home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


46

Угон Boeing-707 авиакомпании Air India

«Наша группа численностью в 40 человек была укомплектована самыми первоклассными “шакалами”, — рассказывал Джек. — Общий сбор назначили в южноафриканском городе Дурбане, куда мы прибыли под видом членов Ancient Order of Froth Blowers, — такая у нас была легенда. Это, как ты знаешь, благотворительное общество любителей поиграть в регби и завсегдатаев пивных, собирающих деньги для детских больниц. Так вот, мы сделали вид, что везем детишкам, живущим на Сейшельских островах, рождественские подарки, — они там в основном католики.

Вообще-то план был очень незатейливый. В Дурбане нам предстояло разбиться на небольшие группы и переправиться в Свазиленд, там опять собраться и вместе лететь рейсом Royal Swazi в Викторию, столицу страны, находившуюся на острове Маэ, а оттуда уж разъехаться по отелям. Потом мы должны были встретиться с передовой группой, в состав которой входили несколько самым тщательным образом отобранных женщин, — они собирали и просеивали наиболее важную информацию, полученную от местных шишек.

Оружие и экипировка уже были спрятаны в тайнике на острове, поэтому мы не боялись, что в Свазиленде или на Маэ нас прихватит таможня. Для нас это было очень важно. Нам сообщили, что на Сейшелах есть какое-то движение, объединяющее преимущественно местных полицейских, члены которого в случае чего готовы вызволить нас из неприятностей и помочь в качестве проводников. Но в самом заговоре они не участвовали — вся стрельба была возложена на нас.

Реальную опасность представлял лишь танзанийский военный контингент, приглашенный в страну самим Рене и разместившийся в казармах как раз недалеко от аэропорта. По своему родезийскому опыту я знал, что эти серьезные, сильные, упорные и стойкие бойцы — реальная угроза для нас, особенно потому, что численный перевес был один к пяти-шести не в нашу пользу.

В условленный день, вернее, ранним утром четверо наших должны были пробраться в казарму танзанийцев и, пока те не спохватились, перестрелять основную массу солдат из пулеметов. Это послужило бы сигналом к общему выступлению. Мы должны были двумя группами одновременно захватить местную радиостанцию и президентский дворец и пустить в эфир заранее записанное на пленку обращение бывшего президента Менкама, в котором он объявит о своем возвращении к власти, а потом попросит граждан не покидать своих домов и соблюдать спокойствие.

Между тем в Кении на аэродроме недалеко от Найроби находился готовый к вылету самолет с кенийскими десантниками. После выхода в эфир радиообращения Менкама они должен были вылететь на Сейшелы, чтобы появиться там с рассветом и придать всему делу “африканское лицо” — взять на себя всю вину за жертвы. Пусть все считают, будто переворот — это дело рук самих африканцев. А мы же до прибытия прессы должны были тихо погрузиться на коммерческие рейсы и следовать обратно в ЮАР.

Однако операция окончилась провалом, так толком и не начавшись. Команде “шакалов” не удалось даже подобраться к президентскому дворцу. Тщательно разработанный план дал трещину еще в аэропорту на острове Маэ, когда охранник заметил у одного из членов нашей группы в багаже автомат. Как такое могло случиться? А очень просто: в последний момент перед вылетом некоторым “шакалам” приказали взять с собой оружие. Почему этот парень так беспечно сунул автомат в свою сумку, так и осталось вопросом, над которым еще долгие годы ломали голову организаторы операции».

Но факт оставался фактом: группу раскрыли. Началась ужасающая стрельба. Джек говорил, что это был один из тех редких моментов, когда он всерьез опасался за свою жизнь, почти не рассчитывая вывернуться из переделки. Вот тут-то мой приятель и призадумался.

«Нашу группу окружили прямо там, в аэропорту. А у нас было всего ничего боеприпасов — лишь несколько магазинов, что сумели передать нам ожидавшие нас сообщники из местных, да еще пару удалось захватить у охранников аэропорта. Правда, мы пополнили свой арсенал за счет оружия войск охраны, которые устремились к своим баракам на другом конце аэропорта. Кучка наших было кинулась в казарму танзанийцев, но атака захлебнулась. Стрельба не прекращалась всю ночь. Дело было гиблое, в бой ввязывалось все больше танзанийцев, и мы поняли, что это полный провал».

Один из бойцов группы, оказавшись на диспетчерской вышке аэропорта, услышал, как индийский коммерческий авиалайнер запрашивает разрешение на посадку. Штурман также интересовался, почему на взлетно-посадочной полосе не горят огни. Наемники моментально сориентировались, включили подсветку полосы и дали лайнеру разрешение на посадку, объясняя, что огни не горели «из-за технической неполадки, которую удалось устранить».

«Потом начались переговоры по телефону с представителями сейшельских властей. Они были согласны прекратить огонь, если мы загрузимся в самолет и покинем остров. Большинство из нас склонялось к этому решению, тем более что до рассвета оставалось не более часа и кто-то слышал, что на Сейшелы уже прибыли или направляются к островам военные корабли русских. Лично я не видел другого выхода из сложившегося положения.

Итак, решение было принято. Пока дозаправляли наш Boeing- 707, мы перенесли всю амуницию и тело одного из бойцов, убитого в самом начале операции, в грузовой отсек. Некоторые решили тоже там остаться, чтобы не торчать живыми мишенями в иллюминаторах, а остальные все же направились в салон. Когда мы взлетали, выскочившие из укрытия танзанийцы и бойцы охраны аэропорта открыли шквальный огонь, отчаянно пытаясь сбить наш самолет.

Как прощальный привет с Сейшел, воздушное пространство аэропорта прорезали очереди трассирующих пуль. Мы взяли курс на Дурбан. Когда посчитали потери, оказалось, что один убит, а семеро пропали, возможно, схвачены сейшельскими военными и брошены в тюрьму — среди них, кстати, была и одна женщина, наша сообщница.

Когда индийский самолет приземлился в Дурбане, его немедленно окружили бойцы сил безопасности ЮАР. Потом нашим удалось связаться с властями по радио, и командир сил безопасности выяснил, что самолет был угнан его «коллегами». Джек и остальные тут же сдались и были отправлены в тюрьму, но очень скоро их тайно выпустили.

Сейшельское правительство арестовало тех семерых заговорщиков, среди которых была и женщина. Ее вскоре отпустили, зато четверо остальных были приговорены к смертной казни, а двое — к заключению сроком на 10 и 20 лет. Однако правительство ЮАР тут же вступило в переговоры об освобождении арестованных, и в конце концов правительство Республики Сейшельские Острова согласилось выпустить всех шестерых арестантов, за что Претория выложила три миллиона долларов — по 500 тысяч за каждого.

Хотя военная операция на Сейшельских островах окончилась бесславным провалом, корпоратократии она принесла несомненную пользу. Несмотря на то что СМИ широко освещали и угон самолета, и перипетии судебного разбирательства, неприглядная роль США и Великобритании так и осталась за кадром, в том числе и потому, что огонь критики приняла на себя ЮАР. Президент Республики Сейшельские Острова Рене, убедившись в серьезности намерений тех, кто стремился его остановить, стал гораздо покладистее и смягчил свою позицию в связи с ситуацией на острове Диего-Гарсия, а также свое отношение к Вашингтону, Лондону и Претории.

Еще почти 30 лет он оставался у власти, пока в 2004 году Джеймс Мишель, когда-то бывший при нем вице-президентом, не победил на выборах и не занял этот пост на следующие пять лет. Американская авиабаза на острове Диего-Гарсия существует и по сей день, выполняя для США важную роль опорного пункта в Африке, Азии и на Ближнем Востоке.

А в среде «шакалов» с тех пор бытует новая шутка: они говорят, что теперь точно знают, сколько стоит каждый из них, — почти в тысячу раз больше, чем житель острова Диего-Гарсия.


45 Принято решение убить президента | Тайная история американской империи: экономические убийцы и правда о глобальной коррупции | 47 Казнь защитника окружающей среды