home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

В общем, так и прошел остаток дня. Правители засели в переговорной, и им только периодически носили кофе и чай.

Я занималась делами, проверяя, что за время моего отсутствия сделали. Оценила костюмы домовых, которые Лувида успела сшить. Осмотрела достроенный гараж, с опаской поглядывая на пованивающий сероводородом автомобиль. Дошла до детской площадки, которую за эти дни тоже полностью достроили. А на мой вопрос: 'А как они успели-то так быстро?', получила ответ, что строили все свободные демоны-охранники. Они очень уж впечатлились, что это для детей-демонят, и, оценив мой порыв, сделали все в рекордно короткие сроки. Проверила, как устроились мальчишки-лиреллы, и навестила их.

Они были счастливы. Отъедались, словно голодали не один день, — это мне Любава сказала, что метут все подряд в огромных количествах. Отмывались, просиживая подогу в горячей воде, — это мне уже Чеслава шепнула. А Велисвет и Белозар поведали, что ребята пытаются быть полезными и всем предлагают себя в качестве помощников в свободные от тренировки время. Ну а Ассер, которого Назур назначил им в качестве учителя, сообщил, что с сегодняшнего дня 'у этих задохликов', как он выразился, начались тренировки. Для начала — повышение выносливости и привыкание к нагрузкам. Ну, тут я не советчик. Кто бы мне тренера выделил, я совсем забросила спорт с этим переходом между мирами. Беговую дорожку купить, что ли? Может, хоть перед сном немного бегать буду.

Заодно я поймала Эолинну, которая от меня пряталась. Не привыкла барышня, что кто-то может ее носом тыкать и командовать, вот и старалась не попадаться мне на глаза. Но ничего, не хочет квакать — пусть учится себя вести. А отловив ее, я стребовала с нее клятву, как и со всех прочих гостей: о непричинении вреда и неразглашении информации. А то я от растерянности с утра забыла об этом. Эльфийка, конечно, начала хорохориться, и в чувство ее привели только старинные русские поговорки: 'Вот бог, вот порог'. Не устраивает что-то в моем доме? 'Скатертью дорога'.

Вызвали меня к себе правители уже перед самым ужином. И как только я вошла, начали на меня хитро поглядывать. А вот фигушки, не готова я пока вас, древних дядек, называть по имени. Мне, может, страшно. Албритт хоть человек, который мне в дедушки годится. А Кирин? А Ренард? Я даже приблизительно не могу представить, сколько им лет.

— Виктория, присаживайтесь, — король указал мне на кресло в торце стола. — У нас для вас несколько документов. Начну я, именно я первый задолжал вам имущество.

— Я слушаю, — присев, я сложила руки на столе.

— Вот документы на обещанный вам вместо ордена дом в Керистали. Там же чертежи и его изображение, придворный художник набросал рисунок. Дом с полной обстановкой, только нужно будет нанять прислугу. К началу первых балов успеете.

— Ой, спасибо, Ва… Албритт, — я расплылась в улыбке. — Теперь можно почаще навещать Керисталь.

— Виктория, — заговорил князь. — А это документы на дом в Анделле. Латрисса, моя супруга, сама лично выбрала для вас этот особняк, так что, думаю, вам понравится. Амулет у вас теперь есть, благодаря Маркесу, так что ждем. Латрисса вообще умирает от любопытства и желания познакомиться с вами.

— Благодарю, Ва… Кирин. Я очень хочу посмотреть на вашу столицу.

Мужчина только хмыкнул, и заговорил демон.

— Ну что ж, моя очередь. Так как я познакомился с вами последним, то и документы вручаю последним. Вот это, — он пододвинул мне продолговатую шкатулку, — о даровании вам титула виконтессы Лисовской, — я невольно вздохнула. Вот же демон! Все же пропихнул мне свое виконтство. — Грифона на гербе я вам сохранил, все остальное потом посмотрите. А это, — Ренард протянул мне свернутые в трубочку листы, перевязанные красной ленточкой, — документы на дом в Арнохели, нашей столице. И я очень рассчитываю, что вы не станете затягивать с визитом. Весь высший свет с ума сходит по вашим изображениям. Скоро сезон балов, так что ждем. Да и Селене будет легче, если она сможет вас видеть.

— Спасибо, Ло… м-м… Ренард. В Мариэли я вообще еще нигде не была, кроме ближайшей территории. Горю желанием посетить ваш мир. Только вот насчет балов, это вряд ли. Надолго отлучаться из замка я не могу, а амулеты переноса у меня есть только по Ферину и по Лилирейе.

— Думаю, это не проблема, — демон перевел взгляд на придворного мага короля Албритта. — Маркис, вы сможете изготовить несколько стандартных амулетов? Я так понял у вас это поставлено на поток. А я внесу соответствующие изменения, чтобы Виктория могла легко путешествовать по Мариэли. У нее теперь помимо делового партнерства с ювелиром из столицы, есть там недвижимость и подруга.

— Хорошо, — Маркис кивнул. — К утру будут готовы.

— Ну что же, Виктория. Тогда все на сегодня. Мы готовы отдыхать.

— Тогда пройдемте за стол, — взяв в руки все документы, я встала. — Сначала ужин, а после можете посмотреть фильмы. Я к вашему приезду оборудовала специальный зал, так что вам будет удобно.

— Фильмы это хорошо, — Кирин воодушевился. — Ренард, вам понравится. Мы в прошлый раз смотрели…

На меня уже никто не обращал внимания, так что я тихо удалилась. Дорогу в столовую они и сами найдут, а мне еще к ужину переодеться нужно.

А зайдя в свою гостиную, я с удивлением увидела несколько рулонов тканей, лежащих на столе. Это еще что такое? Подойдя вплотную, я присмотрелась, прикасаясь пальцами. Изумительного качества шелк, атлас, тафта, кружевное полотно, и все в нескольких цветах с разными рисунками. С краю стола лежал конверт, и я вскрыла его, надеясь на объяснение.

Оказалось, что это подарок от человеческой княгини Анигвена, княжества в Лилирейе, в ответ на живую и мертвую воду. Княгиня Рунеса благодарила меня за волшебный дар, и выражала надежду, что мне понравятся ткани Лилирейи. Ведь скоро начнутся балы и прочие светские мероприятия, в связи с чем, мне понадобится множество нарядов.

Вот дались же им всем эти балы и мероприятия! И как мне разорваться на три мира? А сколько платьев нужно! Это ж с ума сойти. Одна радость: каждое из платьев я смогу надеть трижды. По одному разу в каждый мир, все не такое разорение. А еще, это означало, что мне и обуви придется накупить множество пар, чтобы подходили к разным нарядам.

Я просмотрела отрезы, радуясь подарку. Хоть какая-то экономия. Придется Лувиду просить, чтобы нашила мне платьев, только нужно поискать модели в журналах и в интернете. Единственное условие — никаких пуговиц на спине! Только молния, и желательно на боку. И… О черт! Точнее, о демоны! Мне же теперь нужна корона виконтессы и кольцо-печатка. Вот демон! Удружил, так удружил.

Не успела я обрадоваться, что с драгоценностями и необходимыми регалиями покончено, как — бац! — и вторая смена.

— О чем ты думаешь? — сзади за талию меня обняли руки Рила, а я подпрыгнула от неожиданности.

— Не подкрадывайся ты так! — возмутилась я, и развернулась к нему лицом. — О балах, о нарядах, о короне, которую придется заказывать. Как-то так.

— Красивые ткани, да?

— Очень. В Лилирейе вообще все очень яркое. Интересно, как выглядел бы свитер из шерсти оранжевых овец?

— Хочешь такой? — Эрилив рассмеялся и убрал с моей щеки прядку волос.

— Не знаю, наверное, — я улыбнулась.

— Значит, будет. А теперь мой вопрос: когда свадьба? Ты должна меня понять, мне трудно находиться рядом с тобой и держать себя в руках.

— Свадьба? — я вздохнула. — Ну как тебе сказать…

— Та-ак, — его руки напряглись. — Выкладывай.

— Сначала свадьба Назура, Лекси, Эйларда и Арейны. Они все-таки первые обручились. А я обещала быть подружкой невесты у девушек.

— Принимается. Но это ведь не все?

— Да. Рил, понимаешь, тут такое дело… Я ведь землянка. У нас свадебные обряды и вообще бракосочетания происходят иначе. И даже если мы поженимся по законам Лилирейи, Мариэли и Ферина, вместе взятых, по земным законам я буду незамужней.

— Как так? — он приподнял брови.

— У нас все подобные гражданские акты регистрируются в документах. И вот за тебя я замуж выйти не могу, так как у тебя нет земного паспорта. Значит, я буду считаться свободной.

— То есть я буду женат, а ты будешь не замужем?

— Совершенно верно.

— Ну уж нет! Меня такое категорически не устраивает. Мало ли что случится с Источником и переходом, вдруг мы окажемся на Земле. И что? Ты мне тогда не жена?

— Не-а, не жена. Просто подружка.

— Так! А ну-ка найди мне телефон господина Потоцкого. В конце концов, мы их вытащили из той передряги, он наш должник. Пусть делает что хочет, я заплачу любое количество золота, но мне нужен этот ваш земной паспорт.

— Он же будет фальшивый.

— Да без разницы. Пусть делает так, чтобы я значился как иностранец… Так же у вас называются жители других стран? Но мне нужно, чтобы в ТВОЕМ паспорте стояла запись, что ты жена Эрилива ле Соррель!

— Да вы, батенька, собственник, — я рассмеялась.

— Ты даже не представляешь насколько, — Рил наклонился и прислонился лбом к моему лбу. — Я хочу, чтобы ты была моя, и только моя, под небом всех четырех миров. А если понадобится, то и под небесами тех, что ты еще можешь открыть, непредсказуемое ты мое счастье.

— М-м, — что ответить на такие слова я не нашлась, поэтому просто поцеловала жениха.

Это ему нельзя. А мне-то все можно.

А за ужином я наблюдала дивную картину. Эолинна изо всех сил пыталась очаровать принца Азберта. Впрочем, что именно она пытается сделать, не стало секретом ни для кого. Ренард периодически приподнимал брови, бросая на меня задумчивые взгляды. Албритт и Кирин пытались сдержать усмешки. Селена и Ниневия, похоже, были шокированы. Ну да. Им-то, человеческим женщинам, не понять, насколько упорны и беспринципны эльфийки на пути к цели. А вот Азберт, кажется, понял, что он влип. И если поначалу он был в восторге от этой белокурой бестии, то чем дальше, тем сильнее начинал напрягаться.

А потом я сопроводила всех гостей в оборудованный зал с кинотеатром и, предложив им на выбор несколько фильмов, запустила диск. Смотреть вместе с ними мне было некогда, так что, оставив Эйларда развлекать гостей, я удалилась. Следующую часть метаний принца я наблюдала уже перед тем, как гости отправились отдыхать.

Эолинна висла на руке Азберта, а у него был такой вид, словно ему хочется стряхнуть с себя эту особу. Ха! Не на ту напал. Так просто лесная дева сдаваться не собиралась. Я посмеивалась про себя, но виду не подавала, а вот Ренард, Албритт и Кирин, похоже, делали ставки — чья возьмет.

Взяла Эолинны, так как среди ночи в мои покои постучали и, открыв дверь, я столкнулась с Пересветой.

— Хозяйка, — домовушка загадочно улыбалась. — Там принц Азберт, очень просит уделить ему пару минут.

— Да? — я протерла глаза. — Сейчас, накину халат. А он не сказал, что случилось?

— Нет, хозяйка. Просто попросил позвать вас.

— Ага… Ну сейчас.

Когда я в длинном халате вышла из своих комнат, в коридоре рядом с Пересветой уже стоял Эрилив. И мы направились к решетке, перекрывающей вход в мое крыло.

— И где он? — я оглянулась на Пересвету, так как за решеткой никого не было.

— А во-он за той портьерой, — шепнула она, кивнув на окно, задрапированное плотными портьерами.

— Чудные дела творятся, — пробормотав это, я дождалась, пока Эрилив откроет решетку, и вышла в холл.

Дойти до окна я не успела. Штора шелохнулась, край ее чуть сдвинулся и на меня уставился темно-карий глаз.

— Азберт?

Глаз пошарил по сторонам взглядом, убедился, что мы в холле втроем, и из-за шторы осторожно вышел принц.

— Виктория, — он помялся. — Простите, что беспокою ночью, но можно вас попросить выделить мне другие покои?

— А что не так с вашими? Какие-то проблемы с мебелью или сантехникой?

— Э-э… Нет. Просто… Ну… Мне бы где-нибудь в другом крыле, а лучше на другом этаже.

— О как! — я даже растерялась от такой просьбы. — И что, прямо сейчас? До утра подождать нельзя?

— Боюсь, что нет, — Азберт нервно оглянулся по сторонам.

Поймав смеющийся взгляд Рила, я попыталась сообразить, что случилось-то? Потому что со сна голова работать отказывалась. И тут в конце коридора, в котором находились покои наших гостей, раздались крадущиеся шаги. Азберт вздрогнул, бросил на нас затравленный взгляд и метнулся за штору, а я так и осталась стоять с открытым ртом. Потому что к нам вышла Эолинна, одетая во фривольную прозрачную ночную рубашку.

— Э-э-э… — уставилась я на эльфийку, а она на меня.

— Леди Виктория, господин Эрилив, — первой пришла в себя именно она.

— Лэри Эолинна, — поприветствовал ее Эрилив, а я снова промычала что-то невразумительное.

Нет, не то чтобы я была шокирована ее видом. Что уж, все теперь понятно. Дамочка вышла на тропу охоты, потенциальная жертва прячется сейчас за шторой, но вот какого черта мой жених пялится на эту практически голую красотку, хотелось бы мне знать?

— Лина, — я взяла себя в руки. — Можно поинтересоваться, почему ты полуголая бродишь ночью по замку?

— Что? — она невинно моргнув, оглядела себя. — Почему это полуголая? Я вполне прилично одета, на мне длинная ночная сорочка.

— Ну да, ну да. Если не считать того, что она абсолютно прозрачная, а по бокам разрезы до талии, то ты действительно в длинной ночной сорочке, — проворчала я. Вот ведь… эльфийка!

— Ах, леди, не завидуйте, — она приняла соблазнительную позу, стрельнув глазками в Эрилива.

— Итак, я жду объяснений! — я нахмурилась. — У меня здесь не бордель, и ты не у себя дома. Что ты ищешь в коридоре?

— Ах, да я так просто. Пить захотелось, вот решила сходить на кухню, — она потянулась и пригладила прозрачную ткань, а я мрачно покосилась на Рила, наблюдающего за этой девицей.

— Пить, значит? Пересвета сейчас принесет в твою комнату еще кувшин воды вдобавок к тому, что там уже стоит.

— Ой, вот спасибо, — Лина улыбнулась, обшарив взглядом холл и задержав его на шторе, чуть шелохнувшейся в этот момент. — А вы случайно не знаете, Его Высочество Азберт уже ушел отдыхать?

— А тебе зачем?

— Я хотела пожелать ему спокойного сна, — крадущимися шажками эльфийка направилась в сторону окна.

— Думаю, он уже спит, — подал голос Эрилив.

— Да? А я стучалась к нему, а мне никто не открыл, — охотница неумолимо приближалась к тайнику своей жертвы.

— Стоять! — тихо произнесла я.

Но, похоже, что-то такое было в моем голосе, что замерли все: Лина, с поднятой ногой; Эрилив, который собрался преградить ей путь к окну; и Пересвета, которая уже почти дошла до лестницы.

— Лина, марш в свою комнату. Пересвета, принеси нашей гостье воды. Эрилив, поищи Его Высочество, возможно, он заблудился на новом месте.

— Ой, какая вы скучная, — эльфийка передернула плечами, всколыхнув… Много чем всколыхнув, у меня столько нету.

А я нехорошо прищурилась, проследив взглядом, куда смотрит Эрилив. Поймав мой взгляд, он перестал улыбаться, а Лина ощутимо струхнула и стала задом пятиться в коридор. В гробовой тишине мы дождались, пока хлопнет дверь в ее комнаты, и только тогда из-за шторы выглянул Азберт.

— Пересвета, погоди. Отведи, пожалуйста, Его Высочество в комнату рядом с покоями Эйларда. Она вроде пустует. Но сначала запри на решетку то крыло, в котором отдыхают наши гости. Нечего по ночам бродить по замку в одиночестве.

— Хорошо, хозяйка, — посмеиваясь, домовушка поманила Азберта, который, так и не сказав ни слова, шмыгнул за ней. Только оглянулся напоследок в коридор, куда удалилась Лина.

А я, мрачно развернувшись, направилась к своим покоям.

— Вика? — сзади меня догнал Эрилив и положил руку на плечо.

— Спокойной ночи, — не оборачиваясь, я стряхнула его руку и захлопнула перед его носом дверь.

Вот же… Все мужики… Обидно было ужасно, а ревность откровенно душила. Я, конечно, понимаю, что грех было не посмотреть на то, что выставляют на обозрение. Но блин! Я же рядом стою, и он только вчера мне в любви клялся, а сам… Я смахнула злую слезинку. Всего несколько дней назад мне было все равно, как на него вешаются все девицы, и как он сам не отказывает в том, чтобы смотреть на них. А вот сейчас… Оказывается, я ужасная собственница и ревнивая к тому же.

Ну и черт с тобой! Нравятся полуголые блондинки? Сколько угодно, но без моего участия. Я вообще могу самоустраниться. И плевать мне на традиции обручения Лилирейи. По земной традиции я в любой момент могу вернуть кольцо, и все. Я шмыгнула носом и, проходя мимо двери в спальню Рила, демонстративно заперла ее на засов.

На следующий день я дулась на Эрилива, он пытался со мной поговорить, но настроения что-либо выяснять у меня не было. Ничего конкретно предъявить я ему не могла. Ну, смотрел на полуголую девицу, ну на грудь ее пялился, так ведь руками не трогал. Сам к ней не лез. А то, что я ревную, так это мои проблемы. От этого я злилась еще сильнее.

Азберт весь день прятался от Лины, а она, словно взявший след гончий пес, раз за разом его находила, где бы он ни скрывался. Народ в замке уже не скрываясь делал ставки: кто кого? Ренард не вмешивался, похоже, ему тоже было интересно. К тому же, такая школа выживания для отпрыска, какой же правитель откажется? Один раз Азберт уже лопухнулся, подсунув мне зелье, теперь расплачивается. А я просто злорадствовала над ними обоими. Над Азбертом — ибо это была моя месть за зелье. Над Эолинной — так как это тоже была моя месть, за наглость и хамство. Так что лично я наслаждалась этими играми в кошки-мышки. И, похоже, мышка Азберт, скоро попадется в мышеловку.

Так и прошел день. Правители работали, в перерывах гуляли по пляжу, смотрели фильмы, Азберт удирал от Лины, а я занималась делами и избегала выяснения отношений с Рилом, который видел, что я злюсь.

К ночи нам пришлось снова менять комнату Азберту. Уж не знаю как, правда, что ли, у эльфов нюх как у собаки, но эта проныра нашла его новую комнату и пыталась в нее проникнуть. Азберт сбежал ко мне, умоляя о помощи. Ха!

Третий день пошел по тому же сценарию, только вот теперь Лина, поняв, что так просто принц сдаваться не собирается, пошла в еще более активное наступление. После завтрака Назур, давясь от смеха, шепнул мне, что Эолинна зажала Азберта в углу и пытается поцеловать, а тот никак не решается врезать ей, так как это же скандал, но и отцепиться никак не может. Посмеиваясь, я отправила на помощь принцу Эйларда. Велев увести его на пляж — тренировать навыки в защитных заклинаниях, чтобы проверить, чьи лучше: человеческие или демонские.

Азберт бежал за Эйлардом с таким энтузиазмом, с каким, наверное, не летел в постель к своей любовнице, если она у него есть. Эолинна злилась и, судя по мрачным взглядам, что-то задумала.

А за ужином Лина решила провести показательное выступление. То ли желая вызвать ревность Азберта, то ли забыв о моем предупреждении, захотела урвать куш побольше, но она переключилась на Лорда Ренарда. И вот тут пришла очередь Селены ревновать, а Ренарда нервничать. Эолинна вышла к столу в настолько откровенном платье, что даже я, будучи землянкой, слегка опешила. А дальше…

Переключившись на Ренарда, и периодически бросая взгляды на Азберта, эльфийка пошла в атаку. 'Ах, Лорд Ренард, вы такой мужественный', 'Ло-орд, — это с томным придыханием, — а вы не нальете мне вина?' и все в таком духе. Селена начала мрачнеть, а я поняла, что скоро случится кое-что страшное для нашей лесной гостьи.

И точно!

После того, как Эолинна в какой-то момент наклонившись к Ренарду, чтобы попросить очередной порции вина, прижалась к его руке своим почти до пупа оголенным бюстом, над нею промелькнула маленькая молния, а в следующую секунду все повыскакивали из-за стола.

На стуле между Азбертом и Ренардом сидела белая пупырчатая жаба.

— Риббит! — издала звук Лина. А в том, что это именно она, я не сомневалась ни минуты. — Риббит!

— Да-а, Лина, — встав, я обошла стол и наклонилась над бородавчатой белой жабой. — А я ведь тебя предупреждала.

— Риббит! Риббит!

— Леди, — ко мне подошел Албритт. — А почему она белая?

— Блондинка потому что, — я пожала плечами.

— А почему такие странные звуки? — к Албритту приблизился Кирин. — Я всегда считал, что лягушки и жабы квакают.

— Ну-у, вероятно у меня в голове сработал стереотип на звуки. Такой странный крик на Земле издает одна единственная порода земноводных, тихоокеанская древесная лягушка. Живет в Голливуде, это своего рода фабрика грез, там снимается большинство фильмов. А звук этот часто используют в звуковых заставках. Вот, наверное, у меня это нечаянно и щелкнуло.

— Да? — Ренард тоже не выдержал и подошел. — А какие звуки издают остальные ваши лягушки?

— Ну, русские как-то все больше квакают, немного похоже на утиное кряканье. А прочие по-разному. В Таиланде лягушки говорят 'об-об', в Алжире — 'гар-гар', в Польше — 'кам-кам', в Японии — 'кероке-ро', а в Корее — 'гэ-гул-гэ-гул'.

— Ничего себе! — правители переглянулись. — А вы откуда все это знаете? И какие еще бывают?

— Я знаю, так как иногда смотрю по телевизору передачи про животный мир. А еще… Могу путать, но вроде еще те, что живут в Аргентине, издают звук 'бёрп', бенгальские говорят 'гангор-гангор'. А те, что квакают на хинди — это я не смогу произнести. Нечто отдаленно похожее на 'мео-о-око, мео-о-око', только гнусаво.

— М-да. И что теперь с лэри Эолинной будет? — Албритт протянул руку и осторожно прикоснулся пальцем к пупырчатой спинке.

— Риббит! Риббит! — тут же завопила та, и все вздрогнули.

— А что с ней будет? — я снова пожала плечами. — Я ее предупреждала, чтобы даже думать не смела о том, чтобы увести жениха у леди Селены. Не так ли, Эолинна?

— Риббит!!!

— Не послушалась — сама виновата. Вот теперь будет квакать и питаться мухами, пока не перевоспитается и искренне не раскается в своем безобразном, невоспитанном и хамском поведении.

— Виктория, вы страшная женщина! — Ренард внимательно посмотрел на меня и перевел взгляд на сына, от чего тот поежился.

— Ну что вы, Ренард, — я ласково улыбнулся и папа-демон сделал назад маленький шажок. — Я сама кротость и доброта, если меня не обижают и не пытаются покушаться на то, что дорого моим друзьям. А леди Селену я считаю своим другом.

— Кхм, — кашлянул Албритт. — Даже не знаю, кому больше не повезло — Гесилу или лэри.

— А Гесил — это кто? — полюбопытствовал князь.

— А это мой младший отпрыск, который обидел нашу фею. Вот теперь восемь лет будет мемекать и есть траву.

Правители обменялись многозначительными взглядами, а потом дружно посмотрели на Азберта, от чего тот ощутимо сбледнул.

— Ну а вы что скажете, Ваше Высочество? — любезно обратилась я к принцу.

— Да что уж тут скажешь… — мрачно посмотрел на меня наследник Ренарда. — Все осознал. Приношу вам свои глубочайшие извинения, я был неправ. А Эолинна… — он поморщился и обреченно вздохнул. — В чем-то тут есть и моя вина. Буду перевоспитывать и ухаживать за ней. Не на болото же ее выселять?

Под нашими внимательными взглядами и под истеричные вопли 'Риббит!', он осторожно, двумя руками, поднял белую жабу и вышел с ней из столовой.


Глава 17 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 19



Loading...