home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18

По выбранному коридору мы неслись уже две минуты. В сложившейся ситуации было всего два положительных момента: мы были до сих пор живы, и на стенах начали попадаться горящие факелы. Я бежал последним, постоянно оглядываясь.

— Командир, — крикнул бегущий впереди Олег, — тут перекресток. Куда направимся?

Я задумался.

— Видимо, прямо, — сделал вывод Олег, так как с обеих сторон перпендикулярного коридора раздалось рычание и топот ног.

Проскочив обнаруженный Олегом перекресток, мы очень скоро уперлись в огромную дверь, обитую металлом, с окном, зарешеченным толстыми металлическими прутьями, закрытую с нашей стороны на массивный засов.

— Открывать будем? — поинтересовался Олег.

— Лучше не надо, — посоветовал Марся, — черт его знает, что там может быть.

— Тогда нужно поспешить к перекрестку, — посоветовал Ильдар.

— Поддерживаю, — согласился я с врачом и развернулся в обратном направлении.

А в обратном направлении нас поджидал неприятный сюрприз: из обоих боковых коридоров медленно вышли оборотни.

— Валим!!! — дурным голосом взревел я.

— Куда? — поинтересовался Марся.

— Олег, к черту дверь!!! — рявкнул Ильдар.

— Засов заело, — простонал Олег.

Я схватил факел со стены и кинул его в приближающихся оборотней. Не докинул. Олег и Ильдар кряхтели, пытаясь открыть засов.

— Марся, помоги им, — скомандовал я.

— А ты? — напрягся он.

— Выполнять, твою мать, — рассвирепел я. А сам схватил два оставшихся длинных дрына, прижал их к туловищу и начал медленный разбег. Хотя бы двух оборотней положу, а не положу, так хоть придержу, чем выиграю своим парням время. Время, чтобы укрыться за дверью, хотя за этой дверью может поджидать еще большая опасность.

— Командир, если ты не хочешь героически погибнуть в неравной схватке с превосходящими силами противника, беги обратно. Мы открыли дверь, — раздался взволнованный и чуть насмешливый голос Олега. Без единого возгласа я запустил кольями в оборотней и, мгновенно развернувшись, стартовал к своим. Олег и Ильдар были уже за дверью, Марся стоял в проеме.

— Беги, Форест. Беги!!! — заорал он.

Я на всякий случай прибавил газу и проорал:

— Догоню, всех уволю!!!

Буквально пролетев мимо Марси, затормозить я сумел, только врезавшись в Ильдара. Марся захлопнул дверь и лязгнул чем-то железным.

— Все. Писец! Приплыли!! — резюмировал Олег, разглядывая помещение, в котором мы оказались. — Можно курить в отсеках!!!

Я проследил за лучом его фонаря и так же, как он, пришел к печальному выводу: мы оказались в западне. За дверкой, в которую мы так ломились, оказался длинный склад, заставленный какими-то ящиками вдоль стен. И склад имел только один выход. Он же был входом.

— Марся, что с дверью? — вспомнил я про оборотней.

— Все хорошо, — заверил он, — с этой стороны тоже засов. Я его уже закрыл. Сейчас еще ящиков наложим, и хрен кто пройдет.

— А оборотни?

— А оборотни, — Марся осторожно глянул в зарешеченное окно, — сидят метрах в пяти от двери. Ждут чего-то.

Я подошел к двери и тоже выглянул в окошко. Три здоровенных оборотня спокойно сидели и тупо пялились на нашу дверь. Попыток взломать ее они не предпринимали.

— Так, братцы мои, давайте осмотримся. Может быть, выход какой найдем. Марся, ты на шухере, а остальные осторожно все осматривают.

Вооружившись ножами и короткими кольями, мы начали осмотр склада. Первое, что бросилось в глаза, — ящики, точнее их состояние. Судя по облупившейся краске, лежат они тут давно. Очень давно.

— Командир, — позвал Ильдар, — глянь сюда.

В свете его фонаря, направленного на один из ящиков, прорисовался почти выцветший знак, представляющий собой вписанный в овал обоюдосторонний меч. Вокруг меча обвивалась лента. Присутствовали на символе и руны.

— Вот это да!!! — воскликнул я.

— Знакомый символ? — спросил Ильдар.

— Если я не ошибаюсь, это символ «Аненербе».

— Это гитлеровская контора? — уточнил Ильдар.

— Она самая.

— А что может быть в ящиках? И откуда они тут вообще взялись?

— У меня только одна версия: в годы Великой Отечественной эта территория была оккупирована немцами. Не узнать, что тут, возможно, захоронен Дракула, они не могли. А если узнали, то эта архиважнейшая весть не могла не дойти до той сволочной конторы. Тут, скорее всего, ребятишки Гиммлера тоже ковырялись. Ковырялись, но ничего не нашли. А архивы остались.

— И где теперь архивы? — спросил Ильдар.

— Вопрос на миллион, — задумчиво ответил я. — Наши предполагали, что они или спрятаны хорошо, или достались американцам. Присутствие тут последних, во главе с профессором с очень американской фамилией Шнайдер, косвенно подтверждает последнюю версию.

— А ты откуда так хорошо про эту контору знаешь?

— Интересовался в свое время «Новой Швабией», а она с «Аненербе» тесно связана. Вот и запомнил.

— Ладно, что такое «Новая Швабия», я у тебя потом спрошу. Ты, историк, лучше скажи, что в ящиках?

— Что угодно. От археологических инструментов до какой-нибудь оккультной ерунды.

— Может, проверим?

— Давай.

Совместными усилиями мы сняли со стеллажа один ящик, сбили крышку, а там…

— Господи, — взмолился подошедший Олег, — сделай так, чтобы тут же лежали патроны к этой милой игрушке!!!

В раскрытом нами ящике, в толстом слое оружейной смазки, лежал немецкий! единый!! пулемёт MG-42!!!

— Что там? — спросил стоящий на стреме у двери Марся.

— Сейчас увидишь! — пообещал Олег и вынул из ящика находку.

— Опа!!! — радостно воскликнул Марся. — Рабочий?

— А что с ним будет! Он же как швейцарские часы!!!

— Олег, проверить его можешь?

— Обижаешь, командир! Тунгус нас с кремниевыми ружьями учил работать, а эту прелесть я знаю, как свой «Винторез»!!!

— Добро! Ильдар, шмонаем все подряд, ищем патроны!

И мы загрохотали ящиками. Через пять минут, обыскав всю правую часть склада, мы стали обладателями десяти MG-42, двух ящиков автоматов МП-40, незаслуженно именуемыми «Шмайсер», одного ящика пистолетов «Вальтер», саперными лопатками, пустыми фляжками, немецкими касками, штык-ножами и одним патефоном без пластинок. Олег, убедившийся в исправности пулеметов, приступил к осмотру автоматов.

— Так, переходим к левой части склада, — не теряя надежды на обнаружение патронов, скомандовал я. И надежда моя оправдалась! В первом же ящике лежали снаряженные ленты для MG-42.

— Интересно, — восторженно попискивая, озадачился Ильдар, — а патроны не отсырели?

— Сейчас узнаем! — обнадежил его Олег и начал заряжать ленту в пулемет. — Так, Марся, отойди. — Он подошел к двери, выставил ствол в окно, перекрестился и с криком: «Смерть фашистским оккупантам!» нажал на гашетку. По ушам долбанул грохот пулемета. — Эх, хорошо!!! — крякнул довольный Олег, потом посмотрел в окно и радостно заявил: — Остались от козлика рожки да ножки!

— Попал? — поинтересовался Марсель, подходя к двери.

— Получите и распишитесь, — ответил Олег.

— Вот это мощь! — восхитился тот. — Санек, одного пополам разрезало.

— Сдох?

— Вроде да.

— А остальные?

— Удрали в боковые коридоры.

— Соображают, гады. Так, Олег, ты теперь на стреме. Марся, помогай нам.

Результат поиска превзошел все наши самые смелые ожидания: патронов было много. Очень много. И для пулеметов, и для автоматов, даже для «Вальтеров». Я отыскал в карманах сигареты; закурив, мы начали раскладывать боеприпасы по карманам.

— Интересно, — сделав затяжку, поинтересовался Ильдар, — сколько патронов нам нужно взять с собой, чтобы добраться до солнца?

— Меня вот что интересует, — озадачился я другим вопросом. — Кто те три мужика, что с таким профессионализмом валили вампиров и помогли нам сбежать?

— Хороший вопрос, — согласился Марся.

Данную тему мы не успели развить, так как подал голос стоящий на стреме Олег:

— Мужики, там какое-то движение.

Мы соскочили и попытались хоть что-нибудь разглядеть. Вроде все спокойно.

— Олег, с чего ты взял, что там движение? — хмуро осведомился Марся.

— С того, что видел, как слева направо кто-то или что-то пересекло наш коридорчик.

— Русские, сдавайтесь! — раздался голос на русском языке, с диким английским акцентом.

— Русские не сдаются!!! — заорал Марся неведомому собеседнику в ответ.

— Вот насчет русских это ты, татарин, подметил верно, — с издевкой протянул Ильдар.

Марся недоуменно поглядел на Ильдара, потом на меня и на расплывшегося в улыбке Олега, а потом он сообразил, что именно нас развеселило, и быстро добавил:

— Татары, кстати, тоже!!!

Я не стал дожидаться ответа на Марсины лозунги и поинтересовался:

— Кто это там гавкает?

— Русские, сдавайтесь! — раздалось прежнее требование.

— А татары? — поинтересовался я.

— Татары, сдавайтесь! — прозвучало в ответ.

— Ну, хвала всем богам, — прокомментировал я, — дискриминацию по национальному признаку устранили, теперь можно и по существу поговорить.

Я прокашлялся и заорал на английском:

— Кто ты и чего от нас хочешь?

— Кто со мной говорит? — прилетело в ответ на английском.

— Командир, — зашептал Ильдар, который лучше, чем я, говорил на английском. — Если бы не английский язык, то я бы подумал, что там стоит Зяма или кто-то из его родственников. Согласись, еврейская манера у собеседника.

— Еврейская, — согласился я, — или манера человека, привыкшего командовать.

— Думаешь, это кто-то из командного состава америкосов?

— Сейчас проверим, — пообещал я и заорал: — Шнайдер, ты еврей?

— Нет, я не еврей! Я — немец!!! — моментально раздалось в ответ.

— Вот и познакомились, — сообщил я своим. — Вот и верь после этого Дракулам. И чего тебе, фашисту, нужно?

— Русские, сдавайтесь! — проигнорировав «фашиста», снова потребовал Шнайдер.

— Ты другие слова знаешь? — не выдержав, крикнул Ильдар.

— А это кто?

— Тебе, покойнику, какая разница? — ответил Ильдар.

— Шнайдер, чего ты хочешь? — решил я вернуть разговор в рабочее русло. — Про «сдачу» мы уже поняли.

— Русские… — начал он, но закончить не успел.

Взревели два оборотня, а потом закричал сам Шнайдер.

Точнее, завизжал от страха.

Мы приникли к окну. Из левого рукава послышался визг собаки, которой кто-то, сильный и страшный, делает больно. Из правого — приглушенный рык (который начал заканчиваться хрипом), наталкивающий на мысль об удушении. Шнайдер закричал снова и метнулся из правой части в левую.

— Дэв, принимай гостя, — послышался насмешливый голос из правого рукава. Голос был нам знаком.

— Командир, — зашептал Олег, — кажется, опять Кот.

Шнайдер закричал снова и выбежал в наш коридор. Выбежал и встал к нам спиной. Встал и начал вглядываться в другой конец коридора. Видимо, опасность, которая исходила оттуда, была страшнее наших пулеметов.

— Иди ко мне, радость моя, — раздался незнакомый нам голос из левого рукава. Голос был низким и хриплым.

Шнайдер начал пятиться в нашу сторону. Когда он оказался на равном отдалении от нас и перекрестка, из правого коридора нам крикнул Кот:

— «Уральцы», вы сдаваться не надумали?

— Нет, — ответил я за всех.

— Хорошо. Капитан, слушай сюда: я сейчас выйду в коридор, не стреляйте только. Мне нужен Шнайдер. И нужен живым.

— Давай, — ответил я Баюну, — только для начала башку свою покажи.

Из-за угла выглянул Баюн. Убедившись, что идентификация произошла, он медленно, как обычный домашний кот, потерся мордой об угол, не спеша вышел, обтираясь шкуркой об угол и стену, задрал хвост палкой и замер, видимо, наслаждаясь произведенным на Шнайдера эффектом. Эффект был выражен в намокающих штанах америкоса.

— Я бы тоже обделался, если бы на меня такая «машина» вышла, — прошептал Марся.

Когда «эффект» достиг пола и начал растекаться, Баюн отвел уши назад и прыгнул. Но прыгнул не прямо на Шнайдера. Оттолкнувшись от пола, он прыгнул на правую стену. Оттуда перескочил на левую, а со стены соскочил на пол, приземлившись за спиной америкоса.

— Я ж тебе говорил, дурачок, — Баюн встал на задние лапы и положил Шнайдеру на плечо переднюю левую, — вешайся сам. Не повесился? Зря. Старших нужно…

Договорить Баюн не успел: Шнайдер упал в обморок, растянувшись в собственной луже. Баюн посмотрел на бесчувственного американца, вздохнул, пробормотал: «Хлипковат нынче враг пошел», наклонился, взял Шнайдера зубами за ворот куртки и, как кошка котенка, поволок к перекрестку. Затащив его за угол, Кот, судя по бормотанию, передал бесчувственное тело кому-то из своих. После чего он развернулся и направился в нашу сторону. Баюн медленно шел к нам, а мы молча смотрели на него, как кролики на удава. Когда до двери осталась пара метров, он сел, поправив усы, вопросительно посмотрел на нас и спросил:

— Вы, четыре идиота, почему до сих пор здесь?

— А куда нам? — робко поинтересовался я.

— Я не о том спрашиваю, — пояснил он. — Меня интересует, почему вы не ушли наверх?

— Не успели, — объяснил я, — нас оборотни от своих отрезали, пришлось срочно сваливать. Вот и заныкались тут.

Баюн помолчал, потом посмотрел на останки оборотня за спиной и снова спросил:

— Волка вы завалили?

— Мы.

— Чем?

— Пулеметом.

— Так, я вижу, что не руками. Где патроны взяли?

— В каморке нашли. — Увидев его прищурившиеся глаза, я тотчас пояснил: — Тут склад немецкого оружия и боеприпасов. Все рабочее. На оборотне и проверили.

— Ну-ка, ну-ка, — будто вспомнив что-то, приподнялся на лапы Кот, — отойдите от двери.

Мы послушно отошли назад. Баюн приблизился к двери, приподнялся на задних лапах, заглянул в окошко и пробурчал:

— Точно. Помню. Так, олухи царя небесного, посидите пока тут, мне со старшим посоветоваться нужно, — сообщил Баюн и моментально скрылся в коридоре, из которого пришел.

— Санек, ты ему веришь? — тихо спросил Марся.

— Я ему доверяю. Если бы не он, мы бы еще в подвале легли.

— Интересно, — начал рассуждать Олег, — почему он нам помогает?

— Судя по всему, у Кота и неизвестной нам группы какие-то личные разборки с Дракулой. И пока Кот против Дракулы, он наш союзник.

— Враг моего врага — мой друг, — философски заметил Ильдар.

— А тебя не удивляет, что он кот?! — хмуро спросил Марся.

— Марся, после того, как я повоевал с вампирами и оборотнями, я уже ничему не удивлюсь!

Из-за угла бесшумно появился Баюн.

— Тут они, — крикнул он кому-то в глубь коридора, а сам быстро направился к нам. — Так, шпана, сейчас берете по пулемету каждый и все «Вальтеры». Там, в глубине, под нижним ящиком, должны быть две тележки. На них грузите максимальное количество патронов и скорым шагом двигаетесь за мной. За четыре ходки мы должны перетащить все патроны к пулеметам и пистолетам. Чего встали? Шевелимся!

— Баюн, — неуверенно протянул я, — мы очень ценим твои поступки, особенно там, в подвале. Но не мог бы ты пояснить: куда именно мы должны выдвигаться? И главное: что будет, если мы тебя пошлем?

— Капитан, — все так же миролюбиво ответил Кот, — если ты, поганец мелкий, будешь выпендриваться не по делу, я вас сам кончу, чем существенно облегчу своим задачу.

После такого многообещающего ответа он подошел к двери и приложил лапу в районе засова. Звякнул металл, проскрипело дерево. Из двери, с нашей стороны, появился коготь Кота. Коготь был стального цвета. Мы зачарованно наблюдали за когтем, который, как бумагу, разрезал обитое металлом дерево и на данный момент двигался по дуге, отделяя часть, на которой крепился засов, от основного полотна. С грохотом упал на пол кусок двери с засовом. Мы вышли из оцепенения. А Баюн толкнул ничем не удерживаемую дверь и, когда она открылась, скомандовал:

— Дубль два: в глубине, под нижним ящиком слева, берем две тележки и грузим на них патроны. Патроны только к пулеметам и пистолетам. Сами стволы тоже не забываем. Бегом!!!

Мы сорвались с места. В кротчайшие сроки были обнаружены требуемые тележки, поставлены на колеса, и пошел процесс погрузки боеприпасов. Через три минуты караван, состоящий из четырех бойцов элитного, как мне думалось до сегодняшнего дня, специального подразделения, кряхтя и тихо матерясь, двигался в неизвестном направлении. Возглавлял процессию Кот. Проплутав больше десяти минут по множеству коридоров, мы вышли к огромной железной двери. Дверь была приоткрыта. А возле двери сидел тот самый карликовый циклоп, который сражался с нечистью в подвале и кидался в нас вампирами. Увидав его, мы встали, а он, не успев ничего сказать, вдруг начал увеличиваться в размерах.

— Господа спецназеры, — быстро заговорил Баюн, — разрешите представить, перед вами один из наших воинов, Дэв. И не нужно его бояться. А то он весь проход загородит. Ильдар! — рявкнул Кот. — Отвлекись от него!!!

Ильдар вздрогнул и часто заморгал, а Дэв начал плавно возвращаться к первоначальным размерам.

— Эти что ли? — спросил он Кота.

— Они, раздолбай. Куда разгружать?

— А там, прямо за дверью, и ставьте.

Выгрузив патроны, мы, сопровождаемые Котом, пошли за очередной партией. В итоге через полчаса все патроны были перевезены под охрану Дэва, а мы, уставшие и потные, были построены Котом в шеренгу.

— Значит, так, — Баюн задрал хвост и прошелся вдоль нашего короткого строя. — Сейчас вы познакомитесь с массой интересных персонажей. Хочу предупредить сразу: пальцем не показывать, не ржать, в обморок не падать. Именно у одного из этих персонажей вы получите ответы на все ваши вопросы. Но!!! Без разрешения рот не открывать. Считайте, что стоите перед генералом армии. Все понятно, недоумки? Не слышу?!

— Так точно, — вразнобой ответили мы.

— Что-о?! — раздраженно, как наш инструктор в «Валгалле», протянул Баюн.

Повторного ответа он не дождался. Подняв на нас глаза, наткнулся на удивленные, в лучшем случае, а в худшем — очень злые взгляды.

— Слышь, ты, мешок с блохами, — сквозь зубы обратился к нему Марся, — я из тебя сейчас воротник сделаю. И мне фиолетово, что я тут лягу…

Кот помолчал, а потом весело сообщил:

— Шучу, шучу. Пошли знакомиться.

И мы пошли.


предыдущая глава | Спецгруппа «Нечисть» | cледующая глава