home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

— К-а-а-а-а-п-и-и-и-и-т-а-а-а-а-н, — около пяти секунд звал меня некто.

Я открыл глаза и резко поднялся. Напротив меня сидел Кощей. Увидев, что я очухался, он начал расплываться в улыбке. Улыбка появлялась тоже медленно. Он все делал медленно, даже моргал. Я видел, как, не спеша, закрываются и открываются его веки.

— Ты как? — с той же гипертрофированной прибалтийской неторопливостью спросил он и медленно добавил: — Только отвечай очень медленно.

— Нормально, — изображая из себя горячего эстонского парня, медленно, как смог, ответил я.

— Сейчас проверим, — в том же темпе сообщил Кощей.

Плавно, как при начальной отработке приемов, Кощей нанес мне удар в челюсть. Я видел, как чуть повернулся его кулак, видел, как от плеча начался удар, и сразу предугадал его направление. Не мудрствуя лукаво, я просто ухватил его за кисть, дернул вперед, придав ему ускорение, и когда он начал ускоряться, обежал его, зайдя за спину, и незамысловато отвесил несильного пенделя.

Послышались медленные аплодисменты. Оглянувшись, я увидел Шурале.

— Молодец, капитан, — как и Кощей, Шурале говорил в замедленном темпе.

— Хорошо! — подтвердил Кощей. — Пошли к остальным.

«Забег к остальным» у этих двух я выиграл с большим преимуществом, хотя шел медленно.

— О! — раздался голос Марси, слава Богу, говорящего в нормальном темпе. — Большой Змей проспался. Ты чего так долго?

— Не знаю, меня только подняли. А ты почему нормально говоришь?

— Так все парни разговаривают нормально. Это только местные говорят, как укуренные прибалты, и двигаются, как раненые эстонские борзые. Ох, и разрисовала тебя Олегова зазноба!!! — восхищенно протянул он.

Я посмотрел на свои руки и вздрогнул. Левую кисть обвивал хвост змеи черного цвета с широкой золотистой полосой, идущей вдоль тела. Змея тянулась по левой руке и уходила на спину, откуда переходила на правую руку. На кисти правой руки расположилась ее огромная голова. На месте порезов, нанесенных Ягой, появился рисунок, выполненный с такой точностью, что я мог разглядеть каждую чешуйку на шкуре полоза. Рисунок был объемным, и, когда я слегка подвигал рукой, у меня сложилось ощущение, что полоз двигается по руке. Рассматривая его голову, я поймал себя на мысли, что глаза полоза внимательно следят за мной.

— Повернись, — скомандовал Марся, — ё-ё-ё-ёжики мохнатые!!! Твой полоз занял всю спину, нет ни одного свободного участка. А у меня зацени!

Он повернулся спиной, и я сделал шаг назад.

— Что, Санек, страшно?!! — самодовольно воскликнул он. — Олег с Ильдаром тоже шарахнулись.

Вепрь на спине Марселя был выполнен с тем же пугающим реализмом; создавалось ощущение, будто он не только следит за тобой, но и вот-вот прыгнет и поднимет тебя на клыки.

Подошел Ильдар, поохал над моим полозом, показал своего волка. Волк был как живой, но не агрессивный. Мудрым был волк Ильдара.

— А где наш пернатый? — поинтересовался я у парней, намекая на орла Олега.

— Репетирует, — сплюнул Марся и показал рукой в другой конец зала.

Там шло «представление», за которым с большим интересом наблюдали Лихо и Баюн. А посмотреть было на что: Олег и Яга отрабатывали ведение боя в паре. Впереди идущая Яга, превосходно работающая шестом, плотно прижималась к Олегу, идущему позади. Ее голова опиралась на левое плечо Олега, спина, и особенно задница, просто вросли в нашего снайпера, их бедра постоянно соприкасались друг с другом, плюс они постоянно меняли уровень атаки. Олег, надо признать, уже не выглядел сомнамбулой. Его руки с двумя «Вальтерами», вытянутые над правым и под левым плечом Яги, имитировали выстрелы и поэтому постоянно меняли как угол, так и высоту. Я присмотрелся и убедился, что стволы пистолетов Олега направляются именно в тот сектор, где нет ни шеста, ни рук его зазнобы. Если забыть, что их движения являлись боевой связкой, все это выглядело ну очень эротично, а местами и развратно.

— А вы чего не тренируетесь? — спросил я у Ильдара и Марси.

— А мы уже отработали, — ответил Ильдар.

— Ты же почти три часа в отключке был, — добавил Марся. — Я с Шурале «откатал», Ильдар — с Лихо. Остались вы с Кощеем. Стволы на столе. Выбирай и начинайте.

Я посмотрел на Кощея, он кивнул. Взяв два «Вальтера», я с тоской вспомнил про свои «макаровы» (к сожалению, пустые).

Как и до этого, Кощей вышел на свободное место, но на этот раз — с мечом.

— Работаем на полной скорости, — сообщил он.

Встав на расстоянии полуметра позади него, я чуть присел, вытянул вперед руки и сообщил:

— Готов!

И Кощей начал двигаться. Первые две минуты мне не составляло труда предугадывать направление его движений. Потом его движения стали быстрее, и появился гул крутящегося самолетного пропеллера. Это гудел его меч. К десятой минуте мы два раза пересекли зал, и наша скорость стала одинаковой. Он менял углы и направления атаки, резко смещался и резко отступал назад. И ни разу у меня не случилось осечки.

Кощей резко замер. Замер и я. Он повернулся, и я вздрогнул. Его глаза были черными, а на лице выступили руны.

— Молодец, капитан! — похвалил он меня. — Теперь я не жалею, что вытащил вас из подвалов.

— А были варианты? — с подозрением осведомился я.

— Были, — кивнул он. — Если бы вы не приперлись в подвал, мы бы там, в подвале, кончили и Дракулу, и его банду. А с вашим появлением не только было разрушено сдерживающее заклинание, но и мы были вынуждены отвлекаться на вас. Этим воспользовался Дракула и выбрался из подвала. Плюнув на вас и ваши жизни, мы могли бы завершить начатое там — в подземелье.

— А почему вы вообще впряглись за нас?

— Ты уже слышал ответ на этот вопрос…

— Ох, уж эти тайны Мадридского двора…

— Тайны, тайны. Так, закончили трепаться. У вас пять минут на сборы, потом — инструктаж, и выдвигаемся на позиции.

Мы скучковались у стола, на котором были разложены пистолеты. Оделись, проверили снарягу и начали нагружаться оружием. Везде, куда можно, натолкали снаряжённые обоймы, а куда нельзя — засунули заряженные пистолеты (благо, последних было предостаточно). Судя по угрюмому молчанию моих бойцов, они, как и я, понимали, что, несмотря на подготовку и наших союзников, возможностей сложить головы у нас было выше крыши. И никто не узнает о нашем подвиге…

Когда мы были «упакованы», к нам со свертком в руках подошел Кощей.

— Олег, у меня для тебя подарок, — сообщил он и развернул сверток. В нем оказалась новенькая, как вчера с завода, винтовка Мосина. — Чего ты морду куксишь? Снайперов у нас больше нет, а этот раритет — то единственное, что мы смогли тут найти. Хорошо, хоть патронов много.

— Радует, что не арбалет, — без энтузиазма пробурчал Олег, беря в руки винтовку. — И что мне с этим оружием Победы в ближнем бою делать? Головы им крошить?

— Доказывать, что Орел у тебя на спине появился не просто так. Если готовы, то пошли на финальный инструктаж.

Вокруг Кощея собрались все, даже Дэв покинул свой пост у двери.

— Значит, так, друзья мои и случайно подвернувшиеся смертные. Сейчас мы поднимаемся наверх, но выйдем мы не под «неба синь», а в сформированное нашим заклинанием поле. Солнца там нет, вместо него красное небо, но видимость будет на десять баллов. Ни кустов, ни деревьев там тоже нет. Просто холмистая местность. Там нас уже ждет Дракула со своей ордой. Как только мы выйдем, обратной дороги у нас не будет. С поля уйдет только одна из сторон. Наше построение выглядит следующим образом. — Кощей взял кусок угля и начал рисовать прямо на столе: — Первая линия: в центре я и капитан, слева — Лихо и Ильдар, справа — Марсель и Шурале. Интервал между нами не более трех метров. Увеличивать его нельзя. Вторая линия: Дэв и Баюн. Третья: Яга и Олег. Олег, твоя задача — отстрел наиболее ретивых. На вампиров патроны не трать, работай по оборотням. При первой же возможности — стреляй по Дракуле. Толку от этого мало, но попадание из «Мосина» кого угодно отвлечет от насущных дел. Кроме того, на вас ложится охрана пулеметов. Их использовать только в крайнем случае. Вам все понятно?

— Да, брат.

— Яснее ясного, — ответил Олег.

Их голоса прозвучали из одного места, и я повернул голову, чтобы установить причину этого явления. В начале инструктажа они стояли по разные стороны стола. Олег оказался на том же месте, что и был, а Яга ухитрилась переместиться к нему. Более того, они стояли обнявшись. Яга навалилась спиной на Олега, а тот придерживал ее обеими руками за талию. Никто не прокомментировал эту картину. Даже Марся.

— Вопросы есть?

— Есть. — Все повернули головы ко мне. — Кто из сторон начинает движение? Кто кого атакует?

— Хороший вопрос, — согласился Кощей. — Из подвала мы выйдем на холм. На нем останутся Олег и Яга, с пулеметами. Было бы разумнее на этом холме их и встретить, но нам нужно обеспечить оперативный простор снайперу и обезопасить его и пулеметы от возможной атаки противника. Поэтому предлагаю максимально быстро выдвинуться в сторону позиций Дракулы, чтобы отдалить линию фронта от нашего тыла.

— Еще вопросы?

— Если мы там «ляжем», куда после смерти мы попадем? — спросил Ильдар.

И мы, и нечисть удивленно уставились на него.

— Тебя на самом деле интересует этот вопрос?! — изумился Кощей.

— Я бы не спрашивал.

— В ад вы попадете.

— Но мы же бьемся против врага, мы за Родину бьемся.

— Ильдар, вы сражаетесь в рядах языческой нечисти, — ответил Шурале, — с языческими символами на теле. Ад вам гарантирован и сегодня, и через сто лет.

— А если символы исчезнут?

— Их не вывести. Они с вами до гробовой доски, — «обрадовал» нас Шурале.

— Если вопросов больше нет, то закончили. Лихо, наливай!

Лихо выудил из штанов бутылку с зеленой жидкостью и разлил по имеющимся на столе стаканам. Кощей поднял стакан, повернулся в сторону выхода к загадочному полю и произнес тост, видимо, адресованный Дракуле и его банде:

— Когда б не состоялся вынос за то, чтоб мы вас, а не вы нас!!! — И немедленно выпил.

И мы выпили. Пойло Лихо оказалось редкостной дрянью, зато я сразу же почувствовал, что мне почти не страшно. Хотя до этого левая нога подрагивала, особенно в колене.

— Все! — шумно выдохнул Кощей. — Грузимся и — на выход.

Смертные взяли по пулемету и по ящику патронов (из расчета один яшик на двоих). А нечисть загрузилась патронами. Даже Баюн внес свою лепту: он встал на задние лапы и нес винтовку, бережно прижимая ее к себе.


«И вот нашли большое поле: Есть разгуляться где на воле!» Жаль, редут не построили, да и не помог бы он. Такие мысли промелькнули в моей голове, как только мы вышли из подземелья. Под красным небом нас ждала армия Дракулы. Их было много. Гораздо больше, чем мы видели в подземелье.

— Да, — вздохнул Ильдар, — мало нам не покажется.

— Никому не покажется, — успокоил его Лихо, — не дрейфь, солдат.

— Командир, — забурчал Олег, — у вас троих хоть дети есть, а у меня…

— Олежка, — чуть слышно зашептала Яга, — ты выживешь, я «читала» твою руку. А детей я тебе нарожаю.

Олег от подобного заявления перестал бояться, а мы с Кощеем ошарашенно переглянулись.

— Она так шутит? — зашептал я ему.

— Да какие, в пень, шутки, — зашептал он в ответ, — ты посмотри на нее. Боюсь, когда она ему Орла резала, они согрешить успели…

— Санек, — Марся задумчиво рассматривал позиции Дракулы, — может, пока мы будем бежать к ним, Олег по Дракуле постреляет. Это его отвлечет и нам форы даст.

— Олег, ты слышал Марсю?

— Да, командир. Сделаю.

— Кощей, у вас в «культурной программе» перед боем поединков нет? — поинтересовался я.

— Желаешь стать первым? — парировал он.

— Нет, спасибо. Я лучше из-за твоей широкой спины постреляю.

— Командир, я готов, — подал голос Олег, припав к прицелу.

— Двинули, — скомандовал Кощей и вынул меч.

Олег выстрелил. Мы побежали. Олег выстрелил еще раз, но бойцы Дракулы продолжали стоять. Еще один выстрел. Еще. После пятого выстрела раздался рев оборотня, и противник, ломая строй, побежал на нас. Но как побежал… Словно в замедленной съемке, к нам двигались оборотни и вампиры. В первых двух рядах, не спеша, топали оборотни, а за ними практически прогулочным шагом ползли вампиры. Олег продолжал стрелять. До них было еще далеко, а я уже видел, как в голову оборотня, что шел прямо на нас, влетела винтовочная пуля, и он споткнулся. А позади бегущий собрат его запнулся о раненого, и они полетели кубарем. Потом два волка лишились по одному глазу перед позицией Марси и Шурале, потом — перед Лихо и Ильдаром. В общем, когда противник приблизился на расстояние эффективного пистолетного выстрела, первая линия Дракулы была полностью рассеяна, а вторая существенно прорежена.

— Стоять, — скомандовал Кощей и сразу же: — Огонь!!!

Защелкали «Вальтеры». Оборотни второй линии начали останавливаться, чем вносили еще большую сумятицу в свои ряды. А как тут не остановишься? Какой ты, в пень, воин без обоих глаз?! В общем, вместо сметающей волны оборотней до наших позиций первыми добежали вампиры, большинство которых нуждались в срочном посещении окулиста. Загудел меч Кощея, посыпались первые безглазые головы. Все-таки адское зелье сварила Яга: я даже не видел, я чувствовал, какой именно вампир в ближайшее время подставит свои глаза под мои пистолеты.

Прошло больше пятнадцати минут боя, а Кощею не попался ни один зрячий противник. На вампиров напала эпидемия слепоты. Позади с одинаково короткими интервалами продолжала бухать винтовка Олега, выискивая оборотней. А мы начали движение вперед.

— Заряжаю, — в очередной раз сообщил я Кощею и моментально сменил магазины.

— Справа оборотень, — подсказал он, — движется к Шурале.

Одним выстрелом я пробил правый глаз оборотня, левый прострелил Марся. От тяжелой винтовочной пули оборотень ткнулся мордой в землю, а тяжелые кривые сабли Шурале лишили его башки. Я взглянул на Ильдара и Лихо. Лихо молотил своими дубинками, а Ильдар, который был выше его на голову, умудрялся стрелять еще и поверх головы напарника. «Кажется, мы побеждаем», — мелькнула у меня робкая мысль, но тут…

— Воздух!!! — раздался крик Олега, и над полем боя пролетели три черных дракона.

Мне резко захотелось в туалет.

— Это наши? — заикаясь, спросил я у Кощея.

— Хренаши, — в рифму ответил он. — Вызвал-таки, сука! Ну, ничего, мы тоже не пальцем деланы! Олег, — взревел Кощей, — они огнедышащие. Бери пулеметы. Твоя задача — не дать им снизиться для прицельной атаки. Яга, помоги ему!!!

Драконы сделали разворот позади позиций Дракулы. Я обернулся к Олегу. Олежка уже лежал спиной на склоне холма и, уперев приклад пулемета в землю, выискивал первую жертву. Яга со вторым пулеметом устроилась рядом. Драконы начали снижаться. Войско Дракулы рвануло назад, чтобы не попасть под огонь своих. Загрохотал пулемет. Олег стрелял в центрального дракона. Первая очередь пришлась дракону в голову. Полетели брызги. Он замотал головой и тут же словил вторую очередь. Дракона начало мотать из стороны в сторону, а после третьего попадания он свалился в пике и рухнул в отступающие ряды вампиров.

— Убили? — прошептал я.

— Держи карман шире, — ответил Кощей.

В подтверждение его слов с грозным рычанием сбитый дракон поднял голову. Но падение «центрового» и точные выстрелы Олега заставили двух оставшихся драконов уйти в разворот без обстрела наших позиций.

— Кощей, что делать-то?! На втором заходе они нас точно накроют!!!

— Не ссы, Машка, в чашку! — обнадежил меня Кощей. — Я же тебе говорил, что мы не пальцем деланы. Успел, поганец!!! — Видя мой недоуменный взгляд, он подсказал: — Обернись!

Ну, я и обернулся… К настойчивому желанию посетить кусты присоединились икота и дрожь в коленях. На нас с тыла заходил четвертый дракон. Только «новичок» был гораздо крупнее «старожилов» и имел три головы.

— Олег, — закричал Кощей, — бросай пулемет и винтарем не дай Дракуле поднять башку. — Насмешливо посмотрев на меня, он пояснил: — Вот этот — наш! Это — Змей Горыныч!!! — А потом скомандовал: — Смертные, ноги в руки и к позиции Олега. Сейчас начнется хаос. Вы будете только мешать. Пулеметами постарайтесь достать оставшихся оборотней. По драконам не стреляйте. Если попадете в Горыныча, он вас спалит, к нехорошей маме. Чего встали? Выполнять!!!

Нас как ветром сдуло. До Олега мы долетели.

— Саня, — тоном умственно отсталого обратился ко мне Олег, — это, правда, Змей Горыныч?!

— Ты меня спрашиваешь?!! — взвизгнул я, устанавливая пулемет. — Забудь. Твоя цель — Дракула. Остальные, работаем по оборотням.

Пока мы храбро драпали, Кощей, Лихо, Дэв и Шурале врубились в ряды неприятеля. Хотя рядами это было сложно назвать. Баюн на большой скорости носился вдоль рядов противника, выцеливая раненых и зазевавшихся. Судя по всему, Горыныч произвел такой же эффект на вампиров, как и на нас. На «клапан прижало» всем. Наши, воспользовавшись всеобщей паникой, ложили чужих пачками!

Но самое интересное происходило со Змеем. Горыныч рванул к драконам с низкого старта. Подлетев на расстояние выстрела, Змей плюнул пламенем из левой и правой голов. Сбитый Олегом дракон сразу вспыхнул, а Змей ушел в вираж. Судя по всему, центральная голова отвечала у него за пилотирование, а крайние работали в качестве орудий. Горыныч взмыл высоко вверх, резко развернулся и свалился в пике, свалился целенаправленно. Драконы противника уже поняли, кто представляет для них главную опасность, но набрать нужной высоты не успели, чем и воспользовался наш «сокол». Набрав приличную скорость, Змей расправил крылья, перешел на бреющий полет и «выстрелил». Очередной «летающий аппарат» противника грохнулся на землю, объятый пламенем. Но третий из драконов Дракулы, воспользовавшись тем, что Горыныч был занят его собратом, развил нужную скорость и начал догонять Змея с тыла.

— Горыныыыыыч, — услышал я взволнованный крик Олега, — сзади!!!

Не знаю, услышал ли его Змей, но и с третьим противником он расправился красиво: удерживая приличную скорость, Змей всем видом показывал противнику, что просто пытается от него оторваться. Дракон купился на этот финт. В очередной раз выйдя на прямую, Змей выполнил фигуру высшего пилотажа, именуемую среди летчиков «кобра»: он расправил крылья, чем резко погасил скорость. Сила инерции подкинула его вверх, а хвост вынесла вперед. Сложилось впечатление, что Горыныч завис в воздухе. Противник Змея отреагировать не успел. Он пролетел под Горынычем и попал под его огонь. На этот раз Горыныч «стрельнул» из всех орудий. Дракон, по-моему, даже взорвался. После чего Змей развернулся и устремился вниз, переквалифицировавшись из «истребителя» в «штурмовика».

Сделав несколько виражей над позициями Дракулы, он пару раз пыхнул огнем, но, увидав, что свои близко, и опасаясь их зацепить, Змей приземлился на правом фланге. Его посадка еще сильнее напугала противника: вампиры и единственный уцелевший оборотень ломанулись к левому флангу, обнажая центр. Дракула никак не мог остановить свое войско, так как был очень занят. В его голову постоянно влетали пули, выпущенные Олегом, от которых он все время падал. Наш снайпер и в обычной-то жизни отличался «повышенной скорострельностью», а после снадобья Яги интервал между его выстрелами составлял доли секунды.

А на поле боя наши, воспользовавшись бегством основных сил, моментально прорвали центр и вышли к ставке Дракулы. Тот величественно вынул меч и тут же снова упал, словив пулю в лоб. Кощей обернулся к нам и гаркнул:

— Олег, заканчивай палить.

Следующий выстрел Олега ушел в голову последнего оборотня. А Дракула, поднявшись на ноги, сцепился с Кощеем. Ну, это Дракула так подумал. Как только он поднял меч, ему в лоб прилетела дубинка Лихо, замах у него затянулся. В тот же миг в ноги главному кровососу кувырком бросился Шурале. Два взмаха саблями, и Дракула начал заваливаться на бок. А Кощей вдогонку ударил его в голову плоской стороной клинка.

Все. Мы победили. От вампиров осталось одиннадцать… человек? голов? рыл? особей? А, черт с ними, одиннадцать штук. Они сгрудились в кучу, охраняемые Баюном и Дэвом.

— Сашок, иди сюда, — крикнул мне Кощей.

Обходя стороной сдавшихся вампиров, я подбежал к Кощею. Дракула, связанный арканом Шурале, уже пришел в себя и с ненавистью пялился на нас. Я пригляделся к нему: от персонажа Брэма Стокера в нем ничего не было. Маленький, плешивый, с тонким носом и непропорционально толстыми губами. Глазенки узкие и косые. Чем вызвано косоглазие — плохим здоровьем или ударом Кощея — я так и не понял.

— Ну, что, комар-переросток, — наклонился я к нему, — вот и встретились.

Дракула молчал.

— Кощей, он боль чувствует?

— Друг мой, ты его не пытать ли удумал? — удивился он.

— Нет, садизм не входит в список моих приоритетных грехов. Но пару раз ботинком по ребрам я бы ему навернул!

— Не трать силы. Тебе и так придется его добивать.

— Почему мне?

— Мы не подходим. То, что должен сделать ты, гарантированно его убьет, если это сделает нечисть. Для парализации необходим смертный.

— И ты решил предоставить эту честь мне?

— Почему нет?!

— То есть тебе он нужен живой?

— Правильно.

— А для чего?

— Я его усыплю и обратно в саркофаг засуну, — ответил Кощей.

— Он тебе для чего-то нужен? — сообразил я.

— На данный момент нет, а вот лет через триста-четыреста, может, и понадобится…

— А что будет через триста лет?

— Что нужно, то и будет, — отрезал Кощей, — не забивай голову. Вы до этого времени все равно не доживете…

— А если какой-нибудь Шнайдер его снова выкопает?

— Не выкопает. Я его в своем замке положу. Чтобы под надзором был.

— Ты, наверное, не ответишь, но не спросить не могу: а где у тебя замок?

— Известно где: за тридевять земель, в тридесятом царстве. Еще вопросы есть?

— Нет вопросов. Что нужно делать?

— Сейчас ты забьешь Дракуле в глазницу кол. Ты колья-то не потерял? Нет! Умница. Выжившие вампиры сгорят. Когда забьешь второй, мы переместимся обратно в наше подземелье. А оттуда Лихо вас выведет наверх. Готов? Ну давай, мститель.

Двумя быстрыми движениями я загнал Дракуле в глазницы колья.

Как и обещал Кощей, мы оказались в нашем подвале.

— А где Горыныч? — разочарованно поинтересовался Олег.

— Домой улетел, — ответил Лихо.

— Яга, — распорядился Кощей, — выдай нашим смертным антидот, а то они со своими часа три общаться не смогут.

Яга выдала нам по комочку какой-то растительной смеси и велела, тщательно разжевав, проглотить. Когда наши морды приобрели нормальное выражение (нас всех скрючило от вкуса антидота), движения и речь нечисти перестали быть черепашьими. Кощей с усмешкой поглядел на наши лица, а потом обратился к нам:

— Ну, что, братья по оружию? Пора прощаться. Я рад, что вы оказались достойными воинами. Не оскудела богатырями Мать-Земля. Из данной заварушки все вынесли определенную пользу: вы — редкий боевой опыт и обереги, которые еще спасут вам жизни, а мы убедились, что из жерновов «Валгаллы» выходят достойные спецы.

«Что-то подозрительно много Кощей знает и говорит про „Валгаллу“, Барона и Зимина», — мелькнула у меня мысль. Не к добру это…

— Давайте прощаться, — закончил Кощей.

— Мы больше нигде с вами не пересечемся? — грустно, как мне показалось, спросил Ильдар.

— В этой жизни, скорее всего, — нет, — ответил Шурале, — но когда попадешь на Страшный суд, можешь меня как адвоката привлечь. — Шурале расхохотался, и к его хохоту присоединилась вся нежить.

Нам было не смешно. Но особенно не смешно было Олегу. Он стоял, опустив голову, и слушал успокаивающую его Ягу:

— Олежка, ты чего раскис? — Яга взяла его лицо в ладони и заглянула ему в глаза. — То, что мужики не хотят с вами пересекаться, — это не значит, что я тоже не хочу. Мы же теперь как единое целое. Кровью и боем венчаны. Я в любой момент могу прийти к тебе, и ты всегда будешь под моим присмотром!

Услышав такое многообещающее заявление, Олег испуганно уставился на Ягу:

— В каком смысле?!

— Орел на твоей спине всегда подскажет мне, где ты, — прежним ласковым тоном отвечала Яга. — А его глаза, — тон Яги стал жестким и угрожающим, — всегда покажут — с кем! — Мы покатились от смеха. Лицо Олега стало таким, будто он хлебнул уксуса и ему тут же сообщили, что он стоит на ящике с динамитом, фитиль которого уже тлеет. — Поэтому, любый мой, — тон Яги снова стал ласковым, — блюди себя. На других баб не заглядывайся, ты уже нашел свое счастье. А ежели чего… — Она сделала многообещающую паузу и жестко взяла его за волосы. — Я тебе, кобелю шелудивому, слова волшебные скажу — стоять не будет!!! — добила она Олега.

— Вот это попадалово!!! — резюмировал Марся. — Олег, официально прошу у тебя прощения за зависть и нетактичное поведение!

— Ну, все всё сказали, давайте разбегаться.

Еще минут пять ушло на обнимание и взаимные комплименты. Когда Яга прощалась со мной, она взяла меня за правую руку и около минуты рассматривала голову Полоза.

— Капитан, Полоз теперь часть твоего организма. Он не просто оберег. Скоро ты в этом убедишься. И главное — теперь ты можешь надеть нательный Крест. Только перед этим положи Крест перед головой Полоза. Они должны договориться друг с другом.

— Кто? — не понял я.

— Языческий символ и Дух православия.

— А если не договорятся?

— Договорятся, — успокоила она меня, — у них одна цель — твоя защита. И Крест уже понял, что Полоз сегодня спас тебя. Спас в ситуации, в которой Крест был бессилен.

— Но от ада это меня не спасет?

— Только не говори, что рассчитывал на рай изначально?

— Я мало чего понял, но сделаю так, как ты сказала. Теперь давай прощаться.

— С тобой, капитан, прощаться бесполезно. До свидания, Полоз.

— Двинули, смертные, — скомандовал Лихо, стоя в коридоре.

Мы пошли за ним. Лихо повел нас по тому же пути, по которому мы пытались выбраться. Вскоре показался солнечный свет. Лихо первым выбрался на поверхность. Тут же раздалось:

— Движение на шесть часов. — Загрохотал крупнокалиберник Миколы, и Лихо унесло к стене.

Марся попытался выскочить следом, чтобы остановить парней, но я не позволил ему и закричал в гарнитуру:

— Это «первый»! Прекратить огонь!!!

Выстрелы смолкли.

— Сашко, ты где?! — поинтересовался Микола.

— Да тут мы. Внизу, — заорал Марся. — Вы только что нашего союзника расстреляли. Я сейчас руку подниму из проема, не шмальните.

Через минуту все уже радостно обнимались, приветствуя друг друга. Я подошел к неподвижно лежащему Лихо. Вся грудь у него была разорвана пулями.

— Лихо, ты живой? — Я осторожно потрепал его по плечу.

В тот же момент раны затянулись. Лихо открыл глаза и сел.

— Какая сволочь стреляла?!!! — подскочил он.

— Так, Лихо, успокойся. — Я придержал его. — Ты какой реакции от них ожидал?

— Нет, — он продолжал вырываться. — Кто эта падла?!!!

— Шо-о-о-о?!!! — взревел обиженный Микола. — Ты кого, нехристь немытая, падлой назвал?!!! Я тебя сейчас пополам порву…

Микола пошел в нашу сторону, по дороге снимая пулемет и разгрузку. Тот факт, что Лихо выжил после попадания из крупнокалиберника, Миколу, видимо, не смущал. Лихо вырвался из моего захвата. По ходу — будет драка…

— Лихо, друг мой, а ну марш вниз!!! — Возле выхода из подземелья сидел Баюн и щурился от солнца.

— Не лезь, хвостатый.

— Давай вниз, — не обратив внимания на оскорбление, повторил Баюн, — это приказ Кощея.

Лихо сплюнул и, тихо матерясь, пошел вниз.

— Удачи, капитан, — махнул хвостом Кот и исчез вслед за Одноглазым.

— Это что было?! — прошептал Микола.

— Микола, расслабься. Пошли, все расскажу. Может, мозги на место встанут.

Рассказали парням обо всех приключениях. Особенно подробно выспрашивал нас румын. Перекусили, чем осталось. Бойцы времени не теряли, осмотрели верхнюю часть замка и нашли америкосовкий склад с боеприпасами. Так что обратно мы пошли хоть и с пиндосовскими стволами, но патронов у нас было, как у дурака махорки.

А дальше… Дальше было возращение к Барону… доклад… отчеты… аресты… пытки… особисты… медики…

Докладами и отчетами все могло и завершиться. Но у Барона, что называется, «протекло». И «протекло», как на грех, «наверх». А там все, кто «любил» и «уважал» нашего генерала, с большим интересом ознакомились с нашими опусами. В опусах они поняли главное: задание «партии и правительства» — не выполнено! Румын фактически не осмотрел замок. Мы практически замок не уничтожили. Как такие «враги народа» могут служить в разведке?! Гнать их нужно поганой метлой. Но гнать не далеко, а до бруствера. Чтобы расстрелять в назидание другим. Но перед расстрелом выяснить: а не был ли срыв операции прямым указанием генерал-лейтенанта Ивлева?! Да, точно, был! Нужно только «Уральцев» как следует «расспросить».

На второй день следствия нас «расспрашивало» по три оперативника на одного «врага народа». Вдвоем, как показал день первый, не справлялись. В день первый восемь оперативников были отправлены в госпиталь с тяжкими телесными повреждениями. А не нужно было нам сообщать, что нам при любом раскладе «вышка». Что терять смертникам?!

А Барон делал все возможное, чтобы вытащить нас «с того света». И, кажется, вытащил…


предыдущая глава | Спецгруппа «Нечисть» | Эпилог