home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Мария открыла почтовый ящик и достала ключ. Старые привычки не проходят. Она осторожно отперла входную дверь и, стараясь не шуметь, ступила в кромешную темноту квартиры. Мария прислушалась. Из комнаты доносился приглушенный звук телевизора. Знакомый запах протухшей еды и затхлой ветоши ударил ей в нос. Как люди могут так жить? Как она сама могла так жить раньше? Каждый вдох напоминал ей о ее прошлой жизни, пустой и никчемной, хотя тогда она находила ее потрясающей.

Кэрол Холтер по-прежнему валялась в кровати. Целую ночь она пыталась заснуть, но даже виски не принесло долгожданного облегчения от боли, терзающей ее тело. Закурив очередную сигарету, она принялась смотреть свой любимый сериал. Ей очень нравился главный герой — Ричард, и, как она часто говорила, она была бы не прочь поразвлечься с ним. Но сейчас ей было не до этого. Кэрол пугало то, что она утратила желание работать, утратила мужество выходить на улицу. Если ситуация не изменится, ей конец.

Вдруг она уловила какой-то шум: похоже, кто-то открывал входную дверь. На лбу выступили капельки пота. Наверное, вернулся этот сумасшедший, чтобы прикончить ее. Когда дверь распахнулась и на пороге появилась Мария, она на мгновение почувствовала облегчение, но тут же поняла — Мария пришла по ее душу.

— Как дела, Мария?

Кэрол была так напугана, что не могла пошевелиться. Она знала, на что способна Мария, и глубоко в душе понимала, что заслужила все, что сейчас последует. Закон улицы гласил: око за око, зуб за зуб. Кэрол Холтер приготовилась к худшему.

Мария смотрела на разбитое лицо и тело Кэрол и догадалась, что она наткнулась на очень жестокого клиента, и в душе даже радовалась, что ее старая так называемая подруга испытала на собственной шкуре хоть маленькую толику того, что пришлось пережить ее дочери.

— Где деньги, Кэрол? — тихо и отрывисто спросила она.

Кэрол почувствовала, как будто ее хлестнули по лицу.

— Какие деньги? — спросила она дрожащим голосом. Ее правый глаз подергивался от нервного тика.

Резкое движение, и Мария вцепилась в Кэрол.

— Я говорю об этих проклятых деньгах, которые тебе заплатил Коннор! Пять штук, если память мне не изменяет. Не играй со мной, Кэрол, я не в том настроении. Я видела, как умирала моя Тифф, умирала из-за тебя, грязная тварь! И я прошу тебя, не доводи меня до греха.

Кэрол понимала, что ее дела плохи. Тиффани умерла… эти слова просочились в ее сознание. Через долю секунды она осознала весь ужас того, что натворила. Она знала Тифф еще маленькой девочкой, знала ее уже взрослой девушкой. Знала, как она любила свою Анастасию. Вспомнила, как сама же и привела ее к Патрику Коннору. Кэрол покраснела от стыда, вспомнив, как она с пеной у рта убеждала Тиффани в том, какой плохой матерью была Мария для нее и для ее брата. Тогда Патрик тоже пообещал ей деньги. И чем в более дурном свете она выставит Марию, тем более существенной будет полученная сумма. Волна мучительного стыда захлестнула ее, и она уже не могла смотреть в глаза Марии. Мария швырнула ее на диван, и боль, словно пожар, вспыхнула во всем теле.

— Прости, Мария! — взмолилась Кэрол. — Не знаю, что на меня нашло, клянусь. Должно быть, у меня помутился рассудок.

Впервые в жизни Кэрол говорила искренне.

— Ты продала ее за пять штук, — сказала Мария. — Деньги — вот причина, из-за которой мой ребенок мертв. Деньги, Кэрол. То, чему мы с тобой поклонялись много лет назад. Я — из-за наркотиков, ты — из-за алкоголя. Я помню, как мы добывали травку. Тогда виноваты были наркотики и алкоголь, а сейчас ты продала моего ребенка, как ты продала бы в те дни родную мать за бутылку виски. За пару жалких монеток мы могли сделать что угодно. Один раз я уже убила из-за наркотиков, что мне мешает убить во второй раз?

Смысл сказанного дошел до сознания Кэрол, и она зарыдала. Несмотря на свою никчемную жизнь, она совсем не хотела умирать. После своей недавней встречи со смертью она наконец поняла, в чем смысл жизни: деньги ничего не значат, если у тебя нет друзей или если у тебя плохое здоровье. Это лишь приятное дополнение, не больше и не меньше.

— А ведь я считала тебя своей подругой, — продолжала говорить Мария. — Я заботилась о нас всех, пока не попалась. Даже Бетани и Каролина приходили ко мне, если у них появлялись какие-нибудь проблемы. Сколько раз я делилась с тобой всем, что у меня было: едой, деньгами, да всем. Ты могла купить двадцать сигарет, припрятать пятнадцать, прийти и курить мои или чьи-нибудь еще. Как ты была свиньей, так ты ею и осталась. Ты прекрасно знала, что обрекаешь Тиффани на верную смерть. Моя девочка умирала в муках.

Кэрол громко плакала. Ее лицо опухло и покрылось пятнами.

— Ты собираешься меня убить, Мария? — спросила она голосом, полным ужаса.

Мария рассмеялась:

— Ты не стоишь того, чтобы об тебя мараться. Мне нужен Патрик Коннор. Ты рассказываешь мне о его пассиях-проститутках, и я отпускаю тебя с миром. Но мне нужна правда, иначе, клянусь, я действительно убью тебя.

Кэрол видела, как черны были глаза Марии. Словно ее зрачки покрыли глазное яблоко. Она была будто под кайфом.

— Что ты намереваешься теперь делать со мной, Мария?

— Что, не терпится позвонить ему и заработать еще немного монеток?

Кэрол отчаянно замотала головой:

— Нет, Мария, ни за что. Даже и не думала.

Мария посмотрела на свою старую подругу и ей вдруг стало жаль ее. На самом деле Кэрол не видела в своей жизни ничего хорошего.

— Кто это тебя так разрисовал?

Кэрол пожала плечами, было видно, что это движение причинило ей боль.

— Да безумный клиент попался. Полный отморозок. Чуть не угробил. Главное, бабки отобрал, пять штук псу под хвост.

Кэрол была в своем репертуаре.

— В один прекрасный день какой-нибудь из таких клиентов тебя попросту убьет, Кэрол, — сказала Мария и поразилась, как она могла переживать за эту женщину, которая была полным дерьмом.

— Да ладно я-то. Вот бабки жалко. У меня были виды на эти деньги, знаешь ли.

Мария со всей силы влепила Кэрол пощечину.

— Моя Тиффани умерла из-за того, что у тебя были виды на эти чертовы деньги!

До Кэрол наконец дошел смысл сказанного ею, и она прикусила губу.

— Патрик угрожал мне, — захныкала Кэрол, — он бы меня убил. Ты же знаешь, какой он. Смотри, что он сделал с Тифф.

Прежняя Кэрол была тут как тут, лживая, изворотливая Кэрол. Мария была поражена, как быстро ее старая подруга примерила на себя роль жертвы, слабой несчастной женщины.

— Держу пари, ты получила от клиента, потому что пыталась его надуть.

— Нет, внучкой клянусь, Мария.

— Ничего не хочу слышать. Ты получила то, что заслужила. Теперь рассказывай мне о Конноре, и я оставлю тебя в покое.

Кэрол зажгла потухшую сигарету дрожащими руками и начала свой рассказ. Она понимала, что должна рассказать Марии все, потому что только тогда сможет избавиться от ее присутствия в своем доме. Несмотря на всю жалость к Тиффани, потеря пяти тысяч для Кэрол была более горькой. Она убеждала себя, что любой на ее месте поступил бы так же. Даже Мария.

Кэрол обманывала себя всю свою жизнь. Старые привычки действительно не проходят.


Глава 23 | Без лица | * * *