home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фашизм и сионизм – братья навек!

А 22 июня 1941 г. Германия наконец приступает к реализации своего плана приобретения жизненного пространства – нападает на СССР. И на территории Советского Союза немцы начинают уничтожать советских евреев – не нужных сионистам интернационалистов. Казалось бы, все мировое еврейство в это время должно было встать на защиту своих советских единокровных братьев и сестер или хотя бы промолчать . Но сионисты и мировое еврейство не молчали.

Разгромленный Ельциным в начале 90-х Антисионистский комитет до этого, в 1985 г., выпустил сборник «Белая книга антисионистского комитета советской общественности». В сборнике по этому поводу сообщается следующее.

«Впервые в официальном правительственном документе – ноте НКИД СССР «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях» от 6 января 1942 г. сообщалось о случаях «зверского насилия и массовых убийств». Мир узнал о «страшной резне и погромах, учиненных в Киеве немецкими захватчиками». Наряду с деталями о трагедии, имевшей место в Киеве, в ноте говорится и о других кошмарных по изуверству массовых убийствах безоружных и беззащитных евреев.

Всемирная сионистская организация немедленно отреагировала на этот документ, объявив его… «большевистской пропагандой»!

27 апреля 1942 г. НКИД СССР вновь обнародовал ноту, в которой приводились многочисленные факты зверств. Фактический материал позволил нашему правительству прийти к выводу, что «расправы гитлеровцев над мирным советским населением затмили самые кровавые страницы истории человечества». А сионистские лидеры от имени своих организаций продолжали делать заявления, фактически отрицающие достоверность информации о гитлеровском геноциде. Сокрытие правды объективно было на руку гитлеровцам.

В заявлениях так называемого «Еврейского агентства» от 7 июля и 28 сентября 1942 г. сведения, разоблачающие кровавые злодеяния, по-прежнему назывались «неправдоподобными вымыслами». 19 декабря 1942 г. советское правительство опубликовало официальный документ «Осуществление гитлеровскими властями плана истребления еврейского населения Европы», основанный на анализе огромного фактического материала. А международные сионистские организации, руководствуясь своей узкоограниченной позицией, всячески противодействовали распространению истины о гитлеровских преступлениях и об их истинных масштабах.

Д. Жосеф, исполнявший в 1942 г. обязанности директора политического отдела «Еврейского агентства», мотивировал позицию руководящих деятелей международных сионистских организаций следующим образом: «Если мы сообщим, что миллионы евреев были уничтожены нацистами, нас справедливо спросят: где же те миллионы евреев, для которых мы требуем создать после войны национальный очаг на земле Израилевой?»

В чем проявлялся в данном случае предательский характер позиции сионистской верхушки? Речь, понятно, не шла о том, можно ли было путем публичных выступлений и протестов непосредственно повлиять на судьбу людей, обреченных нацистами на уничтожение. Но, безусловно, информация о зверствах нацистов должна была служить дополнительно мобилизации духовных и материальных ресурсов в странах антигитлеровской коалиции, поэтому сокрытие правды объективно было на руку гитлеровцам.

Однако это мало волновало сионистских боссов. С фантастической по цинизму откровенностью выступил один из руководителей Всемирной сионистской организации (ВСО) на заседании ее исполкома 18 февраля 1943 г.: «Сионизм превыше всего – и это необходимо провозглашать каждый раз, когда массовое уничтожение евреев может отвлечь наше внимание от сионистской борьбы»» [61].

Как такое поведение сионистов объяснить иначе, нежели поведением союзников Гитлера?

Вот Анатолий Пинский сообщает: «Мне передавали слова Бен-Гуриона (первого премьер-министра Израиля – Ю.М. ), который в начале 40-х годов на вопрос о том, почему он не делает все возможное для спасения ашкеназских (в данном случае советских. – Ю.М. ) евреев от истребления, ответил: «Для меня хорошая дойная корова в Палестине дороже сотни пейсатых» [62].

Как такое поведение сионистов объяснить иначе, нежели поведением союзников Гитлера?

Но вот к осени 1942 г. немецкие войска в Северной Африке были остановлены англичанами, и стало ясно, что в Палестину они не прорвутся. Было видно, что немцы хоть и наступают в России, но растянули фронт и начинают выдыхаться.

И только осенью 1942 г. сионисты начинают потихоньку разжигать в прессе кампанию о том, что, дескать, немцы в концентрационных лагерях уничтожают европейских евреев, что якобы именно для этого они их туда и собрали. В Германии в это время недоумевают – о чем речь? Там еще не понимают, что сионисты их уже предали. Гиммлер запрашивает информацию об «уничтожении евреев» в европейских концлагерях у шефа гестапо Мюллера, в концентрационных лагерях нацисты устраивают ревизию, за хозяйственные преступления коменданты лагерей идут под суд, а кое-кого из них и расстреливают. А миф о Холокосте не советских, как это было в действительности, а о холокосте западноевропейских евреев все набирает и набирает обороты…

Удивление нацистов от утверждений, что они уничтожили европейских евреев, можно понять: молодых и трудоспособных они заставляли работать, в том числе и в концлагерях, это так, но об уничтожении евреев в Европе у нацистов и мысли не было! И на то, что это факт, натыкаешься у любого очевидца тех времен, не считающего себя обязанным петь песню еврейского лобби Европы. Вот, к примеру, дневники М. Васильчиковой, служившей во время войны немцам и близко знакомой с заговорщиками, пытавшимися 20 июля 1944 года убить Гитлера. По афере Холокоста, к этому времени уже все европейские евреи, тем более из Берлина, были вывезены в «лагеря смерти», где их отравили ядом для насекомых и сожгли в крематориях.

Для справки: убитого Гитлера на посту рейхсканцлера по планам заговорщиков должен был заменить бывший мэр Лейпцига Герделер. В среду 23 августа Васильчикова делает в своем дневнике запись: «Герделера пять дней назад узнала одна девушка из женской вспомогательной службы армии. Она донесла на него, и его арестовали. Он скрывался в какой-то деревне в Померании… Ордер на арест Герделера был подписан еще до попытки переворота, 17 июля. Его предупредили, и он ушел в подполье, сначала в Берлине (один из его укрывателей, еврей, бывший заместитель мэра Берлина д-р Фриц Эльзас, поплатился за это своей жизнью), потом за городом» [63]. Как же так? По афере о Холокосте, в Европе уже не осталось живых евреев, а в Берлине, не скрываясь, живет еврей, да еще и скрывает у себя разыскиваемого государственного преступника?!

Да и как это понять: в гитлеровской армии служило около 150 тысяч евреев, которые каждый год ездили домой в отпуск, а немцы в тылу травили их родственников? И ни один из этих не перебежал к союзникам и не сообщил об этом? Более того, и в плену молчал??

Однако вернемся к отказу евреев, объединенных сионизмом, бороться с нацистами. Что ж, скажут мне некоторые читатели, евреи не воевали с Гитлером потому, что они очень мирные люди, у них не было никаких организаций, которые могли бы сплотить евреев Европы на борьбу с нацизмом. Недаром же «понадобилось 40 лет, чтобы в 1995 году раввинат Израиля вычеркнул из поминальной молитвы, произносимой в День памяти Катастрофы и Героизма, слова «…шли, как овцы, на убой»» .

А вот это как раз неправда. В то время в Европе не было нации, которая была бы столь пронизана различными военизированными организациями, как евреи.

Вот, скажем, сообщение из Италии.

«Отношения дружбы и тесного сотрудничества между сионистами и итальянскими фашистами с первых дней прихода к власти Муссолини полностью подтверждаются документами, несмотря на все попытки сионистов отрицать или принизить их значимость.

Сразу после «марша на Рим» руководители итальянских сионистов были приняты Муссолини и заверили его в своей преданности фашистскому режиму. Два месяца спустя произошла первая встреча между тогдашним руководителем сионистского движения Хаимом Вейцманом и Бенито Муссолини. В последующие годы между ними состоялись еще три встречи.

В данном случае речь идет не об обычных политических контактах, а о сотрудничестве более тесном, которое цементировалось общностью интересов, совпадением идеологий и сопровождалось серией заявлений о симпатиях к фашизму со стороны руководителей международного сионизма и итальянских сионистов. Нахум Соколов, президент сионистского «Исполнительного комитета», после встречи с Муссолини в октябре 1927 года, например, заявил: «Мы начинаем понимать истинную природу фашизма, настоящие евреи никогда не боролись против фашизма». Хочу привести еще одно заявление, сделанное также в 1927 году главным раввином Рима Анжело Сачердоти о том, что многие фундаментальные принципы фашистской доктрины – это по сути дела сионистские принципы. Сходство принципов сионизма и фашизма находит свою основу и в общей ненависти к марксизму и коммунизму. Совпадение идеалов сионизма и фашизма становится особенно наглядным, когда речь идет об идеологии наиболее воинствующего крыла сионизма, лидером которого был Жаботинский.

В тридцатых годах альянс между Жаботинским и Муссолини оформился. В Польше последователи Жаботинского, одетые в форму, схожую с гитлеровскими штурмовиками, пели: «Германия – Гитлеру, Италия – Муссолини, Палестина – нам!»

В Италии с 1934 по 1937 год в военно-морской школе Чивитта Веккия обучалась профашистски настроенная сионистская молодежь. Это те самые молодые люди, впитавшие итальянскую фашистскую доктрину, которые составили впоследствии костяк военно-морских сил Израиля…» [64].

А 15 июня 1941 г. Третье управление НКГБ СССР [1] подготовило справку о разработке еврейского националистического подполья, которое досталось СССР вместе с присоединенными от Польши областями, с Бессарабией и Прибалтикой. На тот момент НКГБ для удобства и точности даже разделило это подполье на три части. Сионисты «левого» направления имели подпольные организации «Гордония», «Гашомер Гацоир» и «Гехолуз». Общие сионисты (огульные) были объединены в организации «Аниба» и упомянутую «Гехолуз». А крайне расистски и нацистски настроенные евреи были объединены в организации, созданные выходцем из Одессы Владимиром Жаботинским – «Бейтар», «БритАхаяль» и «Галия».

НКГБ сообщал, что по мере разгрома этого подполья ему доставались подпольные радиостанции, подпольные типографии (причем высокого класса, в Вильнюсе такая типография «изготовляла фиктивные документы» ), нашли также «гранаты и взрывчатку» [65]. И это подполье за всю войну не сделало ни единого выстрела по гитлеровцам, не выпустило против них ни одной листовки!

Как такое поведение сионистов объяснить иначе, нежели поведением союзников Гитлера?


Загнанный в угол | Кому выгодны мировые войны? | Единственные победители