home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Два часа марафона прошли обыденно, если так можно сказать про наше «героическое отступление». А в начале третьего начались сюрпризы. «Ядро» догнал Пашка, который был в паре замыкающих.

— Командир, — доложил он, — вроде у нас нарисовался хвост.

— «Вроде» или «нарисовался»? — недовольно уточнил я.

— В том-то и дело, что непонятно.

— Паша, не тяни резину.

— В пятидесяти метрах позади нас постоянное мелькание теней.

— Теней или силуэтов?

— Не силуэтов точно. Мы и насчет теней-то не уверены.

— Паша, ты точно можешь сказать, что вы там увидели? — начал злиться я.

— Короче, между деревьев что-то мелькает. На открытую местность не выходит. Ощущение, будто из дерева выскакивает тень и максимально быстро пытается добраться до следующего дерева. Прячется в него и секунд через двадцать продолжает движение.

Я остановился. Мне моментально вспомнилась «патентованная» кака — капитан Стасик Мерзяев и его стукачок среди пехотинцев. Пашка, приняв мою остановку и молчание на свой счет, затараторил:

— Знаю, что ересь докладываю, — начал он оправдываться, — но такая картина уже минут двадцать.

— Вы там не лешего увидели? — наивным голосом поинтересовался Микола.

— Какого лешего? — не понял Пашка.

— Обычного. Который в лесу живет.

— Это в сказках который? — уточнил он.

— Ага, — с усмешкой подтвердил Микола.

— Слышь, юморист, — начал закипать Пашка, — сходи и сам посмотри.

— Заглохли оба, — вмешался я. — Паша, за тенями продолжаете наблюдать. Если попыток сближения не будет или они вдруг не материализуются в румынских егерей, что маловероятно, то забейте на них. Смене покажите, что да как. Понял?

— Ага.

— Все, дуй до Мамелюка.

Пашка убежал к Димке.

— Сашко, что за хвост, думаешь? — поинтересовался Микола.

— Ты же слышал, что он тут плел. Ничего не думаю. Пока нет людей — опасности не вижу.

— А чего мордаха кислая? — наивным тоном поинтересовался проницательный Микола. — Знаешь чего?

— Перед самым выходом прилетела мне весть, что подобную мутотень видели наши пехотинцы.

— И? — напрягся Микола.

— Не было никаких «и». Увидели, запомнили и рассказали. Жертв и разрушений нет.

Впереди два раза ухнул филин, и из-за дерева вышел Вартанчик.

— Командир, — начал он, — у нас непонятки по правому флангу.

— Только не говори, что там тени от дерева к дереву мелькают!

— Вы их тоже видели?!

— Мать их за ногу!!! — выругался я. — Всем стоять. Рассредоточились. Дистанция не больше десяти метров. Внимательно ищем тени в радиусе пятидесяти метров.

Парни моментально заняли позиции согласно своим секторам. Мы с Марсей остались в той же точке и начали ждать сигнала. Через три минуты с правого фланга засемафорили трое. Мы резво к ним стартовали. Первым на пути оказался Рафа.

— Командир, видишь поваленную ель?

— Вижу. — Я отыскал в бинокль ель, стоящую метрах в ста.

— Справа от нее высохшее… э-э-э… — Рафа не мог идентифицировать указанный им сухостой, — блин, высохшее дерево.

— Вижу.

— Сейчас из него… ты видел?!

Из сухостоя вынырнула тень метра полтора в высоту, метнулась влево метров пять до здоровенной ели и исчезла в ней.

— Обалдеть! — раздался над ухом голос Марселя.

— Пошли к другим.

У других картина была аналогичной. Такие же тени. Именно такие же, а не те же. Так же мелькали от дерева к дереву параллельным курсом. Я посмотрел на левый фланг — сигналов от парней не было. Мистика. Тут на нас вышел наш арьергард.

— Парни, — зашептал Пашка, — чего, тоже леших увидели?

— Пашка, — позвал его я, — дистанция между вашими лешими не сокращалась?

— Нет, как прыгали, так и прыгают. Мы остановимся, и они замирают, мы начинаем движение, и они начинают скакать.

— Так, собрались все. — Когда парни снова скучковались, я спросил у Вартанчика: — Как долго вы наблюдали этих «прыгунов»?

— Не больше десяти минут. Как только поняли, что это не глюки, сразу тебе доложили.

— Сколько метров было до «прыгунов», когда их заметили?

— Около пятидесяти.

— Расстояние не сокращалось?

— Нет. Они двигаются параллельным курсом.

— У кого-нибудь есть предположения: что это такое?

— На кровососов похожи, — подал идею Петюня.

— На вампиров? — не понял Микола.

— Нет, не на вампиров, а на кровососов, — попытался пояснить Петюня.

Я посмотрел на пребывающего в недоумении Миколу, вспомнил про его возраст и биографию, особенно про глухой хутор, где он провел детство и юность, и пояснил:

— Микола, не слушай ты этого болтуна, который свихнулся на компьютерных игрушках. А ты, Петюня, думай, что говоришь и, главное — кому. Мы же, в конце концов, не в Зоне отчуждения.

— Где?! — опять вклинился Микола, которого начало беспокоить предположение о неизвестных ему кровососах, а также то, что все понимают, о чем идет речь, а он нет.

— Микола, расслабься, — успокоил его я, — кровосос — это выдуманный монстр из компьютерной игры, в которую Петюня переиграл в юности. Это он так шутит.

— Игра? — задумчиво протянул Микола.

— Блин, хохол, — заворчал Петюня, — вот вернемся, я тебе покажу, что да как. Тебе понравится.

— А кровосос?

— И он понравится, — ответил уже я. — Как в подвалы Агропрома спустишься, так там его и встретишь.

— Куда?! — еще больше удивился Микола.

— И кто там бухтел, что я «переиграл»? — поддел меня Петюня.

— Так, сталкеры доморощенные, — я попытался вернуть разговор в рабочее русло.

— Кто?!

— Микола, твою мать, помолчи! У кого какие идеи есть? Только не из разряда бреда.

— Может, это так свет преломляется или какие-нибудь электромагнитные аномалии. Мы же почти в горах, — подал идею Ильдар.

— Вот, — многозначительно заявил Петюня. — Может, это «мясорубки» блуждающие.

— Так, блуждающий ты мой, еще раз глупость ляпнешь, я тебе выдам мешок с болтами и отправлю эти аномалии проверять. Микола, молчи!!!

— Санек, может, забить на них, — предложил Марся. — На сближение они не идут. Признаков агрессии нет. Звуками нас не демаскируют. Есть — и пес с ними.

— Пес-то, может быть, и с ними, но понять бы, что это?

— Засаду устроим, — предложил он.

— Так они на сближение не идут, — вклинился Пашка, — до второго пришествия их ждать будем.

— Растяжек наставим.

— Чтобы на звуки взрывов сбежались все, кто может?

— Тогда не знаю, — сдался Марсель.

— Термит, — позвал я Леньку, — ползи сюда.

Ленька материализовался рядом со мной почти сразу.

— У тебя взрыватели инфракрасные есть?

— Есть.

— А со световыми датчиками?

— П-п-пара штук.

— Короче, отрывай от них боевую часть, ставь на пути следования, только датчик выведи на дерево так, чтобы его в оптику было видно.

— Д-д-диагонально?

— Да.

— За-за-за…

— Не заметят. Ставь.

Пять минут ушло у Термита на модернизацию и установку.

— Мамелюк, шурши вперед метров на пятьдесят и займи такую позицию, чтобы видеть датчик. Твоя задача: засечь момент пересечения луча «тенью» и увидеть, как на нее среагирует луч — сработает или нет. Можешь еще стрельнуть для верности, если сможешь. Все понял?

— Да.

— Уходим. Порядок прежний.

Через десять минут нас догнал Мамелюк.

— Командир, вообще чума!!! «Тень» прошла через растяжку, но она не сработала. В том смысле, что не заметила ее.

— Ты стрелял?

— Обойму высадил! Результата ноль.

— Попал хоть раз?

— Ну, как сказать… Если бы там было что-то из плоти и крови, то было бы пять попаданий, а так только деревья повредил.

— Агрессии с их стороны нет?

— Вообще никакой реакции. Как только дистанция сократилась до сорока метров — замерли.

— Санек, что будем делать? — снова пристал Марсель.

— Двигаться максимально быстро, не пересекаясь максимально долго с маршрутом теней. Двинули.

Через полтора часа один из пары авангарда вышел к нам.

— Командир, они начинают сближение с правого фланга.

— Что? Близко подходят?

— Метров до тридцати. Но если мы смещаемся влево, и дистанция возрастает до пятидесяти, их курс становится снова параллельным.

— Нас отжимают влево?

— Очень на это похоже.

— Да, вечер перестает быть томным… Олег, Рафа, идите сюда. Слушайте: сейчас вы выдвигаетесь в разведку. Топаете прежним курсом. Мы выдвинемся через двадцать минут. Ваша задача — проверить, что находится впереди и почему эти «прыгуны» уводят нас в сторону от основного маршрута. Следите за их поведением, если начнут и вас отжимать, постарайтесь сильно не отклоняться. При признаках агрессии уходите на безопасную дистанцию. Через два часа остановиться и ждать нас. С Богом, парни.

Ко мне подошел Марся:

— Санек, в ближайшее время румыны должны потушить пожар и увидеть результаты нашей деятельности.

— Ты им льстишь. На первичный анализ им еще час понадобится. Это как минимум. Но наличие грамотного руководителя меня сильно расстраивает. Так что давай дадим им два часа.

— А сколько нам еще до «зеркала»?

— Около трех часов, если не будет задержек в пути.

— А если будет?

— А если будет, то им один болт не хватит сил для блокировки всех направлений. Если, конечно, они не вычислят наш маршрут.

— А они смогут?

— Даже если предположить, что они найдут грузовик и кобылу, то вырисовываются два варианта отхода, с точки зрения среднестатистического румынского офицера: наш первоначальный маршрут, который они, по ходу, уже перекрыли, и ущелье, западнее «зеркала» километров на девяносто. Оно частично блокировано на выходе. Вот на этом маршруте нас и будут ловить.

— А у «зеркала» не будут?

— Очень надеюсь, что их «главнюк» не такой извращенец, как я. Но если такой, то, видит Бог, я разверну группу и не успокоюсь, пока не грохну его. Ладно, хватит демагогии, пошли, пора разведчиков догонять.


Почти час мы двигались с небольшим смещением влево. «Тени» держали дистанцию, от разведчиков не было никаких вестей. Наконец из дерева материализовался Рафа.

— Какие новости? — осведомился я.

— Командир, вообще чума! Если бы не «тени», которые нас столкнули с маршрута, мы бы выперлись точно на лагерь каких-то партизан. Они так грамотно расположились, что обнаружить их можно только с пары мест, да и то эта пара мест расположена выше, чем сам лагерь.

— Вот это сюрприз! А чьи партизаны-то?

— А не разберешь! Форма без опознавательных знаков, простой камуфляж, оружие у всех разное, между собой почти не разговаривают, то есть, на каком языке они общаются, непонятно.

— Насколько близко вы подходили?

— Олег метров на сто подходил, дальше не пошел. Говорит, сигналки сплошняком выставлены.

— А если по рожам судить, кто они?

— Там все бородатые, но европейцы — это факт.

— Час от часу не легче…

В разговор вклинился Марся с рационализаторским предложением:

— Слышь, давай «языка» притащим?

— А на кой тебе он? А если его хватятся и искать начнут? Тебе на ночь глядя преследователи нужны? Проще — просочиться тихо.

— А в тылу такую группу оставлять не боишься?

— Какую «такую группу»? Мы ни численности, ни вооружения, ни принадлежности не знаем. Может, это наши тут обосновались? Рафа, далеко до них?

— Минут пятнадцать ходу.

— Пошли, покажешь партизан.

Через десять минут вышли на Олега.

— А ты чего скажешь?

— Непонятки непонятные, — доложил он. — Судя по лагерю, обосновались они тут давно и надолго. Если бы вышли на них в сумерках или ночью, то вообще прошли бы мимо, прямо по их головам. Ощущение, будто это перевалочная база: народу немного, почти все общение жестами, оружие в основном наше — «калашниковы». И еще один момент: одного из них я уже видел, только не помню где. Или в ориентировках, или на базе.

— Лучше бы ты его на базе видел, — пробубнил я. — Веди, посмотрим на твоего знакомого.

С пригорка в бинокль Олега я изучал лагерь «партизан». Олег прав: больше всего лагерь походит на перевалочную базу. Судя по двум люкам в земле, он представлял собой один большой подземный схрон. На поверхности почти ничего не было. А бинокль у Олега хороший. Не наш.

— Ты где такую оптику классную раздобыл? — поинтересовался я.

— У коллеги из противоположного лагеря позаимствовал.

— Давно?

— Два месяца назад.

— А коллега не возражал?

— Нет, не возражал, — усмехнулся Олег. — С дыркой в башке сложно возражать…

— Мародерствуем потихоньку? — поддел я его.

— Есть маленько, — покаялся он и тут же выпалил: — Вон он, знакомый, из левого люка вылез.

Я сместил оптику влево, присмотрелся и облегченно выдохнул:

— Это Викинг, офицер «Серых Волков»!

— Точно! — согласился Олег. — А я себе мозг до крови расчесал, все думал: где видел эту белобрысую голову? Здороваться пойдем?

— Надо бы, только разрешения для начала спросим. Они ведь ребята суровые, не то что мы. Сунемся в их секреты без спросу — пристрелят для спокойствия, и все.

— А как ты спросишь?

— Фонарем, родной, фонарем. Как в прошлый раз.

В прошлый раз, который был и единственным, этим же самым фонарем этому же самому Викингу я семафорил морзянкой про путь выхода из «клещей» америкосовских «Зеленых беретов». «Зеленые береты» частенько бродят по территории, подконтрольной противнику, изредка залезая к нам. Подготовка у них отменная, в открытом бою с ними у моей группы шансов почти не было бы, но мы не настолько глупы, чтобы идти с ними в открытый бой. У «Беретов», несмотря на классную подготовку, есть один существенный минус: они всегда мыслят шаблонно. Как и вся их нация в целом. На этом их и подлавливали.

Ходили слухи, что шесть бойцов «Вымпела», которых непонятно какая злая сила занесла в тыл противника, одной ненастной ночью наткнулись на девятнадцать «Беретов» на марше. И через четыре часа у америкосов стало на девятнадцать бойцов меньше. «Вымпелы» выдали какой-то невообразимый финт ушами и «без пыли и шуму» положили всех. К несчастью, «Серые Волки» в тот памятный день нарвались на хорошо подготовленную засаду. Засада возникла благодаря раздолбайству наших штабников, которых потом Барон подвел под «вышку». И лежать бы «Волкам» в негостеприимной румынской земле, если бы в самый интересный момент к месту боя не вынесло меня с моими головорезами. Оценив силы противника, мы пришли к выводу, что даже совместными с «Волками» усилиями в открытом бою шансов у нас нет. В эфир выходить было нельзя, и я рискнул выйти на связь с «Волками» морзянкой, используя фонарь. И они мне поверили — выхода у них не было…

Олег и Мамелюк тогда повеселились на славу: лишь через пять минут после начала атаки моих снайперов америкосы сообразили, что их гасят с тылу. Как только часть бойцов развернулась в нашу сторону, мои архаровцы врезали по правому флангу «Беретов» из гранатометов и тут же совершили свой любимый маневр — «героическое отступление». А «Волки», воспользовавшись замешательством «Беретов», ушли по левому флангу. И не только ушли, а вынесли своих раненых и посредством морзянки постарались выяснить, кто же им помог. Сказать прямо, кто мы такие, я не мог, поэтому просемафорил им свою любимую присказку, принадлежащую Бармалею из фильма «Айболит 66»: «Нормальные герои, когда идут в поход, нормальные герои пускаются в обход».

Отсемафорил и забыл. И каково было мое удивление, когда через месяц к нам в расположение приехали пять офицеров «Серых Волков» и начали искать именно меня. Возглавлял делегацию белобрысый подполковник, который представился Викингом. Кстати, их настоящих имен мы так и не узнали, хотя пропьянствовали с ними два дня. Когда прибывший Викинг убедился, что я именно тот, кто им нужен, то сообщил как бы между прочим: «В прошлом месяце, в ненастный и серый день, я услышал замечательную фразу: „Нормальные герои, когда идут в поход, нормальные герои пускаются в обход“». Я тут же понял, кто это, — и завертелось… После суток пьянства штабные хотели прекратить наш алкомарафон, но Зимин, который был уже в курсе, приказал нас не трогать.

И вот я снова увидел Викинга. Что он тут делает, мне было неинтересно: меньше знаешь — крепче спишь. Но пообщаться с ним нужно. Не дай Бог, они нас заметят и примут за румын… Мы просто можем не успеть рассказать, кто мы такие. Выбрав момент, когда Викинг был лицом к нам, я просемафорил: «Викинг, мы свои». После четвертого повтора он заметил сигнал и так же фонарем спросил: «Кто?» Выдав про «нормальных героев», я стал ждать. Минут пять он выжидал, а потом велел: «Жди. Иду».

— Олег, он, как ты видел, сейчас придет, поэтому ствол положи на землю и сиди ровно.

— Почему? — не понял тот.

— Минут через пять-семь его бойцы подойдут к нам на расстояние удара ножом. Мы этого можем и не заметить, поэтому, на всякий случай, не провоцируй их.

Олег послушно положил «Винторез» рядом с моим «Никоновым». Минуты через четыре Олег зашептал:

— Командир, сзади подходят, как минимум трое, и еще по двое с флангов. А из лагеря Викинга нас два снайпера держат под прицелом.

— А про снайперов как узнал? Оптика бликует?

— Нет, просто физически ощущаю «коллег по цеху».

Не верить Олегу про снайперов я не мог. У него и Мамелюка самые большие показатели по уничтожению именно снайперов противника. А без соответствующего чутья таких показателей не достигнешь.

Наконец к нам вышел Викинг. Хмуро осмотрел нас и поинтересовался:

— А где остальное воинство?

— Ждет в пяти километрах отсюда.

— А от нас чего нужно?

— Во-первых, испросить разрешения на проход по твоей территории.

— Барон знает о нашем местоположении? — Викинг становился все хмурее. Видать, своим появлением мы что-то им обломали, а может, профессиональное самолюбие потревожили.

— Нет, мы обнаружили вас случайно.

— Странно. Ладно, допустим, ты говоришь правду. Что «во-вторых»?

— Во-вторых, предупредить: мы в спешном порядке возвращаемся домой, за нами может потянуться хвост, который может потревожить вас.

— Хвост?! — Викинг раздраженно сплюнул. — Вашу мать, и чего вы натворили?

— Мне красноречиво промолчать, или начать врать? — в тон ему ответил я.

— Пока промолчи. Так, — он задумался, — в ближайшее время активности наших групп не было. Ни вчера, ни сегодня. Но! Сегодня у румын, судя по радиоперехватам, было какое-то ЧП на объекте «Червь». А «Червь» — это их секретный тоннель в горах. И с ним случилось что-то нехорошее. Но с диверсией наших они сей факт пока не увязывают. Отсюда вывод: так грамотно нагадить румынам мог только ты. На всякую ерунду ни тебя, ни Коваля Барон не отправит. Следовательно, ты, поганец мелкий, что-то очень важное сломал и теперь радостно рвешь когти, а румыны, если докопаются до правды, будут тебя ловить всем кагалом. И под эту ловлю могут и нас зацепить… Ох, и гад же ты, Саша!!

Я скромно молчал.

— Викинг, — раздался голос позади нас, — ты считаешь, что этот «пиджак» мог уничтожить «Червя»?

Тон, которым был задан вопрос, говорил о том, что его обладатель скорее поверит в существование пришельцев, чем в то, что мы взорвали тоннель.

— Ты, Воха, не смотри на их безобидную внешность, — ответил Викинг, — он из гвардии Барона. Кто такой Барон, тебе объяснять не нужно. И именно этот «пиджак», как ты выразился, получил капитана за уничтожение моста-призрака, который ты, кстати, даже найти не смог.

— Этот?! — недоверчиво переспросил невидимый Воха.

— Этот, этот, — заверил его Викинг. — Про его похождения можно долго рассказывать. А чтобы ты не сомневался в квалификации его и его бойцов, скажу тебе по секрету: именно ему и его парням я, ты и еще группа наших товарищей обязана жизнью. Это Бармалей.

— Кто?!! — воскликнул по-прежнему невидимый Воха.

— Бармалей, — с грустной улыбкой повторил Викинг.

— Это — Бармалей?!! — обалдело переспросил Воха. Краем глаза я заметил, что он сместился вбок и пытается меня рассмотреть.

— Бармалей, Бармалей, — еще раз подтвердил Викинг.

— Викинг, — подал я голос, — если автограф-сессию устраивать не будем, то давай вернемся к делам нашим скорбным. Короче, вне зависимости от твоих выводов, скажу еще раз: за нами возможен, я подчеркиваю, возможен хвост. Он может быть большим и пушистым и может накрыть и вас. Поэтому даю бесплатный братский совет: или залегаете на грунт, или валите в известном вам направлении.

— Ты не много ли на себя берешь, мабутей? — подал голос кто-то из бойцов Викинга, что стоял сзади. — Викинг, он нам еще советовать будет!!

— Помолчи, Христа ради, — ответил своему бойцу Викинг. — Этот мабутей таки может давать нам советы. И мы будем полными идиотами, если к ним не прислушаемся. Поэтому слушай приказ: эвакуация через десять минут. Уходим на запасную точку, тут все заминировать. Бегом!

Его бойцы резво стартовали в сторону схрона. Олег оказался прав: их было семеро.

— Сашка, за то, что ты нас, возможно, засветил — с тебя пузырь. За то, что предупредил, нарушив все приказы, — с меня ящик.

Викинг собрался уже уходить, но я его остановил:

— Викинг, еще минуту. Ты в окрестностях своего лагеря в ближайшее время ничего необычного или подозрительного не замечал?

Викинг удивленно приподнял бровь, но промолчал.

— Так видел или нет?

— Ты что-то конкретное имеешь в виду? — ответил он вопросом на вопрос.

— Вроде того. Один интересный феномен, который увел моих разведчиков в сторону от ранее проложенного маршрута и не позволил свалиться тебе на голову.

— Какой феномен? — недобро прищурился он. По ходу дела Викинг решил, что я пытаюсь выведать у него какую-то страшную военную тайну.

— Викинг, расслабься и скажи мне: ты веришь в то, что мои парни смогли бы обнаружить твой схрон, пусть даже и случайно?

— От тебя и твоих спиногрызов можно ожидать чего угодно…

— А если серьезно?

— Если на твоем месте были бы другие… Ну, кроме Коваля, разумеется. Он и его охламоны — тоже те еще проходимцы. Так вот, если бы были другие, я бы дал стопроцентную гарантию, что они точно знали, куда идут, что нас кто-то «слил». Но с тобой история другая; я готов поверить, что вы действительно вышли на нас случайно, поэтому рассказывай про свой феномен, потому что мне про него ничего не известно.

Максимально подробно я изложил ему всю историю про прыгающие тени. Викинг недоверчиво смотрел на нас и молчал. Молчал долго.

— Ты, красавец, чего затих? — наконец не выдержал я.

— Пытаюсь решить для себя непростую задачу…

— Какую?

— При наборе в «Валгаллу» вы все проходили серьезное обследование у врачей, в том числе у психиатров. Соответственно: собрать в одном месте столько психов нереально. Следовательно, массовое помешательство можно исключить. Таким образом, остается только одно логическое объяснение: этой сказкой ты пытаешься выведать у меня какую-то информацию. И при этом мне не доверяешь, так как не прямо спрашиваешь, а несешь какую-то ахинею. А это — обидно. Как минимум.

Услышав вывод, я сплюнул, а Олег начал ржать. Потом он, не обращая внимания на присутствие Викинга, поинтересовался:

— Командир, напомни: «Волки» были рождены в КГБ?

— Насколько мне помнится — нет. Они армейские от начала и до конца.

— Тогда непонятно, откуда у «товарисча солдата» «шпиёнские тараканы»!

— Короче, Викинг, — обратился я к еще более смурному спецу, — я не Барон, чтобы с тобой в секретные игры играть. Хочешь — верь, не хочешь — не верь. Мне от тебя скрывать нечего. Пошли, Олег.

— Где вы будете пересекать горы? — вдогонку нам спросил Викинг.

— Через «зеркало» пойдем, — ответил я.

— Через «зеркало»? Ночью?! Ты псих, Сашка, и бойцы твои такие же!

— Все остальное уже заблокировано, а там нас никто не ждет. Удачи, Викинг, не обижайся. Мы не специально.

С Олегом шли молча. Но всего минуты две, а потом он остановился, поднял голову и выдал:

— Мамелюк, слезай, Тарзан недоделанный.

С дерева тотчас слез Мамелюк.

— Чего на весь лес орешь? — окрысился он на Олега. — В матюгальник еще поори.

— Заглохни. Чего видел?

— Два стрелка, высокий уровень подготовки, но до нас далеко. После того, как группа захвата ушла к себе, из-под земли вынырнуло еще пятнадцать человек. Среди них был один пленный. Все ушли в сторону гор.

— У стрелков стволы какие?

— Бойцы, — вклинился я, — я вам не мешаю?! Мамелюк, ты тут откуда? Я тебе где сказал быть?

— Где? — включил дурака он.

— Командир, — вступился за друга Олег, — не ругайся. Он же все правильно сделал: и нас прикрыл, и бойцов Викинга посчитал. Это называется «стратегическая инициатива».

— Слышь, инициативный, а если бы снайпера «Волков» его засекли? И шлепнули бы на всякий случай?

— Кого? Мамелюка? — с большим сомнением в голосе переспросил Олег.

— Кого? Меня?! — надулся Мамелюк.

— Тебя, тебя, — уточнил я.

— Раньше Зяма примет православие, чем кто-то засечет Мамелюка, ползущего к позиции!

— Это нонсенс! — безапелляционно поддакнул Мамелюк.

— Вы самоуверенности поубавили бы!

— Это не самоуверенность, — гордо заявил Олег, — это реальность!

— Ладно, придем домой, накажу обоих, если не забуду, — пообещал я им.

— Забудет? — спросил Мамелюк у Олега.

— К гадалке не ходи, — заверил тот, — не впервой грозит…


Мы максимально быстро добрались до своих. Олег и Рафа продолжили разведку. Появление меня в компании Мамелюка не вызвало ни у кого удивления.

Я собрал своих и ввел в курс дела:

— Слушаем все сюда: благодаря «теням» мы ушли в сторону и не свалились на голову Викингу и его «Волкам», у которых тут какой-то секретный схрон, где он не только отсиживался, но и держал «языка». Викинг на нас немного обиделся за демаскировку, еще сильнее обиделся за возможный хвост и совсем обиделся за рассказ про «тени».

— Он считает, что ты темнишь? — догадался Ильдар.

— Именно. В любом случае про «тени» он ничего не знает.

— Командир, — поинтересовался Петюня, — получается, «тени» нас ведут безопасным маршрутом?

— На первый взгляд, именно так, но все равно — не расслабляться. Мы же так и не поняли, что это. Поэтому слушай вводные: до «зеркала» еще два часа ходу. Румыны, скорее всего, уже потушили пожар и сейчас судорожно пытаются понять причину произошедшего. Следовательно, времени у нас в обрез. Максимально быстро двигаемся к заданной точке, пытаясь вернуться на первоначальный маршрут после того, как минуем схрон Викинга. Если «тени», конечно, позволят нам это сделать. Да, и еще один момент: в рапортах ни про «тени», ни про схрон Викинга — ни слова. Максимум — устно и только Зимину или Барону. Все понятно? Вот и славно. Вперед.

Остаток пути преодолели без проблем. Сразу после того, как мы минули лежку Викинга, «тени» начали отдаляться вправо. А когда мы вернулись на прежний маршрут — исчезли совсем. Вот тебе и задачка с множеством неизвестных. Ладно, вернусь на базу, подумаю. Может, Барон чего подскажет.

К «зеркалу» вышли перед самым закатом. Пока парни готовились к подъему, Вартанчик (как истинный сын гор, а также самый опытный скалолаз) сбросил снарягу и полез наверх. Его задача заключалась в том, чтобы подняться без страховки на семьдесят метров. Именно на этой отметке удобно установить первую станцию — блок для крепления карабинов.

Идея подъема по «зеркалу», с одной стороны, была проста как мычание: установить несколько станций через примерно равные промежутки, а потом воспользоваться альпинистской подъемной снарягой. С другой стороны, существовали некоторые сложности. Установка станции для скоростного подъема возможна только сверху. То есть нужно заранее дойти до нужной вершины и, спускаясь вниз, установить оборудование.

При этом необходимо помнить о скрытности своих действий как при установке оборудования, так и при подъеме группы: «зеркало» замечательно просматривается снизу. Хорошо замаскировать станции. Не оставлять следов. И — самая малость: подняться ночью большой группой, да еще и со снаряжением. Все эти условия, нестрашные, на мой взгляд, — причина того, что через «зеркало» никто не ходит. Ни наши, ни румыны.

Сверху бухнулся канат: Вартанчик добрался до первой ступени. И подъем начался. Первым, как всегда, пошел Марсель. За ним — Олег. Предпоследним пойдет недовольный Микола, я — перед ним. Замыкающим пойдет Мамелюк, который должен «прибрать» за нами.

Закрепившись на канате, я начал подъем. Все нужно делать максимально быстро. Так как придется не только до рассвета подняться на вершину, но и уйти он нее максимально далеко, а после тяжелого подъема это очень непросто.

Добрался до первой отметки, перестегнулся и полез дальше. Под собой слышал тяжелое дыхание Миколы и едва слышный мат Мамелюка.


предыдущая глава | Спецгруппа «Нечисть» | cледующая глава