home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Мария сидела за компьютером. Они с Аланом заключили своего рода перемирие, и она с головой ушла в работу, чтобы не было возможности думать ни о чем другом. Всякий раз, когда она вспоминала об отце, запертом где-то в камере, ей казалось, что сердце сейчас разорвется в ее груди. По крайней мере, его не отправили в «Билль». Его лечат, и это самое главное.

Погруженная в работу, она вдруг почувствовала, что в комнате кто-то есть, и обернулась. Ожидая увидеть клиента или друга Алана, Мария с удивлением обнаружила крупного черного мужчину в дорогом костюме, который улыбался ей. Ее первой мыслью было, что дела у Алана явно идут в гору, раз у него появились такие клиенты.

— Слушаю вас.

— Мария Картер? — спросил мужчина, продолжая улыбаться.

— Вы из полиции?

— Нет, я не из полиции, мисс Картер. Я Освальд Мерлоуз, приемный отец вашего сына Джейсона.

Кровь отхлынула от ее лица, и она встревоженно выдохнула:

— С ним что-то случилось?

Мария встала, и он увидел потрясающе красивую женщину. Теперь он понимал, откуда у Джейсона его привлекательность. Он очень похож на мать.

— Не волнуйтесь, с ним все в порядке. Он хочет видеть вас, и я решил удостовериться, что вы не возражаете против свидания.

Освальд наблюдал за сменой выражений на ее лице — радость, надежда и страх. Он догадался, что страх был связан с тем, что ей придется встретиться лицом к лицу со своим ребенком после того, что она сделала ему и его сестре много лет назад. Он все это понимал, но с изумлением замечал в ней те же хорошие качества, что были так очевидны в ее сыне. Освальд потерялся в ее присутствии. Наконец до него дошло, что именно навлекло на эту женщину столько проблем. В ней было нечто, что сводит мужчин с ума. У некоторых женщинах это есть, у большинства нет. У этой женщины хватало с избытком. Эти мысли одновременно и смущали, и волновали, и возбуждали его. Ничего подобного он еще не испытывал в своей жизни. Ее присутствие ощущалось в воздухе, как электрический разряд, а когда она снова села, он зачарованно уставился на ее скрещенные ноги.

— Он хочет вас видеть, мисс Картер, и я думаю, вы его тоже. Я не ошибаюсь? — произнес Освальд, пытаясь разговаривать деловым тоном.

Он снова улыбнулся, и она была счастлива, что ее сын попал к этому доброму человеку. Всего за несколько минут знакомства она успела почувствовать его доброту. Мария смотрела ему прямо в лицо; голубые глаза ее были влажны, а губы дрожали, когда она произнесла:

— Но мне сказали, что Джейсон не хочет иметь со мной никаких отношений.

Освальд понятия не имел, о чем она.

— Ну что ж, во всяком случае, теперь он хочет вас видеть.

— Он правда хочет меня видеть?

Голос Марии прерывался, и его переполнило сочувствие к ней.

— А зачем тогда я проделал весь этот путь сюда, как не для того, чтобы помочь своему мальчику? Он решительно настроен вас увидеть и очень ждет встречи. Я люблю его, я безумно его люблю, и я думаю, вы нужны Джейсону, мисс Картер. Он хороший мальчик, просто отличный парень. Вы можете им гордиться.

Мария закрыла лицо руками, потрясенная и изумленная. Потом откровенно призналась:

— Я думала, этого никогда не случится. Я молилась, чтобы с моими детьми было все в порядке, чтобы в их жизни были люди, которые заботились бы о них. По крайней мере, половина моих молитв услышана. Спасибо. Спасибо, что вы пришли.

— Благодарите социальную службу. Там дали мне ваш адрес. Есть еще одна причина, по которой я здесь, — Тиффани, но сейчас не время и не место это обсуждать. Я могу заехать за вами после работы, чтобы мы могли как следует поговорить?

— С Тиффани все в порядке?

Он услышал тревогу в ее голосе и поспешил успокоить:

— Уже лучше. А теперь я должен убегать, мне нужно вернуться на работу. Я и так в последние дни постоянно отменяю встречи. Хорошо, что у меня есть еще частная практика, иначе я оказался бы на мели!

Мария не могла понять, о чем это он, но решила оставить все вопросы на потом.

— Вы сможете приехать в пять?.. или раньше, если надо.

— Мария, не волнуйтесь. Я вернусь. До встречи.

И он ушел. Она смотрела, как его машина выезжает со двора, и думала о Всевышнем, который бросает нам соломинку, когда, казалось бы, уже не на что надеяться. Она увидит своего сына, своего младшего ребенка. Он хочет видеть ее, действительно хочет с ней встретиться. Через столько лет она снова услышит его голос, будет дышать с ним одним воздухом. Ей стало понятно, какие чувства должна была испытывать ее мать к Маршаллу, и крошечная искорка понимания по отношению к женщине, которая презирала ее, проникла в сердце.

Услышав шум во дворе, Мария подошла к окну и увидела, как Микки Девлин и его ребята складывают оружие в багажник машины Алана. Она видела, как Алан наблюдает за ними сбоку, и поняла, что он не очень-то доволен происходящим. Она вздохнула. Алан погряз по уши. Всю жизнь она была не в ладах с законом, но до сегодняшнего дня ее это не беспокоило. А теперь у нее появилась возможность увидеть своего сына и, может быть, начать какие-то отношения с ним. Если она окажется замешанной в грязных делах, ее надолго упекут за решетку, а благодаря визиту этого доброго человека она наконец почувствовала, что ей есть ради чего жить.

Микки заметил ее и весело помахал. Мария помахала ему в ответ, но без малейшего энтузиазма, она вспомнила, что пыталась использовать его, чтобы спасти Тиффани. Она все еще мыслит как преступница. Достойна ли она снова увидеть своего сына, когда у нее столько связей с прошлым? Стоило только возникнуть трудностям, как она тут же использовала свое тело в корыстных целях, как если бы у нее просто был очень долгий перерыв между двумя клиентами. Так естественно она снова к этому вернулась.

Мария подошла к двери и выглянула на улицу. Она и не заметила, какой сегодня замечательный день. Солнце стояло высоко в небе, и воздух был очень прозрачный. Ветерок, легкий, как дыхание младенца, щекотал ей кожу, и на нее нахлынули воспоминания о крошечных ручках сына, о том, как она лежала с ним в роддоме. Она так любила его, но потребность в наркотиках взяла верх. Джейсон родился у наркоманки, и она благодарила Бога, что это никак не отразилось на нем.

Микки подошел к ней и непринужденно улыбнулся:

— Классный денек, правда? Май вообще отличный месяц. У меня день рождения в мае.

Он рассмеялся, и она улыбнулась в ответ, пытаясь понять, к чему он клонит.

— Наш договор на сегодня в силе?

— Я не могу, Микки. Я сегодня встречаюсь с сыном.

Он был искренне рад за нее.

— Это же здорово!

Мария кивнула:

— Просто замечательно. Честно говоря, я очень нервничаю.

Он шутливо ткнул ее кулаком в грудь.

— С чего это? Ему повезло. Если бы ты была моей мамочкой, я никогда не ушел бы из дома!

Мужчины, которые были с ним, громко рассмеялись над последней фразой, которую он произнес достаточно громко.

— А вдруг я ему не понравлюсь? Ему ведь здорово от меня досталось тогда, много лет назад.

— Ну и что? — Микки очень хотел ее успокоить. — Что было, то было. Забудь об этом, Мария. Отдохни и хорошенько проведи сегодняшний вечер. А теперь поцелуй меня, красавица, я должен идти. Надо повидать человека по поводу собаки[7]. — Он ухмыльнулся. — Нет, в самом деле. Я встречаюсь со своим адвокатом по поводу бывшей жены!

Мария смеялась, и он был доволен, что смог развеселить ее. Микки прекрасно понимал, каково ей сейчас. Он хотел видеть ее счастливой. Если он не поостережется, глядишь, она из него еще хорошего парня сделает! Он включил музыку на полную громкость и просигналил, выезжая со двора. Мария помахала ему вслед, так как знала, что он ждет этого.

— Мечтаешь о любви? Ты уже держишь его за яйца, — сказал Алан. — Используй его на полную катушку, Мария. Это ненадолго.

— Что ты имеешь в виду?

Он улыбнулся и пожал плечами.

— Да так, ничего. Просто он ни с кем подолгу дел не имеет, вот и все.

— Ну ладно, тогда, будем надеяться, что и у вас с ним не надолго.

Она приготовила им кофе и, потягивая горячую сладкую жидкость, представляла, как наконец увидит своего ребенка. Ей хотелось прыгать от счастья.


* * * | Без лица | * * *