home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

В прибор ночного видения было видно, как мои парни двигались к вышке. «Хорошо ползут — эта группа в „полосатых купальниках“», — мелькнула у меня мысль. К счастью для нас, америкосы или по собственному разгильдяйству, или от излишней самоуверенности прожектора на вышках установили так, что те освещали только внутренний периметр охранения. Что происходило вне периметра, они не видели, хотя сами часовые идеально просматривались на фоне яркого света прожекторов. Просто мечта снайпера…

Через пятнадцать минут парни оказались под вышкой. Часовой, хоть и добросовестно исполнял свои обязанности, заметить их не смог. Марся начал забираться по лестнице на вышку, Ильдар и Пашка страховали его снизу и готовились принимать «парашютиста». «Парашютистами» Марся называл своих жертв на наблюдательных вышках. Обычно происходило так: он добирался до будки наблюдателя; вися на руках, пробирался под полом будки к стороне, противоположной входу, делал раскачку и по команде снизу, ногами вперед запрыгивал в будку, ногами выбивал часового из будки, где его уже ловили страхующие. За всю войну осечка у него была всего одна. Он промахнулся мимо румынского солдата. Со скошенной от злости рожей, шепча матерщину, пролетая мимо обалдевшего часового, он успел схватить солдатика за шкирку. В общем «десантировались» они вместе. Страхующие внизу так удивились, что даже ловить их не стали. Марся заработал ушиб всего организма, так как приложился от души. Часовой еще в полете потерял сознание и, может быть, поэтому, а может, потому, что приземлился на Марсю, отделался вывихом плеча.

Марся начал раскачку на руках, команда от страхующих, видимо, прошла, потому что он взметнулся вверх и, как обычно, пошел ногами в будку. Осечки, к моей радости, не произошло. Часовой вылетел с вышки. Вылетел молча, конечностями не махал: видать, Марся попал точно в голову. Приземлился в руки страхующих. Марся поднялся с пола будки и отсемафорил, что все в норме. Через двадцать минут вернулись бойцы. Притащили часового.

— Командир, — Ильдар сплюнул, — это точно соль.

— Ты ее пробовал, что ли? — возмутился я.

— Да, соль как соль.

— Ну, ты баран, — с чувством выдал я.

— Фигня, — отмахнулся Ильдар.

— «Языка» не зашибли?

— Нет, Марся его нежно приложил.

— Тогда сними с него снарягу и приведи в чувство.

Ильдар довольно быстро разукомплектовал «языка» и привел его в чувство. Как только тот попытался заорать, поймал от Ильдара ногой в солнечное сплетение, а в рот — кляп. Через минуты три, когда америкос восстановил дыхание, я жестами объяснил ему, что попытки поднять тревогу могут пагубно отразиться на его здоровье. Тот вроде понял.

— Так, Микола, румын очухался?

— Ага, — раздался шепот Миколы, — вот он.

К нам подошел полковник. Выглядел он обиженно и держался за затылок.

— Ну, что, полкан, — обратился я к нему, — спрашивайте. На английском говорите или вам за переводчика помочь?

— Говорю, не переживайте. — И обратился к америкосу: — Гробницу вскрыли вчера?

Утвердительный кивок.

— Саркофаг вскрыли?

Утвердительный кивок.

— Саркофаг вскрывал профессор Шнайдер?

Америкос мимикой и плечами начал подавать сигналы, что не знает, про кого его спрашивают.

— Господин капитан, это очень важно узнать — кто вскрывал саркофаг? Вы можете его стукнуть, чтобы он вспомнил?

Я удивленно уставился на румына.

— Экий, вы, батенька, кровожадный. А кто такой Шнайдер?

— Это американский ученый, профессор, главный специалист по легендам и мифам Восточной Европы, особенно по части демонологии и прочей нечисти. Ко всему прочему, он и в жизни то ли оккультист, то ли вообще сатанист. Только он может сделать все правильно.

— У него есть армейское звание?

— Нет, но по своему положению он должен быть, как минимум, полковником.

— Среди офицеров, находящихся в замке, — спросил я америкоса, — есть офицеры не из твоего подразделения?

Утвердительный кивок.

— Его звание выше полковника?

Утвердительный кивок.

— Ты знаешь его имя или фамилию?

Отрицательный кивок.

— У этого офицера есть левая рука? — вклинился румын.

Отрицательный кивок.

— Это точно Шнайдер!!! Грузовик привозил женщин и детей один раз?

Отрицательный кивок.

— Больше?

Утвердительный кивок.

— Мы опоздали, — Румын устало осел на землю. — Для того чтобы поднять Дракона, хватит и двух жертв…

— А остальные для чего? — спросил я.

— После пробуждения Дракон превратил их в своих слуг.

— То есть в замке сейчас толпа вампиров?! — ошарашенно поинтересовался я.

Румын грустно закивал головой. В этот момент со стороны замка раздался почти волчий вой.

— Капитан, — румын был совершенно подавлен, — у них еще и оборотни есть… Это они воют…

Приплыли… Мне все больше казалось, что я сплю и вижу сон. Вампиры… оборотни… Я проверил, на месте ли нательный крест. На месте. И цепочка, на которой он висит, не только серебряная, но и освященная вместе с крестом… Немного полегчало… СТОП! Но это не может быть правдой!!!

— Полковник, а оборотни-то там откуда?

— Согласно местным легендам, Дракула является родственником главного оборотня. Звать его Вильгельм…

— Это как в «Другом мире», что ли? — влез Олег.

— Где?! — не понял румын.

— Полковник, это он про кино. Не обращайте внимания. Продолжайте.

— Так вот. Согласно легенде, в последний раз их поймали и усыпили вместе.

— Я так понимаю, легенда оказалась верна?

— Да, — кивнул румын, — усыпили их вместе и пробудили вместе. Это выли оборотни, которых создал Вильгельм.

— А если убить старшего оборотня, остальные погибнут?

— Нет. У них будет временная дезориентация, а потом они перейдут, так сказать, в подчинение к Дракуле.

— То есть для того, чтобы уничтожить эту банду, необходимо ликвидировать старших?

— Именно.

— Командир, — подал голос один из наблюдателей, — там Марся на вышке семафорит.

Я глянул в бинокль. Марся осторожными жестами, чтобы не засветиться перед врагом, призывал нас обратить внимание на вход в замок. Что-то очень интересное он там увидел. Жаль, угол обзора не позволяет увидеть этого нам. Тут со стороны замка раздалась пулеметная очередь. Притом америкосы стреляли внутрь замка. Очередь повторилась, а потом кто-то очень нехорошо закричал. Судя по приближающемуся крику, этот кто-то бежал к выходу. Часовые на вышках напряженно смотрели на вход, начисто забыв про все остальное. Наконец, орущий выбежал на мост. Америкос был без оружия и без каски. И все время оглядывался назад. Что-то или кто-то, так напугавшее его, находилось именно в замке. Он пробежал мимо дзотов и ломанулся к ближайшей вышке. Видать, с его точки зрения, — чем выше, тем безопаснее… Тут на мост выскочило нечто, напоминающее волка, но огромного. Взревев, оно побежало вслед за солдатом. Часовой на вышке, к которой бежал его сослуживец, заметался. С одной стороны, он хотел помочь товарищу, с другой — понимал, что тот притащит эту тварь к нему.

— Снайперы, — обратился я к своим стрелкам, — держать под прицелом часовых на крайних вышках. Если что — валить.

— В волка стрелять?

— Пока не надо. Он про нас еще не знает. Может, слопает америкоса и свалит.

Наконец часовой принял решение и дал длинную очередь по волку. Тот отреагировал рычанием и подергиванием тела. Скорость его не снизилась. С другой вышки также раздалась очередь. Но стрельба длилась недолго и не достигла цели. Марсина вышка закрыла обзор. Тем временем беглец добежал до вышки и начал карабкаться наверх, но не успел. Волк добежал до вышки и, подпрыгнув, схватил его. Америкос заорал, но почти сразу заткнулся. Часовой на вышке, перегнувшись через край, начал лупить в волка длинными очередями, но тот встал под вышку, перекусил свою жертву и поднял голову к будке. Видать, задумался: что делать с часовым…

— Странно, что дзоты молчат, — выдал кто-то из моих.

Волк тем временем принял решение и осторожно выглянул из-под будки.

— Вы гляньте, какая сука осторожная, — опять послышалось со стороны моих.

Какое именно решение принял волк, мы так и не узнали. Марся долбанул по нему из подствольника. Сразу же послышались два хлопка «Винторезов» — парни сняли часовых на вышках. Марся жахнул из подствольника еще раз. Пока пыль под вышкой оседала, он успел перезарядить подствольник и замер, готовый стрелять снова. Тут ожил солдат на злополучной вышке и что-то начал орать Марсе. Диалога не получилось. Во-первых, мой друг в школе учил немецкий, во-вторых, еще раз хлопнул «Винторез», и часовой, «пораскинув мозгами», свалился с вышки. А под вышкой началось шевеление. Какая живучая тварь!

— Так, приготовили два бура, — скомандовал я своим. И уже в рацию приказал Марсе: — Сейчас пацаны долбанут под вышку из двух буров. Она, скорее всего, упадет. Как только станет ясно, куда именно она падает, ты мчишься на полных парах к нам.

Пыль почти осела. Шевеление под вышкой усилилось.

— Готовы!

— Огонь!!!

Хорошая штука — гранатомет, но громкая очень. Две гранаты ушли под вышку. Как я и предполагал, она начала заваливаться. К счастью, не в сторону Марси. А он тем временем в открытую бежал со всех ног к нам. Он не оглядывался. Он знал, что его и предупредят, и прикроют.

— Странно, что дзоты молчат, — опять услышал я. Оглянулся. Ильдар, который это бормотал, в бинокль изучал дзоты.

— Командир, — он оторвался от бинокля, — там, видимо, никого нет.

Прибежал запыхавшийся Марся:

— Санек, я звиздец как пересрался!!! Такого я еще не видел!!!

— На кой ты по нему стрелять начал?

— Так это тварюга меня заметила!!!

— Как ты это понял?

— Я с ним взглядом встретился… И это, по ходу соль на него не действует. Он сквозь нее пробежал без труда. Кстати, он подох?

— Как там дела? — спросил я наблюдателей.

— Тишина. Судя по всему, попали точно в цель. И если я ничего не путаю, то его башка валяется в стороне от кусков тела.

— Один ноль в нашу пользу, — выдал Марся.

— Да, начало хорошее, но громкое. Микола, где наш профессор?

Микола привел румына. Грусть его увеличилась многократно.

— Так, уважаемый, хотите вы этого или нет, но внутрь нам придется идти. В связи с чем подскажите: от нечисти, засевшей в замке, колья осиновые, соль, серебро и кресты помогают?

— Конечно! Сказки не на пустом месте рождаются! А зачем вы туда пойдете? Вам же понятно, что и кто там находится! Не разумнее вызвать подкрепление или авиацию?

— И что я своим скажу в прямом эфире?! Что в полуразрушенном замке толпа вампиров пополам с оборотнями, которых нужно закатать бомбами, начиненными святой водой, смешанной с осиновыми кольями?! Меня не только пошлют, но и по приходу в дурку сдадут, если сразу не усыпят для подстраховки… А почему пойду — приказ он и в Африке приказ…

— Санек, — Марся уже отдышался, — и не в такие дыры лазали — и ничего! Прорвемся!!! Вон как волка двумя бурами порвало. И остальных порвем!!!

— Слышь, безумец храбрый, этот волк — случайная победа. Он же не ожидал от тебя подлянки в виде двух выстрелов из подствольника. Бурами мы в него палили, когда он контуженный был. А был бы он в сознании — хрен бы мы в него попали. Да и выстрелов к бурам у нас не так много.

— Так что делать?

— Что, что, осину искать. С серебром и святой водой у нас напряг полный. Кстати, собратья мусульмане, в ваших сказках как с нечистью борются?

— Хороший вопрос, — «порадовал» меня Марся.

— Коран читать нужно, — сообщил Ильдар. — И тот, кто его читает, должен быть душою чист. То есть все наши отпадают.

— Господин капитан, — вклинился румын, — с вампирами можно бороться только способами, описанными в христианских источниках. Средства мусульман, иудеев или буддистов тут не подойдут. Это не их нечисть.

— Какая дискриминация! — возмутился я. — А то вон Ильдара, Марсю и Рафу посадили бы на вершине холма и к-а-а-а-к начали бы с нечистью бороться.

— Ты чего, Санек? — удивленно уставился на меня Марсель. — Я ни одной молитвы не знаю. А Рафа знает еще меньше меня. Мы даже не обрезанные.

— Я тоже, — уточнил Ильдар.

— Эх вы, правоверные… — возмутился я.

— Плохо, что Зяма с аппендицитом в госпитале, — продолжил Ильдар, — он бы, может, что-нибудь придумал…


предыдущая глава | Спецгруппа «Нечисть» | * * *