home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

Пройдя от ящиков с патронами по короткому коридору, мы вышли в широкий зал, освещенный не только факелами, но и множеством свечей. У правой стены стоял большой стол, за которым сидели озвученные Баюном персонажи. Ближе всех к нам на деревянной лавке сидел некто в восточном халате и с тюбетейкой на голове. Из особенностей гостя из солнечного Узбекистана в глаза бросались ноги, заканчивающиеся копытами, как у лошади, и рожки на голове, немного возвышающиеся над тюбетейкой.

Следующим сидел лохматый мужик в грязной и рваной косоворотке, который бился в подвалах с вампирами. Он хмуро посмотрел на нас единственным глазом, хмуро кивнул и продолжил хлебать что-то из деревянной миски. На столе, рядом с ним, лежали две дубинки, очень похожие на деревянные.

После одноглазого мужика восседал тот самый рыцарь в черных доспехах. Сейчас он был без шлема и занимался тем, что странным точильным камнем правил клинок своего меча. Меча, которым он разрубил трех оборотней, метнув меч с другого конца зала. Рыцарю на вид было чуть больше сорока, длинные светлые волосы были стянуты кожаным ремешком, лицо не вызывало неприязни, но было незапоминающимся… пока он не поднял на нас глаза. Глаза оказались красными и без зрачков. На доспехах, точнее на нагрудной пластине, была изображена какая-то красная птица.

— Командир, — зашептал Ильдар, — вот тот товарищ из средней Азии мне сильно напоминает Шурале.

— Это который герой башкирских сказок? — наморщив мозг, вспомнил я.

— Именно, — подтвердил Ильдар. — А тот одноглазый товарищ, который сторожит входную дверь, судя по внешнему виду и способности за счет страха окружающих увеличиваться, это Дэв.

— Ты тоже эту сказку ребенку читал? — зашептал в ответ я. Ильдар кивнул.

Я внимательно пригляделся к присутствующим: так, Кот Баюн опознан, нужно разбираться с остальными. Я вспомнил все сказки, которые читал дочери и которые читали мне родители. Опознание лохматого одноглазого мужика произошло мгновенно — Лихо Одноглазое. А рыцарь, особенно глаза, не вписывался ни в одну из них. Сидящие за столом хозяева замка молча, с улыбками глядели на нас. В конце концов, Лихо не выдержал и заявил рыцарю:

— Кощей, тебя они не узнали!

— Кто?!! — хором выпалили мы.

Рыцарь, он же, как выяснилось, Кощей Бессмертный, усмехнулся и велел:

— Капитан, прошу тебя и твоих воинов за стол. Хлеб-соль откушать.

Мы переглянулись и неуверенно уселись напротив хозяев.

— Если это Кощей, то какая же баба Яга? — пробормотал Олег. Словно услышав шепот Олега, Кощей крикнул:

— Яга, неси на стол. Негоже гостей заставлять ждать.

— Иду, иду, — послышался позади нас молодой звонкий голос.

Мы, как один, обернулись и зависли. А Олег вообще забыл, как дышать. Из глубины зала в нашу сторону шла женщина, даже девушка. Высокая, не меньше метра семидесяти пяти. Грива белых волос, как и у Кощея, перехвачена ремешком, что позволяло оценить высокий лоб и очень красивое лицо. Огромные зеленые глаза, тонкий прямой нос и пухлые губы заставили шумно задышать даже Ильдара. Тонкую талию подчеркивал широкий темный пояс, что вкупе с плотными бедрами и пышной грудью являло картину из цикла «Мечта эротомана». Одежда Яги соответствовала ее внешним данным: короткая белая блузка с расстегнутыми верхними пуговицами «на грани приличия», темные брюки, обтягивающие стройные ноги, и высокие черные сапоги без каблуков, но с металлическими носками и шпорами.

Мы дружно сглотнули, Олег тихо и протяжно простонал. Насладившись произведенным эффектом, Яга поставила на стол четыре деревянные миски и четыре ложки, разлила в миски какую-то вкусно пахнущую похлебку. Почувствовав запах похлебки, я осознал, насколько я голоден.

— Кушайте, гости дорогие, — промурлыкала Яга и села за стол со стороны Кошея, оказавшись точно напротив Олега.

— Яга, — неуверенно прокашлялся я, — нам бы…

— Кому Яга, а кому и Ядвига, — перебила она меня, не отрывая заинтересованного взгляда от Олега.

— Прошу прощения, Ядвига, — исправился я, — нам бы хлеба.

— Пожалуйста. — Она толкнула в мою сторону корзину с крупными ломтями хлеба.

При этом она наклонилась, и сидящий напротив Олег, успевший оценить, что именно скрывает блузка, выронил ложку.

Я поглядел на Кощея, который с насмешкой наблюдал за реакцией Олега, и скомандовал:

— Марся, пока наш половой террорист тут все слюной не залил, дай ему по башке, и пусть он уже жрет.

Но Яга опередила Марселя и, быстро подняв ложку, протянула:

— Олежек, кушай. Остынет.

Олег на автомате начал есть. Насыпь она ему в тарелку песка вперемешку с гвоздями, он бы и это съел, да еще и добавки бы попросил.

Я быстро расправился со своей порцией и выжидательно посмотрел на Кощея.

— Говори, капитан, — позволил он.

— Во-первых, — я прокашлялся, — хочу поблагодарить вас всех за спасение жизни моих парней. Во-вторых, скажите мне, герои сказок: мы с ума сошли, или у нас глюки такие навороченные?

— Не переживай, капитан, — успокоил меня Кощей. (Как хорошо звучит: «успокоил Кощей», прямо диагноз психиатра.) — Вы не сошли с ума, и у вас не глюки. Просто вы оказались не в том месте и не в то время.

— Какова наша судьба? — перебил я его.

— Если сегодняшний бой закончится в нашу пользу, то мы выведем вас наверх, и вы отправитесь на базу.

— Бой? — переспросил я.

— А ты умеешь ухватить суть, — похвалил меня Кощей. — Но давай по порядку. Очень давно, очень, между такими, как мы. — Кощей кивнул в сторону своих сторонников, — был заключен договор. Он поделил, выражаясь современным языком, территории влияния, а также правила поведения в отношении друг друга и в отношении вас, простых смертных. Чтобы не вдаваться в подробности, озвучу лишь те, которые касаются сегодняшних событий. Первое: нельзя захватывать земли других. Второе: нельзя уничтожать смертных, обитающих на чужих территориях.

— А если смертные сами приперлись на твою землю? — перебил я Кощея.

— Не имеет значения. Чужих смертных требуется отогнать, напугать или обмануть. Но нельзя их трогать. Тем более солдат. Относительно недавно, по нашим меркам, Цепеш нарушил все, что мог. Он начал, как вы выражаетесь, творить беспредел. Он и его покойный брат. Уже покойный, — усмехнулся Кощей и посмотрел на Марселя. — Так вот, за свое поведение Цепеш был усыплен и помещен по месту жительства, так сказать.

— А почему вы его не убили? — поинтересовался Ильдар.

— Нас осталось слишком мало, и убивать себе подобных неразумно.

— Пока, более-менее, понятно, — высказался я. — Что произошло в период с тридцать девятого по сорок пятый год прошлого века?

— Ты про немцев?

— Именно.

— Немчура, точнее их глупая организация, выяснила место захоронения Дракулы и прибыла сюда, чтобы его воскресить. Их попытка не увенчалась успехом, но записи о данной операции остались. После войны они попали в руки американцам, а те, воспользовавшись моментом, смогли осуществить задуманное.

— А почему вы не перебили всех еще на подходе?

— Не забывай про договор, — ответил Кощей. — Чужих, да еще на чужой территории, мы трогать не имеем права. Но мы попытались исправить положение, подкинув сведения об экспедиции вашему румыну. Жаль, что твой начальник не придал им должного значения.

— Вы знаете про Барона? — удивился я.

— И про Святогора тоже, — улыбнулся он. — Нам оставалось только ждать. И как только Шнайдер воскресил Дракулу и его брата, мы атаковали его.

— А мы? — хмуро спросил я.

— А вы появились неожиданно для всех. И появились очень эффектно. Ни мы, ни Дракула не ожидали такого нестандартного подхода, как сочетание огнестрельного оружия и осиновых кольев. И, тем более, никто не верил, что вы пойдете вниз.

— Тут неувязочка есть.

— Какая?

— Леший. Он и его родственники. Зачем он помогал нам?

— Чтобы вы выжили.

— А договор?

— А мы ничего не нарушили.

— А зачем тебе или твоим соратникам нужно, чтобы мы выжили?

Кощей посмотрел в сторону Шурале. Тот развел руками, как бы давая понять, что ему нечего сказать.

— Скажем так, капитан. Меня очень сильно попросили, чтобы я вам немного помог.

— Мы нужны были тут, в замке?

— Да, вы нужны были в замке. Но вы не должны были вступать в бой. Если бы ваша операция началась после рассвета, вы бы обнаружили останки американцев, и ваша задача была бы выполнена. Своей безумной атакой вы спутали и нам, и Дракуле все карты, не говоря о том, что поставили свои жизни под угрозу.

— Кто тебя попросил нам помочь?

— На этот вопрос у меня нет ответа, — спокойно ответил Кощей.

— Хорошо, проехали, — я тряхнул головой, — почему сейчас вы не можете вывести нас наверх?

— Потому что мы поставили магический колпак. Объясню суть: из замка сейчас никто не может выйти: ни мы, ни он, ни вы. Внутрь попасть можно, а выйти нет. Баюн для того и гнал вас из подвалов. И когда мы ставили колпак, то были уверены, что вы все вышли.

— И долго мы тут будем сидеть?

— Пока одна из сторон не победит другую. Поэтому должен быть бой.

— А мы не можем переждать, пока вы друг друга крошите?

— К сожалению, нет. Вы должны сражаться против проигравшего, в противном случае заклинание сочтет вас союзниками побежденной стороны и просто уничтожит.

— Веселая перспектива, — протянул я.

— А почему Дракула предлагал нам сдаться? — подал голос Ильдар.

— Его, как и нас, удивили и восхитили ваши боевые навыки. Сражаясь на его стороне, вы несущественно, но усилили бы его позиции.

— Даже так?

— Именно.

— Кощей, а каковы условия этого финального боя? Это будет штурм позиции Дракулы или, как в старину, в чистом поле, стенка на стенку?

— Не совсем в чистом поле, но стенка на стенку — это точно.

— А почему бы не атаковать его здесь, в подземелье?

— Заклинание четко регламентирует время начала боя. Если к этому часу мы не выйдем на позиции, оно перенесет нас само. Каково будет наше расположение — не знает никто. Поэтому ни мы, ни Дракула не будем рассредоточивать силы. Все ждут часа «икс».

— Тогда у нас, — хмуро продолжил я, — шансов на выживание практически нет. В подвалах мы использовали ограниченное пространство, а в чистом поле они нас порвут как Тузик грелку. И пулеметы не помогут.

— Кощей, — в разговор вмешался Шурале, — давай капитана себе оставим. Парень моментально просчитывает ситуацию. Такой аналитик нам пригодится.

— Он, друг мой, не согласится, — с явным сожалением ответил Кощей. — Ты прав, капитан, — он снова перевел взгляд на меня, — в обычных условиях, вы — пушечное мясо. Но у нас есть пара козырей в запасе.

— Каких? — с надеждой спросил я.

— Вы проигрываете вампирам и оборотням только в скорости и реакции.

— И всего-то?! — не удержался я от сарказма. — А я-то начал переживать…

— Помолчи и дослушай до конца. Если увеличить вашу скорость и реакцию в три раза, то при наличии огнестрельного оружия вы будете представлять очень грозного противника.

— Но наше оружие не причиняет вампирам особого вреда. Оно их только останавливает. Да, попадание из крупного калибра уничтожает их, но при наличии пространства для маневра шансы точного поражения сводятся к нулю.

— Нет, Кощей, его нужно оставить, — поддержал Лихо недавнюю идею Шурале.

Однако Кощей не обратил на его реплику никакого внимания и продолжил разговор со мной.

— Капитан, от вас и не требуется уничтожать вампиров. Это наша работа. Ваша задача будет сводиться к ослеплению противника. При попадании пистолетной пули в глаза оборотня, ему для регенерации требуется почти пять минут. У вампиров этот процесс занимает еще больше времени. Соответственно, если правильно использовать ваши навыки, то ни у вампиров, ни у оборотней не будет этих самых минут.

— Звучит обнадеживающе, — с сомнением протянул я. — Только есть маленькая загвоздка: попасть из пистолета в глаз оборотня, да еще и в движении, может, наверное, только Олег. Остальные, в лучшем случае, попадут в корпус.

— Согласен, — кивнул Кощей, — но я не зря оговорился про скорость и реакцию. Мы сможем увеличить оба этих показателя, не причиняя вреда вашему организму. — Я подался корпусом в сторону Кощея, а он, выдержав многозначительную паузу, продолжил: — Действие зелья длится восемь часов. В этот временной период все, кто будет вас окружать, в том числе и мы, будут двигаться со скоростью беременных черепах.

— А потом?

— А потом почти все станет на свои места.

— Почти?

— Почти. Действие зелья оставит небольшой отпечаток.

— Импотентами, что ли, станем? — съязвил Ильдар.

— Нет, — расхохотался Кощей, — в вашем организме навсегда останется часть зелья. Она безвредна.

— В чем тогда подвох? — не сдавался медик.

— В следующий раз, если он, конечно, наступит, для достижения подобного результата вам необходимо будет принять только часть зелья. Эту часть вы можете получить от нас, а можете и случайно собрать в организме все компоненты.

— А если случайно соберем, нас потом «отпустит»?

— Естественно.

— Ладно, шаман, давай свое зелье отворотное, — сдался Ильдар.

— Стоять, — вклинился я. — Кощей, а толку от нашей скорости, если в ближнем бою у нас все равно не будет шансов.

— Ты недослушал. Мы, то есть мы и вы, будем биться в парах. Впереди идет нежить, позади, в полуметре, кто-то из твоих бойцов. Капитан, ты умеешь «качать маятник»?

— Естественно.

— А стрелять «по-македонски»?

— Тоже умею. Я бы экзамены не сдал, если бы не умел.

— Замечательно. Диспозиция такова, — Кощей поднялся и вышел на свободное пространство, — подойди ко мне. Встань позади меня, поближе. Теперь все делаем медленно: я делаю рубящий удар влево, соответственно, для тебя открывается правый фланг в секторе от двух до двенадцати часов. Именно в тот момент, когда я нанес удар, ты отклоняешься корпусом вправо и производишь максимальное количество выстрелов по глазам нечисти в указанных секторах. Как только я начинаю смещаться корпусом вправо, аналогичным образом ты действуешь по левому флангу. Мы с тобой качаем маятники, но в разные стороны. Не забывай прикрывать мне ноги. Давай попробуем.

Кощей показал рубящий удар влево, медленно сместившись и открыв мне сектор для обстрела, я сместился вправо и изобразил несколько выстрелов. Потом он сместился корпусом вправо, я все повторил.

— У меня вопрос.

— Давай.

— Неужели ты все время будешь двигаться в этом алгоритме?

— Нет, мой прозорливый друг. Для этого нам и нужно увеличить вам не только скорость, но и реакцию. Ваша задача: создать и поддерживать максимальную плотность огня во всех свободных секторах. Будет возможность выстрелить хотя бы раз — вы должны ею воспользоваться.

— Теперь понятно, — кивнул я, — теперь давай свое зелье.

— Яга, — позвал Кощей. Реакции не последовало. — Яга! — еще раз, чуть повысив голос, окликнул он красавицу. Посмотрел в сторону стола, где сидели Яга и остальные, и, округлив глаза, пробормотал: — Твою мать, капитан, что твой снайпер сделал с моей сестрой?!

Я обернулся, ожидая увидеть что-то страшное, но, к счастью, увидел знакомую картину: «Старый солдат, не знающий слов любви, узрел (очередную) нежную фиалку». Побед на любовном фронте у Олега немногим меньше, чем побед на войне реальной.

— Это нормально, — успокоил я Кощея.

— Какое «нормально»?! — усмехнулся он. — Это твой прохиндей должен забыть про все на свете!

— И на старуху бывает проруха, — с толикой гордости ответил я и позвал: — Олег!

Реакции никакой!

— Олег!!! — рявкнул я.

Результат тот же. Кощей похлопал меня по плечу и жестом предложил подойти к «сладкой парочке». Подойдя к столу, мы обнаружили, что Яга, взяв руку Олега и практически поместив ее в вырез блузки, гадает ему по руке. Пальцами она ласково скользила от ладони моего снайпера к локтевому сгибу и что-то шептала. При этом на руки не смотрела ни она, ни он. Они смотрели друг другу в глаза. Я вопросительно глянул на Кощея, он усмехнулся и прошептал: «Давай ты». Я подошел к Олегу, наклонился к его уху и позвал:

— Олежек! Олежек!! Олеженька!!!

После третьего раза он смог оторвать взгляд от колдуньи и соизволил повернуть голову ко мне.

— Чего, командир? — все еще пребывая в стране грез (хотя какая у этого кобеля может быть страна грез?), медленно спросил он.

— Яйца оторву, кобелина!!! — со всей дури заорал я. — Где ты должен быть, Дон Жуан китайский?!!

Олег отреагировал хорошо. Он подлетел на месте, развернулся и вынул нож.

— А?! Что?!! Куда?!!! — И лишь осознав, что все спокойно, а окружающие катаются от смеха, он сказал: — Ну, и гад же ты, командир!!!

— Разговорчики, — ворчливо ответил я и отвесил ему легкий подзатыльник. — Потом будешь любоваться своей зазнобой. Если выживем.

Олег потряс головой и уже нормальным голосом спросил:

— Чего, вашу мать, надо?

— От тебя ничего, а от твоей подруги сердечной — много.

— Кому это?! — тоном Отелло поинтересовался Олег.

— Олежек, успокойся, — моментально сообразила Яга, — я вам сейчас буду один интересный эликсирчик делать.

С грацией пантеры она поднялась с лавки, обошла стол. Нарочно прошла мимо Олега, задев его бедром, и провела пальцами по его щеке и губам. Глаза Олега начали закатываться.

— Вернись на землю, любовничек, — Марся хорошим пинком привел Олега в себя.

— Марсель, зависть — плохой советчик, — потирая ушибленный зад, вяло огрызнулся Олег.

— Зато действенный, — угрюмо ответил Марся. Он поймал мой насмешливый взгляд, и его прорвало: — Нет, Санек, а почему все самые клевые телки всегда достаются ему?!

— Стыдись, Белое Перо, — рассмеялся я. — Своей активной половой жизнью наш снайпер бережет твой организм от нехороших заболеваний.

— Олег, — обратился к нему Ильдар, — насчет «нехороших заболеваний»: будь аккуратнее с этой красоткой. Одному Богу ведомо, какой букет она собрала за прошедшие столетия.

— Какие столетия? — осипшим голосом спросил Олег.

— Ты, что, бестолочь, — поддержал я врача, — сказки не читал? Когда появились первые упоминания о Яге? Очень давно! Вот и прикинь, сколько народу она соблазнила за этот период!

Олег обалдело уставился на Кощея. Тот не выдержал и захохотал.

— Не пугайся, снайпер, — отсмеявшись, успокоил он Олега. — Ядвиге всего сорок лет. Она потомственная Яга, а сказки, которые вы читали, рассказывают о наших предках.

— Кощей, а тебе сколько лет? — не удержался я.

— Сорок пять.

— Но вы не выглядите на свои годы.

— Капитан, мы все-таки нечисть и живем гораздо дольше вас. Для нас сорок лет — это начало молодости.

— А вот и я, — радостно оповестила всех присутствующих Яга. — Так, мальчики, подходим к столу, сдаем кровь на анализы.

— Будем искать следы любовных болезней? — ехидно поинтересовался Ильдар.

— Нет, эскулап, — в тон ему ответила Яга, — будем опытным путем рассчитывать: сколько зелья требуется вашему организму.

Мы недоуменно переглянулись. Яга поставила на стол четыре небольших миски, черный изогнутый нож, клинок которого был покрыт какими-то узорами, и трехлитровую бутыль, наполненную жидкостью подозрительного цвета.

— Олежек, будь первым, — попросила Яга таким тоном, что мне показалось, будто Олег потянулся к ремням разгрузки, но вовремя опомнился и протянул ей руку.

Сделав черным ножом на запястье правой руки небольшой надрез, Яга начала собирать в миску сочащуюся из ранки кровь. Когда уровень крови достиг верхней отметки, она перевернула руку Олега запястьем вверх, что-то прошептала и прижалась губами к надрезу. У Олега подкосились ноги. У нас закапала слюна.

— Посиди, мой стрелок.

— Меня сейчас вырвет, — заворчал завистливый и нетактичный Марся.

Выражение лица молодой колдуньи изменилось за долю секунды: только что это была молодая, сгорающая от желания красавица, и вдруг на ее месте появилась жесткая, стервозная ведьма, в глазах которой можно было увидеть отблески костра, в котором черти будут варить душу глупца, что посмел ей дерзить…

— Иди сюда, смертный, — многообещающим тоном позвала Марсю Яга и с невероятным мастерством начала крутить между пальцев нож.

Марся замер. Спасая товарища от позора, без очереди влез Ильдар.

— Коллега, — обратился он к Яге, — позвольте, я.

Яга быстро повторила свои манипуляции, кроме касания губами запястья. Потом на сдачу крови пошел я, и замкнул очередь Марся. Она ему все-таки отомстила, выцедив из него крови больше, чем из нас.

— Теперь, бойцы, смотрите внимательно, — заговорил молчавший во время сдачи анализов Кощей, — сейчас Яга будет добавлять в миску с кровью каждого из вас то самое зелье, которое должно усилить реакцию и скорость. Добавляя в кровь зелье, она будет высчитывать необходимую концентрацию. Для каждого из вас она разная.

— А как мы узнаем, что получена нужная концентрация? — спросил Ильдар.

— Над миской со смесью начнет подниматься дым, в котором должно появиться изображение какого-либо животного, птицы, рыбы или пресмыкающегося. Как только это изображение станет четким — раствор готов.

— А какое животное появится? — поинтересовался Марся.

— У каждого свое, — терпеливо объяснил Кощей. — Что при вашем рождении заложила Мать-Земля, то и появится.

— А как зелье будет вводиться в организм? — вдруг спросил Ильдар.

— Через надрезы на коже, — ответила Яга.

— А надрезы будут большие?

— Зависит от того, какое животное появится. Я начинаю. Ильдар, ты первый.

Яга зашептала какие-то заклинания и начала подмешивать в миску с его кровью зелье из бутылки. Кровь пошла пузырями и стала как будто закипать. Мы перестали дышать. Наконец, от миски пошел слабый дымок. Ильдар подался вперед. Дым стал плотнее, и мы охнули, увидав голову волка.

— Ильдар, как ты понял, твое животное — Волк.

— Санитар леса? — тихо проговорил он.

— Можно сказать и так.

— Марсель, — скомандовала Яга, — твоя очередь.

У Марси проявился Вепрь. С Олегом Яга возилась очень долго, все время бросая на него томные взгляды. Олег почти не смотрел на дым, он смотрел на нее…

— Орел! — радостно возвестила Яга и добавила: — Зоркий ты мой!

У меня появилась какая-то змея.

— Кощей, — удивленно воскликнула ведьма, — у капитана Полоз!!!

К столу быстро подошел Кощей, и даже индифферентные Лихо и Шурале подошли взглянуть.

— Действительно, Полоз, — задумчиво протянул он.

— Кощей, — толкнул его в бок Шурале, — я тебе еще раз предлагаю: давай оставим капитана с нами.

— Шурале, ты же помнишь наш уговор. Он — не одобрит.

— А кто такой «он», и что за полоз? — поинтересовался я.

Полностью проигнорировав часть моего вопроса про загадочного «него», Кощей ответил лишь на вопрос о полозе.

— У этих знаков, я имею в виду животных, есть своя иерархия. Если знаки, явившиеся твоим друзьям, занимают четвертую ступень, то полоз стоит на третьей.

— А кто занимает первые две? — поинтересовался я.

— На второй ступени стоит дракон, на первой, — он ткнул пальцем на свою нагрудную пластину, на которой расправила крылья странная красная птица — феникс.

— И какая радость от этих ступеней?

— Для вас почти никакой, для посвященных и нечисти — огромная. Ладно, капитан, не забивай мозги. Яга, приступай к нанесению знаков.

— Капитан, ты первый, — скомандовала Яга, — пошли со мной.

— Куда пошли? — заволновался Олег. Яга быстро подошла к нему, что-то прошептала на ухо, и Олег расплылся в довольной улыбке. Яга повела меня в другую комнату, а в спину я услышал: — Да пребудет с тобой дух Маниту, о великий вождь Большой Змей, — проявил Олег остаточные знания Фенимора Купера.

— Парни, — обернулся я, — «пригасите» его.

Марся тотчас злорадно зашептал Олегу:

— Слышь, любимец женщин, а ты в курсе, что до свадьбы наш командир был бабником похлеще тебя?

— Да ладно? — усомнился Олег. — С его-то рожей.

— Я тебе как первый свидетель говорю. На него такие телки западали, по сравнению с которыми твоя зазноба — прыщавый подросток! Ты думаешь, для чего она его в другую комнату повела? Что? Тут она его «оприходовать» не могла?

Я оглянулся. На Олега было жалко смотреть…

Выведя меня в соседнюю комнату, Яга велела мне раздеться по пояс и лечь на живот.

— Куда лечь? — поинтересовался я.

— На пол, капитан.

Усевшись на меня сверху, она растерла мне спину и руки.

— Крест и цепочку сними, — велела Яга.

— Зачем?

— Они будут бороться с моим колдовством.

Я послушно снял цепь с крестом и положил в нагрудный карман куртки.

— Рисунок будет таким большим?

— Да, у тебя полоз. Он захватит всю спину и руки. И учти, капитан, будет очень больно. Когда я перейду на спину, ты, скорее всего, потеряешь сознание. Готов?

— Как пионер! Орать можно?

— Даже нужно.

Яга обмакнула рукоятку черного ножа в смесь моей крови и зелья и нанесла мне на руки и спину контур змея. Когда смесь подсохла, она начала вырезать ножом на коже, не выходя за первоначальный контур, более подробный рисунок. Самое удивительное — крови не было. Я выгнулся и тихо застонал. Яга, не обращая на это внимания, продолжала «рисовать». Когда она закончила с рисунком на руках, я уже вскрикивал.

— Теперь — спина, — пробормотала она. Когда лезвие коснулось правой лопатки, я заорал и вырубился.


предыдущая глава | Спецгруппа «Нечисть» | cледующая глава