home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Мысли, словно беспокойный рой пчел, метались в голове Кейт. Она лежала на кровати в своей спальне, бессмысленно уставившись в белый потолок своими огромными серыми глазами. То, что произошло в кабинете у Джона, сильно отличалось от того, что она планировала. В ее планы вовсе не входила настоящая свадьба. Это было деловое соглашение, и таким оно и должно было оставаться. Но Джон спутал все карты. Она не хотела спать с ним. Боже, кого она обманывает. Конечно, она хочет этого, хочет больше всего на свете. И всегда хотела… Вопрос в другом. Готова ли она к этому? Ведь она никогда не задумывалась об этом всерьез.

Кейт чувствовала, как нерушимые стены, которые она возвела вокруг своего сердца, начинают рушиться как карточный домик.

— Что мне делать, Калигула? Он хочет, чтобы я стала его настоящей женой. — Кейт горько усмехнулась. — Временно, как ты понимаешь.

Девушка с дрожью в руках дотронулась кончиками пальцев до губ, которые еще чувствовали яростную страсть Джона.


— Черт возьми, Пол, ты что, не можешь удержать теленку голову?

— Прости, босс.

Молодой ковбой удивленно бросал взгляды на Джона Рассела, как и другие рабочие ранчо, что стояли за изгородью и поочередно загоняли молодых бычков в загон. Пожалуй, еще никогда они не видели своего начальника таким. И дело здесь вряд ли было в палящем солнце, хотя жара стояла несусветная. Работа была хоть и тяжелая, но, в общем-то, привычная. Нужно было сделать всему поголовью прививку, и лучше было уложиться в один день.

Джон никак не мог сосредоточиться на работе, и это бесило его. Негоже срываться на подчиненных, когда сам не в состоянии сделать работу должным образом. Но из головы не шла эта девчонка, Кейт Эйер. Зачем он набросился на нее вчера? Впрочем, она сама виновата. В любом случае его слова остаются в силе. Если уж жениться, то по-настоящему. Может, она испугается и сбежит? Хорошо бы, хотя если и нет, то тоже неплохо. Нет, пора делать перерыв, а то это чертово солнце доконает их.

— Перекур, ребята. Отдохните перед обедом, а затем продолжайте без меня, у меня еще есть кое-какие дела по дому.

Джон подошел к старшему группы, Мигелю. Парень, несмотря на молодой возраст, был его лучшим работником. Два года назад они переехали с женой из Мексики и прибились к ранчо, и Джон сразу отметил профессиональные качества Мигеля. Он всегда работал дольше других и все доводил до конца. Более того, он никогда ни на что не жаловался и ни о чем не просил. Лишь однажды, неделю назад, он подошел к шефу и отпросился домой пораньше, чтобы помочь жене перенести сложные роды.

— Как дела у Хуаны, Мигель?

— Не очень хорошо, босс. У малыша температура, а жена разрывается по дому.

Джон помнил о том, что у них была еще дочка четырех лет отроду. Они жили в вагончике, который им предоставил Джон, и Мигель был очень благодарен боссу за это.

— Послушай, Мигель, когда парни закончат с прививками, ступай домой, я сам запру хозяйство.

— Спасибо, босс, Хуана будет очень рада.

Эти двое были своего рода исключением среди известных ему семейных пар. Прожив вместе несколько лет, супруги не утратили интереса друг к другу и сохраняли теплые чувства и безоговорочную преданность.

Джон вовсе не был уверен, что в состоянии дать то же самое Кейт, а она этого заслуживает.

Он сел в машину и поехал к дому. Мысли о няне не выходили из его головы.

Он нашел девушку в кухне, где она помогала Коку с приготовлением обеда. Джон залюбовался ее шелковистыми волосами цвета спелой пшеницы. Она забрала их в пучок, заколов на затылке. Жаль, ему больше нравилось, когда она распускала их. Хотя, с другой стороны, так она открывала на его обозрение изящную линию своей шеи. Какого черта? О чем он думает?

Кок заметил его первым.

— Как жизнь, босс? Если пришел кусочничать, то ничем не могу помочь, потерпи до обеда.

— Да нет, мне нужно поговорить с мисс Эйер.

При этих словах Джон заметил, как напряглась шея девушки. Неужели он обидел ее вчера своей резкостью? Черт, если бы он знал, что она такая неопытная, ни за что не дал бы волю своим рукам. Но кто бы мог подумать?

— Ступай, дочка, я справлюсь, — проворковал старый повар.

Кейт долго мыла руки, пытаясь сообразить, как вести себя с Джоном, но в голову лезли только воспоминания о его жарких губах. Наконец она решилась выйти и последовала за ним в кабинет.

В кабинете Джон прислонился к камину и посмотрел на Кейт, не зная, с чего начать.

— Ты вмешиваешься в мою работу, ты не идешь у меня из головы. Я не могу не думать о тебе, и ненавижу себя за это.

Девушку слегка ошеломил его тон. Она хотела возразить ему, но он, сделав шаг, приблизился к ней и прижал ее к себе. Кейт хотела воспротивиться, вскинув руки, но его губы уже нашли ее рот, и она мгновенно растаяла, подавшись вперед и обняв его за плечи. Она не могла найти в себе силы сопротивляться охватившим ее чувствам. А Джон Рассел снова удивил ее, удивил своей нежностью. От вчерашней страсти не осталась и следа, если не считать начала. Теперь же он бережно, словно фарфоровую куклу, держал ее за талию и целовал нежно, едва касаясь губами. Оторвавшись от ее губ, Джон скользнул ниже, к ямочке над ключицей.

— Джон, пожалуйста, — взмолилась Кейт, хотя и сама не смогла бы объяснить, о чем она просит: отпустить ее или продолжать это безумие.

Джон опустил руки и отступил на шаг.

— Я не хотел делать этого, придя сюда.

— Так почему же сделал? — Кейт прижала холодные ладони к пылающим щекам.

— Все эти разговоры о женитьбе сводят меня с ума. А вчера… — Джон покачал головой, затем посмотрел на Кейт, прищурив глаза. — Ты должна понять одну вещь. Я нормальный мужик, а не какой-нибудь голубой. И когда у меня перед глазами каждый день мелькает красивая и сексуальная девушка, то это вызывает определенные чувства. А кроме того…

Он сказал «красивая и сексуальная девушка»… Или ей послышалось? Джон продолжал говорить что-то, но она уже не слушала его. Не то чтобы она считала себя дурнушкой, но «красивая и сексуальная» звучало как-то слишком уж нереально. Неужели ее кто-то любит? Или он просто хочет ее как женщину? Она не верит в любовь. Ведь есть женщины, которые просто не созданы для этого. И она одна из них. Любовь приносит боль и страдание, а она ненавидит боль и страдание, потому что и того, и другого было предостаточно в ее жизни.

Кейт посмотрела в глаза мужчины.

— Джон.

— Да?

— Я сегодня звонила в загс и сделала заявку. Свадьба состоится в субботу.

— Ты что, не слышала, что я только что сказал.

— Нет. — И это было правдой, по крайней мере, после слов «красивая и сексуальная девушка».

— Кейт, но ведь суббота уже через три дня.

— Все верно. В субботу мы распишемся, в понедельник начнем процедуру займа, а примерно месяца через три ты будешь свободен. До Лас-Вегаса час лета, а там нас наверняка разведут за десять минут.

— Нет, Кейт, нас не разведут ни в Вегасе, ни в Далласе. Вообще в Техасе это не так просто. Мой адвокат сказал мне, что проще всего это сделать в Доминиканской Республике. Все американцы летают туда, чтобы расторгнуть нежеланные браки.

Чудесный получился разговор. Про свадьбу и про развод. Даже для Кейт, которая давно уже не думала о любви, все это было весьма печально. Даже брак по расчету заслуживает большего внимания и уважения. Особенно если женится такой замечательный человек, как Джон Рассел.


предыдущая глава | Няня с характером | cледующая глава



Loading...