home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Ренирен, прикинув и сделав вывод, что я права, и охоты нет ловить колючего ежа и мерзкую белую жабу голыми руками, замер в сторонке. А главный эльф, помедлив, размышляя над ситуацией, подошел и сел на свободный стул у стола. Его взгляд окинул расставленные на столешнице кофейные и чайные чашки, после чего замер на графине с водкой и стоящих рядом чистых рюмках.

— Вино? — он кивнул на графин.

— Почти, — осторожно ответила я.

Кивнув, он, не глядя взял чайную чашку, выплеснул на траву остатки чая, налил ее доверху водкой и под нашими внимательными взглядами залпом выпил. После чего эльф застыл с вытаращенными глазами и открытым ртом. А Ренард, Кирин и Албритт с уважением уставились на него.

— Это… гм… несколько крепче, чем вино. Водка… — пробормотала я, пододвигая окаменевшему эльфу бутерброд с колбасой. — Вы бы это… выдохнули и закусили.

Ничего не ответив, эльф с натугой выдохнул, утер скупую слезу и стал мрачно жевать бутерброд.

А мы так и сидели, не решаясь нарушить его раздумья, даже Эрилив, напряженно следящий за остальными эльфами. Только ежик пыхтел и шипел, никак не желая принять действительность, да Эолинна внимательно наблюдала за своим Владыкой. Нарушила идиллию именно она. Отвлекшись на пролетающую мимо муху, она выкинула длинный язык и, ловко поймав насекомое, утащила его в рот.

— Какая мерзость! — Эрэльда передернуло. — Уберите эту гадость со стола.

— Риббит! Риббит! — тут же заволновалась Лина и отпрыгнула в сторону от руки эльфа, которому было поручено ее забрать.

— Ваше Высочество, — раздался тут недовольный голос Эрилива. — Вам не кажется, что пора бы отпустить чужую невесту?

— Кстати, да! — Эрэльд посмотрел на меня, так и продолжавшую сидеть на коленях у Азберта. Я была настолько ошарашена всем происходящим, что совершенно об этом забыла, просто машинально поглаживала Филю. — Не стоит обнимать чужую невесту. Лэро Илфинор, — не поворачивая головы, бросил он. — Помогите встать вашей будущей жене.

— Но… — попытался оправдаться Азберт и отдернул руки с моей талии.

— Она… — одновременно с ним хотел сказать Илфинор.

— Но я… — это я попыталась что-то вставить.

— Она не его невеста! — скрипнул зубами Эрилив, и сам, протянув мне руку, сдернул с колен демоненка, отчего Филя шлепнулся на землю.

— А вот это спорно, — Ренард загадочно улыбнулся. — По словам Виктории, она не является невестой лэро, не так ли? — демон дождался кивка Илфинора. — Из чего следует, что у моего сына есть все шансы сделать прекрасную леди своей женой.

— Но… — выпалила я.

— Ну уж нет, — прогудел Албритт. — С какой это стати? Именно в Ферин она открыла проход первым. Так что если уж ей искать супруга, то к ее ногам готов пасть весь высший свет Филерии. Мой сын, конечно, оплошал, признаю. Но у нас много других достойных кавалеров. На ближайшем же балу леди Виктория сможет присмотреться к ним.

— Я… — это снова я.

— Не нужны ей обычные кавалеры, — задумчиво обронил Кирин, с недовольством оглядев Эрилива. — Если уж мой племянник такой болван, что не смог влюбить в себя девушку, хотя ему были предоставлены для этого все условия, о чем я лично позаботился, то я по-прежнему настаиваю, чтобы леди дала шанс моему младшему сыну. Ивелим в полном восторге от нее, и если только дать ему шанс, то станет хорошим мужем.

— Ну уж… — сверкнул глазами Эрилив и сделал шаг в мою сторону.

А дальше начался какой-то безобразный гвалт. Владыка эльфов, поняв, что плевать все хотели на его расовую принадлежность, и потенциальная возможность прибрать меня к рукам уплывает, тоже вступил в спор. И правители четырех народов с пеной у рта принялись доказывать, кто именно может предоставить мне самую выгодную партию. Я попыталась снова вставить хоть словечко, но меня никто даже не услышал.

— Азберт, ну скажи ты им, — я пихнула локтем в бок принца, который от греха подальше отошел к нам с Эриливом.

— Я смотрю, вы уже успели перейти на 'ты', - произнес рядом злой голос, и мы оба повернулись к Эриливу.

— Вика, я обещаю тебе, что не стану претендовать на то, чтобы стать твоим мужем. Я все понял, — демон покосился на меня. — Предпочитаю дружить с тобой.

— Взаимно, — обронила я, не поворачиваясь.

— Леди, — тихо привлек к себе внимание Илфинор, до того не издававший ни звука. — Вы не сочтете за наглость мою просьбу — вернуть обручальный браслет?

— Конечно, лэро. Сегодня же. Что-то мне подсказывает, что у вас есть девушка, которая ждет вашего решительного шага. Я права?

— Да, — после паузы ответил Илфинор. — Только она… Боюсь, что после того, как я женюсь на ней, нам срочно придется искать другое место жительства.

— Она не эльфийка?

— Эльфийка, но не из высокого рода. Мне не дают дозволения жениться на ней.

— Да и плюньте вы на них со всеми их дозволениями, — я, прищурившись, смотрела на Эрилива, хотя обращалась к Илфинору. Очень уж мне не понравилось то, что сказал Кирин. — А выгонят — приезжайте ко мне. Для вас обоих найдется место и работа.

— Благодарю, леди Виктория, — эльф осмыслил мои слова и отвесил низкий поклон. — Я ваш должник. За все! И за то, что вы не захотели стать моей женой, и за то, что не воспользовались моим браслетом, и за то, что предложили сейчас.

— Сочтемся. Я тоже предпочитаю иметь хорошего друга вместо плохого мужа. Да, Эрилив? — обратилась я, наконец, к жениху. — Значит, воспользовался возможностью влюбить меня в себя? Ведь дядюшка все для этого сделал.

— Вика, — лирелл растерялся. — Ты все не так поняла…

— Отчего же? А мне кажется, я все поняла. Значит, невеста есть и домогаться не будешь? И в телохранители пристроили самого красивого родственничка, чтобы поближе к телу, так сказать. Да? Интересно даже. А я-то все гадала. С чего это вдруг вольный охотник, путешественник, как тебя охарактеризовали, согласился жить на одном месте, да еще быть постоянно привязанным ко мне. Ведь объект охраны нельзя надолго покидать. А оказалось, я не объект охраны, а объект охоты.

— Вики, — Рил шагнул ко мне.

— Не стоит, Эрилив.

— Леди Виктория, — донеслось из-за стола. — Мы посовещались и решили, что вам нужно устроить конкурсный отбор женихов. Но так как это сложно организовать в вашем замке, то…

— Вы реш-ш-шили?! — я повернулась к столу и уставилась на сидящих там мужчин. Кто именно произнес предыдущую фразу, я так и не поняла, так как была сосредоточена на разговоре с Рилом. — ВЫ РЕШ-Ш-ШИЛИ?! — из моих волос во все стороны полетели шпильки.

— Вика, не нервничай, — подал голос Филимон.

— Вы за меня решили, что мне нужен отбор ж-ж-женихов?! — меня накрыла волна ярости. — Откуда такая уверенность, что мне нужны ваши женихи? А? С чего вдруг вам мнится, что я мечтаю выйти замуж за каких-то непонятных и ненужных мне мужиков, будь они хоть королевской, хоть княжеской крови?!

— У нее уже есть жених, — вперед вышел Эрилив. — Она моя невеста.

— А вот это спо-о-орно, — взметнув волосами, я повернулась к нему. — Я еще не выяснила твои истинные цели. Вся та лапша, что ты мне вешал на уши, больше не актуальна.

— Да нет у меня никаких целей! — он попытался взять меня за руку. — Я просто люблю тебя!

— Но леди Виктория, — пробасил Лорд Ренард, перебив Эрилива. — Мы ведь хотим всего лишь обезопасить вас.

— Замуж-ж-жеством за каким-то идиотом? — я отвернулась от Рила. — За кем-то, кто не считаясь ни с чем, пытается меня изнасиловать или обманом подливает мне отраву? Или может обезопасить тем, что под видом телохранителя подсовывают мне своего родственника, чтобы прибрать к рукам переход?

— Вики, — Рил попытался преградить мне дорогу к столу, куда я медленно двигалась. — Я клянусь, все совсем не так… Мне нужна только ты.

— Виктория, право, мы не хотим ничего плохого, — заговорил Албритт. — Вы ведь одинокая девушка, а муж сможет…

— Так! — я замерла на месте, не обращая внимания на свои волосы, которые хлестало ветром. Или не ветром… — Я пыталась! Я из кожи вон лезла, чтобы социально мимикрировать в ваших мирах. Пыталась принять ваш образ жизни и играть по правилам ваших социумов. Признаю, мне это не удалось, — я нервно рассмеялась. — Миссия невыполнима. Вы не можете просто оставить меня в покое, вам недостаточно того, что я живу на этом переходе и слежу за ним. А с меня довольно. Не приходят феи, да и черт с ними. Пора возвращаться в свой мир, в свою жизнь, в свои правила.

— Но леди! Виктория! Вики, ты не можешь! — понеслись одновременные вскрики со всех сторон.

— Я не могу?! Меня травили, душили, избивали, воровали драконы, на меня навешали кучу обязанностей и титулов, мне подсунули обманщика в телохранители, и я что-то не могу? Да это же бред какой-то! — меня начало мелко колотить от злости. — Вместо того, чтобы заниматься своими землями и политикой, вы все как с ума посходили и не можете оставить меня в покое. Да мужчины вы, в конце-то концов?! Почему вы все ведете себя как стая озабоченных кроликов?! — я всплеснула руками, а над моей головой полыхнула молния.

Повисла напряженная тишина, которую казалось можно резать ножом, и за столом завизжала Селена, до этой секунды сидевшая как мышка, не привлекая к себе внимания.

— А-а-а… — я опустила руки и уставилась на всех мужчин.

— Ну ты, мать, даешь! — донесся обалделый голос Филимона.

А у меня отказали ноги, и я с размаху шлепнулась на траву, окидывая взглядом 'поле боя'. Вокруг меня, укоризненно посверкивая глазами-бусинками и издавая странные звуки, суетилась стая кроликов разных цветов. Или не стая? Как называется толпа кроликов?

— Филя… — прошептала я, так как у меня пропал голос. — Это что?!

— Догадайся, — прошептал Филимон, бочком подбираясь ко мне, после чего сел рядом. — Особенно тебе удались кролики с нетопыриными крылышками и длинными, очень длинными ушами.

— Боже! — у меня совсем сорвался голос от ужаса. — Что я наделала!

Круглыми глазами я наблюдала за передвижениями кроликов, и волна осознания накрывала с головой, захлестывая паникой.

— Филя, что делать?! — я повернулась к коту. — Это ведь правители!

— А я откуда знаю, — фамильяр был не в меньшем шоке.

— Боже! Боже мой! — я схватилась за голову. — Я ведь не хотела этого. Это нечаянно. Я просто хотела бросить все и бежать отсюда.

— Вика, спокойно, — фамильяр пододвинулся ближе и положил лапку мне на руку. — Сосредоточься и попытайся вернуть им нормальный вид.

А за столом по прежнему билась в истерике Селена, и из замка прибежали Лекси и Арейна.

— Что произошло? — Арейна присела передо мной на корточки. — Почему по замку и здесь бегает куча кроликов? Где правители? И где вся наша охрана?

— Ари, — я испуганно на нее посмотрела. — Это я их… Но я не специально, честное слово! Как по замку? — дошли до меня ее слова. — Я, что… и наших охранников-демонов? О, господи!

А количество кроликов вокруг увеличилось, причем большая их часть была с маленькими черными крылышками, как у летучих мышей. И все эти ушастые и мохнатые обступили нас полукругом и укоризненно смотрели.

— Вы это… Я же не хотела. Это случайно, — я обвела их взглядом. — Простите меня, пожалуйста. Я сейчас постараюсь все исправить, — меня начало трясти от страха.

Вперед выдвинулись четыре кролика. Два — совершенно обычного вида, черный и белый, третий — черный с нетопыриными крылышками, и четвертый — белый с огромными висячими ушами. И вот они устроились напротив меня, гипнотизируя взглядом, а остальные за их спинами передвигались, переговариваясь на своем кроличьем языке.

— Вношу условие, через три минуты вы все должны принять свой нормальный вид, — уверенно, насколько это было в таком взвинченном состоянии, произнесла я.

Кролики переглянулись и придвинулись ко мне поближе, а я начала от них пятиться по траве. Заметив это, от стаи отделился еще один белый кролик с зелеными глазами и, быстро приблизившись, вскочил мне на руки, а я едва не стряхнула его, так было страшно. А потом до меня дошло.

— Эрилив? — я заглянула в зеленые глазки. — Это ты?

Кролик кивнул и я, обняв его, прижала к груди.

— Рил, прости меня. Я не хотела, правда, — я подняла глаза на правителей. — Клянусь, это нечаянно. Я понимаю, что это жалкое оправдание, но я действительно нечаянно, перенервничала и потеряла контроль над силами. Потерпите, пожалуйста. Я сейчас постараюсь все исправить.

Три минуты мы сидели в тишине, гипнотизируя друг друга. Краем глаза я видела в сторонке домовых, на которых не сработало это стихийное обращение. Ари тоже молча сидела рядом и, кусая губы, смотрела то на меня, то на кроликов. Лекси, Яна и Ильза маячила в отдалении, не решаясь нарушить происходящее. А через три минуты не произошло абсолютно ничего.

— Филя, — снова шепотом позвала я фамильяра. — Почему они не принимают свой нормальный вид?

— А я откуда знаю, — тоже шепотом ответил кот. — Ты же вообще в истерике была, перед тем как все это случилось.

Мы посидели еще пару минут. И снова ничего не произошло. Кролики-правители обменялись многозначительными взглядами и еще придвинулись ко мне. А я…

А я в очередной раз осознала, что я никчемное существо, что ничего не умею, что сил у меня нереальное количество, а управлять я ими совсем не могу. Я смотрела на них, и мысленно прощалась с жизнью, потому что прекрасно осознавала, что никто мне не простит этого. Сотрут меня с лица всех четырех миров, как глобальное зло. И даже если я смогу превратить их обратно, что теперь под большим вопросом, то никто мне этого не забудет. И что я все испортила. Лишила четыре народа правителей, причем правителей хороших. Что, возможно, теперь там начнется грызня за трон и жертвы. Что на меня, скорее всего, теперь пойдут войной четыре народа. И что мужчина, которого я люблю, сейчас сидит у меня на руках в кроличьей шкуре. Думала я над всем этим, а по щекам текли слезы.

Я уткнулась лицом в мех Эрилива и всхлипнула.

— Вика, не плачь. Лучше придумай, что делать, — позвал Филимон.

— Филь, я не знаю, — я подняла заплаканное лицо. — Я попыталась. Это я во всем виновата, я все испортила, — у меня вырвалось рыдание, и я прикусила губу. — Но я не хотела, клянусь.

На моих коленях Эрилив приподнялся на задние лапки и ткнулся мне мордочкой в лицо, и меня накрыло окончательно.

— Феи! Да где же вас носит, когда вы так нужны?! — выкрикнула я в небо. — Ну помогите же!!! — и спрятала лицо в ладонях.

Рыдания буквально стрясали все тело, и остановиться я не могла. Сидя на траве, навзрыд, захлебываясь слезами, я плакала над тем, какая неудачница и о том, что натворила.

Вокруг раздавались какие-то женские голоса, что-то говорила Арейна, Селена подошла ближе и тоже пыталась мне что-то сказать. А я рыдала так, как никогда в жизни. Если только в глубоком детстве, когда люди не стесняются слез, не пытаются с ними бороться, а оплакивают свои маленькие горести, как конец света.

— Что тут происходит? — донесся сквозь затуманенное сознание чей-то незнакомый женский голос. — Ого! Ну и ну! Это кто же так умудрился раскидываться силой? — голос приблизился и я подняла глаза.

Рядом стояла ослепительно красивая женщина в длинном платье, а за ее спиной переливались прозрачные крылья как у стрекозы. Фея?

— Фея?! Вы фея? — я вскочила. — Помогите, пожалуйста! Расколдуйте их!

— Какая милая феечка, — женщина рассматривала меня с любопытством. — А почему без крыльев? Откуда ты взялась такая? — она улыбнулась. — И такая чумазая и заплаканная.

— Я с Земли. Я вам потом расскажу, вы только расколдуйте их, а я потом вам все-все расскажу, — я всхлипнула.

— А где твоя волшебная палочка? — она глянула на мои пустые руки.

— У меня нет ее, я так. И это случайно, — я молитвенно сложила руки перед собой. — Верните им нормальный облик, пожалуйста! У меня не получается.

— Как забавно, — фея рассмеялась и отвернулась от меня. — Ну что, зайчики, становитесь ближе.

Она пошла мимо выстроившихся в ряд зверюшек, направляя на них маленькую хрустальную палочку, и один за другим кролики превращались обратно в людей, лиреллов, эльфов, демонов. Дошла очередь до Албритта, Кирина, потом Ренарда, Эрэльда, и я бросилась к ним, а фея пошла дальше.

— Ваше Величество, Ваша Светлость, Лорд, лэро, — я по очереди хватала за руки мужчин, а из глаз снова потекли слезы. — Умоляю, простите. Я не специально, клянусь. Я хотела убежать, перенервничала, но я не хотела…

Мужчины молчали, приходя в себя, и я поняла, что все. Fenita la comedia. Никому не интересно, специально я или нет, натворила дел, придется отвечать.

Отошла я от них, села за стол и, сложив руки на столе, уткнулась в них лицом. Плакать у меня уже не было сил, что либо объяснять — тоже. Пускай решают, что со мной делать и как наказывать. Может, хоть фея заступится и заберет меня к себе? Я же как атомная бомба, в состоянии покоя вроде не страшно, но лучше не трогать. А что, если у меня снова сорвет силы?

Судя по шорохам, кто-то подошел к столу и сел напротив, но я даже головы не подняла. Потом снова шорох, и еще кто-то присел рядом и обнял за плечи. Вот тут я уже подняла голову и посмотрела. Эрилив…

— Рил… Ты прости, — я вздохнула. — Я злилась, конечно, но превращать никого не хотела, и уж тем более тебя. Я просто хотела сбежать и бросить все. Сил моих больше нет. Не справляюсь я.

— У тебя весь макияж потек, — он провел пальцами по моей щеке. — И ты ужасно лохматая.

— Да, наверное, — я уныло кивнула. — Что мне теперь делать?

— Кхм-кхм, — раздалось покашливание напротив, и я повернула голову.

Через стол сидели все четыре правителя в весьма задумчивом состоянии.

— Это был… — Албритт задумчиво покрутил в руках полную рюмку водки, залпом выпил ее и, осторожно поставив на стол, выдохнул, — незабываемый опыт. Но как ни странно, чувствую я теперь себя на удивление хорошо.

Кирин, Ренард и как-то резко присмиревший Эрэльд переглянулись и, не чокаясь, тоже хлопнули по рюмке водки. Помолчали.

— Думаю… — прогудел Ренард, — мы все перегнули палку. Мы не учли менталитет Виктории, а она не рассчитала сил. Не знаю как вы, а я наказывать ее не стану. В принципе, такой опыт, мне, как демону, показался весьма любопытным. Хотя повторения не хотелось бы, — он посмотрел на меня, и я вздрогнула.

— Да, — Албритт налил себе вторую рюмку и задумчиво на нее уставился. — Вообще, именно при мне прошла ее инициация, и уж кто-кто, а я бы мог предугадать, чем закончится такое давление на нее. М-да, — он выпил водку, выдохнул. — Я не собираюсь предъявлять вам претензии, Виктория.

— Я тоже, — повелитель эльфов внимательно посмотрел на меня. — Эльфы умеют учиться на своем опыте. Но при условии — вы научитесь контролировать свои силы. Как я понял, фея прибыла именно по вашему отчаянному призыву? — он посмотрел на крылатую женщину, расхаживающую по участку.

— Вся беда в том, — заговорил Кирин, — что Виктория не выглядит как фея. Внешне — она обычный человек, да еще из мира, обделенного магией. Глядя на нее, забываешь, что, в сущности, это волшебное существо, а не обычная девушка. Отсюда все произошедшее. Как-то не ожидаешь, что в ответ на твое давление с позиции силы — тебя превратят в зайца.

— В кролика, — обронил Ренард.

— В кролика, — меланхолично исправился Кирин. — Фей слишком давно не было в наших мирах. Мы уже и забыли, каково это, когда на твою силу находится сила более мощная. Так что это был полезный урок.

Я молчала, не зная, что сказать и просто ждала, пока подойдет к нам фея-спасительница.

— Вика, — снова заговорил Кирин, после того, как по примеру Албритта, выпил вторую рюмку. — По поводу Эрилива… Я не имел в виду ничего плохого. Это я надеялся, что у него с вами завяжется роман, а у него были свои цели для того, чтобы оставаться здесь. Так что на него не злитесь.

— Это правда? — я повернулась к своему телохранителю.

— Абсолютная, — он кивнул и улыбнулся. — Мне действительно нужна только ты.

И я с облегчением уткнулась лицом в его грудь.

— В общем, леди Виктория, — пробасил Ренард. — Мы не предъявляем вам никаких претензий, так как понимаем, что это все произошло случайно. А вы со своей стороны учитесь полному контролю над своими силами, чтобы подобное больше не повторилось. Ну и, не обижайтесь, но до тех пор, в столицах вам лучше не появляться. Очень уж вы опасны. Договорились?

— Договорились, — я оторвалась от Рила и повернулась к правителям.

— Вот и хорошо, — демон протянул мне ладонь, и мы обменялись рукопожатием.


Глава 19 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 21



Loading...