home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Солнце слепило глаза, забравшись в зенит. Раскаленная прерия маревом окатывала все живое. Скот прятался по ложбинам, тщетно пытаясь найти тень.

Джон вышел из машины, доехав до дальнего пастбища. Он устал как черт, а ведь времени-то еще всего ничего, даже не обед. А все из-за того, что он настоял на том, чтобы спать с ней в одной кровати… Черт бы его побрал, это ж каким идиотом надо быть, чтобы решиться на такую глупость. Спать с красивой женщиной, исходя желанием, и при этом делать вид, что тебе все равно. Так и с ума сойти не долго. И Джон был близок к этому.

Сначала он внушал себе, что таким образом спасает свое лицо, но со временем понял, что просто не может без Кейт. Что хочет быть рядом с ней, ощущать ее близость, дотрагиваться до ее нежной кожи, целовать ее перед сном. Мазохизм высшей степени. Он ненавидел себя за слабость, но ничего не мог с собой поделать.

— Привет, Босс, — поприветствовал Джона молодой рабочий с ранчо, — как оно, быть женатым человеком?

Если бы они знали, то подняли бы его на смех. Джон бросил на парней взгляд, который стер с их лиц улыбки. Молодежь снова вернулась к работе. Джон вернулся к машине, чтобы выгрузить из прицепа металлические столбики для изгороди.

— Тебе не кажется, что наш шеф нуждается в отпуске? По мне, так он с ног валится, видно, укатала его женушка, — сказал парень напарнику так, чтобы Джон их не услышал.

Но Рассел слышал его, хотя и не подал виду. Что ж, эти ребята правы в одном, ему действительно нужен отпуск. Он не может больше просыпаться каждое утром рядом с Кейт, ограничиваясь только поцелуями. Сегодня она закинула на него ногу во сне, и он чуть с ума не сошел от возбуждения, пролежав час без движения.

Он не мог объяснить даже самому себе, что с ним происходит. Даже сейчас утомительная работа по установке нового загона не могла оторвать его от мыслей о Кейт. Что она делает с ним? Когда-то в молодости он прочитал, что если мужчина думает о женщине больше пяти минут в день, то он не мужчина, а тряпка. В его жизни было много женщин, и он не думал о них вообще, они появлялись и исчезали, не оставляя после себя ничего, кроме легкого запаха духов на подушке. Но когда в его жизни появилась Кейт Эйер, она постепенно вытеснила все остальное. Он думал о ней постоянно, и это бесило его. Хотя Джон подсознательно понимал, в чем дело. Ведь Кейт так и не отдалась ему. И его гордость не могла снести такую пощечину. Кроме того, запах убегающей добычи всегда сводит с ума гончих сильнее, чем ее кровь.

Было и еще одно объяснение происходящему. Ему не приходилось сталкиваться с неопытными девушками. Несмотря на прежние протесты, последнее время Кейт не противилась его поцелуям и воспринимала их как некий ритуал. И это давало ему надежду на большее. Может быть, девушка действительно еще невинна, и ей просто нужно больше времени. Самолюбие любого мужчины будет удовлетворено, если он будет думать, что кроме него никто не дотрагивался до его женщины, даже если это лишь иллюзия.

Джон повесил шляпу на только что вкопанный столб и вытер со лба пот. О чем он думает, черт возьми? Разве Кейт его женщина? У него нет никакого морального права учить ее тому, чему однажды ее научит настоящий муж. Неважно, что на бумаге она ему жена. Сердцем и душой она ему никогда не принадлежала, и вряд ли это изменится в ближайшее время. Такая женщина, как Кейт, заслуживает настоящего счастья в жизни. Она заслуживает преданности и любви. А еще ни один из Расселов не мог похвастаться этими качествами.

— Эй, братец, ты выглядишь выжатым как лимон, что, лихая ночка была? — Джеф облокотился о столб и выплюнул травинку изо рта.

— Ты это о чем? — Джон недружелюбно посмотрел на брата.

Когда тот нахально ухмыльнулся, Джон почувствовал, что готов выбить ему зубы.

На дороге к ранчо показалась зеленая «тойота» Кейт.


День медленно перевалил за половину. Кейт здорово вымоталась в городе. Поднявшись в кабинет Джона, она усадила Марка в кресло и положила на рабочий стол мужа кипу документов. Ей не терпелось похвастать перед ним своими достижениями. Он наверняка обрадуется, узнав, что она сдержала обещание. Она сделала все по возможности быстро, ведь спать рядом с Джоном каждую ночь, превозмогая дикое желание, было очень тяжело.

Несмотря на развитый за долгие годы сиротской жизни инстинкт самосохранения, она с трепетом ждала того момента, когда Джон начнет ритуал с поцелуями. Это было форменное издевательство над человеческой физиологией, но Кейт ничего не могла с этим поделать, и ей оставалось только млеть от его объятий, притворяясь бесчувственной рыбой. Сколько раз она просыпалась посреди ночи, ощущая сонное дыхание супруга и обнаруживая его руки в самых неподходящих местах. Но вместо того, чтобы скинуть их, она лежала, не двигаясь, получая наслаждение от этой близости.

Вчера он взял ее покататься и показал ей ранчо. Они рыбачили до заката на озере за северным пастбищем, и она поймала настоящего окуня. Никогда в жизни ей не было еще так весело. Они смеялись и были счастливы.

Она посмотрела в окно и заставила себя сосредоточиться на том, для чего она когда-то появилась на этом ранчо.

Когда дверь кабинета внезапно отворилась, Кейт подпрыгнула от испуга, вскочив с дивана. Из дверного проема на нее удивленно смотрел хозяин ранчо.

— Ты снова мешаешь мне работать, — сказал он, но Кейт не обиделась, так как в его тоне не было ничего обидного, он скорее поддразнивал ее.

— Ты весь в поту.

— Точно! Одежду можно просто выжимать. — Джон бросил шляпу на стул. — Меня кидает в жар от одного твоего вида.

Девушка снова восприняла реплику мужа как шутку. Хотя от него действительно веяло жаром.

— Я налью тебе чая со льдом.

Кейт сделала шаг к бару.

— Позже. — Джон перехватил ее на ходу и прижал к себе, покрывая поцелуями ее лицо и шею.

Это было так неожиданно, что девушка растерялась, но не прошло и секунды, как она почувствовала жар во всем теле. Запах пота, привкус соли на его губах и желание, объединяющее их, сводило с ума. У Кейт пересохло горло.

— Остановись, — прошептала она, борясь со своим желанием. — Пожалуйста, перестань, — сказала она настойчивее, хотя больше всего ей хотелось, чтобы он продолжал.

— Почему?! — воскликнул Джон с болью, которую Кейт по счастью не услышала. — Ты ведь по-прежнему не считаешь меня привлекательным, не так ли?

— Нет, конечно, с чего ты взял. — Ей хотелось съесть себя с потрохами за такую наглую ложь. Ну неужели он не видит ее истинных чувств?

— Дьявол, ну и ладно… Но если я не могу тебя поцеловать, то, по крайней мере, я имею право знать, где ты проводишь время. Так, или нет?

Кейт удивленно вскинула бровь, но все же ответила. Ведь, собственно говоря, за этим она сюда и пришла.

— Я ездила в банк.

— Какой еще банк? — Джон, казалось, был искренне удивлен.

— Кредитные бланки лежат у тебя на столе, там же документы на аренду земли и проект приюта «Ангелы Кейт». Мне нужно, чтобы ты подписал бумаги. Как только все будет подписано, я могу начать дело. Клерк в банке сказал мне, что с твоей репутацией я получу деньги в двухнедельный срок. Ты представляешь?

— Да уж, ты времени даром не теряла.

— Я всего лишь пыталась сдержать слово. Ведь мы так договаривались? Мы заключаем фиктивный брак ради кредита, и как только вопрос будет решен, я исчезну из твоей жизни навсегда.

Кейт ожидала, что Джон обрадуется, но тот, похоже, не на шутку расстроился, услышав ее новость. Что бы это могло значить?

— Да, конечно, — промямлил Джон.

Он внимательно смотрел на красивое лицо Кейт, замечая с печалью, что она искренне радуется происходящему. Ей не терпится улизнуть от него. Что ж, замечательно. Так тому и быть. Ведь свобода — именно то, чего и он с нетерпением ждал. Он холостяк до мозга костей, холостяком был, холостяком и помрет.


предыдущая глава | Няня с характером | cледующая глава



Loading...