home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Патрик всюду разыскивал Тиффани. Она оставила дверь шкафа открытой, поэтому он знал, что она взяла деньги. Сами деньги его не беспокоили, его волновало другое: то, что они давали ей доступ к другим людям, а именно этого он и боялся.

Он потратил столько времени и сил, пытаясь изолировать ее и тем самым полностью подчинить себе. Ребенка она потеряла, и это должно было стать ее концом. Но теперь Тиффани пустится во все тяжкие. У нее достаточно денег, чтобы и она сама, и весь мир вокруг погрузились в нескончаемый кайф. А если она умрет от передозировки? Тогда все его время и усилия окажутся потраченными впустую.

Патрик был в ярости. Он уже потерял одну девушку в результате передозировки, а другая имела наглость сбежать и выйти замуж. Эта тварь смылась с чертовым клиентом, оставив ему кучу неоплаченных счетов, в том числе и за квартиру. Он, разумеется, снова сдаст эту квартиру, но дело было в принципе. Она провела его, а этого он никогда не прощает. Все будто сговорились действовать ему на нервы. Ну ладно, вот он доберется до Тиффани, всю рожу ей разнесет. Он становится слишком мягким с возрастом, вот в чем все дело, а девки этим пользуются.

Через двадцать минут он был дома у Макси Джеймса. Макси лежал в постели со своей женой. Патрик дал ей десятку и сказал, чтобы она пошла посидела где-нибудь пару часиков. Женщине стоило только взглянуть на его лицо, чтобы сделать так, как ее просили. Все знали, что с Патриком лучше не связываться, и она не могла взять в толк, зачем Макси поддерживает с ним отношения. Макси, который тоже был недоволен, прекрасно понимал, что сейчас не время протестовать. У Патрика был совершенно безумный взгляд, и это означало, что в любую минуту может разразиться буря.

— Чё за суета?

Патрик явно был не в том настроении, чтобы выслушивать своего друга.

— Как ты разговариваешь! — взревел он. — Ты что, нормально не можешь разговаривать? «Чё за суета»! Что это еще за выражение?

Макси уставился на него и нервно сглотнул. Патрик начинал действовать ему на нервы. Что он, черт возьми, о себе возомнил?

— Послушай, Патрик, я не знаю, кто тебе насолил, но ты приходишь сюда, вытаскиваешь меня из постели, когда я трахаю свою жену, а потом грубишь. Так что могу я спросить тебя, что случилось?

Патрик не знал, вмазать ли как следует своему другу или оставить это на потом, потому что сейчас у него были более срочные дела. Макси его друг, возможно, единственный настоящий друг. Он прекрасно знал, что люди избегают его в последнее время. Он стал слишком крутым.

Поэтому он улыбнулся — эта улыбка помогала ему получать все, что он хотел, — и сказал:

— Тиффани сбежала, и я должен ее найти.

Макси запустил пальцы в свои дреды.

— Да что в ней такого, Пэт? Она же просто шлюха, с чего вдруг такой интерес?

Патрик нахмурился:

— Не забывай, она мать моего ребенка.

Макси пренебрежительно фыркнул:

— Куча женщин имеют от тебя детей, Пэт, и ты все равно отправляешь их на панель. Я думал, ты сплавишь ребенка, как обычно, и потом будешь крутить ею, как захочешь.

Патрик засмеялся:

— Сверни-ка мне косячок, Макси, мне нужно расслабиться. Она только что ограбила меня. Эта сука оказалась сильнее, чем я думал.

Макси принялся сворачивать косяк.

— Отпусти ее, Пэт, она неплохая малышка. У тебя достаточно девок, зачем тебе так нужна Тиффани?

Патрик долго обдумывал слова своего друга и наконец ответил:

— Если честно, Макси, я не знаю. Мне доставляет удовольствие делать из женщин то, что я хочу. Понимаешь, Тифф меня зацепила. Я трахал ее мать, а теперь получил дочь. Прикольно же? Куча мужиков тащится от этого. Так что я попробовал, и мне понравилось. К тому же не забывай, она сестра моего сына. Меня это возбуждает. И она красотка. Но до матери ей, конечно, далеко. Мария была не та лошадка, которую легко объездить.

Он взял косяк и глубоко затянулся. Это была травка высокого качества.

— Я думал, разобраться с Тиффани — раз плюнуть, — снова заговорил Пэт, — однако она оказалась сильнее. Настолько сильнее, что я где-то даже восхищаюсь ее смелостью. Но я сломаю ее, раз и навсегда.

Макси оторопело смотрел на своего друга.

— Да ты чокнутый! Оставь ее. Она была счастлива со своим ребенком, хорошая мать и все такое. Просто оставь ее в покое, отпусти ее.

Глаза Патрика сузились, он жестко посмотрел на своего друга:

— В чем дело, Макс, ты что, идти не хочешь?

— Конечно нет, Пэт! Не начинай. Я просто думаю, она неплохая малышка. Оставь ее. Ты слишком крутой для того, чтобы копаться в этом дерьме.

— До тебя, видать, не дошло, Макс? Я получаю от этого удовольствие. Я возбуждаюсь каждый раз, когда ломаю суку и она начинает зарабатывать для меня бабки. Бабки ничто в сравнении с возможностью видеть их падение — все бабы в основе своей шлюхи. Домохозяйки, или как их там еще, их все равно содержат мужики. Потом у них появляются дети, и бедный парень, которого они поймали на крючок, навсегда пропал. Но только не я, приятель. Я бросаю своих детей, как бросаю своих баб. И никто никогда не заявит на меня претензий.

Макси сделал последнюю глубокую затяжку и прикончил косяк.

— Тут без травки не разберешься, Пэт. Не могу поверить своим ушам. Она простая девчонка, что в ней такого?

Патрик закрыл лицо руками и глубоко вздохнул:

— Я должен наказать Тифф. Иначе девки на улицах решат, что могут делать все, что им взбредет в голову. Так что я вытрясу из нее душу. Она думает, что крутая. Что ж, я ей покажу, кто здесь крутой. Я хочу, чтобы мои люди обшарили район и к утру нашли ее.

Макси был поражен и не скрывал этого:

— Ты шутишь? Ты хочешь, чтобы я поднял парней на поиски загулявшей девки, ты это имеешь в виду?

Патрик кивнул:

— Скажи им, что если они не найдут ее, я сам лично вышибу из них мозги.

— А ты, часом, не влюбился, Пэт?

Патрик загоготал:

— Да, я влюбился, Макси, уже давно, но в самого себя! Даже когда я кончаю, то выкрикиваю собственное имя!

Патрик был уверен, что ее найдут, поэтому наконец расслабился. Но когда он наконец доберется до Тиффани, то преподаст ей такой урок, который она никогда не забудет. Стащить его с таким трудом заработанные деньги и попытаться смыться — что эта шлюха о себе возомнила? Ну ничего. Когда его кулак обрушится на ее смазливое личико, она наконец поймет, кто здесь хозяин. Патрик с нетерпением ожидал этого момента.


* * * | Без лица | * * *