В данный момент нахожусь в поиске доминирующего спутника.

— И как тебя зовут?

— Имени пока нет, его даст доминирующий спутник. Ты и дашь.

— А про меня как узнал и почему сюда пришел?

— Почувствовал. Я волшбу, знаешь, как чую? Прямо сразу!

— Волшбу? — я побарабанила пальцами по столу. — Ну, допустим. Только видишь ли, я не ведьма, не колдунья, и не маг. Способностей к волшебству не имею никаких. Так что сам понимаешь, фамильяр мне без надобности.

— Ты же сама сказала, что немножко ведьма, как все женщины! — подловил меня кот. — А я тебя уже выбрал.

— Так это же образно, — я улыбнулась ему.

— Ну, Хозя-а-у-йка… — снова затянул он с кошачьими интонациями. — Я же пригожусь!

— Ну чем? Ты хоть озвучь, а я решу, нужно ли мне это?

— Я еще и мышей ловить могу. Фу, правда, но могу.

— А у меня нет мышей.

— Мыши у всех есть, — насупился кот.

— А у меня нет. Я отпугиватель грызунов установила.

— Но он же живет у тебя! — кошак возмущенно ткнул лапкой в Тимара, который в наш разговор не вмешивался. — Я тоже хочу!

— Ну, ты себя с Тимаром-то не сравнивай. Он мне знаешь, как помогает?

— А я тоже буду. Я же волшебный. Ну, Хозя-а-у-йка… — заныл он. А сам при этом так невинно луп-луп желтыми глазищами.

— Гм. Ладно. Но у меня есть условия, — напустила я на себя строгий вид.

— Какие? — кот чуть не подпрыгивал от нетерпения.

— Есть что даю, морду не воротить. Не хамить. Не наглеть. В доме не мусорить, не гадить, мебель не драть. Помывка и вычесывание шерсти — обязательны. От помощи не отлынивать — нахлебники мне не нужны. В этом доме я главная и всегда права, поэтому мое слово решающее. Но! К диалогу открыта, и любой вопрос обсуждаем. Если меня нет или я занята, то слушаться Тимара.

— Подходит, — он кивнул.

— Ну, в таком случае договорились, оставайся. Имя придумаем, но чуть попозже. А сейчас все встали и разошлись, у нас работы вагон и маленькая тележка.

— А смета-а-унки? — этот вымогатель снова опустился на четыре лапы и сделал умильную рожицу.

— А не заслужил ты пока что сметанки. Посмотрим, может в обед и получишь, — я подмигнула ему.

— Су-о-рова-у-йя, — снова завел свои тягучие гласные кот. — Но спрау-ведлива-у-йя, — тут же поправился, наткнувшись на мой взгляд.

— Так, все. Всем брысь, — я встала, собрала грязную посуду и поставила в раковину.

— Вик, ты семена травы для газона купила же? Я не помню, — Тимар притормозил уже в дверях, вспомнив о своем вопросе.

— Да, Тимка. Все в сарае. Ты же сам вчера все заносил, — тот задумался на секунду, кивнул и ушел.

— А я? Мне что делать? — привлек внимание забытый кот.

— А ты… Хм, — интересно, а что делают фамильяры? И какое же мне задание дать ему сейчас, чтобы сразу проникся и понял, что бездельничать не выйдет? — А ты пройдись сейчас по всему дому, загляни в каждое помещение и обследуй. Проверь, чтобы нигде не было мышиных ходов. А если еще и насекомых чуешь, то и всяких жуков, пауков и прочих вредных гадов ищи. Будем выводить.

— Есть! — фамильяр отдал мне честь передней лапкой, и на задних промаршировал в открытую дверь в холл.

Я только головой покачала, стараясь не рассмеяться в голос. А у меня были другие планы, — я собиралась пролистать журналы, чтобы найти обстановку хотя бы для одной комнаты. Пора уже обживаться. Вдруг Дом сможет сделать все сам? И была у меня еще одна идея…

— Домик, — я подошла к стене и погладила ее. — Домик, если ты сможешь, попробуй сделать застекленную веранду с этой стороны? Чтобы, когда выходишь из столовой — не сразу на улицу, а сначала в нее? А то что-то зачастили к нам гости из Ферина, и все сразу в столовую идут…


Глава 3 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 5



Loading...