home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Командир нижегородцев C. Д. Безобразов (1801–1879)

Мы знаем, что отправленный на Кавказ за стихотворение «Смерть поэта» Михаил Юрьевич был определен в Нижегородский драгунский полк. Правда, служба его там была недолгой. Тем не менее нижегородцы всегда гордились тем, что в их рядах находился великий поэт и храбрый воин. И послужной список Лермонтова, как и любого офицера, причастность к нижегородцам не могла не украсить. Полк действительно был знаменит и славен, выделяясь среди других драгунских полков, которых было немало в российской армии, а переведенный в конце XVIII века на Кавказ, закрепил здесь свою славу победами в войнах с Персией и Турцией. В его рядах сражались такие замечательные воины, как Руфин Дорохов и будущий декабрист Александр Якубович, удивлявшие храбростью даже бывалых кавказцев. В полковых списках можно было найти имена декабриста Александра Одоевского и Льва Пушкина, брата поэта, а позднее – и внука Александра Сергеевича.

И командиры у этого полка были замечательные. Это герой Бородинской битвы Н. Н. Раевский и его сын, друг Пушкина. Это отец Нины Грибоедовой Александр Чавчавадзе. А в 1837 году нижегородцами командовал Сергей Дмитриевич Безобразов. На Кавказе Безобразов блистательными подвигами завоевал себе громкую известность. «Всегда в высокой белой папахе, на белом коне, – пишет историк 44-го Нижегородского драгунского полка В. А. Потто, – всегда впереди атакующей кавалерии, он увлекал своей отвагой линейных казаков, которые умели дать настоящую цену удали и храбрости». Назначенный командиром нижегородцев, Безобразов заботился не только о воинской выучке «нижних чинов», но об их внешнем облике и культурном уровне. И в крепко сплоченной боевой семье офицеров Нижегородского драгунского полка тон жизни задавал его командир.

У нас нет никаких сведений о том, как встретились и познакомились в 1837 году ссыльный офицер и командир полка. Надо полагать, встреча эта была дружеской, а установившиеся отношения – самыми теплыми. Об этом говорит пятигорское лето 1841 года, когда Лермонтов и Безобразов увиделись вновь. Сергей Дмитриевич прибыл в Пятигорск, запоздав к началу сезона. Его задержали военные действия, во время которых полковник Безобразов, заменив раненого князя Голицына, командовал кавалерией. Опоздание свое он компенсировал особо усердным лечением – 3 июля приобрел сразу 40 билетов на ванны. Скорей всего, тогда же, в начале июля, произошла и его встреча с Лермонтовым. Не исключено, что их мог свести служивший ранее в Нижегородском полку и часто общавшийся с Лермонтовым Лев Пушкин. Сергей Дмитриевич сошелся с кружком военной молодежи, окружавшей Лермонтова. Разница в чинах и возрасте не помешала ему сблизиться с поэтом.

Но общение было недолгим. 7 июля Лермонтов выехал в Железноводск, чтобы продолжить там лечение, и после этого бывал в Пятигорске наездами. А потом были дуэль и похороны поэта, на которых полковник Безобразов представлял свой полк. Вместе с представителями других воинских частей, в которых служил Лермонтов, он нес на своих плечах гроб с телом погибшего к месту последнего упокоения. Тем самым он вписал свое имя в биографию поэта и потому интересен не только историкам Кавказской войны, но и всем, кто дорожит именем Лермонтова.

Наш интерес вызывает не только участие в похоронах поэта, но и судьба полковника, который тоже оказался на Кавказе как изгнанник. Свою военную службу Безобразов начал рано и блестяще и очень скоро сделался адъютантом цесаревича Константина Павловича. Служа в Варшаве, Безобразов по своему уму, образованности и светскому лоску занял видное место в блестящем варшавском обществе. После смерти Константина Павловича Николай I назначил Безобразова своим флигель-адъютантом. При дворе тот встретил фрейлину императрицы – красавицу-княжну Любовь Александровну Хилкову и влюбился в нее. Княжна Хилкова была сиротой, которую Николай I взял под свое покровительство. По его желанию свадьба была отпразднована по-царски. Венчание состоялось в дворцовой церкви. Но очень скоро молодые расстались. Семейная драма Безобразова наделала много шуму и долгое время была предметом толков в великосветских кругах. Говорили, что молодожен застал в спальне жены самого Николая и дал ему пощечину. Этот случай послужил материалом для повести Л. Н. Толстого «Отец Сергий».

За свою дерзость Безобразов, как говорили, и был отправлен на Кавказ. Случай, конечно, небывалый в российской истории. Можно себе представить, какое отношение мог иметь Николай к такому человеку! И, тем не менее, проявленные на Кавказе доблесть и высокое воинское умение принесли Безобразову многочисленные награды, повышение в чине и, в конце концов, право командовать славным полком.

В заключение – несколько слов о дальнейшей судьбе полковника. В 1842 году он, уже в чине генерал-майора, был назначен начальником правого фланга Кавказской линии. Безобразов переехал в Ставрополь, где его ждала жена, – примирение с ней произошло после десяти лет размолвки. В Ставрополе они прожили пять лет. В 1868 году Безобразов отмечал 50-летие своего офицерства. Император Александр II навечно зачислил доблестного воина в Нижегородский драгунский полк с правом ношения его мундира, с которым тот не расставался до конца жизни.

В своей душе Сергей Дмитриевич хранил память о замечательном поэте, с которым свела его судьба. В 1844 году он вновь посетил Пятигорск и снял квартиру… в том самом скромном домике, где бывал в гостях у Лермонтова незадолго до его гибели. Этот факт установлен документально – благодаря записи в памятной тетради домохозяина В. И. Чилаева.


Брат фельдмаршала B. И. Барятинский (1817–1875) | Тайна гибели Лермонтова. Все версии | Зловещая тень фамилии А. П. Бенкендорф (1820–1852)